Уль­ти­ма­тум, ди­е­та и со­ба­ка Буль­ка

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Вто­рую неде­лю Маш­ка устра­и­ва­ла нам до­маш­нюю ти­ра­нию, т тре­буя ку­пить ей щен­ка. При­че чем, на­сколь­ко мы с Се­ре­гой по­ня ня­ли, по­ро­да зна­че­ния не име­ла. Гла Глав­ное, что­бы ма­лень­кий и лох­ма ма­тый. И на­сто­я­щий — на иг­ру­ше шеч­но­го не со­гла­ша­лась ни за как ка­кие пря­ни­ки. После оче­ред­но­го пот по­то­ка горь­ких доч­ки­ных слез я взм взмо­ли­лась: —М — Ма­шень­ка, дет­ка, ну как же ты не по­ни­ма­ешь, мы не мо­жем за­ве­сти со­ба­ку! ба­ку! Ты же ви­дишь, что мы с па­пой по­сто­ян­но за­ня­ты, а со­ба­ка — это мно­го за­бот. За ней уха­жи­вать нуж­но: кор­мить, гу­лять, ку­пать. Ска­жи на ми­лость, кто всем этим бу­дет за­ни­мать­ся? Маш­ка вы­тер­ла ку­лач­ком сле­зы: — Я! Чест­ное-пре­чест­ное сло­во! Вы же не хо­ти­те ро­дить ре­бе­ноч­ка, зна­чит, хоть пе­си­ка ку­пи­те. Мне од­ной скуч­но! Мы с му­жем нерв­но пе­ре­гля­ну­лись — это уже что-то но­вень­кое! Се­ре­га под­хва­тил до­чур­ку и по­са­дил на ко­ле­ни: — Ма­шу­ля, да­вай до­го­во­рим­ся. Че­рез па­ру лет мы с ма­мой обя­за­тель­но ро­дим ре­бе­ноч­ка, а по­ка

ты долж­на вник­нуть в на­ши про­бле­мы и пре­кра­тить тре­бо­вать щен­ка. Идет? Маш­ка бес­по­кой­но за­ер­за­ла: — Нет, пап, вы ме­ня об­ма­не­те! — То есть как это об­ма­нем?! — воз­му­тил­ся Се­ре­га. — Ко­гда это мы с ма­мой те­бя об­ма­ны­ва­ли? Маш­ка тут же на­хму­ри­ла свой хо­ро­шень­кий ло­бик: — Ка­да-ка­да, ча­сто! ! Вот ты вче­ра го­во­рил, орил, что зуб ле­чить не боль­но? Го­во­рил! А мне бы­ло боль­но. Зна­чит, об­ма­нул? Се­ре­га тяж­ко вздох­нул: — Но я же не знал, что те­бе неопыт­ный док­тор по­па­дет­ся! У дру­го­го доктора зу­бы зу­быб ле­чить не боль­но. боль­но.б Вот Во­тВ у ма­мы спро­си, ей бы­ло боль­но, ко­гда зу­бы ле­чи­ли? Я неза­мет­но по­ка­за­ла Се­ре­ге ку­лак. То­же мне, на­шел, у ко­го спра­ши­вать! Зна­ет ведь, что я до ужа­са бо­юсь вра­чей. Для ме­ня бе­лый ха­лат — сим­вол люд­ских стра­да­ний. — Слу­шай­те, а у ме­ня воз­ник­ла от­лич­ная идея! — ве­се­ло за­кри­ча­ла я, же­лая по­ско­рее сме­нить те­му. — Давайте в суб­бо­ту по­едем за го­род, к ба­буш­ке Ма­ру­се. — К ба­буш­ке я не хо­чу, — ка­те­го­рич­но за­яви­ла