За­го­вор се­мей­но­го мас­шта­ба

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Бы­ло это до­воль­но дав­но — в те вре­ме­на, ко­гда в каж­дом учеб­ном за­ве­де­нии пре­по­да­ва­ли рус­ский язык и ли­те­ра­ту­ру, до­че­ри Саш­ке толь­ко­толь­ко ис­пол­ни­лось шест­на­дцать, а мой па­па был еще жив… — Что но­вень­ко­го в шко­ле? — спро­си­ла я свою ве­ли­ко­воз­раст­ную на­след­ни­цу. — Что-то ты слиш­ком мрач­ная... Уже ис­пра­ви­ла оцео­цен­ку по ис­то­рии? — По ис­то­рии ис­пра­ви­ла, но по ру рус­ской ли­те­ра­ту­ре… — дочь по по­мол­ча­ла, а по­том гнев­но выск ска­за­лась: — До­ста­ли уже сво­и­ми со­чи­не­ни­я­ми! То об­раз ге­роя в ро­мане по­да­вай, то по­фан­та­зир зи­руй­те, ка­ки­ми вы ви­ди­те се­бя че­рез де­сять лет! — мое ди­тят­ко уже на­чи­на­ло за­ки­пать. — Я же не яс­но­ви­дя­щая! И как мо­гу разо­брать­ся в чьем-то об­ра­зе, ес­ли да­же в се­бе разо­брать­ся не в со­сто­я­нии?! — Ну ти­ше, ти­ше... не ки- пя­тись, — по­пы­та­лась успо­ко­ить раз­бу­ше­вав­шу­ю­ся Саш­ку. — В жиз­ни то­же нуж­но уметь яс­но и чет­ко из­ла­гать свои мыс­ли на бу­ма­ге, при­чем гра­мот­но, — уре­зо­ни­ла ее. — Но я умею пи­сать! — Вот это как раз во­прос спор­ный… — Что за шум, а дра­ки нет?! — на кух­ню во­шел мой отец, лю­би­мый Сань­кин дед. — В мо­ей ма­моч­ке нет ни­ка­кой жа­ло­сти, — дочь улыб­ну­лась сво­е­му за­щит­ни­ку. — За­став­ля­ет ме­ня пи­сать со­чи­не­ния и не по­ни­ма­ет, что это на­сто­я­щее му­че­ние. Уж луч­ше де­сять за­дач по фи­зи­ке или ал­геб­ре ре­шить! — «Я уста­ла, не мо­гу, я вам зав­тра по­мо­гу!» — рас­сме­я­лась я. — Ты и в дет­стве так го­во­ри­ла, ко­гда в са­ди­ке ка­шу есть не хо­те­ла: «Се­го­дня ку­шать не бу­ду, а зав­тра хоть це­лую ка­стрю­лю съ­ем!» На­до при­знать­ся, Саш­ка все­гда, как мог­ла, от­лы­ни­ва­ла от пред­сто­я­щей «ка­тор­ги» со­чи­ни­тель­ства, по­это­му я су­ро­во ре­зю­ми­ро­ва­ла: — Ни­ка­ких зав­тра! Сию се­кун­ду! Пи­сать, тво­рить! Бе­гом марш! — О чем хоть со­чи­не­ние? — с лю­бо­пыт­ством по­ин­те­ре­со­вал­ся отец. — О ро­мане «Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние»... Этот До­сто­ев­ский ко­го хо­чешь до­ста­нет, — за­ка­ню­чи­ла Са­ня. — Что ты та­кое го­во­ришь! Он

же ге­ний! Нуж­но иметь хоть то­ли­ку ува­же­ния к та­лан­ту! — дед искренне упрек­нул внуч­ку в несо­зна­тель­но­сти. — Иди за­ни­мать­ся! — при­крик­ну­ла я. — А то не из­бе­жать мне пре­ступ­ле­ния, а те­бе — на­ка­за­ния. За­ва­лишь со­чи­не­ние — на­де­ру уши, ма­ло не по­ка­жет­ся! Моя упря­ми­ца взя­ла се­бя в ру­ки и на­пи­са­ла «ше­девр». Но, к со­жа­ле­нию, опять по­лу­чи­ла тро­як. Боль­ше всех был разо­ча­ро­ван мой отец: — Не по­ни­маю! — воз­му­щал­ся он во вре­мя ужи­на. — Ведь это бы­ла очень со­дер­жа­тель­ная ра­бо­та... А что имен­но не по­нра­ви­лось учи­тель­ни­це? — Не знаю… — по­жа­ла