Про­шу руки ва­шей ма­те­ри

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Спер­вым му­жем мы раз­бе­жа­лись еще до рож­де­ния до­че­ри. Я са­ма на этом на­сто­я­ла — со­всем ни­ку­дыш­ным ока­зал­ся мой из­бран­ник... Вос­пи­ты­вать Маш­ку по­мо­га­ли ро­ди­те­ли. По­том умер­ла моя ба­буш­ка, ма­ми­на ма­ма, и мы с доч­кой пе­ре­еха­ли в ее квар­ти­ру. Од­на­жды Ма­ня­ша вы­шла по­гу­лять во двор, но вско­ре вер­ну­лась, при­чем какая-то смур­ная. — Ма­шунь, что слу­чи­лось? Те­бя кто­ни­будь оби­дел? — ис­пу­га­лась я. — Нет! По­го­во­ри со мной, ма­моч­ка! — А я что де­лаю? — Ты... ты про­сто со мной бол­та­ешь, а нуж­но по-го-во-рить! — Это как же? — Ну, сде­лать се­рьез­ное ли­цо и ска­зать… Или нет… луч­ше я ска­жу… А по­том ты со мной по­го­во­ришь, лад­но? — Лад­но, — со­гла­си­лась я, хо­тя, чест­но го­во­ря, ни­че­го не по­ня­ла. — Вот смот­ри... Дя­дя Са­ша — Ни­ки­тин па­па — хо­ро­ший? (Ни­ки­та — ее при­я­тель во дво­ре). — Да, хо­ро­ший, доб­рый… — Так мо­жет, да­вай его те­бе в му­жья возь­мем? А мне в па­пы? — А Ни­ки­та? А те­тя Ле­на? Как же они без него? Им же то­гда пло­хо бу­дет, — я улыб­ну­лась ма­лыш­ке. — Да-а-а, си­ту­а­ция, — под­ра­жая ин­то­на­ци­ям деда, про­тя­ну­ла Маш­ка. — Так что, по­лу­ча­ет­ся,

