По­да­рок судь­бы

По­ли­на, 28 лет На День учи­те­ля мне од­на­жды пре­под­нес­ли весь­ма неор­ди­нар­ный пре­зент, ко­то­рый, как по вол­шеб­ству, из­ме­нил мою жизнь...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Втот празд­нич­ный день, я сто­я­ла у дос­ки, при­ни­мая от ре­бят охап­ки цве­тов. — Спа­си­бо, мои род­ные! Спа­си­бо, мои хо­ро­шие! Ру­ки тя­ну­лись ко мне со всех сто­рон, толь­ко и успе­вай под­дер­жи­вать при­бы­ва­ю­щие ро­зы, гла­дио­лу­сы, хри­зан­те­мы… Цве­точ­ный «по­ток» за­кон­чил­ся, я во­дру­зи­ла бу­ке­ты сра­зу в три ва­зы. По­ра­до­вал мой пя­тый «А» в этом го­ду как ни­ко­гда! За­лю­бо­ва­лась буй­ным раз­но­цве­тьем. «Жаль, Дим­ка не по­здра­вит, — по­ду­ма­лось неожи­дан­но. — Жад­ный же­ни­шок по­пал­ся…». Ди­ма, несмот­ря на то что ра­бо­тал «ай­тиш­ни­ком» в со­лид­ной фир­ме, по­сто­ян­но эко­но­мил, да­же за ко­фе в ка­фе рас­пла­чи­ва­лась я. По­рой бы­ло стыд­но пе­ред дру­зья­ми. Этот его изъ­ян, впро­чем, с успе­хом оправ­ды­ва­ла. — По­ли­на Сер­ге­ев­на… — раз­да­лось неожи­дан­но сза­ди. Обер­нув­шись, уви­де­ла Пе­тю Му­раш­ко. Он, стес­ня­ясь, ото­звал ме­ня в сто­рон­ку и, ста­ра­ясь, что­бы не ви­де­ли од­но­класс­ни­ки, про­тя­нул ло­те­рей­ный би­ле­тик. — Вы толь­ко не оби­жай­тесь, По­ли­на Сер­ге­ев­на, — ска­зал маль­чик. — Хо­тел вам, как все, по­да­рить цве­ты, но у па­пы не очень с за­ка­за­ми. В об­щем, хва­ти­ло у нас толь­ко на один би­лет… — Петь, а что мне с ним де­лать? «Су­пер­ло­то», — про­чи­та­ла, с ис­крен­ним лю­бо­пыт­ством рас­смат­ри­вая цвет­ную бу­маж­ку. — Спа­си­бо, ко­неч­но, но я да­же не зна… — Вам не нра­вит­ся? А я так ста­рал­ся! — Пе­тя огор­чен­но за­молк, по­ту­пясь. — Ой, Пет­русь, ну что ты! От­лич­ный по­да­рок! За­ме­ча­тель­ный! — Прав­да? — чер­ные гла­за Петь­ки за­бле­сте­ли от ра­до­сти. — Па­па бу­дет рад. Он хо­тел вам цве­ты... Пе­ред гла­за­ми всплы­ло ли­цо от­ца Пе­ти Му­раш­ко: ры­же­во­ло­сый и чер­но­гла­зый, как Пе­тя, пле­чи­стый и вы­со­кий, очень сим­па­тич­ный муж­чи­на... Толь­ко неопрят­ный слег­ка — ру­баш­ки мя­тые, на ще­ках все­гда двух­не­дель­ная ще­ти­на. Меж­ду про­чим, очень за­бот­ли­вый отец, не про­пу­стил ни од­но ро­ди­тель­ское со­бра­ние, а та­кое ред­ко бы­ва­ет. — Что, с день­га­ми со­всем неваж­но? — спро­си­ла. — Не ве­зет? — Да, что-то не ве­зет в по­след­нее вре­мя, — Пе­тя тя­же­ло вздох­нул, но тут же улыб­нул­ся. — Но это вре­мен­но. Мо­жет, вам по­ве­зет? — С би­ле­том? — Ага! А я вас на­учу, как вы­иг­рыш по­смот­реть. Мож­но и на сай­те. Это со­всем не труд­но. Ве­че­ром воз­вра­ща­лась до­мой до­воль­ная: еще бы — столь­ко цве­тов! Про­хо­жие улы­ба­лись, гля­дя на огром­ный во­рох в ру­ках, до­га­ды­ва­ясь, что я — учи­тель­ни­ца. Это бы­ло чер­тов­ски при­ят­но! Лю­бовь к сво­ей ра­бо­те де­ла­ла ме­ня счаст­ли­вой. Каж­дое утро с