пле­ча­ми Саш­ка. — Ей все не так… Те­ма не рас­кры­та... мно­го во­ды.... И еще она на­пи­са­ла под со­чи­не­ни­ем: «Дан­ная ра­бо­та на­пи­са­на ар­ха­ич­ным язы­ком, зву­ча­щим неесте­ствен­но из уст шест­на­дца­ти­лет­ней уче­ни­цы», — доч­ка схо­ди­ла к се­бе в ком­на­ту и при­нес­ла тет­рад­ку. Дед со вздо­хом от­крыл ее и стал чи­тать, щу­ря гла­за под оч­ка­ми. Я за­ме­ти­ла, как хо­дят на его ли­це жел­ва­ки — пер­вый при­знак то­го, что отец сер­дит­ся. А еще он то и де­ло вор­чал и про­из­но­сил свое са­кра­мен­таль­ное «ай-яй-яй!» — Пап, че­го ты злишь­ся? — уди­ви­лась я. — Ус­по­кой­ся, так и до ин­фарк­та неда­ле­ко! Сам же пре­крас­но зна­ешь, Саш­ка у нас не гу­ма­ни­та­рий. Мо­жет, вправ­ду на­пор­та­чи­ла. Я их учи­тель­ни­цу по ли­те­ра­ту­ре хо­ро­шо знаю: она профессионал со ста­жем и не ста­нет на­прас­ли­ну воз­во­дить... Неожи­дан­но па­па под­хва­тил­ся со сту­ла и воз­му­щен­но вос­клик­нул: — С мно­го­лет­ним ста­жем, го­во­ришь?! То­гда она са­ма АРХАИЧНАЯ!!! Мы с Саш­кой пе­ре­гля­ну­лись и прыс­ну­ли: не ожи­да­ли, что дед от­ре­а­ги­ру­ет так бур­но. При­ят­но, ко­неч­но, что дедушка пе­ре­жи­ва­ет за внуч­ку, но че­го скры­вать — моя до­чур­ка не пи­са­тель. Хо­ро­шо пом­ню, как в пя­том клас­се она на­кро­па­ла со­чи­не­ние на те­му «Моя се­мья». Все де­тиш­ки пи­са­ли, кем ра­бо­та­ют па­па и ма­ма, про де­ду­шек, ба­бу­шек, бра­тьев или се­стер. А на­ша Саш­ка вы­ло­жи­ла: «...у ме­ня есть па­па, ма­ма, дедушка Илья, а еще по­пу­гай Арик...» И даль­ше на пол­то­ры стра­ни­цы — ис­клю­чи­тель­но про по­пу­гая. Так что ж вы хо­те­ли?! Я по­ни­маю учи­тель­ни­цу, ко­то­рая то­гда на­пи­са­ла: «Те­ма не рас­кры­та!» И вот, дабы разо­брать­ся с про­бле­мой лич­но, я ре­ши­ла са­ма про­чи­тать и вы­яс­нить: мо­жет, и вправ­ду моя дочь — непри­знан­ный ге­ний, а учи­тель­ни­ца про­сто при­ди­ра­ет­ся? Но ока­за­лось, пре­по­да­ва­тель объ­ек­тив­но оце­нил тво­ре­ние мо­ей гра­фо­ман­ши. Да­же уди­ви­лась, что дочь на­пи­са­ла со­чи­не­ние та­ким «вы­со­ким шти­лем»: ко­му, как ни мне, знать, на ка­ком язы­ке обыч­но го­во­рит мое ча­до?! И на сле­ду­ю­щий день ре­ши­ла вы­ска­зать Саш­ке свое мнение на сей счет. — Про­чи­та­ла твою ра­бо­ту, — мяг­ко на­ча­ла я. — По­жа­луй, ты дей­стви­тель­но пе­ре­усерд­ство­ва­ла. Ни­кто не го­во­рит, что нуж­но пи­сать, ис­поль­зуя этот ваш ужас­ный мо­ло­деж­ный сленг, но, со­гла­сись, сло­веч­ки ти­па «до­ко­ле» и «от­нюдь» в со­чи­не­нии де­вя­ти­класс­ни­цы вы­гля­дят не со­всем умест­но. Так что не сер­дись, а про­сто си­сте­ма­ти­зи­руй свои мыс­ли: кри­ти­ка учи­тель­ни­цы обос­но­ва­на. — Из­ви­ни, ма­моч­ка, что я та­кая без­дарь... — Саш­ка за­ка­ти­ла гла­за. — Иро­ния — мас­ка без­за­щит­ных. Нече­го се­бя жа­леть! Ты не без­дарь... про­сто те­бе нуж­но немно­жеч­ко по­ста­рать­ся. Поз­же