Для ме­ня ты род­ная

Люд­ми­ла, 38 лет Моя ста­рень­кая со­сед­ка – жен­щи­на доб­рая, муд­рая, по­зи­тив­ная, но со­всем оди­но­кая. Мне до­став­ля­ет удо­воль­ствие ей по­мо­гать...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Со­сед­ки­ну дверь я от­кры­ла сво­им клю­чом. По­ка воз­ле ве­шал­ки стас­ки­ва­ла крос­сов­ки и пе­ре­обу­ва­лась в свои тап­ки, в при­хо­жую, тя­же­ло опи­ра­ясь на пал­ку, вы­шла хо­зяй­ка квар­ти­ры Кла­ра Ро­ди­о­нов­на. — Вы се­го­дня бод­ряч­ком! — по­хва­ли­ла я ста­руш­ку (обыч­но она пе­ре­дви­га­ет­ся по квар­ти­ре при по­мо­щи та­кой шту­ко­ви­ны на ко­ле­си­ках, ко­то­рую мы в шут­ку на­зы­ва­ем ве­ло­си­пе­дом). — Тво­и­ми, Лю­сень­ка, мо­лит­ва­ми, — улыб­ну­лась со­сед­ка. — Та мазь от арт­ри­та, что ты мне в по­не­дель­ник ку­пи­ла, про­сто чу­де­са тво­рит — еще немно­го ею по­ма­жусь и тан­це­вать смо­гу! Те по­жи­лые лю­ди, с ко­то­ры­ми мне при­хо­ди­лось об­щать­ся, бы­ли в какой-то ме­ре энер­ге­ти­че­ски­ми вам­пи­ра­ми и под­со­зна­тель­но под­пи­ты­ва­лись у мо­ло­дых энер­ги­ей. Кла­ра Ро­ди­о­нов­на — ис­клю­че­ние. Она — сто­про­цент­ный «до­нор», и са­ма ко­го угод­но за­ря­дит по­зи­ти­вом. Ей уже ис­пол­ни­лось во­семь­де­сят семь, но нет да­же ма­лей­ших при­зна­ков стар­че­ско­го сла­бо­умия. Ви­дит, прав­да, пло­хо, а со­об­ра­жа­ет очень хо­ро­шо. Утра­ти­ла боль­шую часть зу­бов, за­то не утра­ти­ла чув­ства юмо­ра. Те­ло у нее ста­рое, но ду­ша мо­ло­дая. Мо­жет, по­это­му по­мо­гать ей мне не в тя­гость, а в ра­дость? Я под­ня­ла с по­ла мень­ший из двух па­ке­тов, от­нес­ла на кух­ню, ста­ла раз­би­рать по­куп­ки, по­пут­но ком­мен­ти­руя: — Смот­ри­те, Кла­ра Ро­ди­о­нов­на, все, что вы про­си­ли, ку­пи­ла: кар­тош­ку, ов­сян­ку, пять яиц, ке­фир, три­ста грам­мов тво­ро­га — прав­да, «ну­ле­воч­ки» не бы­ло, при­шлось пя­ти­про­цент­ный взять... — Спа­си­бо, де­точ­ка, что бы я без те­бя де­ла­ла! А это­го вро­де в мо­ем спис­ке не бы­ло... — под­сле­по­ва- то щу­рясь, она кос­ну­лась ба­на­на и ста­кан­чи­ка с йо­гур­том. — Это вам от ме­ня де­серт. — Сей­час я те­бе за него де­неж­ку от­дам, — за­су­е­ти­лась со­сед­ка. — Ну как вам не стыд­но! Ко­гда ме­ня уго­ща­е­те ча­ем с пе­че­ньем и кон­фе­та­ми, я же не пы­та­юсь вам за них день­ги всу­чить! Да­вай­те быст­рень­ко вам суп сва­рю. Какой луч­ше — греч­не­вый или ов­ся­ный? А мо­жет, овощ­ной? — Спа­си­бо, сол­ныш­ко, но я се­го­дня так хо­ро­шо се­бя чув­ствую, что и са­ма мо­гу го­тов­кой за­нять­ся. Толь­ко ка­стрюль­ку с ниж­ней пол­ки до­стань — та­кую си­нень­кую, с ро­маш­ка­ми. А ты до­мой бе­ги... Муж, на­вер­ное, ру­га­ет­ся, мол, вме­сто то­го, что­бы сво­ей се­мьей за­ни­мать­ся, с чу­жой ста­ру­хой во­зишь­ся... — Мой Юра пре­крас­но знает, по­че­му я вам по­мо­га­ла, по­мо­гаю и бу­ду по­мо­гать, — ска­за­ла, за­вя­зы­вая шнур­ки на крос­сов­ках. — Так, мо­жет быть, и мне объ­яс­нишь, Лю­сень­ка? — Легко. По­то­му что вы дру­жи­ли с мо­ей ба­буш­кой. По­то­му что я ве­рю в за­кон бу­ме­ран­га и на­де­юсь, что, ко­гда са­ма ста­ну ста­рень­кой, кто-то обо мне так же по­за­бо­тит­ся. А еще по­то­му что вы для ме­ня как род­ная! — Я те­бя, Лю­сень­ка, то­же очень люб­лю, — рас­тро­ган­но ска­за­ла Кла­ра Ро­ди­о­нов­на и чмок­ну­ла ме­ня в ма­куш­ку. Я по­гла­ди­ла ее ру­ку и, под­хва­тив боль­шой па­кет с про­дук­та­ми, по­бе­жа­ла к се­бе на второй этаж. А на сле­ду­ю­щий день... Бы­ла пред­по­след­няя суб­бо­та ав­гу­ста. Муж ушел в га­раж — раз­би­рать­ся, что на­ча­ло сту­чать в на­шей ста­рень­кой «де­вят­ке», сын умо­тал на тре­ни­ров­ку, доч­ка ушла гу­лять с по­друж­ка­ми, а я за­ни­ма­лась убор­кой. Вдруг сни­зу, из квар­ти­ры Кла­ры Ро­ди­о­нов­ны, до­нес­ся крик­ли­вый жен­ский голос. Слов бы­ло не разо­брать, но я все рав­но на­сто­ро­жи­лась — моя со­сед­ка со­всем оди­но­кая и, кро­ме ме­ня, к ней ни­кто не за­хо­дит. «Мо­жет, ста­руш­ке ста­ло пло­хо, и она вы­зва­ла «ско­рую»? — по­ду­ма­ла я. — Или, не дай бог, впу­сти­ла ка­кую-ни­будь афе­рист­ку, при­ки­нув­шу­ю­ся со­ци­аль­ным ра­бот­ни­ком. На­до к ней спу­стить­ся на вся­кий слу­чай». ...Дверь, как обыч­но, от­кры­ла