Маш­ка, — она ме­ня за­став­ля­ет мно­го ку­шать. А еще у нее чу­жие зу­бы, она их ве­че­ром в боль­шую круж­ку кла­дет. А я их по­том бо­юсь. — Это те­ле­ви­де­ние ви­но­ва­то, — рас­сме­ял­ся Се­ре­га. — Де­ти на­смот­рят­ся филь­мов ти­па «Че­лю­сти», а по­том бо­ят­ся зуб­ных про­те­зов! — Ма­шень­ка, мы по­про­сим ба­буш­ку, что­бы пря­та­ла свои зу­бы в шкаф, — улыб­ну­лась я. — АгаА­га, Ага, — фырк­нул Се­ре­гаСе­ре­га, Се­ре­га, — по­со­по­со- по­со­ве­ту­ем бед­ной ста­руш­ке по­ло­жить зу­бы на пол­ку! — Пе­ре­стань! — ед­ва сдер­жи­вая смех, по­про­си­ла я. — Мы ре­ша­ем се­рьез­ный во­прос, а ты со сво­и­ми шу­точ шу­точ­ка­ми. Так едем на вы вы­ход­ные на да­чу? —я — я по­смот­ре­ла на дочь. — Кста­ти, там тыы ты мо­жешь вдо­волль вдо­воль на­иг­рать­ся с Бет­хо­ове­ном. Бет­хо­ве­ном. — С Бе­ет­хо­ве­ном Бет­хо­ве­ном не хо­чу, — сно­ва за­уп­пря­ми­лась за­упря­ми­лась Маш­ка,а, Маш­ка, — от него пах­нетт пах­нет невкус­но, и еще у негон него бло­хи. — Вот ви­дишь,вд, ви­дишь, — об­ра­до­валр­да­лась об­ра­до­ва­лась я, — а ты тре­бу­ешь со­ба­ку. У всех со­бак бы­ва­ют бб­ло­хи. бло­хи. — Неп­прав­да! Не­прав­да! — за­кри­чал за­кри­ча­ла Маш­ка. — У Олесь­ки­но­го Фун­ти Фун­ти­ка нету! Он зн­на­ешь зна­ешь ка­кой хо­ро­ше хо­ро­шень­кий? Бе­лень­кий, куд­ря­вый! И у него смеш­ная бор бо­род­ка! А-а-а... — М Маш­ки­на ти­ра­да пер пе­ре­шла в рев. — Все, боль­ше не вы­дер­жу! — воз­му­ти­лась я. — Э Это про­стоо про­сто из­де­ва­тель­ство ка­кое-то! Н На ра­бо­тее ра­бо­те веч­ный дур­дом, и до­ма ник ни­ка­ко­го по­коя! — Ма­шш­ка, Маш­ка, пе­ре­стань пла­кать, — по по­про­силл про­сил Се­ре­га, — по­жа­лей ма­му, ей и так цце­лы­ми це­лы­ми дня­ми на ра­бо­те пор пор­тят нер­р­вы! нер­вы! — А-аа-а, А-а-а, — про­дол­жа­ла за­вы­вать Машкка, Маш­ка, — пусть ма­ма то­же им че­го­ни­будьь ни­будь по­пор­ти-и-ит! Тут СерСе­ре­га Се­ре­га как ужа­лен­ный вско­чил с ди­ва­на: — Вы тут по­об­щай­тесь, мои де­воч­ки, а я вый­ду на бал­кон по­ку­рить по­ку­рить. Я ре­ши­тель ре­ши­тель­но пре­гра­ди­ла му­жу до­ро­гу: — Де­зер­ти­ру­ешь, да? А я од­на долж­на от­ду­вать­ся?! Се­ре­га плюх­нул­ся об-

Маш­ка ска­за­ла, что не хо­чет ехать к ба­буш­ке, по­то­му что та за­став­ля­ет ее мно­го ку­шать...

