Па­пи­ны уш­ки, ма­ми­ны глаз­ки

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Вы хо­ро­шо пом­ни­те, ка­ки­ми бы­ли в дет­стве? Я не все мо­мен­ты вспо­ми­наю от­чет­ли­во, но это и не обя­за­тель­но. Ведь глав­ные ле­то­пис­цы мо­их вы­ска­зы­ва­ний — ро­ди­те­ли. Да­же ес­ли я что-то под­за­бу­ду, они обя­за­тель­но на се­мей­ных по­си­дел­ках рас­ска­жут все ис­то­рии, свя­зан­ные со мной. Са­мый вы­да­ю­щий­ся рас­сказ уже стал на­шей ле­ген­дой. Ее по­вто­ря­ют несколь­ко раз в го­ду, но от это­го она не ста­но­вит­ся ме­нее ин­те­рес­ной. Итак... Мне бы­ло око­ло трех лет, мы с ро­ди­те­ля­ми жи­ли в об­ще­жи­тии. Я хо­ро­шо пом­ню эту неболь­шую ком­на­ту. С од­ной сто­ро­ны стоял ди­ван, с дру­гой — мой ма­не­жик, в уг­лу (рос­кошь по тем вре­ме­нам) — те­ле­ви­зор и тре­льяж. Вот и все. Скром­но, но очень уют­но. Ма­ма до сих пор го­во­рит, что те го­ды бы­ли са­мы­ми счаст­ли­вы­ми в на­шей жиз­ни. Мо­е­го по­яв­ле­ния на свет очень жда­ли. Ко­гда ме­ня при­нес­ли из род­до­ма, па­па дол­го уми­лял­ся сво­е­му от­прыс­ку. — По­смот­ри, — го­во­рил он ма­ме. — ка­кие у нее кро­шеч­ные паль­чи­ки. Ро­ди­те­ли очень лю­би­ли и гор­ди­лись мной. Я схва­ты­ва­ла все на ле­ту. Еще не уме­ю­чи го­во­рить, на­ча­ла петь. Немно­го поз­же чи­та­ла сти­хи. Ко­ро­че, рос­ла до­воль­но ар­ти­стич­ным ре­бен­ком. И все бы за­ме­ча­тель­но, но я не бы­ла осо­бо по­хо­жа ни на од­но­го из ро­ди­те­лей, как-то в ба­бу­шек по­шла. Па­па очень пе­ре­жи­вал по это­му по­во­ду, веч­но вы­ис­ки­вая во мне свои чер­ты. И ча­сто спо­рил с ма­мой, на ко­го я по­хо­жа. Ино­гда их спо­ры при­во­ди­ли да­же к ссо­рам. Ни­как ро­ди­те­ли не мог­ли по­де­лить ре­бен­ка. А ма­ма, на­обо­рот, бы­ла уве­ре­на,

