Вс­пом­ни, где жи­вет сча­стье

На­деж­да, 26 лет По­сле пре­да­тель­ства лю­би­мо­го пар­ня ка­за­лось, что ни­че­го хо­ро­ше­го в мо­ей жиз­ни уже не бу­дет...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ва­п­ре­ле у ме­ня на­ча­лась чер­ная по­ло­са: по­па­ла под со­кра­ще­ние, а спу­стя неде­лю за­ста­ла бой­френ­да, с ко­то­рым жи­ла по­чти год, в по­сте­ли с дру­гой. Ду­ма­ла, Игорь ста­нет про­сить про­ще­ния, клясть­ся в люб­ви и умо­лять остать­ся, а он... — Со­би­рай ма­нат­ки и ума­ты­вай, — заявил мне, по­гла­жи­вая но­вую пас­сию по пле­чу. — На­до­е­ла! Итак, я по­те­ря­ла ра­бо­ту, лю­би­мо­го, кры­шу над го­ло­вой и ве­ру в по­ря­доч­ность мужчин. Бы­ло от че­го впасть в де­прес­сию... Один из луч­ших ан­ти­де­прес­сан­тов — это луч­шая по­дру­га, ко­то­рой мож­но вы­пла­кать­ся в жи­лет­ку. С тех пор, как Лен­ка с му­жем и пя­ти­лет­ним сы­ном пе­ре­еха­ла жить в част­ный дом за го­род, мы с ней ви­де­лись ред­ко — об­ща­лись в ос­нов­ном по те­ле­фо­ну. Но сей­час, как вы по­ни­ма­е­те, был осо­бый слу­чай. По­это­му я се­ла в марш­рут­ку и по­еха­ла к ней. Уви­дев ме­ня у ка­лит­ки, Ле­на ра­дост­но вос­клик­ну­ла: — На­дюш­ка, ка­кая ты мо­лод­чи­на, что вы­бра­лась в го­сти! — и по­спе­ши­ла на­встре­чу. Но по ме­ре то­го, как рас­сто­я­ние меж­ду на­ми со­кра­ща­лось, улыб­ка спол­за­ла с ее ли­ца. — У те­бя что-то пло­хое слу­чи­лось, да? — об­ни­мая ме­ня, спро­си­ла по­дру­га встре­во­жен­но. — Как ты до­га­да­лась? — Да ты на се­бя в зер­ка­ло по­смот­ри! Хоть пи­ши с те­бя порт­рет несчаст­ной жен­щи­ны. — Так и есть, — кив­ну­ла. — Бы­ло сча­стье, да все сплы­ло. Гос­по­ди, ес­ли бы ты толь­ко зна­ла, как мне сей­час пар­ши­во! — не сдер­жав­шись, раз­ры­да­лась. Ле­на уве­ла ме­ня в дом, на­по­и­ла ва­ле­рьян­кой, на­кор­ми­ла сыр­ни­ка­ми с ва­ре­ньем, а по­том при­сту­пи­ла к «до­про­су». Я не ста­ла ни­че­го скры­вать и вы­ло­жи­ла все как на ду­ху — соб­ствен­но, имен­но за этим и при­е­ха­ла. — Бед­ная ты моя, бед­ная, — со­чув­ствен­но вздох­ну­ла Ле­на, до­слу­шав мою ис­по­ведь. — Пу­сти­те ме­ня к се­бе по­жить, по­ка не най­ду но­вую ра­бо­ту и не смо­гу снять квар­ти­ру? — Жи­лье мо­жешь не ис­кать. Мы с Ки­рю­шей (так зо­вут Лен­ки­но­го му­жа), под­пи­са­ли на год ра­бо­чий кон­тракт и че­рез три дня уез­жа­ем в Пор­ту­га­лию. А Сла­ви­ка моя ма­ма еще вче­ра к се­бе в Тер­но­поль увез­ла. Так что скоро оста­нешь­ся здесь пол­но­власт­ной хо­зяй­кой. — Вы, на­вер­ное, на пе­ри­од отъ­ез­да хо­те­ли сда­вать дом квар-