рат­но на ди­ван. — Зин, а мо­жет, в са­мом де­ле ку­пим ей щен­ка? Она не от­вя­жет­ся, а я так дол­го не вы­дер­жу. — Ку­пи-и-ите, — еще гром­че за­го­ло­си­ла Маш­ка, — по­то­му что я от вас не от­вя­жу-у-ся-а-а... Я без­на­деж­но мах­ну­ла ру­кой: — Лад­но, Маш, хва­тит ре­веть. У ме­ня уже го­ло­ва тре­щит. Ка­жет­ся, я знаю, где мож­но взять щен­ка. У но­вых ба­буш­ки­ных со­се­дей по да­че есть сим­па­тич­ная со­бач­ка. И, по-мо­е­му, у нее как раз сей­час под­рас­та­ет потом­ство. Так что в суб­бо­ту едем к ба­буш­ке. Се­ре­га по­вер­нул­ся к до­че­ри: — А как же Маш­ки­ны стра­хи по по­во­ду чу­жих зу­бов? Маш­ка вы­тер­ла ру­ка­вом сле­зы и вполне се­рьез­но ска­за­ла: — Ска­жем ба­буш­ке, что­бы по­ло­жи­ла зу­бы на пол­ку... В суб­бо­ту бы­ла пре­крас­ная по­го­да. — Бо­же, ка­кой тут воз­дух! — вый­дя из ма­ши­ны, вос­хи­ти­лась я. — За­то туа­лет на ули­це, — при­щу­ри­лась вред­ная Маш­ка, — и по­мыть­ся мож­но толь­ко в та­зи­ке. — Ох, из­ба­ло­ва­ли вы дев­ку! — уко­риз­нен­но по­ка­ча­ла го­ло­вой вы­бе­жав­шая нам на­встре­чу све­кровь. — По-мо­е­му, драть ее по­ра. — Мам, а драть — это как? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Маш­ка.

Я вздох­ну­ла: — Драть — зна­чит лу­пить. Толь­ко ни­кто те­бя драть не со­би­ра­ет­ся. Ба­буш­ка шу­тит. Драть де­тей неэф­фек­тив­но, от это­го в них еще боль­ше про­буж­да­ет­ся дух про­ти­во­ре­чия. — Кто-кто в них про­буж­да­ет­ся? — не по­ня­ла доч­ка. — Вот оста­вят те­бя, тез­ка, у ме­ня на недель­ку для пе­ре­вос­пи­та­ния, — усмех­ну­лась све­кровь, — я то­гда те­бе объ­яс­ню, что про­буж­да­ет­ся... — Ма­ма ме­ня с то­бой не оста­вит, — неожи­дан­но за­яви­ла Маш­ка. — По­че­му? — уди­ви­лась све­кровь. — Да по­то­му что ей при­дет­ся по­том за справ­кой в по­ли­кли­ни­ку ид­ти. Ну, что я здо­ро­вая. А ей неко­гда. Вот! И по­том, мы ведь к те­бе со­всем нена­дол­го за­еха­ли. По­про­сим у тво­их со­се­дей пе­си­ка и до­мой по­едем. У све­кро­ви округ­ли­лись гла­за: — Вы что, по­обе­ща­ли ей со­ба­ку? Се­ре­жа раз­вел ру­ка­ми: — У нас не бы­ло дру­го­го вы­хо­да! — Что зна­чит, не бы­ло? — воз­му­ти­лась ба­буш­ка Ма­ру­ся. — Хо­чешь ска­зать, двое взрос­лых лю­дей не спо­соб­ны спра­вить­ся с пя­ти­лет­ним ре­бен­ком?! Стран­но! Я те­бя вы­рас­ти­ла од­на, и у ме­ня ни­ко­гда не воз­ни­ка­ло ни­ка­ких про­блем... — Ма­ма, мо­жешь не про­дол­жать, — пе­ре­бил ее Се­ре­жа, — всем из­вест­но, что ты пре­крас­ный пе­да­гог. Но Маш­ку мы с Зи­ной бу­дем вос­пи­ты- вать сво­и­ми ме­то­да­ми. Так что без обид, лад­но? Све­кровь по­смот­ре­ла в мою сто­ро­ну и по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Ви­жу, скру­ти­ли те­бя, сы­но­чек, в ба­ра­ний рог скру­ти­ли... Се­ре­га сер­ди­то