Мо­жешь на­зы­вать ме­ня «сест­ра»

Ма­рия, 19 лет Ко­гда вы­бра­ла свой путь, бо­я­лась, что ро­ди­те­ли и дру­зья не пой­мут ме­ня. К сча­стью, по­чти все под­дер­жа­ли...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Каж­дый сам вы­би­ра­ет свой жиз­нен­ный путь. Так все­гда го­во­ри­ла ма­ма, но я зна­ла: мое бу­ду­щее она ви­де­ла да­ле­ко от род­но­го се­ла. Толь­ко го­род, к ко­то­ро­му в ро­ди­тель­ских меч­тах при­ла­га­лось хо­ро­шее жи­лье и пре­стиж­ная ра­бо­та. Ну и вну­ки, ко­неч­но, ина­че кто же бу­дет при­ез­жать ле­том к лю­би­мым ба­бу­ле с де­дом. — Учись хо­ро­шо, Ма­рич­ка, — вну­ша­ла мне чуть не с пе­ле­нок, — Бог даст, до­бьешь­ся че­го в жиз­ни и нас, ста­ри­ков, до­гля­нешь. И я учи­лась. Ста­ро­ста и от­лич­ни­ца, про­си­жи­ва­ла ве­че­ра в сель­ской биб­лио­те­ке, гло­тая все кни­ги, что по­па­да­лись под ру­ку. Не мо­гу ска­зать, что мне на­столь­ко хо­те­лось по­ско­рее «вы­бить­ся в лю­ди». По­че­му-то чув­ство­ва­ла, что ка­рье­ра и жизнь в боль­шом шум­ном го­ро­де — со­всем не, что мне нуж­но. Но не оправ­дать на­деж­ды ро­ди­те­лей не мог­ла. — Ма­русь, ты бы раз­влек­лась хоть немно­го, — ны­ла со­сед­ка по пар­те и по сов­ме­сти­тель­ству луч­шая по­дру­га Ве­ра, — мо­ло­до­стью на­сла­ждать­ся нуж­но, а не за­ры­вать­ся все вре­мя в кни­ги. Ты же все са­мое ин­те­рес­ное про­пус­ка­ешь. На экс­кур­сию в вос­кре­се­нье с на­ми по­едешь? — Ве­ра по­вер­ну­лась ко мне и по­смот­ре­ла во­про­си­тель­но. Эту по­езд­ку жда­ли все — не каж­дый день сель­ским школь­ни­кам вы­па­да­ет шанс про­ве­сти це­лый день в об­ласт­ном цен­тре, где кро­ме му­зеев и вы­ста­вок был еще от­лич­ный парк ат­трак­ци­о­нов. Я за­ду­ма­лась. С од­ной сто­ро­ны — в вы­ход­ной мож­но бы­ло по­мочь

