О бед­ном сту­ден­те...

Дмит­рий, 21 год На­стро­е­ние с утра бы­ло пас­куд­ное, по­это­му, толк­нув му­жи­ка, из­ви­нять­ся не стал, еще и обо­звал

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Сса­мо­го утра за­ря­дил дождь, и я здо­ро­во разо­злил­ся. И без то­го на­стро­е­ние ху­же неку­да, а тут еще мок­нуть при­дет­ся. Сколь­ко раз со­би­рал­ся се­бе зонт ку­пить, да все де­нег жаль. Пе­ре­жи­дать не име­ло смыс­ла, так как небо плот­но за­тя­ну­то свин­цо­вы­ми ту­ча­ми, ста­ло быть, лить бу­дет еще дол­го. Опаз­ды­вать глу­по (ме­ня уже дав­но внес­ли в «чер­ный» спи­сок за­яд­лых раз­гиль­дя­ев), по­это­му я схва­тил па­кет со сво­им ре­фе­ра­том и сло­мя го­ло­ву по­мчал­ся в уни­вер. Во­об­ще-то на­ша груп­па до пят­ни­цы от­ды­ха­ет, и толь­ко я, как при­ду­рок, вы­нуж­ден ры­сью нестись в дав­но опо­сты­лев­ший храм на­у­ки. Се­го­дня у ме­ня тя­же­лый день, так как пред­сто­ит пе­ре­эк­за­ме­нов­ка. Кста­ти, на эк­за­мене я от­ве­чал вполне при­лич­но, но Чер­вяк (так мы про­зва­ли са­мо­го нена­вист­но­го пре­по­да­ва­те­ля) на­роч­но ме­ня за­ва­лил. По­нят­ное де­ло, этот гад сно­ва баб­ки с ме­ня вы­мо­гал, а я упер­ся. Лю­бо­му дру­го­му дал бы, по­то­му что по­ни­маю, что хо­ро­шо жить всем хо­чет­ся, но это­му — фи­гуш­ки! Ма­ло то­го, что он жут­кий за­ну­да, так еще и к Тань­ке Его­ро­вой кле­ит­ся. Та­ню­ха мне очень нра­вит­ся, мож­но да­же ска­зать, я в нее страст­но влюб­лен. Да и, су­дя по все­му, я де­вуш­ке то­же небез­раз­ли­чен, так что бла­го­склон­ность это­го ста­ро­го по­хот­ли­во­го мер­зав­ца ей, ко­неч­но, до од­но­го ме­ста, но от­шить его в рез­кой форме она не ре­ша­ет­ся, пре­по­да­ва­тель все­та­ки. Всем сту­ден­там хо­ро­шо из­вест­но: Чер­вяк мсти­тель­ный, с ним луч­ше не свя­зы­вать­ся. Вот я по­шел на прин­цип. И что в ито­ге? Все от­ды­ха­ют, а я на пе­ре­эк­за­ме­нов­ку то­паю. Тос­ка! За­ду­мав­шись, с раз­го­на на­ле­тел на му­жи­ка, ожи­да­ю­ще­го под на­ве­сом трол­лей­бус. От уда­ра из его рук вы­скольз­ну­ла чер­ная ко­жа­ная пап­ка, и из нее в лу­жу по­сы­па­лись бу­маж­ки. — Что же вы несе­тесь как уго­ре­лый?! — воз­му­тил­ся он. — Так

На эк­за­мене от­ве­чал при­лич­но, вред­ный пре­под ре­шил ме­ня на­роч­но за­ва­лить