Ни­ко­гда не иг­ра­ла в ло­те­рею, по­это­му, по­лу­чив би­ле­тик, немно­го рас­те­ря­лась

удо­воль­стви­ем шла в шко­лу пре­по­да­вать де­тям укра­ин­ский язык и ли­те­ра­ту­ру. — А что за цве­ти­ки? — ле­ни­во по­ин­те­ре­со­вал­ся Дим­ка, ко­гда пе­ре­сту­пи­ла по­рог до­ма. — Уче­ни­ки по­да­ри­ли на День учи­те­ля, — от­ве­ти­ла, улы­ба­ясь. — Дим, а ты как тут ока­зал­ся? Без клю­ча, без звон­ка... Ди­ма, ва­ляв­ший­ся на ди­ване с романом Г. Ма­ло «Без се­мьи», под­нял­ся на­встре­чу. — Ма­ма твоя впу­сти­ла. А са­ма смы­лась ку­да-то. Эта книж­ка — без­на­деж­ная уны­лость, чи­тать у те­бя не­че­го. Де­тек­тив­чик бы... — Дим, ну, о ма­мах так не го­во­рят, во­об­ще-то, — по­мор­щи­лась. — Ты — как мой дво­еч­ник Пят­кин, чест­ное сло­во. Здо­ро­вен­ный му­жик-то. Учи род­ную речь! — Че? Да обыч­ный жар­гон… Че те­бе не нра­вит­ся? Сно­бизм! — Ди­ма! «Че, че…» Че­рез пле­чо! Цве­ты возь­ми из рук, по­жа­луй­ста. По­мо­ги по­ста­вить в ва­зу. — Офи­геть! — он пе­ре­хва­тил у ме­ня бу­ке­ты. — Ни­че се­бе! Здесь ты­ща гри­вен, не мень­ше! Уче­ни­ки пра­виль­но смек­ну­ли. Твое рас­по­ло­же­ние столь­ко и сто­ит, ес­ли в оте­че­ствен­ную ва­лю­ту пе­ре­ве­сти. Ты у нас на вес зо­ло­та... Я се­ла, с тру­дом стя­ги­вая са­по­ги, осво­бож­да­ясь от каб­лу­ков: — Ох, уста­ла! И ру­ки, и но­ги от­сут­ству­ют на­прочь. Дим, ну что ты все о деньгах и о деньгах? Ка­кое-то ме­щан­ство! — Так столь­ко ба­б­ла на ве­тер вы­бро­си­ли! — Ди­ма кив­нул на бу­кет, без­на­деж­но пы­та­ясь втис­нуть цве­ты в ва­зу. — Я бы на эти день­ги луч­ше пив­ка бы при­ку­пил… — Вот и при­ку­пишь, — вы­ло­жи­ла на стол ло­те­рей­ный би­лет. — А это чё? Ре­ши­ла с уда­чей по­иг­рать? По­ве­ри­ла в «ло­хо­трон»? — Это Пе­тя по­да­рил, уче­ник. У них труд­но­сти в се­мье, де­нег на бу­кет не бы­ло, так он та­кой сюр­приз сде­лал. Се­го­дня, кста­ти, вы­иг­рыш мож­но по­смот­реть на сай­те ло­те­реи. Та­кие де­ла. — Рех­нуть­ся мож­но! — Дим­ка вер­тел би­лет в ру­ках. — Так-с, ну, да­вай, гля­ну, по­ка ты от­ды­ха­ешь. Он по­шел к ком­пью­те­ру, а я за­ду­ма­лась о пред­сто­я­щем за­му­же­стве. Чест­но го­во­ря, гля­дя, как же­них по­дра­ги­ва­ет от пред­вку­ше­ния, све­ряя ци­фир­ки на би­ле­те, ста­ло не по се­бе. Неуже­ли так уста­ла от оди­но­че­ства, ес­ли со­бра­лась вы­хо­дить за­муж за де­ля­гу? — Поль­ка! Дуй сю­да! — вдруг за­орал Дим­ка, под­прыг­нув на сту­ле. — Обал­деть мож­но! Ты вы­иг­ра­ла? Ма­ма до­ро­гая!!! Все еще в раз­ду­мьях по­до­шла к ком­пью­те­ру. — Смотри! Два­дцать три ты­ся­чи шесть­сот трид­цать две грив­ны… На ра­до­стях Дим­ка по­лез ко