Из квар­ти­ры Кла­ры Ро­ди­о­нов­ны вдруг до­нес­ся крик­ли­вый жен­ский голос

сво­им клю­чом, и, пе­ре­сту­пив по­рог, чуть не упа­ла, спо­ткнув­шись о здо­ро­вен­ный ро­зо­вый че­мо­дан на ко­ле­си­ках. Из при­хо­жей мне бы­ло вид­но си­дя­щую на кухне спи­ной к ок­ну юную блон­дин­ку, ко­то­рая со ску­ча­ю­щим ви­дом во­ди­ла паль­чи­ком по экра­ну смарт­фо­на, ле­жа­щие на столе мор­щи­ни­стые ру­ки Кла­ры Ро­ди­о­нов­ны, си­дев­шей сле­ва, и мо­ну­мен­таль­ный бюст какой-то тет­ки, рас­по­ло­жив­шей­ся спра­ва. Тет­ка про­дол­жа­ла «разо­рять­ся» тем са­мым визг­ли­вым и на ред­кость про­тив­ным го­ло­сом, ко­то­рый не смог­ли за­глу­шить да­же бе­тон­ные пе­ре­кры­тия до­ма. — Те­тя Кла­ра, ну как же ты мо­жешь ме­ня не пом­нить?! — во­пи­ла она. — Я — На­та­ша Да­ви­ко­за, твоя род­ная пле­мян­ни­ца. А это — тол­стый па­лец, уни­зан­ный мас­сив­ным перст­нем с ру­би­ном ут- кнул­ся в ухо зла­то­влас­ке — моя доч­ка Ни­коль. Она в этом го­ду по­сту­пи­ла в Ака­де­мию управ­ле­ния пер­со­на­лом, но в об­ще­жи­тии та­кие кош­мар­ные усло­вия! А моя де­воч­ка при­вык­ла со­всем к дру­гим, по­это­му мы ре­ши­ли, что она бу­дет жить у те­бя... — За­чем вы так кри­чи­те? — ска­за­ла я, за­хо­дя на кух­ню. — Кла­ра Ро­ди­о­нов­на неваж­но ви­дит, но слы­шит от­лич­но. — А ты кто та­кая?! Как во­шла в за­пер­тую квар­ти­ру? — рявк­ну­ла тет­ка, на­дви­га­ясь на ме­ня сто­ки­ло­грам­мо­вой ту­шей. «Фа­ми­лия ей под­хо­дит, но не со­всем, — по­ду­ма­ла я. — Та­кая не толь­ко ко­зу, но и гип­по­по­та­ма за­да­вит и не по­мор­щит­ся!» — Ме­ня зо­вут Люд­ми­ла Ни­ко­ла­ев­на, я со­сед­ка Кла­ры Ро­ди­о­нов­ны, и у ме­ня есть клю­чи от ее квар­ти­ры, — объ­яс­ни­ла вслух. — Те­тя, ты за­чем да­ешь свои клю­чи ко­му попало?! — воз­му­щен­но рявк­ну­ла Да­ви­ко­за. — Мне Лю­да по­мо­га­ет по хо­зяй­ству, — от­ве­ти­ла ста­руш­ка. Гу­бы у нее бы­ли скорб­но под­жа­ты, но гла­за лу­ка­во по­блес­ки­ва­ли. Я этот блеск сра­зу за­ме­ти­ла, но ее пле­мян­ни­це бы­ло не до та­ких ме­ло­чей. — Знаю я та­ких по­мо­галь­щи­ков, — за­ора­ла она. — Ты, те­тя Кла­ра, не дай бог, в боль­ни­цу за­гре­мишь, а со­се­ди в это время те­бе ха­ту об­не­сут и потом ска­жут, что так и бы­ло. Да­вай клю­чи! — про­тя­ну­ла мне ру­ку. Я от­ри­ца­тель­но по­мо­та­ла го­ло­вой: — Мне их хо­зяй­ка да­ла. Ес­ли по­про­сит вер­нуть, от­дам. А