ведь ко­го-ни­будь и по­ка­ле­чить мож­но… — Сам раз­зя­ва, сто­ит стол­бом у лю­дей на до­ро­ге! При по­яв­ле­нии опас­но­сти зву­ко­вые сиг­на­лы по­да­вать нуж­но. По­нят­но?! — сер­ди­то по­со­ве­то­вал я. — Ка­кая наг­лость! — воз­му­тил­ся муж­чи­на. — На ва­шем ме­сте я хо­тя бы из­ви­нил­ся… Я хо­тел ска­зать оче­ред­ную га­дость, но в это вре­мя к оста­нов­ке по­до­шел мой трол­лей­бус. — Да, му­жик, се­го­дня я с удо­воль­стви­ем по­ме­нял­ся бы с то­бой ме­ста­ми! — ве­се­ло крик­нул я, за­ска­ки­вая в от­крыв­шу­ю­ся на­про­тив ме­ня дверь. Трол­лей­бус тро­нул­ся, на­по­сле­док об­дав неудач­ни­ка брыз­га­ми из лу­жи. Бе­до­ла­га от­ча­ян­но за­ма­хал ру­ка­ми, да­вая по­нять, что то­же хо­чет ехать, но во­ди­тель его зна­ки по­че­му-то про­игно­ри­ро­вал. От осо­зна­ния то­го, что на све­те есть лю­ди, ко­то­рым в эту ми­ну­ту го­раз­до хре­но­вее, чем мне, на­стро­е­ние за­мет­но улуч­ши­лось. К то­му же, по­ка до­е­хал до уни­ве­ра, на­до­ед­ли­вый дождь пре­кра­тил­ся, и сно­ва вы­гля­ну­ло лас­ко­вое сол­ныш­ко. В аль­ма-ма­тер вхо­дил уже в нор­маль­ном рас­по­ло­же­нии ду­ха с твер­дым на­ме­ре­ни­ем до­ка­зать Чер­вя­ку, что я не «чай­ник». К мо­е­му удив­ле­нию, в ауди­то­рии на под­окон­ни­ке, по-дет­ски бол­тая но­га­ми, си­де­ла Та­ню­ха. — Та­ня? Гла­зам не ве­рю! Вот так сюр­приз! Ты что тут де­ла­ешь? — уди­вил­ся. — По­ве­рить не мо­гу, что в вы­ход­ной под­ня­лась в та­кую рань. Та­ня вско­чи­ла на­встре­чу, от­ки­ну­ла со лба не успев­шую про­сох­нуть после до­ждя мок­рую чел­ку. — Дим, хо­те­ла те­бя под­дер­жать, а тут, ока­зы­ва­ет­ся, та­кое… Я не дал ей до­го­во­рить. Об­нял за пле­чи, чмок­нул в нос: — Та­неч­ка, ма­лень­кая, как же я рад те­бя ви­деть… Она то­роп­ли­во от­ве­ти­ла на по­це­луй, после че­го ре­ши­тель­но вы­сво­бо­ди­лась из мо­их объ­я­тий и от­сту­пи­ла на­зад к ок­ну. — Да по­го­ди-ка со сво­и­ми неж­но­стя­ми! Ты же не до­слу­шал!.. Пред­став­ля­ешь, Дим­ка, на­ше­го Чер­вя­ка вче­ра за­ме­ли… — Что зна­чит «за­ме­ли»? — не по­нял я. — Объ­яс­ни нор­маль­но. — Ну, пой­ма­ли на го­ря­чем, — то­роп­ли­во по­яс­ни­ла она, — ко­гда ему ста­ро­ста из па­рал­лель­ной груп­пы кон­верт с день­га­ми пе­ре­да­ва­ла. Пред­став­ля­ешь?! Те­перь это­му уро­ду крыш­ка! — Та­ню­ха, вот так но­вость! — об­ра­до­вал­ся я. — Обал­деть! Зна­чит, есть все-та­ки на све­те спра­вед­ли­вость! Так ему, па­ра­зи­ту, и на­до, при­вык из бед­ных сту­ден­тов по три шку­ры драть! В от­вет по­друж­ка рас­сме­я­лась: — Слу­шай, Дим, мо­жет, те­перь те­бе не нуж­на бу­дет пе­ре­эк­за­ме­нов­ка, как ду­ма­ешь? — Хо­ро­шо бы, — вздох­нул я. — Но это вряд ли... — По­шли в де­ка­нат, — пред­ло­жи­ла Та­ню­ха, — спро­сим… — По­шли, — со­гла­сил­ся я. В две­рях я неожи­дан­но сно­ва на­ле­тел на дол­го­вя­зую муж­скую фи­гу­ру. По­ли­эти­ле­но­вый