Пят­ни­ца про­тив Ро­бин­зо­на

Мой муж очень лю­бит ак­тив­ный от­дых М и все пы­та­ет­ся при­учить Ми к нему ме­ня...

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Т аню­ша, аню­ша мне тут при­шла в го­ло­ву ве­ли­ко­леп­ная идея… Лю­би­мый меч­та­тель­но за­ка­тил гла­за и с на­деж­дой воз­зрил­ся на ме­ня. Серд­це ек­ну­ло и нерв­но за­би­лось, как птич­ка в клет­ке. Неве­ро­ят­ным уси­ли­ем во­ли я со­хра­ни­ла невоз­му­ти­мое вы­ра­же­ние ли­ца и да­же смог­ла рас­тя­нуть гу­бы в улыб­ке. Мой Ан­дрю­ша все­гда был по­лон эн­ту­зи­аз­ма и лу­чил­ся энер­ги­ей, слов­но атом­ный ре­ак­тор. Бе­да толь­ко, что все его пла­ны кон­крет­но по­па­хи­ва­ли ад­ре­на­ли­ном. То лю­би­мый уве­рял, что един­ствен­ный смысл в жиз­ни че­ло­ве­ка — прыг­нуть с па­ра­шю­том, и кто это­го не сде­лал, ро­дил­ся мерт- вым. Ма­ло то­го, я как его вер­ная подруга и, не по­бо­юсь это­го сло­ва, же­на про­сто-та­ки обя­за­на бы­ла раз­де­лить с ним по­лет и вос­торг па­де­ния! И я то­гда ед­ва умом не дви­ну­лась, от­ста­и­вая свое пра­во остать­ся на зем­ле. И чуть не по­се­де­ла, бе­гая по по­лю и на­блю­дая, как он ви­сит под ку­по­лом. По­том му­жа по­се­ти­ла изу­ми­тель-