ти­ран­там, а из-за ме­ня по­те­ря­е­те день­ги, ко­то­рые мог­ли бы по­лу­чить за арен­ду, — про­бор­мо­та­ла рас­те­рян­но. — Чу­жих лю­дей пус­кать в свое «гнез­дыш­ко» не хо­тим прин­ци­пи­аль­но, — улыб­ну­лась по­дру­га, — по­это­му пла­ни­ро­ва­ли до­го­во­рить­ся с по­жи­лой со­сед­кой, что­бы она, не бес­плат­но, ко­неч­но, при­гля­ды­ва­ла за до­мом и участ­ком. Но ес­ли ты тут по­се­лишь­ся, мы, на­обо­рот, — сэко­но­мим. ...Ле­на с Ки­рил­лом уеха­ли на за­ра­бот­ки, а я оста­лась «сто­ро­жить» их кот­тедж. Со­дер­жать его в порядке не со­став­ля­ло тру­да. А вот как «при­гля­ды­вать» за участ­ком я — го­ро­жан­ка до моз­га ко­стей — по­ня­тия не име­ла. Ре­ши­ла, что бу­дет до­ста­точ­но по­ли­вать в жар­кие дни цве­ты и фрук­то­вые деревья, что­бы не за­сох­ли, и сле­дить, что­бы ого­род не за­рос бу­рья­ном. На­шла в са­рае тяп­ку и отправилась по­лоть гряд­ки. От ра­бо­ты ме­ня от­влек дет­ский го­ло­сок: — Зд­расте. А за­чем вы по­ми­дор­ную рас­са­ду вы­па­лы­ва­е­те? Обер­нув­шись, уви­де­ла за невы­со­ким шта­кет­ни­ком, от­де­ляв­шим Лен­кин двор от со­сед­ско­го, де­воч­ку лет де­ся­ти. — Привет, — че­рез си­лу улыб­ну­лась ей (на­стро­е­ние бы­ло та­кое, что не до улы­бок). — А ты точ­но зна­ешь, что это по­ми­до­ры? — Ко­неч­но! — де­воч­ка пе­ре­лез­ла че­рез шта­кет­ник и ста­ла со зна­ни­ем де­ла мне объ­яс­нять. — А это — ба­кла­жа­ны, это — перец. А сор­ня­ки — вот они, — при­сев на кор­точ­ки, вы­рва­ла ка­кую-то трав­ку. — Вы те­перь здесь вме­сто те­тя Ле­ны и дя­ди Ки­рил­ла жи­ве­те, да? — Вре­мен­но. — А как вас зо­вут? — На­деж­да. — А ме­ня — Да­рья. А мою млад­шую сест­ру — Гла­фи­ра. Ме­ня ма­ма на­зва­ла в честь пра­ба­буш­ки, а сест­ру — что­бы в риф­му по­лу­чи­лось: Да­ша и Гла­ша. — При­коль­но. Слу­шай, по­дру­га, где здесь по­бли­зо­сти ма­га­зин есть? А то у ме­ня все про­дук­ты уже за­кон­чи­лись... — Я по­ка­жу, толь­ко там се­год­ня пе­ре­учет. Те­тя На­дя, а пой­дем­те к нам обе­дать? Ма­ма зе­ле­ный борщ сва­ри­ла. И пи­рож­ков с ри­сом на­пек­ла. Очень вкус­ные! — Ве­рю, но как-то неудоб­но... — Неудоб­но на по­тол­ке спать, — по­вто­ри­ла дев­чуш­ка яв­но под­слу­шан­ную у ко­го-то из взрос­лых фра­зу. — Пой­дем­те! Ма­ма ра­да бу­дет, она го­стей лю­бит! ...