ПО­ЧТИ КА К У ШЕКС­ПИ­РА

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cо­дер­жа­ние -

Од­на­ж­ды я воз­вра­ща­ласьсь до­мой, как все­гда, на­гру­жен­ная тя­же­лы­ми сум­ка­ми с про­дук­та­ми. Вот она, горь­кая жен­ская до­ля! По­ка су­пруг смот­рит фут­бол, от ко­то­ро­го ото­рвать­ся, есте­ствен­но, ни­как не мо­жет, я долж­на со­тво­рить вкус­ный ужин. А из че­го, спра­ши­ва­ет­ся? Еда са­ма в хо­ло­диль­ник не при­бе­жит. Вот и при­хо­дит­ся каж­дый день ощу­щать се­бя вьюч­ным жи­вот­ным. И ведь не од­на я та­кая! Ку­да ни глянь — вез­де жен­щи­ны с тор­ба­ми раз­ме­ром с че­мо­дан. Не­сут, бе­до­ла­ги, что­бы на­кор­мить бла­го­вер­ных... С та­ки­ми вот неве­се­лы­ми мыс­ля­ми я дви­га­лась в сто­ро­ну до­ма. Ино­гда оста­нав­ли­ва­лась воз­ле ска­ме­ек, ста­ви­ла сум­ки, да­вая от­дох­нуть за­тек­шим ру­кам. И вдруг, ко­гда в оче­ред­ной раз ре­ши­ла пе­ре­дох­нуть, как из-под зем­ли пе­ре­до мной воз­ник тол­стень­кий че­ло­ве­чек неболь­шо­го ро­сточ­ка. Пря­мо ко­ло­бок на ко­ро­тень­ких нож­ках! — Про­сти­те ве­ли­ко­душ­но, — про­пел он сла­ща­вым го­лос­ком. — Не по­ду­май­те, бо­га ра­ди, ни­че­го пло­хо­го... Вот это да! Од­на­ко дав­нень­ко ко мне на ули­цах му­жи­ки не при­ста­ва­ли! Но этот ка­кой-то се­рый, плю­га­вень­кий. Не в мо­ем вку­се. — Яи не ду­маю, — я сме­ри­ла его уни­что­жа­ю­щим взгля­дом. — Что нуж­но? — Ой, да­же не знаю, как ска­зать, — за­юлил Ко­ло­бок. — Вам фан­та­сти­че­ски по­вез­ло! Ва­ша фак­ту­ра... — Ка­кая фак­ту­ра? Вы кто во­об­ще та­кой? — по­пы­та­лась вне­сти яс­ность. — Я ре­жис­сер! — гор­до воз­ве­стил Ко­ло­бок. — На дан­ном эта­пе ра­бо­таю над съем­ка­ми ре­клам­но­го ро­ли­ка. Это бу­дет про­рыв! Вы иде­аль­но под­хо­ди­те на роль глав­но­го дей­ству­ю­ще­го ли­ца. Толь­ко не от­ка­зы­вай­тесь сра­зу! Вот пред­ставь­те се­бе на ми­нут­ку: кух­ня… бе­ло­снеж­ные шкаф­чи­ки… и вы на этом фоне! — он под­пры­ги­вал на ме­сте и смеш­но взма­хи­вал ру­чон­ка­ми. Тем­пе­ра­мент­ный од­на­ко.