что я — ее точ­ная ко­пия. Она ни­ко­гда не упус­ка­ла слу­чая ска­зать об этом па­пе... — Коль, а Маш­ка по­хо­жа на ме­ня, — уве­ря­ла она мо­е­го па­пу­лю. — Сам по­смот­ри: гла­за мои один в один, и нос то­же, и гу­бы... Не­уже­ли не ви­дишь? Не­боль­шое ли­ри­че­ское от­ступ­ле­ние. На­до при­знать, во мно­гом ма­ма дей­стви­тель­но пра­ва. Гла­за, нос и гу­бы у ме­ня ма­ми­ны. Один в один, до мель­чай­ших де­та­лей. Тот же от­те­нок глаз, тот же раз­рез, на но­су та­кая же ма­лень­кая гор­бин­ка, тот же слег­ка раз­мы­тый пиг­мент верх­ней гу­бы. Но, несмот­ря на все это, по­хо­жей я на нее не бы­ла! За­то с воз­рас­том все боль­ше ста­но­ви­лась по­хо­жей на па­пу. Что про­сто безум­но его ра­до­ва­ло! Он каж­дый раз на­по­ми­нал ма­ме, что ес­ли де­воч­ка уда­лась в от­ца, то она бу­дет счаст­ли­вой. Ма­ме хо­те­лось, что­бы ее един­ствен­ный ре­бе­нок был счаст­лив, по­это­му она не про­те­сто­ва­ла. Та­ким об­ра­зом ро­ди­те­ли до­стиг­ли ми­ра и вза­и­мо­по­ни­ма­ния в этом во­про­се. Но мы слиш­ком да­ле­ко ушли от те­мы. Сей­час вер­нем­ся к со­бы­ти­ям по­чти трид­ца­ти­лет­ней дав­но­сти. Итак, об­ще­жи­тие, ма­ма, па­па и я. Спор в раз­га­ре. — Ну как так — все толь­ко твое? — воз­му­ща­ет­ся па­па. Во­об­ще-то Ма­шу­ля и моя доч­ка то­же, ес­ли ты об этом по­за­бы­ла! — Коль, твоя, ко­неч­но, я же не от­ни­маю у те­бя от­цов­ства, а про­сто го­во­рю, что Маш­ка по­хо­жа на ме­ня. — Да-да, ты го­во­ри­ла. Гла­за, нос, гу­бы... А мое что? Мо­жет быть, ще­ки? — Да ну, при­ду­мал! Ще­ки то­же мои. — А под­бо­ро­док? — Ко­ля, ты из­де­ва­ешь­ся? Хо­чешь, что­бы у де­воч­ки был муж­ской под- бо­ро­док? — Да нор­маль­ный он у ме­ня! — Не спо­рю, но у Маш­ки — мой! Па­па оби­жен­но и сер­ди­то за­со­пел в от­вет. — Ну че­го ты?! Для ме­ня глав­ное, что­бы на­ша Ма­ша моз­га­ми в те­бя по­шла. — Это еще по­че­му? — Бо ты дю­же вум­ный, — рас­сме­я­лась ма­ма. — Та­кий, шо аж страш­но. — Из­де­ва­ешь­ся, — оби­дел­ся па­па. — Но все-та­ки хо­те­лось бы по­нять, что же в Маш­ке мо­е­го? — Хм... — за­ду­ма­лась ма­ма. — Ну вот раз­ве что уши твои... Да, опре­де­лен­но твои. — Уши? — па­па вна­ча­ле по­ну­рил­ся, а по­том все же улыб­нул­ся. — Ну хоть так. Я в это вре­мя увле­чен­но за­ни­ма­лась иг­руш­ка­ми и, ка­за­лось, со­вер­шен­но не слу­ша­ла, о чем так жар­ко спо­рят ро­ди­те­ли. Ну, это они так по­че­му-то ду­ма­ли... По­сле то­го спо­ра про­шло по­чти два ме­ся­ца. На­сту­пил день мо­е­го рож­де­ния. Важ­ная дата — три года! Есте­ствен­но, ро­ди­те­ли при­гла­си­ли го­стей. Все при­шли с по­дар­ка­ми и по­здрав­ле­ни­я­ми. Я бы­ла в вос­тор­ге! Еще бы! Столь­ко иг­ру­шек, все вни­ма­ние — мне, и да­же ко­гда я слу­чай­но раз­би­ла бо­кал, ме­ня ни­кто не ру­гал. Все сме­я­лись и го­во­ри­ли, что к сча­стью. За­ме­ча­тель­ный празд­ник! И тут на­ча­лась та часть про­грам­мы. ко­то­рую мно­гие де­ти не лю­бят, а я так про­сто обо­жа­ла. Ме­ня по­ста­ви­ли на та­бу­рет в цен­тре ком­на­ты и по­про­си­ли что-ни­будь ис­пол­нить. Ха, про­сить ме­ня не нуж­но, глав­ное — оста­но­вить во­вре­мя! За пол­ча­са я ис­пол­ни­ла по­чти по­ло­ви­ну сво­е­го ре­пер­ту­а­ра, го­сти ак­тив­но хло­па­ли в ла­до­ши, ма­ма улы­ба­лась, а па­пу­ля си­дел ря­дом с весь­ма гор­дым ви­дом. По­сле та­ко­го успе­ха всем за­хо­те­лось вы­пить за име­нин­ни­цу и лю­дей, ко­то­рые так удач­но вос­про­из­ве­ли это чудо на свет. Го­во­ри­ли мно­го хо­ро­ших то­стов. Все ска­за­ли, что я ро­сту за­ме­ча­тель­ной и кра­си­вой де­воч­кой. И, есте­ствен­но, ста­ли за­да­вать стан­дарт­ный вопрос. — Ма­шень­ка, а на ко­го ты по­хо­жа? Ро­ди­те­ли тут же на­ча­ли по­бед­но пе­ре­гля­ды­вать­ся и по­гля­ды­вать на ме­ня. Мол, сей­час ре­бе­нок сам все ска­жет. До сих пор не знаю, что под­толк­ну­ло дать та­кой от­вет, но я вы­да­ла: — Я по­хо­жа на ма­му и па­пи­ны уш­ки! На какое-то вре­мя в ком­на­те во­ца­ри­лась гро­бо­вая ти­ши­на, ко­то­рую че­рез се­кун­ду взо­рвал го­ме­ри­че­ский хо­хот. Но са­мое ин­те­рес­ное, что со­всем недав­но я сто­я­ла у зер­ка­ла и пы­та­лась най­ти сход­ство между сво­и­ми и па­пи­ны­ми уша­ми. Увы, уш­ки ока­за­лись то­же ма­ми­ны­ми. Глав­ное — не про­го­во­рить­ся об этом па­пе, ко­то­рый очень хо­чет, что­бы доч­ка бы­ла по­хо­жа на него. Хо­тя он зря пе­ре­жи­ва­ет — я сто­про­цент­ная его ко­пия. По ха­рак­те­ру, ми­ми­ке, же­стам, при­выч­кам, по­ве­де­нию. На­сто­я­щая па­пи­на до­ця!

Ро­ди­те­ли по­че­му-то ду­ма­ли, что не слы­шу или не по­ни­маю то­го, о чем они так жар­ко спо­рят...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.