ная фан­та­зия за­нять­ся раф­тин­гом. По­сколь­ку речь о вы­со­те не шла, я не пред­став­ля­ла се­бе все­го раз­ма­ха ме­ро­при­я­тия и на­ив­но со­гла­си­лась. Ка­за­лось бы, что опас­но­го мо­жет быть в спус­ке по ре­ке? Вот толь­ко ре­ка, по ко­то­рой мы сплав­ля­лись, бы­ла гор­ной, ле­дя­ной и изоби­ло­ва­ла по­ро­га­ми. А на­шим ко­раб­лем ока­за­лось ут­лая ре­зи­но­вая лод­чон­ка на шесть че­ло­век. Нам вы­да­ли по ве­с­лу, за­ста­ви­ли на­деть за­щит­ные шле­мы и дол­го рас­ска­зы­ва­ли о тех­ни­ке без­опас­но­сти… В об­щем, от это­го ме­ро­при­я­тия у ме­ня оста­лось два яр­ких вос­по­ми­на­ния — как я всю до­ро­гу, дер­жась за бор­та, кри­чу бла­гим ма­том, а об­жи­га­ю­ще хо­лод­ная вода за­ли­ва­ет мне ли­цо и рот (хо­ро­шо хоть, что не за­хлеб­ну­лась!). И как ме­ня, охрип­шую, всей груп­пой вы­во­ла­ки­ва­ли из лодки, за ко­то­рую я неисто­во цеп­ля­лась да­же то­гда, ко­гда мы при­ста­ли к бе­ре­гу. Ка­жет­ся, я по­те­ря­ла свое вес­ло и со­вер­шен­но точ­но — чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. Си­ня­ки на ко­лен­ках, стер­тые ла­до­ни и но­ю­щую от уши­бов пя­тую точ­ку не счи­таю — выжила, и мо­ло­дец! А жи­во­пис­ные ме­ста, при­чуд­ли­вые из­ги­бы гра­нит­ных скал, ти­хие за­во­ди неимо­вер­ной кра­со­ты, чу­де­са фло­ры и фа­у­ны, ми­мо ко­то­рых мы про­но­си­лись, по­лу­чи­лось рас­смот­реть на фо­то­гра­фи­ях, в спо­кой­ной об­ста­нов­ке — до­ма... Де­ло не в том, что я тру­си­ха. Хо­тя, при­знать­ся чест­но, на све­те боль­ше ве­щей, ко­то­рые вы­зы­ва­ют у ме­ня ужас или от­вра­ще­ние, чем тех, что уми­ля­ют. На­при­мер, ба­боч­ки. Вроде бы что та­ко­го кош­мар­но­го мо­жет быть в этих ми­лых со­зда­ни­ях? Но… вы ви­де­ли ноч­ных ба­бо­чек? Раз­ве нор­маль­ные ба­боч­ки бу­дут ле­тать по но­чам? Вы ви­де­ли этих от­вра­ти­тель­ных мох­на­тых мон­стров, сле­та­ю­щих­ся ото­всю­ду на свет лам­пы?! На­вер­ня­ка они кро­во­пий­цы, как ле­ту­чие мы­ши, а при све­те им го­раз­до удоб­нее вы­смат­ри­вать сво­их бу­ду­щих жертв… Кро­ме то­го, для ме­ня очень ва­жен ком­форт. Жиз­нен­но необ­хо­дим, мож­но ска­зать. Я во­все не ки­сей­ная ба­рыш­ня, од­на­ко, раз уж мы ци­ви­ли­зо­ван­ные лю­ди, зна­чит, про­сто обя­за­ны поль­зо­вать­ся бла­га­ми ци­ви­ли­за­ции — го­ря­чей во­дой, Ин­тер­не­том, хо­ло­диль­ни­ком и до­став­кой пиц­цы… — Дав­но мы с то­бой не от­ды­ха­ли, — про­дол­жил свою мысль Ан­дрей. — Я на­шел чуд­ное жи­во­пис­ное ме­стеч­ко в ле­су, вда­ли, как го­во­рит­ся, от шу­ма го­род­ско­го… Аро­мат опас­но­сти тут же по­вис в воз­ду­хе, за­ста­вив ме­ня нерв­но сглот­нуть. — Но я во­все не уста­ла, — по­пы­та­лась из­бе­жать на­дви­га­ю­щей­ся ка­та­стро­фы, но лю­би­мый, от­дав­шись во власть оче­ред­но­го про­жек­та, был неумо­лим. — Та­нюш, ты толь­ко пред­ставь, мы с то­бой на­сла­жда­ем­ся друг дру­гом в пер­во­здан­ной глу­ши, а во­круг ни­ко­го… — Ага, — я от­чет­ли­во пред­ста­ви­ла, как в лес­ной ча­що­бе мой хлад­ный труп до­еда­ет мед­ведь, а стая вол­ков жад­ны­ми гла­за­ми про­во­жа­ет каж­дый ку­сок. — А до­ма, зна­чит, мы не мо­жем на­сла­ждать­ся друг дру­гом, до­ма мы стес­ня­ем­ся? — Те­бе по­нра­вит­ся, — уве­рил муж, ни­как не от­ре­а­ги­ро­вав на иро­нию. — Мы с то­бой, как Ро­бин­зон и Пят­ни­ца на необи­та­е­мом ост­ро­ве, бу­дем ра­до­вать­ся про­стым и есте­ствен­ным ве­щам. До­бы­вать пи­щу, раз­во­дить ко­стер… — А душ? — не вы­дер­жа­ла я. — За­чем те­бе душ на при­ро­де? — Ну да, ко­неч­но, ка­кая раз­ни­ца, где не мыть­ся, — ехид­но за­яви­ла я, — до­ма или на при­ро­де... (Ан­дрей, как все муж­чи­ны, весь­ма непри­хот­лив в во­про­сах ги­ги­е­ны). В тот ве­чер мы чуть не раз­ве­лись, пла­ни­руя от­дых. Все-та­ки лю­би­мый по­шел на уступ­ки. Со­шлись на том, что жить бу­дем не в па­лат­ке, а сни­мем до­мик с удоб­ства­ми. Это ме­ня немно­го успо­ко­и­ло. Все-та­ки от мед­ве­дей с вол­ка­ми мож­но бу­дет спря­тать­ся в до­ме, а дверь за­бар­ри­ка­ди­ро­вать… Но ко­гда мы при­бы­ли на ме­сто, я за­би­лась в ис­те­ри­ке. До­мик ока­зал­ся раз­ва­лю­хой с по­ко­сив­шей­ся кры­шей, а обе­щан­ные «удоб­ства» кра­со­ва­лись ря­дом — от­дель­ным ха­рак­тер­но пах­ну­щим стро­е­ни­ем. Что ка­са­ет­ся ду­ша, он то­же при­сут­ство­вал — в ви­де ру­ко­мой­ни­ка, при­кру­чен­но­го к тор­ча­щей из зем­ли де­ре­вяш­ки. А во­круг — непро­лаз­ная ча­ща. Од­на­ко де­вать­ся бы­ло уже неку­да, при­ш­лось на­чать от­дых. Ме­ня под­ко­сил пер­вый же по­ход в туа­лет. Ста­ра­ясь не ды­шать, я все же кое-как при­стро­и­лась и рас­сла­би­лась. И все бы­ло хо­ро­шо, по­ка не под­ня­ла гла­за. Внут­ри, под по­тол­ком, ви­се­ло огром­ное оси­ное гнез­до! Ви­ди­мо, мой ди­кий крик по­тре­во­жил на­се­ко­мых, в от­вер­сти­ях сот по­ка­за­лось несколь­ко ос. Я изо всех сил при­тво­ри­лась туч­кой и, как бы­ла, вы­ле­те­ла из туа­ле­та, од­на­ко за­пу­та­лась в спу­щен­ных шта­нах и грох­ну­лась на зем­лю. В этой неле­пой по­зе ме­ня и за­сту­кал муж, при­бе­жав­ший ме­ня спа­сать с то­по­ром на­пе­ре­вес. И не­смот­ря на то что оси­ное гнез­до Ан­дрей осторожно снял и уни­что­жил, я все рав­но ре­ши­ла схо­дить в ку­сти­ки. И опять за­са­да... Сто­и­ло мне там при­стро­ить­ся, как сза­ди раз­дал­ся гром­кий шо­рох и пых­те­ние. «Это мед­ведь», — по­ня­ла я, ис­пу­сти­ла пред­смерт­ный вопль и да­ла де­ру. Я ры­да­ла и ика­ла от стра­ха, по­ка му­же­нек с гроз­ным ви­дом про­че­сы­вал зло­по­луч­ные ку­сты. — Та­нюш­ка, по­гля­ди-ка на сво­е­го страш­но­го мон­стра, — вско­ре рас­хо­хо­тал­ся Ан­дрей, вы­би­ра­ясь на­ко­нец из гу­стых за­ро­с­лей. На его ла­до­нях си­дел ма­лень­кий ежик, до­вер­чи­во по­смат­ри­вая на ме­ня чер­ны­ми бу­син­ка­ми глаз. К сча­стью, боль­ше ни­че­го страш­но­го за вре­мя на­ше­го от­ды­ха не слу­чи­лось. И, как ни стран­но, мне да­же понравилось. А с ежи­ком я не смог­ла рас­стать­ся. Прош­ка жи­вет у нас до­ма, обо­жа­ет теп­лое мо­ло­ко и коп­че­ную кол­ба­су, а но­чью шур­шит по уг­лам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.