Что я скры­вал от же­ны

Ар­тем, 61 год Вый­дя на пен­сию, стал за­ни­мать­ся бе­гом, но жене об этом не ска­зал, бо­ял­ся, что бу­дет сме­ять­ся на­до мной

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Не­дав­но я стал пен­си­о­не­ром. Чест­но го­во­ря, вы­хо­да на за­слу­жен­ный от­дых ожи­дал с тре­во­гой: как жить даль­ше? Что со мной бу­дет в смыс­ле са­мо­чув­ствия? Столь­ко ис­то­рий на­слу­шал­ся о том, что муж­чи­ны на пен­сии на­чи­на­ют бо­леть, рез­ко ста­ре­ют и да­же уми­ра­ют. По­че­му вче­ра еще пол­ный сил муж­чи­на се­го­дня вдруг чув­ству­ет се­бя устав­шим и по­ста­рев­шим? Че­го там гре­ха та­ить, выход на пен­сию для мно­гих ста­но­вит­ся на­сто­я­щей тра­ге­ди­ей, непо­пра­ви­мым кру­ше­ни­ем при­выч­но­го укла­да жиз­ни. Ко­гда че­ло­век про­ща­ет­ся с ра­бо­той и остаeт­ся предо­став­лен толь­ко са­мо­му се­бе, то­гда и на­чи­на­ют­ся про­бле­мы. И чем заняться на за­слу­жен­ном от­ды­хе? При­хо­дит­ся пен­си­о­не­ру це­лы­ми дня­ми чи­тать га­зе­ты и смот­реть телевизор, ле­жа на ди­ване. Я так жить не хо­тел, по­это­му вста­вал на рас­све­те, вы­хо­дил на про­гул­ку во­круг квар­та­ла, до­ма де­лал лег­кую за­ряд­ку, по­ка же­на спа­ла — не хо­тел, что­бы она ви­де­ла, стес­нял­ся, что бу­дет на­сме­хать­ся. Ты мой юный пен­си­о­нер, — шу­ти­ла Ле­на. У ме­ня моз­ги те­перь ра­бо­той не бы­ли за­гру­же­ны, и я с удив­ле­ни­ем за­ме­тил, что за­гля­ды­ва­юсь в транс­пор­те на мо­ло­дых жен­щин. Это ме­ня и об­ра­до­ва­ло, и оза­да­чи­ло. С од­ной сто­ро­ны, вы­хо­дит, еще со­всем не ста­рый. С дру­гой — не­уже­ли се­ди­на в бо­ро­ду, а бес в реб­ро? Но я не хо­чу ни­ка­ких при­клю­че­ний! У ме­ня же­на есть. Вот толь­ко она по­че­му-то мень­ше ста­ла об­ра­щать на ме­ня вни­ма­ние. Или мне по­ка­за­лось? Па­ру раз при­го­то­вил ужин к ее при­хо­ду с ра­бо­ты, кра­си­во на­крыл на стол. За ужи­ном на­чи­нал рас­ска­зы­вать но­во­сти, ко­то­рые ви­дел по те­ле­ви­зо­ру, а Ле­на мне все о ра­бо­те, о на­чаль­стве, и ни­как не могла пе­ре­клю­чить­ся на дру­гую те­му. Ве­че­ром, пе­ред сном, со­би­рал­ся ее при­лас­кать, смот­рю — а она уже спит. — Од­но из двух: ли­бо я ей на­до­ел, — рас­суж­дал сам с со­бой во вре­мя утрен­ней про­гул­ки, — или у нее на ра­бо­те кто-то по­явил­ся. Ина­че по­че­му она рав­но­душ­на? Эта мысль ме­ня рас­стро­и­ла. Не мо­жет быть! Раз­ве моя Ле­на мо­жет по­смот­реть на ка­ко­го-то дру­го­го муж­чи­ну?! Хо­тя... Все в жиз­ни слу­ча­ет­ся. Вот в се­ри­а­лах, ко­то­рые я те­перь ча­сто смот­рел, сплош­ные жиз­нен­ные тра­ге­дии и из­ме­ны. Как-то раз про­хо­дил ми­мо школьного ста­ди­о­на. В та­кое ран­нее вре­мя тут бы­ло пу­сто и ти­хо. Неожи­дан­но у тро­туа­ра оста­но­вил­ся ав­то­мо­биль, из него вы­шел зре­ло­го воз­рас­та муж­чи­на в ти­пич­ном ко­стю­ме офис­но­го клер­ка, и на­пра­вил­ся к спорт­пло­щад­ке. Я на­блю­дал за ним из-за ку­стов. Муж­чи­на украд­кой огля­нул­ся, раз­дел­ся и на­чал под­тя­ги­вать­ся на пе­ре­кла­дине. Один раз, вто­рой... Че­ты­ре. «Ма­ло­ва­то бу­дет», — по­ду­мал я. Ви­ди­мо, он то­же так ре­шил, по­то­му что стал от­жи­мать­ся, упер­шись ла­до­ня­ми в ста­рую ав­то­мо­биль­ную по­крыш­ку, на­по­ло­ви­ну вко­пан­ную в зем­лю. По­том на ме­тал­ли­че­ских бру­сьях ка­чал пресс, усев­шись на одну же­ле­зя­ку и за­це­пив­шись за вто­рую но­га­ми. По­сле все­го это­го сде­лал пол­ный круг бе­гом во­круг пло­щад­ки и, тя­же—