ока­за­лось, что все-та­ки я мо­гу гор­дить­ся Саш­кой. Она яв­но по­тру­ди­лась и за следующее свое со­чи­не­ние по­лу­чи­ла уже че­ты­ре бал­ла. — Ум­ни­ца, доченька! — об­ня­ла ее. — Та­кое ста­ра­ние за­слу­жи­ва­ет на­гра­ды, — я про­тя­ну­ла ру­ку за сво­ей сум­кой. — Прав­да, не сле­ду­ет на­граж­дать де­тей за уче­бу, осо­бен­но фи­нан­со­во, но… Дер­жи, — и по­да­ла до­че­ри ку­пю­ру. — Ну что ты, мам, не на­до… — Не узнаю те­бя! Бе­ри... Ку­пишь се­бе что-ни­будь вкус­нень­кое! — Но… Я не мо­гу… — Бе­ри, Саш­ка, — тут же вме­шал­ся дед. В этот мо­мент у него бы­ло ка­кое­то стран­ное ли­цо. Оно ка­за­лось хит­рым и в то же вре­мя до­воль­ным. Я улыб­ну­лась. Тро­га­тель­но, ко­гда дедушка так «бо­ле­ет» за успе­хи сво­ей внуч­ки. Ока­за­лось, что па­па дей­стви­тель­но ра­ду­ет­ся успе­хам, но толь­ко не Сань­ки­ным… Од­на­жды до­че­ри за­да­ли оче­ред­ное со­чи­не­ние. Она сто­на­ла, жа­ло­ва­лась, крях­те­ла, но все-та­ки на­пи­са­ла. В тот день я вер­ну­лась с ра­бо­ты рань­ше. Мои до­мо­чад­цы бы­ли до­ма, и из го­сти­ной до­но­сил­ся сер­ди­тый го­лос от­ца: — Я уж и не знаю, как уго­дить этой тво­ей при­ди­ре. И то не так, и это — не этак! — Де­да, чет­вер­ка — нор­маль­ная оцен­ка! Мне хва­тит... — А мне не хва­тит! Чет­вер­ка — оцен­ка неудач­ни­ков! — про­дол­жал сер­дить­ся па­па. — Что она о се­бе возо­мни­ла? Зав­тра же пой­ду и лич­но с ней по­го­во­рю! — Де­ду­ля, ну не пе­ре­жи­вай так! Ты хо­ро­шо на­пи­сал, это я, бал­да, це­лый аб­зац про­пу­сти­ла, ко­гда пе­ре­пи­сы­ва­ла… По­сте­пен­но до ме­ня ста­ло до­хо­дить, что про­ис­хо­дит. За­го­вор за мо­ей спи­ной?! Призна­юсь, я бы­ла по­тря­се­на этим от­кры­ти­ем… Ура­га­ном вле­те­ла в кух­ню: — Вы что, с ума по­схо­ди­ли?! И ты... Как ты мог? — на­бро­си­лась на от­ца. — Свя­зал­ся черт с мла­ден­цем! Это ж толь­ко до­ду­мать­ся — пи­сать со­чи­не­ния за внуч­ку! А ты?! — я обер­ну­лась к до­че­ри. — Те­бе не стыд­но, Алек­сандра? Отец и дочь ви­но­ва­то уста­ви­лись в пол. — По­ни­ма­ешь, То­ня, — пер­вым ото­звал­ся Саш­кин дед. — Это моя ви­на. Я хо­тел как луч­ше, но эта учи­тель­ни­ца... — Как луч­ше?! — вспы­ли­ла. — Я ду­ма­ла, что хоть ты взрос­лый! А ока­зы­ва­ет­ся, у нас до­ма два ре­бен­ка, за ко­то­ры­ми глаз да глаз ну­жен! Один дру­го­го сто­ит! — Ма-а-ам, ну про­сти нас... — за­тя­ну­ла дочь. — Боль­ше та­кое не по­вто­рит­ся! Мы обе­ща­ем, прав­да, де­да?! — Ко­неч­но не по­вто­рит­ся! Уж я за этим те­перь лич­но про­сле­жу… Ишь че­го при­ду­ма­ли! Бри­га­дой бу­де­те ра­бо­тать на да­че, а учить­ся уж будь добра са­мо­сто­я­тель­но! А мы с де­душ­кой по­том вме­сте по­чи­та­ем, — уже с улыб­кой до­ба­ви­ла я.

Я по­пы­та­лась объ­яс­нить Саш­ке, что сло­ва вро­де «до­ко­ле» и «от­нюдь» ей про­сто не по воз­рас­ту...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.