мне це­ло­вать­ся и об­ни­мать­ся, а я оша­ра­шен­но вер­те­ла в ру­ках би­ле­тик, не ве­ря сво­е­му сча­стью. Ко­гда улег­лись эмо­ции, за­ду­ма­лась, на что по­тра­тить день­ги. Дим­ка вер­тел­ся ря­дом и по­сто­ян­но сби­вал с мыс­ли, пред­ла­гая, то от­пра­вить­ся в сва­деб­ный тур по Ев­ро­пе, то про­сто от­гу­лять сва­дьбу. Но тут мой взгляд упал на кни­гу Г. Ма­ло «Без се­мьи», и я вдруг яс­но пред­ста­ви­ла Пе­тю Му­раш­ко — с по­тре­пан­ным рюк­за­ком из «се­кон­да», с по­сто­ян­ной нехват­кой де­нег на школь­ные нуж­ды, по­лу­си­ро­ту, про­жи­ва­ю­ще­го с от­цом в об­ща­ге. А ведь это их вы­иг­рыш. Их. — Нет, Ди­ма. Не мо­гу так… — вздох­ну­ла, по­ка­чав го­ло­вой. — Че ты не мо­жешь? — Дим­ка на се­кун­ду ото­ро­пел, по­том под­миг­нул. — В банк хо­чешь по­ло­жить? То­же пра­виль­но, одоб­ряю. Рас­тешь, взрос­ле­ешь... — Нет, Дим! Не мо­гу за­брать эти день­ги у бед­но­го ре­бен­ка. Слы­шишь? — ре­ши­тель­но убра­ла би­лет в сум­ку и ста­ла на­де­вать паль­то. — Все, мол­чи. Я так ре­ши­ла. Ина­че не мо­гу. Яс­но? — Да ты че, род­ная? Сбрен­ди­ла? Я за­стег­ну­ла са­по­ги и взя­лась за дверь, но оста­но­ви­лась. — Ди­ма… Ты не оби­жай­ся, толь­ко не по­лу­чит­ся у нас. Ухо­ди. Ухо­ди пря­мо сей­час. И не зво­ни. — Ты че?! Во­об­ще кры­ша по­еха­ла? Ле­чись, ду­ра! Пей таб­лет­ки... — он вы­ско­чил за двер, ша­рах­нув ею на­по­сле­док. А я уже ис­ка­ла номер Му­раш­ко. Дверь от­крыл отец Пе­ти. В зе­ле­ном сви­те­ре до гор­ла, в по­тер­тых джин­сах, с от­кры­той улыб­кой. — По­ли­на… э-э-э… из­ви­ни­те, от­че­ство не вспом­ню, — он сму­щен­но за­тряс го­ло­вой. — Вы­ле­те­ло вдруг. — Зо­ви­те про­сто По­ли­ной, мы же с ва­ми ро­вес­ни­ки, Ми­ша. — От­лич­но! Про­хо­ди­те, чай бу­дем пить. Не жда­ли се­го­дня го­стей, из­ви­ни­те... — Он до­стал из шкаф­чи­ка «Ко­ров­ку». — Но есть кон­фе­ты… Мы пи­ли чай в ма­стер­ской Ми­ши. Вкус­но пах­ло сто­ляр­ной струж­кой, раз­го­во­ры ве­лись ве­се­лые. Пе­тя по­хва­стал боль­шой па­пи­ной биб­лио­те­кой фан­та­сти­ки, ко­то­рую тот со­би­рал с дет­ства. Пять шка­фов, ту­го на­би­тых кни­га­ми… С вы­иг­ры­шем ре­ши­ли по­лю­бов­но: я за­ка­за­ла от­лич­ную кух­ню у Ми­ши, а на оста­ток ку­пи­ли Пе­те смарт­фон. Впро­чем, со вре­ме­нем мы с Ми­шей по­да­ри­ли эту кух­ню мо­ей ма­ме, ко­гда ста­ли жить вме­сте. Вот та­кой по­да­рок сде­ла­ла мне судь­ба в День учи­те­ля!

Бы­ло непри­ят­но, что Ди­ма та­кой жад­ный, но по­том сми­ри­лась и да­же оправ­ды­ва­ла

Ре­ше­ние при­ня­ла сра­зу, ни се­кун­ды не раз­ду­мы­вая: не мо­гу обо­красть уче­ни­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.