Ко­гда же­на на­шла спря­тан­ные новые крос­сов­ки, ре­ши­ла, что я ей из­ме­няю

ло ды­ша, оста­но­вил­ся. Сно­ва по­вя­зал гал­стук, на­дел пи­джак, сел в свою ма­ши­ну и уехал. Но пе­ред этим на­сто­ро­жен­но, как шпи­он, огля­нул­ся по сто­ро­нам. — Бо­ит­ся, что его за­сту­ка­ют за этим за­ня­ти­ем, — ска­зал я вслух. Хо­тя что стыд­но­го в том, что­бы де­лать упраж­не­ния? Впро­чем, я его по­ни­мал... И ка­жет­ся, те­перь знаю, что мне де­лать. С это­го дня на­чал уси­лен­но за­ни­мать­ся бе­гом и упраж­не­ни­я­ми на этой пло­щад­ке. При­хо­ди­лось вста­вать еще рань­ше, что­бы Ле­на ни о чем не до­га­да­лась и не на­ча­ла за­да­вать во­про­сы. Что я мог ей от­ве­тить? Что хо­чу стать бод­рее, строй­нее, что не нра­вит­ся соб­ствен­ный тор­ча­щий жи­вот? Она спро­сит, для ко­го ста­ра­юсь, и я не смо­гу так пря­мо от­ве­тить: для те­бя, лю­би­мая, что­бы ни­кто те­бя у ме­ня не от­бил. Да она про­сто за­сме­ет! «Те­бе уже ше­сть­де­сят с га­ком, — ска­жет, — а ту­да же! Как маль­чиш­ка, чест­ное сло­во!» Вна­ча­ле я за­со­мне­вал­ся, что смо­гу сам при­ве­сти се­бя в над­ле­жа­щий вид, и от­пра­вил­ся в фит­нес-центр на со­сед­ней ули­це. Узнал, сколь­ко сто­ит або­не­мент, внут­ренне ах­нул, но по­про­сил­ся в зал — по­про­бо­вать. Фор­ма у ме­ня с со­бой бы­ла, и мне раз­ре­ши­ли. Я под­ни­мал нетя­же­лую штан­гу, пы­та­ясь по­нять, вы­дер­жу ли. И тут за­ме­тил, что за мной на­блю­да­ет юный ат­лет. Он иг­ра­ю­чи при­се­дал со штан­гой на пле­чах, при­чем ра­за в три тя­же­лее мо­ей. — Раз­ре­ши­те по­жать ва­шу ру­ку, — ска­зал он немно­го поз­же. — Я слы­шал, по­сле трид­ца­ти очень труд­но се­бя пре­одо­ле­вать. Вый­дя от­ту­да, я по­нял, что не хо­чу по­зо­рить­ся сре­ди мо­ло­дых, да и де­нег жал­ко. И про­дол­жал свои про­беж­ки на рас­све­те. Так про­шло око­ло ме­ся­ца. Бы­ло тя­же­ло, осо­бен­но вста­вать ра­но. Каж­дое утро хо­те­лось пе­ре­вер­нуть­ся на дру­гой бок и слад­ко уснуть, и каж­дое утро за­став­лял се­бя под­нять­ся. Зато ка­кое удо­воль­ствие бы­ло вер­нуть­ся до­мой, за­лезть под душ! Кро­ме бе­га, еще под­тя­ги­вал­ся, от­жи­мал­ся и ка­чал пресс. Каж­дая мыш­ца по­сте­пен­но вспо­ми­на­ла, за­чем она нуж­на. Мои ста­рые крос­сов­ки раз­ва­ли­ва­лись на гла­зах, и я ку­пил новые. При­чем не по­жа­лел де­нег — вы­брал лег­кие, по­чти неве­со­мые, мод­но­го брен­да. Но от Ле­ны их пря­тал. Она