Ро­стом вот толь­ко не вы­шел. Что он там го­во­рил про кух­ню? До бо­ли зна­ко­мый фон. Я на этом фоне каж­дый день са­ма со­бой лю­бу­юсь. Но ре­жис­сер — это что-то но­вень­кое. Неуже­ли те­перь так на ули­це зна­ко­мят­ся? Эх, от­ста­ла я от жиз­ни. Рань­ше «ко­то­рый час?» спра­ши­ва­ли, а те­перь, зна­чит, ре­клам­ный ро­лик пред­ла­га­ют. — Я что, по­хо­жа на ки­но­звез­ду? Кста­ти, вы за­бы­ли об­ру­чаль­ное коль­цо снять. — Ка­кое еще коль­цо? При чем здесь коль­цо? — за­су­е­тил­ся он. — Ах, ми­лоч­ка, вы ме­ня непра­виль­но по­ня­ли! Вот моя ви­зит­ка. Мне нуж­на обыч­ная жен­щи­на, ка­ких мил­ли­о­ны, а не звез­да. От звезд од­на го­лов­ная боль. А вам зри­тель­ни­цы по­ве­рят, по­то­му что вы — од­на из них. Н-да. Не­при­ят­но со­зна­вать, что ты та­кая же, как все. Я-то счи­та­ла се­бя как ми­ни­мум осо­бен­ной! Ли­чи­ко сим­па­тич­ное, да и фи­гур­ка не под­ка­ча­ла. Будь я по­мо­ло­же, оби­де­лась бы. А так… Вдруг и прав­да ре­жис­сер? — Лад­но, — я по­кру­ти­ла ви­зит­ку в ру­ках. — По­ду­маю и, воз­мож­но, пе­ре­зво­ню. Но не обе­щаю. — По­ду­май­те! Вы не по­жа­ле­е­те. При­хо­ди­те зав­тра к 11:00 на проб­ные съем­ки. И на­счет де­нег по­го­во­рим. День­ги? Вот это уже ин­те­рес­но. До­пол­ни­тель­ный за­ра­бо­ток мне не по­ме­ша­ет, дав­но по­ра кос­ме­тич­ку об­но­вить. А по­ста­рать­ся — это я мо­гу. Ес­ли, ко­неч­но, он не име­ет в ви­ду по­стель. Тут я толь­ко с му­жем ста­ра­юсь. Прав­да, по­сле де­ся­ти лет се­мей­но­го ста­жа этот про­цесс боль­ше на­по­ми­на­ет тру­до­вую по­вин­ность, но луч­ше уж так, чем ни­как. Я за­су­ну­ла ви­зит­ку в сум­ку и, еще раз по­обе­щав по­ду­мать, по­шла до­мой. Кста­ти, мог бы, меж­ду про­чим, сум­ки до­не­сти, ре­жис­сер несчаст­ный! До­ма ме­ня жда­ла обыч­ная кар­ти­на. Су­пруг, на се­кун­ду ото­рвав­шись от экра­на, со­об­щил, что он го­лод­ный как зверь и с нетер­пе­ни­ем ждет ужи­на. По­до­ждет, ку­да де­нет­ся.... Я разо­бра­ла сум­ки и ста­ла чи­стить, ре­зать и ва­рить. Ми­нут че­рез два­дцать по квар­ти­ре по­полз­ли вкус­ные за­па­хи, и муж ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся на кухне. — На­ши про­иг­ра­ли, — груст­но ска­зал он, как буд­то мне это ин­те­рес­но. Я на­кры­ла стол и ста­ла на­блю­дать, с ка­ким удо­воль­стви­ем муж ло­па­ет. — Че­го са­ма-то не ешь? — спро­сил он. — Ко­ля, — том­но про­из­нес­ла я, во­дя вил­кой по ска­тер­ти, — мне пред­ло­жи­ли сни­мать­ся в ре­клам­ном ро­ли­ке. Муж по­перх­нул­ся и за­каш­лял­ся. — Те­бе?! Мать, да ты с ума со­шла! Ка­кой ду­рак мог та­кое пред­ло­жить? — А что та­кое? Меж­ду про­чим, ко мне до сих пор му­жи­ки на ули­цах при­ста­ют! — воз­му­ти­лась я. — Нет, ну ты толь­ко пред­ставь се­бя по те­ли­ку! — ве­се­лил­ся муж. — Это же цирк во­об­ще! Об­хо­хо­чешь­ся! Ах, зна­чит, так? Смеш­но ему? Хо­ро­шо же… Раз так, по­смот­рим, кто из нас бу­дет сме­ять­ся по­след­ним! На сле­ду­ю­щее утро я сто­я­ла у па­ви­льо­на сту­дии. Сна­ча­ла по­кор­но жда­ла, по­том разо­зли­лась, ну а к две­на­дца­ти — во­об­ще озве­ре­ла. Тут