Кан­ди­дат в му­жья

Люд­ми­ла, 45 лет Па­рень, в ко­то­ро­го влю­би­лась доч­ка, не по­нра­вил­ся мне с пер­во­го взгляда. Но ска­зать об этом Ве­ре я не ре­ши­лась...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Лю­бовь зла — по­лю­бишь и коз­ла. Это я се­бя имею в ви­ду. Хо­тя, ко­гда за Вик­то­ра за­муж вы­хо­ди­ла, он мне ка­зал­ся та­ким силь­ным, та­ким му­же­ствен­ным! Мо­ло­дая бы­ла, влюб­лен­ная и дур­ная. Це­лых три го­да по­на­до­би­лось, что­бы осо­знать, что муж — рев­ни­вец и мах­ро­вый «до­мо­стро­е­вец», для ко­то­ро­го иде­ал же­ны — босая, бе­ре­мен­ная и на кухне. Ко­гда Вик­тор в оче­ред­ной раз по­тре­бо­вал, что­бы я бро­си­ла уче­бу, си­де­ла до­ма и ва­ри­ла ему бор­щи, со­бра­ла ве­щи и уеха­ла к ро­ди­те­лям. А уже по­сле развода ока­за­лось, что жду ре­бен­ка. Те­перь да­же ис­пы­ты­ваю к быв­ше­му му­жу бла­го­дар­ность за то, что на­по­сле­док по­лу­чи­ла от него та­кой цар­ский по­да­рок. Внеш­но­стью доч­ка по­шла в от­цов­скую по­ро­ду, а ха­рак­те­ром в ме­ня. Хло­пот в дет­стве по­чти не до­став­ля­ла — толь­ко ра­дость. Окон­чи­ла шко­лу с хо­ро­шим ат­те­ста­том, по­сту­пи­ла в сто­лич­ный уни­вер­си­тет, успеш­но окон­чи­ла пер­вый курс. На лет­ние ка­ни­ку­лы при­е­ха­ла до­мой, и тут... ...Вер­нув­шись с ра­бо­ты, я за­ста­ла ее пе­ред зер­ка­лом. — Ухо­дишь? — спро­си­ла, лю­бу­ясь строй­ной доч­ки­ной фи­гур­кой. — Ага. Гу­лять. Мам, а мож­но я твои чер­ные бо­со­нож­ки на­де­ну? — Ты же не лю­бишь на каб­лу­ках хо­дить! — уди­ви­лась я. — На­до же ко­гда-то на­чи­нать. Мне хо­ро­шо в этом пла­тье? Или луч­ше зе­ле­ное на­деть? Ве­ра, в от­ли­чие от боль­шин­ства де­ву­шек, к «тря­поч­кам» рав­но­душ­на, пла­тья прак­ти­че­ски не но­сит, пред­по­чи­тая им джин­сы с фут­бол­ка­ми. С че­го бы вдруг та­кие ме­та­мор­фо­зы? Тут и экс­тра­сен­сом не нуж­но быть, что­бы по­нять к че­му — и так все яс­но. — У те­бя сви­да­ние? — озву­чи­ла вслух свою до­гад­ку. — А что, нель- зя? — още­ти­ни­лась Ве­роч­ка. — По­че­му нель­зя? Ко­неч­но, мож­но. Ко­гда еще бе­гать на сви­да­ния, как не в во­сем­на­дцать? Мой ежик тут же втя­нул игол­ки и стал пу­ши­стым зай­чи­ком. — Ма­муль, ты у ме­ня луч­шая! — Само со­бой. А я это­го маль­чи­ка знаю? — Нет. Мы толь­ко по­за­вче­ра по­зна­ко­ми­лись. Он та­кой класс­ный! Ты не пе­ре­жи­вай, я не поз­же один­на­дца­ти при­ду. И он обя­за­тель­но ме­ня до са­мо­го подъ­ез­да про­во­дит. — Вот и слав­но. Толь­ко по­зва­ни­вай мне пе­ри­о­ди­че­ски, что­бы я не вол­но­ва­лась. С то­го дня Ве­ра все дни на­про­лет про­во­ди­ла со сво­им но­вым дру­гом, а по­том ча­са­ми бол­та­ла с ним по те­ле­фо­ну. Юно­ше­ская влюб­лен­ность, как ла­ви­на в го­рах, — ни предотвратить ее, ни оста­но­вить ни­ко­му не под си­лу. Но про­кон­тро­ли­ро­вать, что­бы эта ла­ви­на не при­чи­ни­ла бед и раз­ру­ше­ний, ро­ди­те­ли обя­за­ны. Вот и я ре­ши­ла, что по­ра взгля­нуть на бой­френ­да доч­ки. — Ве­ра, ты уже пол­то­ра ме­ся­ца

Юно­ше­ская лю­бовь как ла­ви­на в го­рах – ни­ко­му не под си­лу ее оста­но­вить!