всех хо­ро­ших му­жи­ков раз­греб­ли вся­кие те­ти Ле­ны, а нам с то­бой оста­лись толь­ко те, что под за­бо­ром ва­ля­ют­ся? Я рас­сме­я­лась: — Ни­че­го, доченька, бу­дет и на на­шей улице празд­ник! — Бу­дет-то он бу­дет. Толь­ко ко­гда? Ты за­ме­ти­ла, у всех де­тей есть бра­ти­ки, сест­рич­ки, кош­ки и со­ба­ки, па­пы и му­жья на ху­дой ко­нец, а мы с то­бой ка­кие-то недо­де­лан­ные! «Ну, па­па и муж «на ху­дой ко­нец» нам не ну­жен, а нор­маль­но­го на го­ри­зон­те по­ка что нет…» — по­ду­ма­ла я. Вре­мя шло, но идею най­ти мне му­жа, а се­бе па­пу Маш­ка не остав­ля­ла. Дочь до­ста­точ­но ча­сто гу­ля­ла с детьми во дво­ре. А так как ба­буш­ки­ной по­сто­ян­ной опе­ки те­перь не бы­ло, ма­лыш­ка на­бра­лась там та­ких слов и вы­ра­же­ний, что у ме­ня ино­гда уши в тру­боч­ку сво­ра­чи­ва­лись от услы­шан­но­го. У нас про­рва­ла тру­бу, при­шлось вы­звать сан­тех­ни­ка. Явил­ся здо­ро­вен­ный му­жик с уди­ви­тель­но доб­рым ли­цом. Ну, пря­мо Гул­ли­вер. Пя­ти­лет­няя Ма­ню­ня за­дум­чи­во на него по­смот­ре­ла, а по­том неожи­дан­но по­ин­те­ре­со­ва­лась: — Дя­дя, а у те­бя же­на есть? — Есть, — с улыб­кой от­ве­тил тот. — Так. Все. Сра­зу сво­бо­ден! Мам, ну что за при­выч­ка ду­рац­кая — же­на­тых сан­тех­ни­ков в дом звать? Хо­хо­та­ли мы дол­го. Че­рез несколь­ко ме­ся­цев: — А по­го­во­ри со мной, ма­моч­ка! — С се­рьез­ным ли­цом? — я вспом­ни­ла наш дав­ний раз­го­вор. — Ко­неч­но. С очень се­рьез­ным! — Слу­шаю те­бя, ра­дость моя! — Ма­моч­ка, ска­жи, а я, ко­гда вы­рас­ту, за­муж вый­ду? — Обя­за­тель­но! — Вот здо­ро­во! Ты толь­ко смот­ри не ста­рей бы­ст­ро! Так и не по­няв, к че­му доч­ка кло­нит, я во­про­си­тель­но при­под­ня­ла бровь. — Ну, ма­моч­ка, я вый­ду за­муж, а по­том му­жа те­бе пе­ре­да­рю! — А по­че­му мне ста­реть-то нель­зя? — я ед­ва сдер­жи­ва­ла смех. — Какая же ты у ме­ня непо­нят­ли­вая! Прям вся в ме­ня на за­ня­ти­ях в са­ди­ке... Я ж те­бе мо­ло­до­го му­жа пе­ре­да­рю! Вот и нель­зя те­бе сей­час ста­реть! Маш­ке ис­пол­ни­лось шесть лет... — По­го­во­ри со мной, ма­моч­ка! — Се­рьез­ное ли­цо де­лать? — А как же! — Ну? — Зна­ешь, ма­му­леч­ка, я, ка­жет­ся, влю­би­лась! — О! В ко­го, ес­ли не сек­рет? — В то­го ар­ти­ста, ко­то­рый Зор­ро иг­ра­ет! — В Бан­де­ра­са, что ли? — Ага! Точ­но! — Ма­шунь, да он же для те­бя ста­рый! — за­сме­я­лась я. — Пр­э­лест­но! — го­ло­сом во­ро­ны из муль­ти­ка от­ве­ти­ла доч­ка. — По­че­му это пре­лест­но? — Так я его сю­да при­ве­ду, а по­том ты в него влю­бишь­ся, а я то­гда за Петь­ку из трид­ца­той квар­ти­ры за­муж пой­ду! — Вот те раз! Так ведь Петь­ка же со­всем ма­лень­кий для те­бя! — Какая ты ка­приз­ная, все те­бе не уго­дишь! То ста­рый, то ма­лень­кий, — разо­ча­ро­ван­но вздох­ну­ла она. — И пус­кай ма­лень­кий, за­то его ма­ма та­кие вкус­ные пи­рож­ки пе­чет! Доч­ка взрос­ле­ла, и по­не­мно­гу раз­го­во­ры о мо­ем за­му­же­стве пре­кра­ти­лись. Не мо­гу ска­зать, что у ме­ня ни­ко­го не бы­ло. Ро­ма­ны слу­ча­лись, как го­во­рит­ся, секс для здо­ро­вья, но ни в од­ном из сво­их мужчин я не ви­де­ла от­ца для Маш­ки. Доч­ке ис­пол­ни­лось три­на­дцать, ко­гда по­явил­ся Ми­ша, наш но­вый со­сед. Сна­ча­ла мы с ним про­сто по­со­сед­ски об­ща­лись, а по­том по­лю­би­ли друг дру­га все­рьез и на­дол­го. Ко­гда до­ча уез­жа­ла к мо­им ро­ди­те­лям, то­гда или я у него но­че­ва­ла, или он у ме­ня. И за­муж звал, но я все от­не­ки­ва­лась: — Миш, я люб­лю те­бя, очень, но пой­ми: у Маш­ки сей­час пе­ре­ход­ный воз­раст. Неиз­вест­но, как она от­ре­а­ги­ру­ет на по­доб­ную но­вость… — Гос­по­ди, как же я хо­чу на­сто­я­щую се­мью, что­бы все как у лю­дей! — Все бу­дет, но немно­го поз­же, — успо­ка­и­ва­ла лю­би­мо­го. Как-то Ма­ня­ша вер­ну­лась из шко­лы и по­тре­бо­ва­ла: — По­го­во­ри со мной, ма­моч­ка! По­го­во­ришь? — Как обыч­но, с се­рьез­ным ли­цом? — Да… — без улыб­ки от­ве­ти­ла доч­ка. — Слу­шаю те­бя! — Ма­моч­ка, вы с дя­дей Ми­шей еще дол­го из ме­ня ду­ру де­лать бу­де­те? — Что?! — сму­ти­лась я. — Ты что, ду­ма­ешь, я не знаю, что у вас ро­ман? Что он но­чу­ет у нас до­ма, ко­гда ме­ня нет? Я оне­ме­ла, но все же спра­ви­лась с собой: — А кто те­бе об этом ска­зал? — Ма­моч­ка, твоя по­душ­ка все вре­мя пах­нет его оде­ко­ло­ном! Я рас­те­ря­лась, не зная, что бы от­ве­тить до­че­ри, а Ма­ня­ша уже та­щи­ла ме­ня за ру­ку и зво­ни­ла в дверь квар­ти­ры Ми­ха­и­ла. — Дя­дя Ми­ша, мы при­шли к те­бе же­нить­ся! — Вот так, да? — Миш­ка улыб­нул­ся. — А ты что ду­мал? Хо­дишь­ходишь к ней за мо­ей спи­ной, а же­нить­ся-то кто бу­дет? — рас­сер­ди­лась моя взрос­лая не по го­дам дочь. — Я те­бя спра­ши­ваю! — Ма­рия, — Ми­ша вмиг по­се­рьез­нел, — я про­шу руки ва­шей ма­те­ри! — Мы со­глас­ны! — рас­хо­хо­та­лась Маш­ка и до­ба­ви­ла: — Толь­ко од­но усло­вие! — Какое? — за­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Гряз­ные нос­ки по квар­ти­ре не раз­бра­сы­вать и в гряз­ных бо­тин­ках по ко­в­ру не хо­дить. А то знаю я вас, му­жи­ков! — От­ку­да? — уди­вил­ся Ми­ша. — Насмот­ре­лась на чу­жих пап! С тех пор про­шло несколь­ко лет. У нас с Ми­шей ро­дил­ся Ан­тон. Маш­ка в бра­ти­ке ду­ши не ча­ет. И хо­тя она уже со­всем взрос­лая, но и те­перь каж­дый се­рьез­ный раз­го­вор на­чи­на­ет сло­ва­ми: — По­го­во­ри со мной, ма­моч­ка…

Каж­дый бо­лее или ме­нее се­рьез­ный раз­го­вор Маш­ка по сей день на­чи­на­ет со слов: «По­го­во­ри со мной, ма­моч­ка!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.