Про­сто шут­ка

Та­тья­на, 43 го­да За­ме­ти­ла, что дочь в по­след­нее вре­мя ста­ла груст­ной, и ре­ши­ла по­го­во­рить...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Это про­дол­жа­лось уже це­лую неде­лю: утром я вхо­ди­ла в ком­на­ту до­че­ри, что­бы под­нять ее в шко­лу — она на­чи­на­ла ка­приз­ни­чать, как маленькая, при­тво­ря­ясь за­бо­лев­шей и ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­лась ид­ти на за­ня­тия. Сна­ча­ла я ре­ши­ла, что это ве­сен­няя ханд­ра — зна­е­те, бы­ва­ет так, что на­па­дет и ни­че­го с ней нель­зя по­де­лать, толь­ко пе­ре­ждать ка­кое-то вре­мя... Но шли дни за дня­ми, а доч­ка все глуб­же ухо­ди­ла в се­бя, за­пи­ра­лась в ком­на­те, не от­ве­чая на те­ле­фон­ные звон­ки и каж­дый сбе­гая в ван­ную ком­на­ту, ко­гда кто-то зво­нил в две­ри. — Мо­жет, влю­би­лась? — пред­по­ло­жил муж. — Воз­раст как раз под­хо­дя­щий, — рас­суж­дал он, по­че­сы­вая бо­род­ку. — Ты бы с ней по­го­во­ри­ла — как там это у вас, де­во­чек, про­ис­хо­дит? — Да не хо­чет она со мной раз­го­ва­ри­вать, — от­ре­за­ла я. Со­сто­я­ние Лель­ки ме­ня вол­но­ва­ло все боль­ше: при­пух­шие ве­ки и си­ня­ки под гла­за­ми сви­де­тель­ство­ва­ли о том, что она пла­чет по но­чам, а за­трав­лен­ный взгляд — что че­го-то бо­ит­ся. «Ну что ты, ма­сень­ка? — мыс­лен­но ве­ла я диа­лог с до­че­рью, из­бо­лев­шись за нее ду­шой. — Рас­ска­за­ла бы, что стряс­лось, — гля­дишь, я бы те­бе и помогла: ес­ли не со­ве­том — ты ведь их слу­шать не хо­чешь, то хо­тя бы по­жа­ле­ла. Глав­ное, что­бы ты по­ня­ла: мы с па­пой те­бя лю­бим, а без­вы­ход­ных си­ту­а­ций не бы­ва­ет». Но Лель­ка бы­ла глу­ха к мо­им моль­бам — опу­стив глаза, про­ш­ны­ри­ва­ла на кух­ню и, ухва­тив хо­лод­ную кот­ле­ту или бу­тер­брод с кол­ба­сой, сно­ва спе­ши­ла за­пе­реть­ся у се­бя в ком­на­те. В пят­ни­цу по­зво­ни­ла класс­ная. — Что с Олей? — этот во­прос мы за­да­ли друг друж­ке прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но. — Я ду­маю, вам сле­ду­ет прий­ти в шко­лу — что­бы вме­сте во всем разо­брать­ся, — пред­ло­жи­ла она. — Хо­ро­шо, — со­гла­си­лась я, вспо­тев от вол­не­ния. — В по­не­дель­ник по­сле уро­ков, — по­обе­ща­ла и по­ве­си­ла труб­ку. Узнав, что ме­ня вы­зы­ва­ет класс­ная, Лель­ка за­па­ни­ко­ва­ла. — Не хо­ди — она все на­врет, — по­пы­та­лась оста­но­вить ме­ня, но, по­няв, что это не по­мо­жет, за­ка­ти­ла ис­те­ри­ку и по­тре­бо­ва­ла пе­ре­ве­сти ее в дру­гую шко­лу. — Я все рав­но ту­да не вер­нусь — и вы ни­че­го не смо­же­те сде­лать... — ры­да­ла она. — Или вы­бро­шусь из ок­на, — при­гро­зи­ла на вся­кий слу­чай. Я по­блед­не­ла, и схва­тив­шись за серд­це, опу­сти­лась на ди­ван. — Оля, ни­кто ни­че­го не бу­дет де­лать про­тив тво­е­го же­ла­ния, — вме­шал­ся в раз­го­вор Ко­стя, си­лой при­жав дочь к се­бе. В объ­я­ти­ях от­ца она немно­го успо­ко­и­лась: су­до­рож­ные ры­да­ния пе­ре­шли в ти­хий, жа­лоб­ный плач. Что­бы не рас­пла­кать­ся вме­сте с ней, ре­ши­ла прой­тись — вы­шла из дому и на уг­лу неожи­дан­но столк­ну­лась с Юрой, Лель­ки­ным од­но­класс­ни­ком и, как мне ка­за­лось, уха­же­ром. За­ме­тив ме­ня, он от­вел взгляд и по­пы­тал­ся пе­рей­ти на дру­гую сто­ро­ну, но я пре­гра­ди­ла ему до­ро­гу: — Ну, — спро­си­ла как мож­но стро­же, — ты ни­че­го не хо­чешь мне ска­зать? — Э-э... Я в этом не участ­во­вал, — тут же рас­ко­лол­ся па­рень и гу­сто по­крас­нел. — Сам узнал, толь­ко ко­гда уви­дел фот­ки.

Моя дочь ни­че­го не ста­ла рас­ска­зы­вать, за­пи­ра­лась у се­бя, на уро­ки ид­ти не хо­те­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.