па­кет вы­пал из мо­их рук, и из него по все­му по­лу рас­сы­па­лись ли­сточ­ки ре­фе­ра­та. — Па­рень, гла­за нуж­но но­сить с со­бой, а не остав­лять до­ма... — сер­ди­то про­вор­чал я, на­кло­ня­ясь к по­лу, что­бы со­брать лист­ки. — Так я и но­шу, — по­слы­шал­ся над мо­ей го­ло­вой на­смеш­ли­вый го­лос. — Толь­ко не по­мо­га­ет! Из­ви­ни­те, не успел по­дать зву­ко­вой сиг­нал. Я осто­рож­но под­нял гла­за. Не мо­жет быть! Опять этот му­жик с оста­нов­ки! Он при­сел на кор­точ­ки ря­дом со мной, улыб­нул­ся: — Я на­ме­рен­но не из­ви­ня­юсь, ду­маю, те­перь мы кви­ты. — Ду­ма­ешь?! — хмык­нул я. Он по­жал пле­ча­ми: — Слу­шай, ста­рик, не лезь в бу­тыл­ку. Тер­петь не мо­гу вы­яс­нять от­но­ше­ния. К то­му же счи­таю, что не сто­ит на­чи­нать зна­ком­ство с ссо­ры. На­сколь­ко я по­нял, ты здесь учишь­ся? — Ну, до­пу­стим, — бурк­нул сер­ди­то. — Ина­че ка­ко­го бы чер­та я здесь тор­чал?! — Кста­ти, я за­ме­тил, что ты очень сю­да то­ро­пил­ся, — рас­сме­ял­ся он. — Это го­во­рит о том, что у те­бя опре­де­лен­но есть тя­га к зна­ни­ям! Так вот, а я со­би­ра­юсь здесь пре­по­да­вать… У ме­ня да­же че­люсть от­вис­ла. Блин, вот влип так влип! — Вме­сто Чер­вя­ка, что ли? — че­рез си­лу про­мям­лил я. — Вме­сто Зы­ря­но­ва, — мяг­ко по­пра­вил ме­ня он. Я вско­чил на но­ги, сму­щен­но каш­ля­нул в ку­лак: — Про­сти­те, по­жа­луй­ста, не знал… Он то­же под­нял­ся, отрях­нул брю­ки, мяг­ко улыб­нул­ся: — Зем­ля, брат, круг­лая, по­это­му как бы там ни бы­ло, а до­рож­ки у лю­дей ча­сто пе­ре­се­ка­ют­ся… Я об­ре­чен­но мах­нул ру­кой и по­ну­ро по­плел­ся к вы­хо­ду. — Не по­нял, ты ку­да это? А пе­ре­эк­за­ме­нов­ка? — шур­ша под­ня­ты­ми лист­ка­ми, крик­нул он. — Су­дя по все­му, ты под­го­то­вил­ся к ней непло­хо. Я огля­нул­ся: — Все рав­но те­перь мне га­плык. Пре­по­да­ва­тель хит­ро при­щу­рил­ся и под­миг­нул: — Не сто­ит де­лать ско­ро­па­ли­тель­ных вы­во­дов. Ведь в дан­ном слу­чае я бу­ду оце­ни­вать уро­вень зна­ний, а не вос­пи­та­ния. Вер­но? Пе­ре­эк­за­ме­нов­ку я сдал на «от­лич­но», а по­том мы по­шли втро­ем в ка­фе, что­бы пе­ре­ку­сить и вы­пить ко­фе. За­пла­тить за се­бя Юрий Лео­ни­до­вич не раз­ре­шил. Мо­жет, по­бо­ял­ся, что это бу­дет вы­гля­деть как взят­ка, а мо­жет, про­сто дей­стви­тель­но со­вест­ли­вый му­жик, по­ни­ма­ет, что нель­зя драть три шку­ры с бед­но­го сту­ден­та. Толь­ко с то­го са­мо­го дня я сде­лал для се­бя со­от­вет­ству­ю­щие вы­во­ды и те­перь всегда пер­вым из­ви­ня­юсь, ес­ли слу­чай­но толк­ну ко­го-ни­будь на ули­це. Ма­ло ли че­го, Зем­ля-то ведь и в са­мом де­ле круг­лая…

Та­нюш­ка со­об­щи­ла при­ят­ную но­вость: пре­по­да пой­ма­ли на взят­ке, его не бу­дет

В две­рях ауди­то­рии сно­ва столк­нул­ся с кем-то. Да что ж за день та­кой се­го­дня!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.