Хо­чешь БОЛЬ­ШОЙ, но ЧИ­СТОЙ ЛЮБ­ВИ?

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cо­дер­жа­ние -

Э лька — моя са­мая близ­кая по­друж­ка и по cов­ме­сти­тель­ству бу­ду­щая су­пру­гауп су мо­е­го же стар­ше­го бра­та Де­ни­са Д — дев­чон­ка класс­ная, прав­да, немно­го, как го­во­рит­ся, не от ми­ра се­го. Ино­гда со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что вос­пи­ты­ва­лась она в пан­си­оне бла­го­род­ных де­виц на­ча­ла два­дца­то­го ве­ка. Ну, то есть со­вер­шен­но да­ле­ка от ре­аль­но­сти! Мы­с­лит ис­клю­чи­тель­но воз­вы­шен­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми и ви­та­ет в об­ла­ках. Как-то дед по­про­сил нас с День­кой при­е­хать

в де­рев­ню, что­бы по­мочь сгре­бать се­но. Утром бра­тик по­зво­нил: — Слу­шай, Маш­ка, тут моя нена­гляд­ная в се­ло с на­ми за­со­би­ра­лась. Ты как на это смот­ришь? — Эк­зо­ти­ки за­хо­те­лось? — хмык­ну­ла я. — А ты ей рас­ска­зал, что там ко­ма­ры, слеп­ни, па­у­ки, мы­ши, жу­ки, пче­лы, ужи и жа­бы? Что сор­тир на ули­це? Что во­да в ко­лод­це? И еще — что раз­но­со­лы баб­ке го­то­вить по­про­сту неко­гда? — Ага! Но она рвет­ся в бой, го­во­рит, что бу­дет нам по­мо­гать и ни­ка­кие труд­но­сти ее не от­пуг­нут от бла­го­род­но­го де­ла по­мо­щи ста­ри­кам! — Да ра­ди Бо­га, пус­кай едет! Ко­гда я во­шла к ним в квар­ти­ру, чуть не сва­ли­лась пря­мо на по­ро­ге: пе­ре­до мной сто­я­ла Эль­ка в са­ра­фане с от­кры­той спи­ной, в ка­кой-то стран­ной по­вяз­ке на го­ло­ве и, са­мое смеш­ное, в бо­со­нож­ках на вы­со­чен­ных каб­лу­ках. — Эль, солн­це мое, ты же все-та­ки не на про­гул­ку по на­бе­реж­ной со­бра­лась! Нуж­но джин­сы на­деть, фут­бол­ку, крос­сов­ки! Да и на го­ло­ву кеп­ку с ко­зырь­ком или шля­пу ши­ро­ко­по­лую, ина­че ли­цо об­го­рит на солн­це! — Ерун­да! Я не сго­рю, а бу­ду при­ни­мать сол­неч­ные ван­ны! — по­друж­ка меч­та­тель­но улыб­ну­лась. — Ну-ну… Всю до­ро­гу мы вы­слу­ши­ва­ли вос­хи­щен­ные ти­ра­ды Эль­ки, ко­то­рая рань­ше ни­ко­гда не бы­ва­ла в де­ревне. Ее ис­кренне ра­до­ва­ли про­ле­та­ю­щие ми­мо птич­ки, ми­лень­кая ко­зоч­ка, сим­па­тич­ные пест­рень­кие ку­роч­ки. За­тем ее уво­лок­ло в сто­ро­ну грез и меч­та­ний: — Се­го­дня мы с Де­ни­сом спим на се­но­ва­ле! Это же так ро­ман­тич­но — за­пах све­же­го се­на, звезд­ное небо над го­ло­вой, где-то вда­ле­ке кри­чит… — … со­сед дядь­ка Ми­ко­ла, ко­то­рый на­пил­ся, по­это­му его тет­ка Та­ня в ха­ту не пус­ка­ет! — за­кон­чил за Эль­ку Дэн. — А он ее кро­ет ма­том так, что слыш­но за озе­ром в пя­ти ки­ло­мет­рах от се­ла! — Нет, я име­ла в ви­ду лес­но­го стра­жа но­чи — фи­ли­на! Ах! Ско­рее бы до­брать­ся! Убе­рем быст­рень­ко се­но и пой­дем гу­лять в лес, лю­бо­вать­ся за­ка­том. А по­том я по­да­рю те­бе неза­бы­ва­е­мую ночь страст­ной люб­ви на се­но­ва­ле! — Угу, ко­неч­но! — мой бра­тиш­ка, бук­валь­но да­вясь от сме­ха, вспом­нил фра­зу из ста­ро­го филь­ма: — «Хо­чешь боль­шой, но чи­стой люб­ви?» Дед огля­дел го­стью с ног до го­ло­вы, хмык­нул в усы и на­лил всем по круж­ке пар­но­го мо­ло­ка. — Это что? Из-под ко­ро­вы? — Нет, это из-под бы­ка! — сно­ва за­ржал День­ка. — Пей по­быст­рее, нам по­ра за ра­бо­ту при­ни­мать­ся! Ба­буш­ка ото­зва­ла брат­ца в сто­ро­ну и ти­хонь­ко ска­за­ла: — Вну­чек, ты возь­ми в шка­фу для сво­ей пан­ноч­ке что-ни­будь пе­ре­одеть­ся! Сго­рит