Я ста­ла за­ме­чать, что доч­ки­ны вос­тор­ги в от­но­ше­нии Мак­са за­мет­но по­утих­ли

встре­ча­ешь­ся с пар­нем, а я да­же име­ни его не знаю, — ска­за­ла как-то за зав­тра­ком. — Его зо­вут Мак­сим. — Позна­ко­мишь нас? — Нет, — по­лез­ли из нее игол­ки. — По­че­му? — доч­кин от­вет за­ста­вил ме­ня на­прячь­ся. — Ты ска­жешь, что он мне не па­ра. Те­перь я не про­сто на­пряг­лась, а встре­во­жи­лась уже не на шут­ку: — Он уго­лов­ник? Или на­мно­го стар­ше те­бя? — Как те­бя та­кое во­об­ще мог­ло в го­ло­ву прий­ти! — воз­му­ти­лась Ве­ра. — Мак­су два­дцать два, и он ни­ко­гда не си­дел в тюрь­ме. Про­сто... он из про­стой се­мьи. У ме­ня сра­зу от­лег­ло от серд­ца: — На­сколь­ко мне из­вест­но, ты то­же не ко­ро­лев­ских кро­вей, — за­сме­я­лась об­лег­чен­но. — Я доч­ка глав­вра­ча част­ной кли­ни­ки, а ма­ма Мак­са — про­дав­щи­ца, тор­гу­ет сум­ка­ми в па­ви­льон­чи­ке на рын­ке. — Ты аб­со­лют­но неза­слу­жен­но упре­ка­ешь ме­ня в сно­биз­ме! — У Мак­са нет выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, толь­ко сред­не­спе­ци­аль­ное. — Пе­чаль­но, но не фа­таль­но. Ес­ли за­хо­чет, смо­жет хоть три ву­за окон­чить — бы­ло бы же­ла­ние. Пе­ре­дай сво­е­му дру­гу, что в суб­бо­ту ждем его в го­сти. — Ага, — кив­ну­ла за­мет­но по­ве­се­лев­шая доч­ка. И вот я, на­ко­нец, уви­де­ла это­го та­ин­ствен­но­го Мак­са. Внеш­но­стью пар­ня Бог не оби­дел: вы­со­кий, ат­ле­ти­че­ски сло­жен, пра­виль­ные чер­ты ли­ца. Толь­ко вот его гла­за мне не по­нра­ви­лись. То есть гла­за бы­ли хо­ро­ши — ме­до­во-ка­рие, с длин­ны­ми гу­сты­ми рес­ни­ца­ми. Но взгляд... Как-то мне до­ве­лось по­бы­вать в сер­пен­та­рии, и точ­но та­кой взгляд — непо­движ­ный и та­я­щий скры­тую угро­зу — я ви­де­ла у ко­ро­лев­ской коб­ры. С дру­гой сто­ро­ны, вел се­бя гость вполне до­стой­но, раз­ве что раз­го­ва­ри­вал ма­ло — лишь ску­по от­ве­чал на мои во­про­сы. Од­на­ко для муж­чи­ны вер­баль­ная сдер­жан­ность — не са­мое плохое ка­че— ство: лич­но мне мол­чу­ны им­по­ни­ру­ют го­раз­до боль­ше, чем бол­ту­ны-пу­сто­ме­ли. — Ну, как он те­бе? — спро­си­ла Ве­ра, ко­гда ее любимый ушел. — Еще не по­ня­ла... — при­зна­лась чест­но. — Так я и зна­ла! — оби­де­лась доч­ка, вид­но, ожи­дав­шая от ме­ня бур­ных вос­тор­гов, и ушла к се­бе в ком­на­ту — стра­дать. ...Не зря мне по­чу­ди­лась во взгля­де по­тен­ци­аль­но­го зя­тя скры­тая угро­за. Не про­шло и ме­ся­ца, как он на­нес пер­вый удар. Трид­ца­то­го августа Ве­роч­ка уеха­ла в Киев на уче­бу, а тре­тье­го сен­тяб­ря... вер­ну­лась об­рат­но. Со все­ми ве­ща­ми, ко­то­ры­ми успе­ла «об­ра­сти» за год жиз­ни в об­ще­жи­тии, вклю­чая ка­стрюль­ки, кни­ги и по­стель­ное бе­лье — Те­бя из уни­вер­си­те­та от­чис­ли­ли?! — ах­ну­ла я ис­пу­ган­но. — Нет, про­сто пе­ре­ве­лась на за­оч­ное от­де­ле­ние. — За­чем?! Те­бе же так нра­ви­лась сту­ден­че­ская жизнь! — Не