и так с по­до­зре­ни­ем на­ча­ла на ме­ня по­смат­ри­вать. — Ар­тем, ты что, по­ху­дел? — спро­си­ла она од­на­жды. Я на мгно­ве­ние за­пнул­ся. — Да, чуть-чуть. Пе­ре­стал муч­ное есть, осо­бен­но по ве­че­рам, — вы­кру­тил­ся. В сле­ду­ю­щий раз же­на уви­де­ла, как под­ни­маю два­дца­ти­ки­ло­грам­мо­вую бу­тыль с чи­стой во­дой, которую нам до­став­ля­ли раз в две неде­ли. Обычно я ее под­ни­мал дву­мя руками и с крях­те­ни­ем, а тут ли­хо под­нял од­ной и по­ста­вил на та­бу­рет. Ле­на про­мол­ча­ла и на­хму­ри­лась, а я спо­хва­тил­ся. «Лад­но, мо­жет, не до­га­да­ет­ся. Поз­же вы­бе­ру мо­мент и все ей рас­ска­жу». И про­дол­жал свои про­беж­ки с упраж­не­ни­я­ми. Втя­нул­ся уже, про­сы­пать­ся ста­ло лег­че. Че­рез несколь­ко дней, в суб­бо­ту, бе­гал, как обычно, во­круг спорт­пло­щад­ки и вдруг за ку­ста­ми по­слы­шал­ся вскрик. Вет­ви ко­лы­ха­лись, как от силь­но­го вет­ра. Я по­до­шел ту­да и уви­дел... свою жену! На ней бы­ла неле­пая шля­па и солн­це­за­щит­ные оч­ки. — Ле­на? — удив­лен­но спро­сил я. — А я тут это са­мое... По­го­ди, дай ру­ку и вы­та­щи ме­ня! — сер­ди­то по­тре­бо­ва­ла моя су­пру­га. — Я осту­пи­лась, тут яма. Где она? — Кто? Ле­на вы­бра­лась, огля­ну­лась во­круг и упер­ла ру­ки в бо­ка. — Твоя лю­бов­ни­ца. — Что?! Ка­кая лю­бов­ни­ца? — А что я долж­на бы­ла по­ду­мать? Ты по­ху­дел, усколь­за­ешь ку­да-то по утрам, крос­сов­ки твои су­пер­до­ро­гие на­шла! Все вре­мя ра­дост­ный, бод­рый! Ну я и ре­ши­ла, что у те­бя женщина. На­ря­ди­лась вот для слеж­ки, ре­ши­ла вас за­сту­кать. Я за­хо­хо­тал и об­нял ее. Она хо­те­ла вы­рвать­ся, но я не от­пус­кал. — Глу­пая. Для те­бя ста­ра­юсь. Хо­чу быть энер­гич­ным и силь­ным. А то при­стаю, при­стаю, а ты ноль вни­ма­ния. По­ду­мал, что на­до­ел те­бе... Или что у те­бя на ра­бо­те кто-то по­явил­ся. Мы уста­ви­лись друг на дру­га... И на­ча­ли хо­хо­тать уже оба как су­ма­сшед­шие. Сги­ба­ясь по­по­лам и ути­рая сле­зы. — Ор­га­ни­зуй еще раз празд­нич­ный ужин, как то­гда, — шеп­ну­ла же­на, ко­гда мы шли до­мой. — Со све­ча­ми. Утром от­крыл гла­за, а Ле­ны ря­дом нет. Вы­шел из спаль­ни и уви­дел ее в спор­тив­ном ко­стю­ме. — Вме­сте бу­дем бе­гать, — за­яви­ла она. — Я то­же хо­чу быть мо­ло­дой и бод­рой. Для те­бя...

До по­ры до вре­ме­ни ре­шил хра­нить свою тай­ну

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.