Со­грей мое серд­це

Еле­на, 26 лет Я очень лю­би­ла му­жа, но из­ме­ны про­стить ему не смог­ла. По­сле раз­во­да ка­за­лось, что в мо­ей жиз­ни уже не бу­дет ни­че­го хо­ро­ше­го

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Лен­ка, ты ду­ра и иде­а­лист­ка! Ес­ли хо­чешь знать, все без ис­клю­че­ния му­жи­ки из­ме­ня­ют же­нам, про­сто од­ни по­па­да­ют­ся, а дру­гие нет... Ну по­пал­ся твой ра­зок на ко­бе­лиз­ме, так что, те­перь сра­зу с ним раз­во­дить­ся? — сер­ди­то вы­го­ва­ри­ва­ла мне Ди­на. Она — моя по­дру­га дет­ства, с пер­во­го по один­на­дца­тый класс мы про­си­де­ли за од­ной пар­той. По­ка учились в шко­ле, при­над­ле­жа­ли, как при­ня­то го­во­рить, к одному со­ци­аль­но­му слою — то­му самому, ко­то­рый оби­та­ет в блоч­ных мно­го­этаж­ках, ез­дит в об­ще­ствен­ном транс­пор­те и по­ку­па­ет об­нов­ки на ве­ще­вых рын­ках. За­муж мы с Дин­кой вы­шли по­чти од­но­вре­мен­но, но я оста­лась в сво­ем «слое», а она пе­ре­ско­чи­ла на но­вый уро­вень — ту­да, где лю­ди жи­вут в ши­кар­ных кот­те­джах, ез­дят на кру­тых ино­мар­ках и но­сят ве­щи все­мир­но из­вест­ных брен­дов. Од­на­ко, не­смот­ря на это, дру­жить не пе­ре­ста­ли... — Вот я, на­при­мер, точ­но знаю, что мой Юр­чик спит со все­ми сво­и­ми сек­ре­тар­ша­ми, но это ни­чуть не ме­ша­ет на­ше­му счаст­ли­во­му бра­ку, — про­дол­жа­ла учить ме­ня жиз­ни луч­шая по­дру­га. — А на­ше­му с Кри­ниц­ким бра­ку его из­ме­на не про­сто по­ме­ша­ла — на мел­кие оскол­ки раз­би­ла... — всхлип­ну­ла я. — Не по­ни­маю! — еще силь­нее разо­зли­лась Дин­ка. — И не пой­мешь, по­то­му что ты за сво­е­го Юр­чи­ка по рас­че­ту вы­шла, а я за Иго­ря — по люб­ви...

— Да мне-то что? Хо­чешь — раз­во­дись на здо­ро­вье. Толь­ко по­том не ры­дай у ме­ня на гру­ди: мол, как мне пло­хо без Кри­ниц­ко­го, я без него жить не мо­гу... — Да уж те­бе жа­ло­вать­ся точ­но не ста­ну! — пси­ха­ну­ла. — Ну и оста­вай­ся в об­ним­ку со сво­им де­прес­ня­ком! — за­яви­ла Дин­ка, вы­ско­чи­ла в кро­шеч­ную при­хо­жую мо­ей съем­ной «хрущевки» и сдер­ну­ла с ве­шал­ки пла­щик от Calvin Klein. — Ска­тер­тью до­ро­га, — крик­ну­ла ей вслед — впер­вые за мно­гие го­ды друж­бы мы по­ссо­ри­лись. Ну да, я же жда­ла от нее под­держ­ки и слов уте­ше­ния, а на­рва­лась на жест­кое нра­во­уче­ние — ко­му та­кое по­нра­вит­ся?! — Хо­чешь, дам те­бе один со­вет?

