Доб­би сво­бо­ден!

Ок­са­на, 25 лет Ма­ма вна­ча­ле каж­дый день зво­ни­ла, а по­том пе­ре­ста­ла. Тут уже за­вол­но­ва­лась я...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Унас боль­шая и очень друж­ная семья. Сколь­ко се­бя пом­ню, в на­шем до­ме все­гда бы­ли го­сти — дру­зья ро­ди­те­лей, при­я­те­ли стар­шей сест­ры и бра­та, мно­го­чис­лен­ные род­ствен­ни­ки. Ма­му все счи­та­ли знат­ной ку­ли­нар­кой, на лю­бой празд­ник сто­лы ло­ми­лись, да и в буд­ние дни семья то­же ела не ба­наль­ный суп. Все все­гда бы­ло с вы­дум­кой и в плане го­тов­ки, и в плане сер­ви­ров­ки. Шло вре­мя, Али­на и Сер­гей вы­рос­ли и упорх­ну­ли из ро­до­во­го гнез­да. Им на­ску­чил наш про­вин­ци­аль­ный го­ро­док, за­хо­те­лось сто­лич­но­го экс­т­ри­ма. Ро­ди­те­ли бла­го­сло­ви­ли каж­до­го, по­мог­ли с по­ступ­ле­ни­ем и ста­ли еже­ме­сяч­но со­би­рать по­сыл­ки с го­стин­ца­ми. Я вна­ча­ле ди­ко за­ви­до­ва­ла, мне то­же хо­те­лось взрос­лой жиз­ни и сво­бо­ды. — Хо­ро­шо вам, — пла­ка­лась сест­ре в труб­ку. — Жизнь в боль­шом го­ро­де, столь­ко воз­мож­но­стей. А я тут про­зя­баю. — Ду­ра, ты, ма­лая, — хмы­ка­ла Али­на. — Жи­вешь на всем го­то­вом, не зна­ешь, что та­кое стир­ка, убор­ка, покупка про­дук­тов. Ма­ма с па­пой все в клю­ви­ке при­не­сут. А нам с Сер­ге­ем тут при­хо­дит­ся кру­тить­ся, что­бы вы­жить. — Но вы же так ту­да рва­лись… Мо­жет, сто­ит вер­нуть­ся? — Нет, мы уже по­ня­ли, что и как нуж­но де­лать. А ты на­сла­ждай­ся. И помни: ро­ди­те­ли прак­ти­че­ски в один день ли­ши­лись двух детей, ты их последняя ра­дость. По­то­му, не будь сви­ньей, пусть за­бо­тят­ся о те­бе. Я тут у дру­зей на­слу­ша­лась рас­ска­зов о том, как ме­ня­лись пред­ки, по­сле то­го как де­ти уез­жа­ли. Они опус­ка­ли ру­ки, на­чи­на­ли бо­леть и ханд­рить. Так что имей в ви­ду: ты их ле­кар­ство от ску­ки и ста­ро­сти. По­сле это­го раз­го­во­ра я пе­ре­смот­ре­ла свое от­но­ше­ние к про­ис­хо­дя­ще­му. Ста­ла ча­ще об­щать­ся с ро­ди­те­ля­ми, под­би­ла их на ре­монт в до­ме. Ко­ро­че, де­ла­ла все, что­бы они бы­ли за­ня­ты и не оста­ва­лось вре­ме­ни на тос­ку. Шли го­ды, я все так же жила с ро­ди­те­ля­ми. Ре­ши­ла, что выс­шее об­ра­зо­ва­ние в на­шем го­ро­де мне ни к че­му, за­кон­чи­ла кур­сы ма­ни­кю­ра-пе­ди­кю­ра. Ме­ня взя­ла на ра­бо­ту в са­лон по­дру­га сест­ры. Взрос­лая жизнь под кры­лом ро­ди­те­лей бы­ла не так уж и пло­ха. Но по­том я влю­би­лась. Ка­кое-то вре­мя мы с Ан­дре­ем про­сто встре­ча­лись, хо­ди­ли в кино, ка­фе. Так про­дол­жа­лось по­чти год, а по­том со­сто­ял­ся се­рьез­ный раз­го­вор. — Ксан­ка, дол­го мы с то­бой бу­дем вот так бро­дить? — за­вел диа­лог Ан­дрю­ша. — Что ты пред­ла­га­ешь? До­ма си­деть? В прин­ци­пе, мож­но. Ро­ди­те­ли не про­тив, они те­бя лю­бят. — Дом — это хо­ро­шо, ес­ли он наш. Да­вай жить вме­сте? — Зву­чит по­чти как пред­ло­же­ние ру­ки и сердца. — Не спе­ши, это сле­ду­ю­щий шаг. Вна­ча­ле нуж­но по­нять, смо­жем ли мы в бы­ту сой­тись. Са­ма по­ни­ма­ешь, это важ­но. — Ты прав, толь­ко как ро­ди­те­ли это пе­ре­жи­вут? — Ну, они же взрос-