хо­чу на­дол­го с Мак­сом рас­ста­вать­ся, — по­яс­ни­ла она. — Вы со­би­ра­е­тесь вме­сте жить? — В бу­ду­щем — воз­мож­но. А по­ка толь­ко ра­бо­тать. — И кем же ты со­би­ра­ешь­ся тру­дить­ся? Ма­ля­ром­шту­ка­ту­ром или свар­щи­ком, как твой нена­гляд­ный? — не сдер­жа­лась я от сар­каз­ма. — Про­раб ска­зал, что ме­ня возь­мут на их строй­ку учет­чи­цей. — На­до же, ка­кой небы­ва­лый ка­рьер­ный взлет! — А еще го­во­ри­ла, что не сноб! В тот день мы с Ве­рой круп­но по­ссо­ри­лись и на­го­во­ри­ли друг дру­гу непри­ят­ных ве­щей. Но немно­го успо­ко­ив­шись, я смог­ла убе­дить се­бя, что ни­че­го страш­но­го не про­изо­шло. По­сту­ча­лась в доч­ки­ну ком­на­ту: «Ве­рунь, к те­бе мож­но?» Дож­дав­шись, по­ка она что-то невнят­но всхлип­ну­ла в от­вет, во­шла, се­ла на кро­вать, при­жа­ла за­пла­кан­ную доч­ки­ну мор­да­ху к гру­ди: — Про­сти ме­ня, сол­ныш­ко. Мам, ты не пе­ре­жи­вай. Я твер­до ре­ши­ла: и сва­дьба, и ре­бе­нок — толь­ко по­сле то­го, как уни­вер­си­тет окон­чу и ди­плом по­лу­чу! — Вот и ум­ни­ца. На­де­юсь, у вас с Мак­си­мом все бу­дет хо­ро­шо. Пер­вое вре­мя Ве­ра ле­та­ла как на кры­льях, но по­том я ста­ла за­ме­чать, что не все лад­но в дат­ском ко­ро­лев­стве: доч­ка уже без преж­не­го вос­тор­га го­во­ри­ла о же­ни­хе. И по вы­ход­ным все ча­ще от­си­жи­ва­лась до­ма од­на. Но ко­гда я пы­та­лась вы­звать ее на от­кро­вен­ный раз­го­вор, каж­дый раз от­де­лы­ва­лась фаль­ши­вым: «У нас с Мак­сом все нормально». В де­каб­ре я сва­ли­лась с грип­пом. По­сколь­ку пра­во под­пи­си неко­то­рых до­ку­мен­тов есть толь­ко у ме­ня, по­про­си­ла за­ма при­слать ко­го-ни­будь с бу­ма­га­ми. При­е­хал ин­терн из хи­рур­гии — сим­па­тя­га и ум­ни­ца Са­ша Ла­пин. Дверь ему от­кры­ла Ве­ра, мне из спаль­ни бы­ло слыш­но, как они зна­ко­мят­ся в при­хо­жей. За­тем доч­ка вклю­чи­ла ра­душ­ную хо­зяй­ку и по­ин­те­ре­со­ва­лась у го­стя, не хо­чет ли он чаю с кек­сом. — Очень, — ве­се­ло от­ве­тил Ла­пин. — А мож­но вме­сто кек­са па­ру бу­тер­бро­дов с кол­ба­сой? ... За то вре­мя, что они бол­та­ли на кухне, я мог­ла бы под­пи­сать тон­ну до­ку­мен­тов. Но вы­про­ва­жи­вать ин­тер­на не ста­ла: де­жур­ство у него за­кон­чи­лось, а пла­теж­ки и до зав­тра мо­гут по­до­ждать. — Хо­ро­ший у те­бя кол­ле­га, — ска­за­ла Ве­ра по­сле ухо­да ин­тер­на. — А по­че­му го­во­ришь это с та­ким тяж­ким вздо­хом? — Он ме­ня на сви­да­ние при­гла­сил, а я... бо­юсь. — Са­шу?! — Нет, Мак­са. Зна­ешь, он, ес­ли ему что-то не нра­вит­ся, пря­мо бе­ше­ный ста­но­вит­ся! — Бе­ше­ный зять мне не ну­жен. — Мам, я хо­чу с Мак­сом рас­стать­ся, но не знаю, как это сде­лать. — Да про­ще про­сто­го. Ска­жи, что раз­лю­би­ла, и все де­ла. А на сви­да­ние с Са­шей обя­за­тель­но пой­ди. Он класс­ный па­рень — доб­ряк и боль­шой ум­ни­ца!

Мо­им зя­тем ста­нет Са­ша!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.