— уже с по­ро­га спро­си­ла Дин­ка. И не до­жи­да­ясь мо­е­го от­ве­та, про­дол­жи­ла: — В сле­ду­ю­щий раз вы­хо­ди за­муж по рас­че­ту — и жизнь на­мно­го ком­форт­нее, и к зиг­за­гам бла­го­вер­но­го бу­дешь от­но­сить­ся фи­ло­соф­ски. ...Му­жа я не про­сти­ла, но по­сле раз­во­да, как Дин­ка и на­кар­ка­ла, ме­ня на­кры­ла тяжелая де­прес­сия. А в этом со­сто­я­нии у человека все­гда рез­ко сни­жа­ет­ся им­му­ни­тет. Со мной слу­чи­лась та же бе­да. Сна­ча­ла огром­ный флюс на­ду­ло, за­тем две неде­ли с жут­ким ци­сти­том про­му­чи­лась, а сра­зу по­сле этой на­па­сти под­хва­ти­ла ОРВИ. Несколь­ко лет на­зад я решила, что «обыч­ная про­сту­да» — не по­вод брать боль­нич­ный, и пе­ре­хо­ди­ла ее на но­гах. А за­кон­чи­лась моя бес­печ­ность весь­ма пла­чев­но — вос­па­ле­ни­ем лег­ких. Что­бы сно­ва не на­сту­пить на те же граб­ли, оста­лась до­ма и вы­зва­ла из по­ли­кли­ни­ки те­ра­пев­та. Око­ло по­лу­дня раз­дал­ся зво­нок в дверь. Преж­де чем открыть, по­смот­ре­ла в «гла­зок» и уви­де­ла смуг­ло­го бо­ро­да­то­го пар­ня, по­хо­же­го на цы­га­на. — Кто там? — про­си­пе­ла я. — Вра­ча вы­зы­ва­ли? — А по­че­му Ни­на Ар­те­мов­на не при­шла? — спро­си­ла, впус­кая бо­ро­да­ча в квар­ти­ру. — Она в от­пус­ке. Сей­час я и свой, и ее уча­сток ве­ду, — по­яс­нил па­рень. — Где у вас ван­ная? Он мыл руки так дол­го и тща­тель­но, слов­но со­би­рал­ся де­лать мне по­лост­ную опе­ра­цию. Но, сла­ва бо­гу, до­стал из сак­во­я­жа не скаль­пель, а сте­то­скоп, по­сле че­го по­ин­те­ре­со­вал­ся, на что я жа­лу­юсь. Жа­ло­вать­ся те­ра­пев­ту на раз­би­тое серд­це и де­прес­сию не име­ло ни­ка­ко­го смыс­ла, по­это­му пе­ре­чис­ли­ла симп­то­мы сво­ей ви­рус­ной хво­ри: — Кашель, на­сморк, го­ло­ва чу­гун­ная, все те­ло ло­мит, тем­пе­ра­ту­ра, в пра­вом ухе стре­ля­ет... — Стре­ля­ет — это пло­хо, — кив­нул доктор. — Раз­де­вай­тесь, я дол­жен вас по­слу­шать.

Ди­на по­со­ве­то­ва­ла мне в сле­ду­ю­щий раз вы­хо­дить за­муж толь­ко по рас­че­ту

Я по­слуш­но за­дра­ла фут­бол­ку. Бо­ро­дач по­ды­шал на сте­то­скоп, за­тем при­ло­жил со­гре­тый ды­ха­ни­ем ме­тал­ли­че­ский круг­ля­шок к мо­ей гру­ди и, де­ли­кат­но гля­дя в ок­но, стал ко­ман­до­вать: — Ды­ши­те. Не ды­ши­те. Те­перь по­вер­ни­тесь спи­ной... В лег­ких чи­сто. Мо­же­те оде­вать­ся. — За­тем за­гля­нул мне в гор­ло и в ухо, по­сле че­го стал за­пол­нять ре­цеп­тур­ный бланк нечи­та­е­мы­ми вра­чеб­ны­ми ка­ра­ку­ля­ми. — Бу­де­те при­ни­мать эти ле­кар­ства. Есть ко­му в ап­те­ку схо­дить? — Кро­ме ме­ня, боль­ше неко­му. — У вас по­стель­ный ре­жим, — ска­зал па­рень и су­нул ре­цепт се­бе в кар­ман. — Я сам схо­жу... «Не­обыч­ный, но сим­па­тич­ный», — по­ду­ма­ла, за­пи­рая дверь.

Доктор вер­нул­ся спу­стя пол­ча­са. Кро­ме ле­карств он при­нес ва­ту, мар­лю, пу­зы­рек спир­та, два больших ли­мо­на, па­ке­тик с клюк­вой и ба­ноч­ку ме­да... — У ме­ня столь­ко на­лич­ки нет, — при­зна­лась я, при­ки­нув сум­му его по­куп­ки. — Сей­час к бан­ко­ма­ту сбе­гаю. — У вас по­стель­ный ре­жим, — стро­го на­пом­нил врач. — По­том от­да­ди­те. Пей­те как можно боль­ше теп­ло­го пи­тья, — до­ба­вил, кив­нув на мед и ли­мон. — А это для че­го? — спро­си­ла, ука­зав на спирт, ва­ту и мар­лю. — Бу­де­те де­лать со­гре­ва­ю­щие ком­прес­сы на ухо.

— Я не умею... — вздох­ну­ла. — То­гда я сам. У него бы­ли такие «доб­рые» лас­ко­вые руки! Че­рез ми­нут пят­на­дцать стрельба в ухе пре­кра­ти­лась, но доктор не спе­шил ухо­дить, а, ве­лев лечь, от­пра­вил­ся на кух­ню ва­рить клюк­вен­ный морс. За­тем, за­гля­нув, со­об­щил, что ве­че­ром при­не­сет обо­гре­ва­тель, по­то­му что в квар­ти­ре хо­лод­но, а мне не­об­хо­ди­мо теп­ло... Со дня зна­ком­ства про­шло уже три ме­ся­ца. Илья ока­зал­ся за­ме­ча­тель­ным вра­чом: вы­ле­чил не толь­ко мою про­сту­ду, но и де­прес­сию, со­грел не толь­ко мое боль­ное ухо, но и серд­це...

Илю­ше уда­лось вы­ле­чить не толь­ко мою про­сту­ду, но и раз­би­тое серд­це!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.