лые лю­ди, долж­ны по­ни­мать, что ты не бу­дешь всю жизнь с ни­ми жить. По­го­во­ри­те се­го­дня. Я дол­го со­би­ра­лась с ду­хом, но на­ко­нец ре­ши­лась. — Ма­ма, па­па, у ме­ня се­рьез­ный раз­го­вор к вам. — О гос­по­ди, ты бе­ре­мен­на? — ах­ну­ла ма­ма. — Нет, Ан­дрей пред­ло­жил съе­хать­ся, и я ду­маю, что нам сто­ит по­про­бо­вать. — Фух, на­пу­га­ла, — тя­же­ло вы­дох­нул отец. — Ну, мы не про­тив, прав­да, мать? Па­рень хо­ро­ший, ду­маю, у вас все по­лу­чит­ся. — Вот и ты вы­рос­ла, — вне­зап­но рас­пла­ка­лась ма­ма. — Ес­ли ты про­тив, я оста­нусь. — Нет! Все хо­ро­шо, это на эмо­ци­ях, от ра­до­сти. Я со­бра­ла вещи, по­лу­чи­ла от ма­мы несколь­ко ко­ро­бок с при­да­ным, и на­ча­лась моя са­мо­сто­я­тель­ная взрос­лая жизнь. Пер­вые несколь­ко ме­ся­цев я то и де­ло зво­ни­ла ма­ме. — Мам, а как пра­виль­но суп ва­рить? А го­луб­цы кру­тить? Чем вы­ве­сти жир­ное пят­но? А сто гри­вен за мя­со — это мно­го? Ма­ма ти­хо хи­хи­ка­ла над мо­и­ми во­про­са­ми и де­таль­но от­ве­ча­ла. Она и са­ма зво­ни­ла мне еже­днев­но, спра­ши­ва­ла, как на­ши де­ла, рас­ска­зы­ва­ла, как они с от­цом по­жи­ва­ют. Так про­дол­жа­лось несколь­ко ме­ся­цев, а по­том ма­ма про­па­ла. Ко­гда я по­ня­ла, что уже неде­лю не слы­ша­ла ее, ре­ши­ла за­ско­чить к ро­ди­те­лям в го­сти. Из-за ра­бо­ты и обу­строй­ства но­вой квар­ти­ры я у них не бы­ла до­воль­но дол­го. И из­ме­не­ния сра­зу же бро­си­лись в гла­за. Боль­ше не бы­ло боль­шо­го ого­ро­да! Ес­ли рань­ше ма­ма с от­цом сут­ка­ми во­зи­лись с рас­са­дой, что-то са­жа­ли, по­ло­ли, под­вя­зы­ва­ли, то те­перь на том ме­сте, где бы­ли грядки, буй­но цве­ли цве­ты. На зад­нем дво­ре вы­рос­ла неболь­шая бе­сед­ка, а ря­дом с ней — ман­гал и ка­че­ли. — Ни­че­го се­бе, мам, а ко­гда это вы успе­ли? — Да по­чти сра­зу по­сле тво­е­го пе­ре­ез­да. Нам с от­цом мно­го не нуж­но. Оста­ви­ли по па­ре ряд­ков ово­щей, зе­ле­ни. С кар­тош­кой во­об­ще ре­ши­ли не за­мо­ра­чи­вать­ся, про­ще ку­пить. А о цве­тах я все­гда меч­та­ла. — По­че­му же рань­ше не са­жа­ла? — Де­воч­ка моя, трое детей, ко­то­рых нуж­но кор­мить. Ого­род был боль­шим под­спо­рьем. А те­перь, вы все при­стро­е­ны, са­мо­сто­я­тель­ны. Уже вы нам по­мо­га­е­те... До­ма то­же бы­ли из­ме­не­ния. Из на­ших трех ком­нат толь­ко моя оста­лась в преж­нем ви­де. Осталь­ные бы­ли