Цве­ты для звез­ды

Сер­гей, 34 го­да На­ша ис­то­рия люб­ви не со­всем обыч­ная. По­то­му что я на­шел свою же­ну по зна­ку, ко­то­рый по­да­ри­ла мне од­на­ж­ды судь­ба...

Istorii Iz Zhizni - - Момент Истины -

Ма­рин­ка, моя же­на, вы­та­щи­ла из-под ко­ро­бок с обу­вью на ан­тре­со­лях в шка­фу ста­рый аль­бом с фо­то­гра­фи­я­ми. Она ре­ши­ла бо­роть­ся с бес­по­ряд­ком, за­те­яв ге­не­раль­ную убор­ку, и на­ча­ла со шка­фов. Аль­бом­чик, вы­гля­ды­ва­ю­щий че­рез дыр­ку в па­ке­те, ле­жал в са­мом вер­ху. Же­на вы­тер­ла с него пыль, про­тер­ла ла­до­нью и нетер­пе­ли­во по­зва­ла: — Се­реж­кин-с! Ты глянь, что наш­ла! Брось ко­пать­ся, иди сю­да! — Ма­риш, я за­нят, по­до­жди. Этот бар­дак на бал­коне на­до хоть ка­кто уре­гу­ли­ро­вать... Вме­сто ме­ня к жене по­до­шла ма­ма. Она по­пра­ви­ла очки на но­су и пе­ре­хва­ти­ла па­кет: — Ой... Се­ре­жа! Так это же наш по­те­рян­ный се­мей­ный аль­бом! Гос­по­ди, ду­ма­ла, мы его на ста­рой квар­ти­ре за­бы­ли впо­пы­хах! Я как раз пы­тал­ся за­стег­нуть пу­за­тую сум­ку с пу­сты­ми трех­лит­ро­вы­ми бан­ка­ми, рас­пи­ра­ю­щи­ми ее в раз­ные сто­ро­ны. На­ко­нец уда­лось. С об­лег­че­ни­ем, уте­рев пот со лба и ру­ки ва­ляв­шей­ся на пе­ре­вер­ну­том вед­ре тряп­кой, по­до­шел к мо­им лю­би­мым жен­щи­нам, ко­то­рые увле­чен­но об­суж­да­ли то од­но фо­то, то дру­гое, вни­ма­тель­нее при­гля­дел­ся к ста­рым сним­кам. — Ого, ни­че­го се­бе! — ткнул паль­цем в фо­то, где две­на­дца­ти­лет­ний я дер­жал бу­кет тюль­па­нов. — Цве­ты для Пат­ри­сии Ка­ас, ко­то­рые по­том ей по­да­рил... Мам, пом­нишь? — Как та­кое за­бу­дешь! — за­сме­я­лась она. — Это был фе­сти­валь «Украина. Вес­на. