Мно­го страсти и немно­го люб­ви

Елизавета, 27 лет Под­дав­шись чув­ству, ко­то­рое оши­боч­но спу­та­ла с лю­бо­вью, я ед­ва не со­вер­ши­ла са­мую боль­шую ошиб­ку в сво­ей жиз­ни

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Был обыч­ный ве­чер четверга, Са­ша го­то­вил на ужин свои фир­мен­ные реб­рыш­ки, я ре­за­ла са­лат и кра­ем гла­за на­блю­да­ла, как си­ли­ко­но­вые кра­сот­ки бо­рют­ся за серд­це оче­ред­но­го хо­ло­стя­ка в по­пу­ляр­ном ре­а­ли­ти-шоу. Вдруг писк­нул те­ле­фон — со­об­ще­ние. — Что там? — рас­се­ян­но по­ин­те­ре­со­вал­ся бой­френд. — Ерун­да, опять ре­кла­ма, — со­вра­ла я, мгно­вен­но за­лив­шись крас­кой от ма­куш­ки до пя­ток. Эс­эм­эс­ку про­чи­тать не успе­ла, зато успе­ла уви­деть но­мер, ко­то­рый стер­ла из те­ле­фо­на по­чти год на­зад, но так и не смог­ла сте­реть из па­мя­ти — но­мер мо­е­го быв­ше­го. «При­вет, Ли­зок! — про­чи­та­ла, спря­тав­шись от Са­ши в ван­ной. — Я в го­ро­де, хо­чешь встре­тить­ся? Я — очень». Про­стое со­об­ще­ние, не боль­ше де­сят­ка слов. Но я пе­ре­чи­та-

ла его раз пять, и ме­ня, слов­но де­воч­ку Эл­ли из Кан­за­са, под­хва­ти­ло вол­шеб­ным вих­рем и унес­ло — толь­ко не в Изу­мруд­ный го­род, а в мою соб­ствен­ную жизнь го­дич­ной дав­но­сти. — Ты сво­дишь ме­ня с ума, — шеп­тал Макс, при­жи­мая так креп­ко, что ка­за­лось, буд­то мы не два раз­ных че­ло­ве­ка, а од­но це­лое. — Я хо­чу те­бя, — от­ве­ча­ла, и что­то внут­ри ме­ня взры­ва­лось ми­ри­а­да­ми пы­ла­ю­щих искр, ко­гда он ка­сал­ся гу­ба­ми мо­их губ. Мы встре­ча­лись по­чти каж­дый день, и при встре­че на­бра­сы­ва­лись друг на дру­га так, слов­но не ви­де­лись ты­ся­че­ле­тие. Макс не был мо­им пер­вым муж­чи­ной, но бу­дил во мне та­кие ощу­ще­ния и же­ла­ния, что ка­за­лось, буд­то до него не зна­ла о сек­се во­об­ще ни­че­го. Спустя во­семь ме­ся­цев на­ших от­но­ше­ний Макс пред­ло­жил съе­хать­ся. Ко­неч­но, я со­гла­си­лась — в мо­их фан­та­зи­ях мы уже нян­чи­ли дво­их ре­бя­ти­шек и по вы­ход­ным по­ло­ли грядки на за­го­род­ной да­че. А бук­валь­но че­рез па­ру дней по­сле пред­ло­же­ния я по­лу­чи­ла со­об­ще­ние, в ко­то­ром па­рень ого­ро­шил ме­ня но­во­стью, что едет ра­бо­тать за гра­ни­цу, а по­се­му мы долж­ны рас­стать­ся. «Да­вай оста­нем­ся дру­зья­ми», — пи­сал Макс в кон­це. В от­вет пред­ло­жи­ла ему от­пра­вить­ся ту­да, от­ку­да за­ча­стую не воз­вра­ща­ют­ся. Про­шел год. Черт возь­ми, сколь­ко кру­гов ада я про­шла за это вре­мя! Неде­ли за­тяж­ной де­прес­сии, лит­ры вы­пи­то­го ви­на, пач­ки вы­ку­рен­ных си­га­рет, ча­сы ду­ше­спа­си­тель­ных раз­го­во­ров с по­друж­ка­ми... И толь­ко зна­ком­ство с Са­шей под­ня­ло ме­ня с са­мо­го дна. Саш­ка со­вер­шен­но не был по­хож на Мак­си­ма, и имен­но это мне сра­зу в нем по­нра­ви­лось. Спо­кой­ный, урав­но­ве­шен­ный и вдум­чи­вый, он стал той ти­хой га­ва­нью, где на­шел дол­го­ждан­ный при­ют мой из­ряд­но по­би­тый штор­мом бар­кас. И ко­гда все на­ко­нец вста­ло на свои места и ра­ны по­чти за­тя­ну­лись, Макс сно­ва за­ма­я­чил на мо­ем го­ри­зон­те. «Для че­го? — спра­ши­ва­ла се­бя. — Что­бы сно­ва раз­ру­шить мою жизнь? Или, мо­жет, из­ви­нить­ся?» Не на­хо­дя от­ве­та, ре­ши­ла все-та­ки встре­тить­ся с ним. Он ждал у вхо­да в ка­фе — по­чти не из­ме­нив­ший­ся за пол­то­ра го­да, раз­ве что от­пу­стил мод­ную нын­че небреж­ную ще­ти­ну. — При­вет, прекрасно вы­гля­дишь, — вкрад­чи­во про­мур­лы­кал Макс и по­це­ло­вал ме­ня в ще­ку. Я пла­ни­ро­ва­ла быть рав­но­душ­ной и непри­ступ­ной, хо­лод­ной и дерз­кой, но один его по­це­луй су­мел про­бу­дить во мне чув­ства, ко­то­рые ста­ра­тель­но пы­та­лась ис­ко­ре­нить це­лый год. Ощу­щая аро­мат его пар­фю­ма, не могла ду­мать ни о чем дру­гом... Да, я нена­ви­де­ла се­бя за это, но хо­те­ла Мак­са так силь­но, как буд­то это во­все не он год на­зад пре­вра­тил мое серд­це в ра­дио­ак­тив­ный пе­пел. — Пла­ни­ро­вал по­си­деть здесь, — ука­зал ру­кой на ка­фе, — но все ока­за­лось за­ня­то. Он сде­лал па­у­зу, вы­ра­зи­тель­но бу­ра­вя ме­ня взгля­дом, а за­тем вы­па­лил: — Мо­жет, пой­дем ко мне? Я тут неда­ле­ко оста­но­вил­ся. Мне хо­те­лось крик­нуть ему в ли­цо: «Да ты со­всем охре­нел!», но вме­сто это­го услы­ша­ла, как хрип­ло про­из­но­шу: «Пой­дем». В но­ме­ре Макс до­стал из ми­ни­ба­ра бу­тыл­ку ви­на, раз­лил по бо­ка­лам и на­чал ви­но­ва­то рас­ска­зы­вать о том, что за­ста­ви­ло его год на­зад так сроч­но уехать из стра­ны. Од­на­ко я по­чти не слы­ша­ла, о чем он го­во­рит: в го­ло­ве шу­ме­ло, ла­до­ни неисто­во по­те­ли. Мы­с­лен­но за­став­ля­ла се­бя дер­жать­ся, но, ко­неч­но же, зна­ла — сто­ит ему ед­ва при­кос­нуть­ся, и я по­плы­ву, как ирис­ка на солн­це... — Я на ми­нут­ку, — ска­зал Макс и от­лу­чил­ся в туа­лет. Прак­ти­че­ски сра­зу ожил его те­ле­фон на тум- боч­ке воз­ле кро­ва­ти, и я ма­ши­наль­но взя­ла его в ру­ки... «Зай­ка, я уже ску­чаю, — пи­са­ла некая осо­ба, под­пи­сан­ная «На­та­ша Бу­фе­ра». — Вче­ра мне бы­ло так хо­ро­шо с то­бой! Мо­жет, се­го­дня по­вто­рим?» И вдруг — о чу­до! — буд­то кто-то щелк­нул неви­ди­мым тум­бле­ром в мо­ей го­ло­ве, и все сра­зу вста­ло на сво­им места. Я не люб­лю Мак­са и ни­ко­гда не лю­би­ла на са­мом де­ле, про­сто мне бы­ло с ним очень хо­ро­шо в по­сте­ли — это имен­но то, что он уме­ет де­лать луч­ше все­го. И в его жиз­ни все­гда бу­дут Оли, Ма­ши, Ка­ти и мно­гие дру­гие, ко­то­рых он бу­дет чер­тов­ски класс­но удо­вле­тво­рять. Но все это — про­сто страсть, а люб­ви — со­всем немно­го, ще­пот­ка от си­лы. По­то­му что лю­бовь — не ди­кие пляс­ки в кро­ва­ти, а уют­ные домашние ве­че­ра, сон­ные объ­я­тия, сов­мест­ные ужи­ны... Я вспом­ни­ла про Саш­ку, и сле­зы рас­ка­я­ния тут же брыз­ну­ли из мо­их глаз. Гос­по­ди, а ведь я толь­ко что ед­ва не со­вер­ши­ла са­мую боль­шую ошиб­ку! Не до­жи­да­ясь воз­вра­ще­ния Мак­са, я пу­лей вы­ле­те­ла из го­сти­ни­цы. Бы­ло уже позд­но, но за уг­лом ка­ким-то чу­дом еще ра­бо­та­ла ма­лень­кая кон­ди­тер­ская. И там — по­чти на пу­стой вит­рине! — я на­шла Саш­кин лю­би­мый сме­тан­ный торт. — Хо­ро­ший вы­бор, — улыб­ну­лась про­дав­щи­ца, от­счи­ты­вая мне сда­чу. «Хо­ро­ший знак», — по­ду­ма­ла я и, схва­тив па­кет, по­чти бе­гом по­мча­лась до­мой, к лю­би­мо­му.

Мак­сим пред­ло­жил жить вме­сте, а че­рез па­ру дней со­об­щил, что уез­жа­ет, и ис­чез... Ма­ши­наль­но взяв в ру­ки его те­ле­фон, я про­чла со­об­ще­ние от ка­кой-то На­та­ши

Макс был чер­тов­ски хо­рош в по­сте­ли

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.