от­мах­нул­ся: — Мам, ты опять за свое? Луч­ше бы по­есть пред­ло­жи­ла. Мы ведь с утра толь­ко по бу­тер­бро­ду съе­ли, и все. А в до­ро­ге немно­го про­тряс­лись, есть хо­чет­ся! Све­кровь под­жа­ла гу­бы: — Лад­но, идем­те зав­тра­кать. Я как раз ола­дий на­жа­ри­ла, как ты лю­бишь. Пыш­ных, дрож­же­вых! Или те­бя сно­ва держат на ди­е­те? От­кро­вен­но го­во­ря, в по­след­нее вре­мя Се­ре­га дей­стви­тель­но стал по­прав­лять­ся, по­это­му я огра­ни­чи­ва­ла его в еде, а ола­дьи в на­шем до­ме ела толь­ко Маш­ка, да и то по празд­ни­кам. — Ма­ме с па­пой ола­дьи нель­зя, — от­ве­ти­ла за нас Маш­ка, — от них лю­ди пух­нут и ста­но­вят­ся по­хо­жи­ми на бул­ки. Мне по­ка мож­но, ма­ма го­во­рит, что я сей­час в рост по­шла. Но учти, ба­бу­ля, я не ре­зи­но­вая, так что съем, сколь­ко за­хо­чу, а на­силь­но чур не за­став­лять! По­нят­но? Све­кровь за­ка­ти­ла гла­за: — Нет, вы по­слу­шай­те, как эта соп­ля раз­го­ва­ри­ва­ет! Се­ре­жа, ее опре­де­лен­но нуж­но драть! — Ес­ли вы еще раз это по­вто­ри­те, — при­гро­зи­ла я, — мы тут же уедем... Она ис­пу­ган­но за­ма­ха­ла ру­ка­ми: — Бо­же упа­си! Не взду­май­те, я и так вас ред­ко ви­жу... На зав­трак я по-быст­ро­му за­ва­ри­ла нам с Се­ре­гой ов­сян­ку. Гля­дя, как сын че­рез си­лу ест жут­кую раз­маз­ню, све­кровь украд­кой вы­тер­ла сле­зу, од­на­ко, по-ви­ди­мо­му, вспом­нив о мо­ей недав­ней угро­зе, от ком­мен­та­ри­ев воз­дер­жа­лась. Ко­гда мы по­про­си­ли пред­ста­вить нас но­вым со­се­дям, она пре­ду­пре­ди­ла: — Толь­ко учти­те: в от­ли­чие от ва­шей, у них де­воч­ка вос­пи­тан­ная. Так что по­про­си­те свое ча­до, что­бы оно че­го­ни­будь не ляп­ну­ло! А то ис­пор­ти­те от­но­ше­ния с со­се­дя­ми и ука­ти­те, а мне по­том от­ду­вай­ся. Я на­кло­ни­лась к доч­ке: — Ма­шень­ка, по­жа­луй­ста, будь хо­ро­шей де­воч­кой, немно­го по­мол­чи. Обе­ща­ешь мне? Маш­ка по­ту­пи­ла гла­за: — Хо­ро­шо, про вся­кие глу­по­сти не бу­ду. Но во­об­ще мол­чать не смо­гу, а то они еще по­ду­ма­ют, что я немая, и не да­дут нам со­бач­ку.

Ме­то­ды вос­пи­та­ния «а-ля све­кровь» ме­ня силь­но не устра­и­ва­ли, и муж был с о мной со­ли­да­рен

— По­че­му не да­дут? — уди­ви­лись мы с Се­ре­гой. — По­то­му что один немой дядь­ка уто­пил свою со­бач­ку в ре­ке! — Маш­ки­ны гла­за на­пол­ни­лись сле­за­ми. — Это хо­ро­шая бы­ла со­бач­ка, ее Му­му зва­ли, мне ба­буш­ка рас­ска­зы­ва­ла! Се­ре­га уко­риз­нен­но посмот­рел на мать — мол, на­шла что рас­ска­зы­вать ма­лень­ко­му ре­бен­ку! Све­кровь по­жа­ла пле­ча­ми: — А что та­кое? Ре­бе­нок дол­жен знать клас­си­ку! Со­се­ди встре­ти­ли нас ра­душ­но, но, узнав о це­ли ви­зи­та, раз­ве­ли ру­ка­ми: — К со­жа­ле­нию, вы опоз­да­ли. Вче­ра за­бра­ли по­след­не­го щен­ка... Услы­хав