ма­те­ри по до­му, но с дру­гой… — По­еду! — ре­ши­лась вдруг, са­ма не по­ни­мая по­че­му. То­гда еще не зна­ла, что эта по­езд­ка не толь­ко пол­но­стью из­ме­нит мою жизнь, но и ста­нет на­ча­лом дол­го­го и непро­сто­го пути. — Куль­тур­ная про­грам­ма на се­го­дня по­чти за­кон­че­на, — за­вуч сто­я­ла у ав­то­бу­са и пы­та­лась со­счи­тать об­сту­пив­ших ее стар­ше­класс­ни­ков. Под­рост­ки недо­воль­но за­шу­ме­ли. — Но! — она же­стом по­про­си­ла де­тей за­мол­чать. — Есть еще од­но ме­сто, ку­да мож­но за­ехать по до­ро­ге до­мой. Ме­сто ока­за­лось неболь­шим жен­ским мо­на­сты­рем на склоне го­ры, где, как ока­за­лось, го­стил в это вре­мя из­вест­ный в ре­ли­ги­оз­ных кру­гах ста­рец Ио­сиф. — То­же мне, раз­вле­че­ние, — скри­ви­лась Ве­ра. — Что мо­жет быть ин­те­рес­но­го в мо­на­сты­ре? Но мне бы­ло все ин­те­рес­но. От это­го ме­ста ис­хо­ди­ло та­кое теп­ло, ка­ко­го я ни­ко­гда пре­жде не чув­ство­ва­ла. — А мож­но и мне к Ио­си­фу? — осто­рож­но спро­си­ла у за­ву­ча, по­ни­мая, что ес­ли не раз­ре­шит — все рав­но пой­ду. — Мож­но, ко­неч­но, — рас­те­ря­лась жен­щи­на, — но те­бе-то за­чем? К нему с пу­стя­ко­вы­ми во­про­са­ми не идут. — Не знаю, — от­ве­ти­ла чест­но, — но чув­ствую, что долж­на пой­ти. У ма­лень­кой ке­льи, в ко­то­рой при­ни­мал ста­рец, лю­дей по­чти не бы­ло. За­вуч во­шла пер­вой и спу­стя ми­нут 10 вы­шла, улы­ба­ясь. Мне да­же по­ка­за­лось, что мор­щин­ки у нее на лбу раз­гла­ди­лись, а в глазах по­явил­ся ка­кой­то непо­нят­ный блеск. Я сде­ла­ла шаг впе­ред и в нере­ши­тель­но­сти за­сты­ла у по­ро­га. — За­хо­ди, — по­слы­ша­лось из ком­на­туш­ки, — не бой­ся. В ке­лье, на неболь­шом де­ре­вян­ном та­бу­ре­те си­дел се­дой ста­рик с бо­ро­дой. — Что при­ве­ло те­бя сю­да, ди­тя? — он вни­ма­тель­но по­смот­рел на ме­ня. — Знаю, что не с бе­дой ты ко мне при­шла. И не с ра­до­стью. — Са­ма не знаю, — при­зна­лась и по­чув­ство­ва­ла, как по ще­кам по­тек­ли сле­зы. — Зна­ешь, толь­ко не умом, — Ио­сиф смот­рел на ме­ня не ми­гая, не пы­та­ясь успо­ко­ить, не го­во­ря слов уте­ше­ния, — серд­цем зна­ешь. По­то­му и при­шла. Ты плачь, ди­тя, плачь. Это не те сле­зы, от ко­то­рых боль­но. Это ду­ша твоя ра­ду­ет­ся, очи­ща­ет­ся. И я пла­ка­ла и по­че­му-то не мог­ла оста­но­вить­ся. Пе­ред со­всем чу­жим че­ло­ве­ком, в незна­ко­мом ме­сте и со­вер­шен­но без при­чи­ны. — Иди, — ска­зал вдруг ста­рец, ука­зы­вая ру­кой на дверь, — по­ра те­бе. — И до­ба­вил, спу­стя мгно­ве­нье: — В этот раз по­ра. И я ушла. Ша­га­ла к ав­то­бу­су, раз­ма­зы­вая по ще­кам сле­зы, и по­ни­ма­ла, что со­всем не хо­чу уез­жать. То­гда мне ка­за­лось, что сто­ит мне толь­ко вер­нуть­ся до­мой, и все ис­чез­нет — теп­ло, ко­то­рое я ощу­ти­ла в мо­на­сты­ре, по­кой и то стран­ное чув­ство лег­ко­сти. Но ни­че­го не ис­чез­ло. Ни в тот день, ни на сле­ду­ю­щий, ни че­рез ме­сяц. Я не мог­ла за­ста­вить се­бя учить­ся как пре­жде, ста­ла рас­се­ян­ной и невни­ма­тель­ной. Те­перь я зна­ла — мое ме­сто не здесь. Но по­го­во­рить об этом с са­мым близ­ким че­ло­ве­ком ре­ши­лась толь­ко спу­стя пол­го­да. — Мам, пом­нишь, мы с клас­сом ез­ди­ли в об­ласть осе­нью? И я вы­ло­жи­ла все как на ду­ху. О том, что по­ня­ла — не хо­чу по­сту­пать по­сле шко­лы в уни­вер­си­тет, не хо­чу ни­ка­ких пре­стиж­ных ра­бот, и мне со­всем не нуж­на квар­ти­ра в боль­шом го­ро­де. — А что же те­бе нуж­но? — Ма­ма смот­ре­ла на ме­ня гла­за­ми, пол­ны­ми слез — ее на­деж­ды од­на за од­ной ру­ши­лись. — Хо­чу по­свя­тить свою жизнь Бо­гу и лю­дям, — от­ве­ти­ла твер­до и в этот са­мый мо­мент по­ня­ла — так и есть. Ко­неч­но, этот раз­го­вор с ма­мой был не по­след­ним. До са­мо­го окон­ча­ния шко­лы бы­ли уго­во­ры, прось­бы от­ца оду­мать­ся и да­же угро­зы. Но я зна­ла: это мой вы­бор, и они долж­ны его при­нять. — А я гор­жусь то­бой, — ска­за­ла Вер­ка по­сле то­го, как по­ве­да­ла ей о сво­их пла­нах на бу­ду­щее, — ес­ли это то, че­го ты дей­стви­тель­но хо­чешь, — де­лай. И чуть по­го­дя до­ба­ви­ла: — Но мы же смо­жем ви­деть­ся? Хоть ино­гда? А че­рез несколь­ко дней по­сле по­след­не­го школь­но­го звон­ка ко мне по­до­шел па­па. — Ма­рич­ка, ска­жи, те­бя ту­да серд­це зо­вет? — Я кив­ну­ла. — То­гда со­би­рай ве­щи. Мы с ма­те­рью всю ночь не спа­ли и ре­ши­ли, что, коль ты свою судь­бу чув­ству­ешь, мы под­дер­жим. Так что со­би­рай­ся, от­ве­зу те­бя в твой мо­на­стырь. А че­рез па­ру недель ро­ди­те­ли при­е­ха­ли про­ве­дать мо­ло­дую по­слуш­ни­цу. — Ты счаст­ли­ва, до­чень­ка? — спро­си­ла ма­ма, при­жав к се­бе. — Очень, ма­моч­ка, очень счаст­ли­ва. Здесь я на сво­ем ме­сте.

По до­ро­ге до­мой мы за­еха­ли в жен­ский мо­на­стырь. Там как раз го­стил ста­рец

Са­ма не по­ни­ма­ла, по­че­му пла­чу, но не мог­ла оста­но­вить­ся, на ду­ше ста­ло лег­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.