вас я во­об­ще пер­вый раз в жиз­ни ви­жу. — Те­теч­ка Кла­роч­ка, ска­жи этой на­хал­ке, что­бы немед­лен­но от­да­ла клю­чи. Те­перь те­бе моя Ни­коль по­мо­гать бу­дет. Да, доч­ка? Зла­то­влас­ка брезг­ли­во скри­ви- лась, но воз­ра­жать не ста­ла. За­то ее ма­ма­ша про­дол­жа­ла гро­мо­глас­но «да­вить» на те­тю. — А зна­ешь что? Я тут по­ду­ма­ла... Ни­коль — девушка мо­ло­дая, по хо­зяй­ству еще мно­го­го не уме­ет. К то­му же ей учить­ся на­до, а не по­лы дра­ить и горш­ки вы­но­сить. По­это­му са­мый луч­ший ва­ри­ант, ес­ли ты, те­тя, пе­ре­пи­шешь на нее эту «двуш­ку», а са­ма ко мне пе­ре­едешь. У ме­ня в при­го­ро­де дом двух­этаж­ный, бу­дешь жить там, как у Хри­ста за па­зу­хой — све­жим воз­ду­хом ды­шать, ку­шать эко­ло­ги­че­ски чи­стые ово­щи, мо­лоч­ко пар­ное пить, а не эту ва­шу го­род­скую хи­мию. — Зна­чит, ты, На­та­ша, жен­щи­на обес­пе­чен­ная? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Кла­ра Ро­ди­о­нов­на. — Да уж не бед­ная! — с гор­до­стью от­ве­ти­ла та, не по­до­зре­вая под­во­ха. — На уход за то­бой ни­ка­ких де­нег не по­жа­лею! — Луч­ше по­трать эти день­ги на то, что бы снять жи­лье доч­ке. А в эту квар­ти­ру я ее пу­стить ни­как не мо­гу, — ска­за­ла моя со­сед­ка. — По­че­му?! — вос­клик­ну­ли хо­ром обе незва­ные го­стьи. — По­то­му что она мне уже не при­над­ле­жит. Лю­сень­ка, при­не­си, по­жа­луй­ста, из верх­не­го ящи­ка сер­ван­та жел­тую пап­ку... — По­сле то­го как я сбе­га­ла в го­сти­ную за пап­кой, она до­ста­ла от­ту­да какой-то до­ку­мент. — Ви­ди­те? Это — за­ве­рен­ная у но­та­ри­уса дар­ствен­ная, так что вот уже пол­го­да она, — ста­руш­ка кив­ну­ла в мою сто­ро­ну, — здесь хо­зяй­ка. А вы ухо­ди­те — уста­ла я от вас... Вме­сто «до сви­да­ния», пле­мян­ни­ца про­ора­ла из при­хо­жей «Старая ма­раз­ма­тич­ка!» и оглу­ши­тель­но грюк­ну­ла вход­ной две­рью. А я, опу­стив­шись на та­бу­рет, про­бор­мо­та­ла оша­ра­шен­но: — Кла­ра Ро­ди­о­нов­на, ну за­чем вы... Я же не из-за квар­ти­ры... — Мне Бог де­тей и вну­ков не дал, — мяг­ко пе­ре­би­ла она, — а ты для ме­ня — род­ная. При­чем без вся­ких «как». Ко­му, как не те­бе, свои «хо­ро­мы» за­ве­щать? Не этим же хищ­ным де­ри­ко­зам!

Род­ная пле­мян­ни­ца ста­руш­ки ни ра­зу за по­след­ние де­сять лет не на­ве­сти­ла те­тю

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.