об этом, сю­сю­ка­ю­щая с их сим­па­тич­ной бе­лень­кой со­бач­кой Маш­ка уда­ри­лась в рев: — Хо­чу та­ко­го ма­лень­ко­го бе­лень­ко­го ще­но-о-оч­ка-а-а... Со­сед­ская де­воч­ка рас­те­рян­но по­смот­ре­ла на нас: — У нас нет... А Буль­ка не про­да­ет­ся. У Маш­ки вдруг вы­сох­ли сле­зы: — Ва­шу со­бач­ку зо­вут Бул­ка? — Не Бул­ка, а Буль­ка, — по­пра­ви­ла ее де­воч­ка. — Все рав­но, — шмыг­ну­ла но­сом Маш­ка, — это имя ей не под­хо­дит. Оно со­всем не со­ба­чье! Де­воч­ка не оста­лась в дол­гу: — У со­бак не име­на, а клич­ки! По­т­во­е­му, у ва­шей со­ба­ки хо­ро­шая клич­ка?! Па­па го­во­рит, что Бет­хо­вен хо­ро­шую му­зы­ку пи­сал, а вы по­че­му­то свою со­ба­ку так на­зва­ли! — Это не мы на­зва­ли, а ба­буш­ка! — упер­лась Маш­ка. — А я зо­ву его Бет­ти... Яс­но те­бе?! Я ре­ши­ла вме­шать­ся: — Дев­чон­ки, пе­ре­стань­те спо­рить, а то не успе­ли тол­ком по­зна­ко­мить­ся, как тут же пе­ре­ру­га­е­тесь. Кста­ти, давайте пред­ста­вим­ся. Ме­ня зо­вут Зи­на, му­жа — Сер­гей, а эту спор­щи­цу, — кив­ну­ла на дочь, — Ма­ша. Со­сед улыб­нул­ся: — Очень при­ят­но. А я — Ни­ко­лай, доч­ку Ма­риш­кой зо­вут, же­ну — Ди­ной. Толь­ко ее сей­час нет, она за по­куп­ка­ми от­пра­ви­лась. Маш­ка по­тре­па­ла Буль­ку за ухо: — Бу­леч­ка, ка­кая же ты кра­си­вая! Ка­кая со­бач­ка... — она вы­ра­зи­тель­но по­смот­ре­ла в мою сто­ро­ну. — Мам, тор­гуй­ся, ты же уме­ешь! — Что зна­чит, тор­гуй­ся?! — встря­ла све­кровь. — Те­бе же толь­ко что ска- за­ли: Буль­ка не про­да­ет­ся! И во­об­ще, ты хо­те­ла щен­ка, а это вз­рос­лая со­ба­ка... Или ты не ви­дишь раз­ни­цы? — Не ви­жу, — на­су­пи­лась Маш­ка, — Буль­ка ма­лень­кая, как ще­но­чек... — Ну и что, — сно­ва по­да­ла го­лос Ма­рин­ка, — все рав­но, Ма­ша, ты Бу­леч­ку не по­лу­чишь. Это моя со­ба­ка! Маш­ка за­кры­ла ла­до­шка­ми вмиг по­крас­нев­шее ли­чи­ко и за­ры­да­ла: — То­гда вы как хо­ти­те, а я тут жить оста-а-анусь... — Ну что с ней бу­дешь де­лать?! — рас­сме­я­лись мы. — Ма­шу­ня, не ре­ви, зав­тра же по­едем на ры­нок и ку­пим те­бе щен­ка этой по­ро­ды. Со­глас­на? В это вре­мя Буль­ка, вид­но, же­лая успо­ко­ить пла­чу­щую Маш­ку, па­ру раз лиз­ну­ла ее ла­до­шки. Маш­ка да­же взвизг­ну­ла от вос­тор­га: — Ви­де­ли? Она ме­ня уже лю­бит! — она об­ня­ла со­бач­ку и при­жа­ла к се­бе. Ма­рин­ка вздох­ну­ла: — Лад­но, раз уж Буль­ка те­бя при­зна­ла, мо­жешь с ней то­же иг­рать. Ты ведь мо­жешь остать­ся у ба­буш­ки? Оста­нешь­ся, Ма­ша? Маш­ка под­ня­ла на нас гла­зен­ки: — Мо­гу, толь­ко то­гда... — Что? — на­сто­ро­жи­лась све­кровь. Маш­ка лу­ка­во улыб­ну­лась и, не­смот­ря на то, что я при­ло­жи­ла к гу­бам па­лец, при­зы­вая ее за­мол­чать, за­кон­чи­ла: — То­гда ба­буш­ка долж­на по­обе­щать, что не