как раз со­из­во­лил-та­ки явить­ся ре­жис­сер. — Ми­лоч­ка, ка­кое сча­стье! — возо­пил он. — Сей­час же нач­нем сни­мать! Од­ну се­кун­доч­ку... Где опе­ра­тор? Свет туск­лый! Кто со­би­рал де­ко­ра­ции? Пе­ре­де­лать! Се­кун­доч­ка рас­тя­ну­лась до обе­да. То ни­как не мог­ли най­ти опе­ра­то­ра, то пе­ре­стра­и­ва­ли кух­ню, на фоне ко­то­рой я долж­на бы­ла сни­мать­ся, то ис­ка­ли по­су­ду... Нер­вы не вы­дер­жи­ва­ли. Ка­ко­го чер­та тра­чу вре­мя неиз­вест­но на что?! Но мол­ча­ла, па­мя­туя о день­гах. Ча­сам к че­ты­рем яви­лась гри­мер­ша. Заста­ви­ла умыть­ся, на­ло­жи­ла на ли­цо ки­ло­грамм ка­кой-то га­до­сти. Ощу­ще­ние не из при­ят­ных, слов­но ли­цо не твое. Ко­лоб­ку не по­нра­ви­лось, при­ш­лось де­лать за­но­во. Я сце­пи­ла зу­бы, ста­ра­ясь не взо­рвать­ся. В об­щем, на фоне пре­сло­ву­той кух­ни по­яви­лась толь­ко к ше­сти ча­сам, при­чем уже по­ряд­ком на взво­де. — Ми­лоч­ка, мы ре­кла­ми­ру­ем уни­каль­ней­шее сред­ство для мы­тья по- су­ды. Очи­ща­ет все до блес­ка. Толь­ко гло­баль­но! — он по­тряс ру­ка­ми над го­ло­вой. — По­чти как у Шекс­пи­ра! Быть или не быть?! Быть чи­стой по­су­де и по­кою в се­мье? Или не быть вы­мы­тым та­рел­кам? И то­гда муж с же­ной пе­ре­ссо­рят­ся... — Из-за та­ре­лок? — уди­ви­лась я. — Да ка­кая раз­ни­ца! — крик­нул Ко­ло­бок. — Здесь суть важ­на! Бе­ре­те та­рел­ку в ру­ки и иг­ра­е­те! Зри­тель дол­жен по­чув­ство­вать: ре­ша­ет­ся судь­ба се­мьи! Сей­час мо­жет воз­ро­дить­ся мир или, на­обо­рот, все раз­ру­шит­ся! Насто­я­щая дра­ма! Я по­слуш­но кив­ну­ла и при­ня­лась хму­рить­ся и мор­щить лоб. — Нет! — вскри­чал ре­жис­сер. — Не то, не то! Ве­се­лее, не на по­хо­ро­нах! Сам же про­сил дра­му, вот дра­му и де­лаю! Я вздох­ну­ла и на­тя­ну­ла на ли­цо ши­ро­чен­ную улыб­ку. — Не ве­рю!!! Пе­ре­иг­ры­ва­е­те! Ну, та­ре­лоч­ку взя­ла и по­шла, плав­нень­ко… Един­ствен­ное же­ла­ние, ко­то­рое я ис­пы­ты­ва­ла в тот мо­мент, — схва­тить Ко­лоб­ка за шею и сжать по­силь­нее. До­стал! Не­лег­кая ра­бо­та, ока­зы­ва­ет­ся, у ар­ти­стов. Еще ты­ся­чу раз кор­чи­ла из се­бя пе­чаль­ную, ве­се­лую, доб­рую, злую, сму­щен­ную, за­ня­тую. Но ре­жис­се­ру все не нра­ви­лось. Он сам­то зна­ет, че­го хо­чет? Ско­ро де­вять ве­че­ра, муж дав­но до­ма... Го­лод­ный! И ко­гда я в оче­ред­ной раз пы­та­лась изоб­ра­зить шекс­пи­ров­ские стра­да­ния с та­рел­кой, кто-то спро­сил: — А ко­гда мы день­ги по­лу­чим? — Ка­кие день­ги?! — воз­му­тил­ся ре­жис­сер. — Вы еще и на ко­пей­ку не на­ра­бо­та­ли! Без­дель­ни­ки! Толь­ко о ма­те­ри­аль­ном и ду­ма­е­те! Стыд­но! Что?! Не на­ра­бо­та­ли?! Це­лый день тут на­изнан­ку вы­во­ра­чи­ва­юсь, и мне же еще долж­но быть стыд­но?! — Шекс­пир?! — рявк­ну­ла во всю глот­ку. — Быть или не быть?! Я вам устрою! Мой ва­ри­ант — бить или не бить! — с эти­ми сло­ва­ми раз­мах­ну­лась и ша­рах­ну­ла та­рел­кой об пол... В на­сту­пив­шей ти­шине раз­дал­ся вос­тор­жен­ный го­лос ре­жис­се­ра: — Ге­ни­аль­но!!! Снять-то хоть успе­ли?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.