пе­ре­де­ла­ны в спорт­зал и ка­би­нет. Я с удив­ле­ни­ем рас­смат­ри­ва­ла нов­ше­ства. — Мам, то, что мы уеха­ли, пошло вам на поль­зу? — Да, Доб­би сво­бо­ден! — и она ве­се­ло рас­сме­я­лась. — Пом­нишь, как мы смот­ре­ли вме­сте Гар­ри Пот­те­ра? — Ко­неч­но! Мой лю­би­мый фильм. А при чем тут Доб­би? — Ну как же! Гар­ри об­ма­нул стар­ше­го Мал­фоя и по­да­рил эль­фу но­сок, тем са­мым осво­бо­див его из раб­ства. Счи­тай, что трое мо­их детей по­да­ри­ли мне по ста­ро­му нос­ку. И да, мне не стыд­но признать­ся, что ра­да это­му. Это не зна­чит, что мы с па­пой уста­ли от вас и не лю­бим. Про­сто сколь­ко се­бя пом­ню, я бы­ла ма­мой. А хо­те­лось хоть ино­гда по­быть жен­щи­ной. И те­перь, ко­гда мы с от­цом от­ве­ча­ем толь­ко за се­бя, мож­но тво­рить глу­по­сти, спать до обеда, на­е­дать­ся на ночь сла­до­стей, а не за­ни­мать­ся тем же ого­ро­дом. По­ни­ма­ешь? — Ка­жет­ся, да. Толь­ко по­че­му ты не ска­за­ла мне про это рань­ше? Я бы дав­но уеха­ла! — Как? — по­ра­зи­лась ма­ма. — Я жила с ва­ми, что­бы вы не чув­ство­ва­ли се­бя бро­шен­ны­ми. Мы с Сер­ге­ем и Али­ной об­су­ди­ли их отъ­езд и ре­ши­ли, что вы бу­де­те стра­дать без нас. По­то­му они ме­ня по­про­си­ли остать­ся тут и да­вать вам воз­мож­ность чув­ство­вать се­бя нуж­ны­ми. — Се­рьез­но? — ма­ма рас­хо­хо­та­лась. — Бо­же мой, вот что зна­чит не сесть и не по­го­во­рить нор­маль­но. Ну, хо­ро­шо, что вы­шло так не рань­ше, чем нам с па­пой стук­ну­ло семь­де­сят. У мо­их ро­ди­те­лей жизнь из­ме­ни­лась. Они боль­ше не скры­ва­ют то­го фак­та, что ра­ду­ют­ся сво­бо­де от детей и обя­за­тельств. Мы вся­че­ски под­дер­жи­ва­ем их, как мо­раль­но, так и фи­нан­со­во. Вс­пом­нив, сколь­ко они да­ли нам за всю жизнь, мы с бра­том и сест­рой ре­гу­ляр­но пополняем ро­ди­тель­скую ку­быш­ку, что­бы они мог­ли поз­во­лить се­бе пу­те­ше­ство­вать. Ми­ни­мум че­ты­ре по­езд­ки в го­ду — это та норма, которую мы тя­нем. А я для се­бя сде­ла­ла важ­ный вы­вод. Ко­гда у ме­ня бу­дет ре­бе­нок, я с ра­до­стью ста­ну рас­тить его, но и с не мень­шей ра­до­стью от­пу­щу ча­до во взрос­лую жизнь. Ведь каж­дый Доб­би дол­жен быть сво­бо­ден!

Ока­за­лось, ро­ди­те­ли со­всем не ску­ча­ли, как мы ду­ма­ли, они ста­ли жить ин­те­рес­но

Мой пе­ре­езд по­шел на поль­зу всем

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.