ста­нет ме­ня драть! Мы с Се­ре­гой об­лег­чен­но вздох­ну­ли. Сла­ва бо­гу, дочь ни­че­го не ляп­ну­ла про ба­буш­ки­ны про­те­зы. Та бы нам это­го не про­сти­ла! По слу­чаю зна­ком­ства бы­ло ре­ше­но устро­ить сов­мест­ное чае­пи­тие. Све­кровь ми­гом сле­та­ла к се­бе и при­нес­ла тво­рог, ола­дьи и ва­ре­нье, Ни­ко­лай за­ва­рил аро­мат­ный чай и до­стал гра­фин­чик с соб­ствен­но­руч­но при­го­тов­лен­ной виш­не­вой на­ли­воч­кой. Че­рез пол­ча­са вер­ну­лась из ма­га­зи­на Ди­на. Она ока­за­лась вы­со­кой строй­ной жен­щи­ной, не очень кра­си­вой, но стиль­ной, а глав­ное — свой­ской. — Да у нас го­сти! Здрав­ствуй­те! Ре­ши­ли про­ве­дать Ма­рию Геор­ги­ев­ну? Вот ка­кие мо­лод­цы, а то она все пе­ре­жи­ва­ла, что со­всем внуч­ку не ви­дит... Ли­цо све­кро­ви оза­ри­ла улыб­ка: — Ди­ноч­ка, у ме­ня се­го­дня двой­ная ра­дость! Вы пред­став­ля­е­те, ра­ди ва­шей со­бач­ки Ма­шень­ка со­гла­си­лась по­го­стить у ме­ня по­доль­ше. — По­здрав­ляю, — улыб­ну­лась со­сед­ка, — это­го сле­до­ва­ло ожи­дать, на­ша Буль­ка ко­го угод­но оча­ру­ет, — она по­вер­ну­лась к нам с Се­ре­жей: — Жаль, что вы не уви­де­ли ее щен­ков, они та­кие слав­ные... Зря она это ска­за­ла: у Маш­ки мгно­вен­но за­дро­жа­ла ниж­няя гу­ба, но тут Ма­рин­ка за­кри­ча­ла: — За­то я раз­ре­ши­ла Ма­ше иг­рать с Буль­кой. А ко­гда сно­ва бу­дут щен­ки, мы од­но­го ей по­да­рим. Прав­да? — Прав­да, — рас­сме­я­лась Ди­на. — Я ра­да, что те­перь те­бе бу­дет с кем иг­рать. На­де­юсь, вы с Ма­шень­кой ско­ро по­дру­жи­тесь. Маш­ка с Ма­риш­кой пе­ре­гля­ну­лись и в один го­лос за­кри­ча­ли: — А мы уже по­дру­жи­лись! Я за­ме­ти­ла, что, вос­поль­зо­вав­шись си­ту­а­ци­ей, Се­ре­га неза­мет­но су­нул в рот ма­мин ола­ду­шек, за­тем вто­рой, но ре­ши­ла сде­лать вид, что не за­ме­ти­ла: пусть уж по­лу­чит удо­воль­ствие. В кон­це кон­цов, че­го ра­ди ис­тя­зать его ду­рац­кой ди­е­той, он и так у ме­ня класс­ный му­жик! Ко­гда мы вер­ну­лись до­мой, ис­пек­ла му­жу его лю­би­мый ме­до­вик. — Это мне? — об­ра­до­вал­ся Се­ре­га. — Зи­ну­ля, не­уже­ли ты на­ме­ка­ешь, что у нас на­чи­на­ет­ся ме­до­вый ме­сяц? — До­гад­ли­вый! — улыб­ну­лась я. Муж осто­рож­но при­тя­нул ме­ня к се­бе и неж­но по­це­ло­вал в шею: — То­гда я, по­жа­луй, нач­ну с глав­но­го, а тор­тик остав­лю на де­серт... P.S. Че­рез два ме­ся­ца я по­ня­ла, что бе­ре­мен­на, так что во­прос с со­ба­кой от­пал сам со­бой. Впро­чем, Маш­ке вполне хва­та­ет об­ще­ния с Буль­кой. Она ви­дит ее до­воль­но ча­сто, по­то­му что со­се­ди по да­че ста­ли на­ши­ми дру­зья­ми.

Мы с Се­ре­гой вздох­ну­ли с об­лег­че­ни­ем – сла­ва бо­гу, Маш­ка ни­че­го не ляп­ну­ла про ба­буш­ки­ны про­те­зы!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.