же, бе­до­ла­га! — Ко­неч­но, а как же! Мы вы­шли на луг. Уби­рать се­но — де­ло не из про­стых: во-пер­вых, нуж­но ра­бо­тать быст­ро — не ро­вен час дождь пой­дет, во-вто­рых, до­ни­ма­ют слеп­ни, в-тре­тьих, пыль и вся­кий му­сор лип­нут к вспо­тев­ше­му те­лу. Да­же нам, лю­дям при­выч­ным, нелег­ко ра­бо­тать на лу­гу, что уж го­во- рить об Эль­ке! — Лю­би­мая, иди-ка ты луч­ше в те­неч­ке от­дох­ни! — снис­хо­ди­тель­но ска­зал ей Дэн. — Еще че­го вы­ду­мал! Я бу­ду ра­бо­тать вме­сте с ва­ми! — гор­до от­ве­ти­ла она и схва­ти­лась за ви­лы. — Ой, а че­го это они та­кие тя­же­лые? И на них еще се­но нуж­но на­ка­лы­вать?! Ужас! Ху­до-бед­но до обе­да она до­тя­ну­ла. За­тем мы по­гру­зи­ли уже по­чти что без­ды­хан­ное тель­це по­друж­ки на воз с се­ном и по­еха­ли в де­рев­ню, что­бы от­дох­нуть и пе­ре­ждать жа­ру. — Уста­ла небось? — сер­до­боль­но по­ин­те­ре­со­ва­лась баб­ка. — Нет. Нис­ко­леч­ко! — гор­до от­ве­ти­ла Эль­ви­ра, пря­ча за спи­ну рас­тер­тые в кровь ла­до­шки. Обе­дать она от­ка­за­лась, вме­сто это­го мол­ча рух­ну­ла на кро­вать. Жа­ра спа­ла, и ча­са че­рез два мы сно­ва за­со­би­ра­лись на луг. — Оста­вай­ся, по­мо­жешь ба­буш­ке ве­че­рю го­то­вить! — пред­ло­жи­ла я. — Я при­е­ха­ла ра­бо­тать! По­мо­гать в по­ле, са­ду и на ого­ро­де! — Точ­но! Да­вай то­гда в сад! Вот те­бе вед­ро — со­би­рай смо­ро­ди­ну, хо­тя это, по прав­де го­во­ря, то­же непро­сто. — По­ду­ма­ешь! — Эль­ка небреж­но по­жа­ла пле­ча­ми и без эн­ту­зи­аз­ма по­то­па­ла в ука­зан­ном на­прав­ле­нии. Ве­че­ром она ти­хонь­ко шеп­ну­ла мне, что с се­го­дняш­не­го дня нена­ви­дит да­же сло­во «смо­ро­ди­на» — мол, как толь­ко за­кро­ет гла­за, ей яго­ды ме­ре­щат­ся, а от за­па­ха тош­нит... Од­на­ко Эль­ка — дев­чон­ка упря­мая, по­это­му все же по­пы­та­лась за­та­щить Дэна спать на се­но­вал. — Ес­ли уж те­бе так хо­чет­ся ро­ман­ти­ки, луч­ше уж на чер­да­ке, там то­же се­на до­ста­точ­но! — от­ре­зал День­ка, зна­ю­щий, что под на­сти­лом для се­на в са­рае — ку­ри­ные на­сесты, и во­ня­ет так, что не при­ве­ди гос­по­ди. Я, дед и ба­буш­ка улег­лись вни­зу. Ед­ва за­дре­ма­ли, как свер­ху до­нес­лись та­кие сто­ны, что сон как ру­кой сня­ло. — Вот что зна­чит — де­ло мо­ло­дое! — за­сме­ял­ся дед. — Смот­ри, как ста­ра­ют­ся! Аж за­вид­ки бе­рут... В это вре­мя сто­ны пе­ре­рос­ли в кри­ки, как мы по­ла­га­ли, стра­сти. — Вот же лю­бовь у лю­дей! — бурк­ну­ла ба­буш­ка, пе­ре­во­ра­чи­ва­ясь на дру­гой бок. — Ни­ка­ко­го по­коя нет... Воп­ли все уси­ли­ва­лись, по­том по­слы­шал­ся то­пот, и в гор­ни­цу с вы­пу­чен­ны­ми от ужа­са гла­за­ми вле­те­ла Эль­ка: — День­ка ку­да-то вы­шел, а в сене кто-то ше­ве­лит­ся! Я бо­юсь! — Мо­жет, мы­ши? — хмык­нул дед. Эль­ки­на па­ни­ка до­стиг­ла апо­гея: — Зна­е­те, я, по­жа­луй, вни­зу ля­гу! Се­но так ко­лет­ся, что сил нет, все те­ло зу­дит, да еще ко­ма­ры над ухом пи­щат, — по­жа­ло­ва­лась она и устро­и­лась на сво­бод­ной кро­ва­ти. …Дэн и Эля дав­но же­на­ты, но каж­дый раз, ко­гда мы едем в се­ло, мой бра­тик пред­ла­га­ет лю­би­мой су­пру­ге за­нять­ся лю­бо­вью на се­но­ва­ле. Втро­ем. Вы спро­си­те, кто тре­тий? Кре­па­ту­ра, за­ра­бо­тан­ная в по­ле, ра­зу­ме­ет­ся!

Мы по­гру­зи­ли по­чти уже без­ды­хан­ное тель­це по­друж­ки на воз с се­ном и по­вез­ли его в де­рев­ню...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.