Ма­ма Да­ши и Гла­ши ока­за­лась ми­ло­вид­ной жен­щи­ной лет трид­ца­ти пя­ти — улыб­чи­вой, при­вет­ли­вой и во­об­ще очень слав­ной. Она на­кор­ми­ла ме­ня до от­ва­ла и, узнав от стар­шей доч­ки, что я вме­сто сор­ня­ков дер­га­ла по­ми­дор­ную рас­са­ду, необид­но рас­хо­хо­та­лась, а по­том провела для ме­ня лик­без по са­до­вод­ству и ого­род­ни­че­ству. Так на­ча­лась на­ша друж­ба с Оль­гой (так ее зва­ли). И чем луч­ше я узна­ва­ла свою но­вую со­сед­ку, тем боль­ше вос­хи­ща­лась ее неуто­ми­мо­стью и оп­ти­миз­мом. По­ни­ма­ла, как непро­сто рас­тить двух де­тей в оди­ноч­ку, од­на­ко не ре­ша­лась спро­сить, где же отец де­во­чек. Впро­чем, ко­гда на­ша друж­ба до­стиг­ла уров­ня «у ме­ня от те­бя нет сек­ре­тов», Оля са­ма рас­ска­за­ла о сво­ей жиз­ни. А я, в свою оче­редь, — о сво­ей. ...Гла­ша ро­ди­лась с по­ро­ком серд­ца. Муж Оль­ги ис­пу­гал­ся про­блем, ко­то­рые при­но­сит в се­мью тя­же­ло­боль­ной ре­бе­нок, и по­дал на раз­вод. Квар­ти­ра при­над­ле­жа­ла ему, и де­лить ее с быв­шей же­ной не за­хо­тел, фак­ти­че­ски вы­ста­вив ее с доч­ка­ми на ули­цу. Али­мен­ты пла­тит, но та­кие ми­зер­ные, что ку­рам на смех. А су­дить­ся с ним не име­ет смыс­ла — он опыт­ный ад­во­кат и сде­ла­ет так, что ре­ше­ние по-лю­бо­му бу­дет при­ня­то в его поль­зу. Сла­ва бо­гу, Гла­шень­ке в го­дик сде­ла­ли опе­ра­цию, и сей­час она прак­ти­че­ски здо­ро­ва. А жить при­хо­дит­ся в «ха­тын­ке» с удоб­ства­ми на улице и печ­ным отоп­ле­ни­ем, ко­то­рая до­ста­лась Оле в на­след­ство от ба­буш­ки. — И ты так спо­кой­но об этом го­во­ришь? — уди­ви­лась я. — А что, при­ка­жешь рвать на се­бе во­ло­сы и по­сы­пать го­ло­ву пеп­лом? — рас­сме­я­лась Оля. — Во-пер­вых, в этом нет смыс­ла, а во-вто­рых, де­тям для сча­стья нуж­на счаст­ли­вая ма­ма! — На­вер­ное, труд­но изоб­ра­жать ве­се­лье и по­зи­тив по­сле то­го, как на те­бя столь­ко бед сва­ли­лось, — ска­за­ла я. — Да ни­че­го я не изоб­ра­жаю! Как вы­ра­жа­ет­ся твоя по­дру­га Ле­на, я не вы­пенд­ри­ва­юсь, а так жи­ву. По­ни­ма­ешь, есть лю­ди, ко­то­рые кон­цен­три­ру­ют­ся на пло­хом, а я — на­обо­рот. Не че­рез си­лу — про­сто у ме­ня ха­рак­тер та­кой. По­это­му не по­ни­маю, по­че­му ты ханд­ришь. Ра­бо­ту обя­за­тель­но най­дешь — еще луч­ше преж­ней. А что ка­са­ет­ся же­ни­ха, так ра­до­вать­ся на­до, что он еще до сва­дьбы по­ка­зал се­бя во всей кра­се. А ес­ли бы по­сле про­явил нут­ро? И во­об­ще, от­крою один сек­рет: сча­стье жи­вет не в ко­шель­ке и не в рос­кош­ных хо­ро­мах... И да­же не в по­сте­ли с лю­би­мым, а здесь, — она при­кос­ну­лась ко лбу, — и здесь — до­тро­ну­лась до гру­ди, в том ме­сте, где серд­це. — А ко­гда на ду­ше вдруг ста­но­вит­ся пар­ши­во, про­сто вс­пом­ни об этом...

Оль­ги­ны оп­ти­мизм и уме­ние ра­до­вать­ся ме­ня вос­хи­ща­ли, мы вско­ре по­дру­жи­лись

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.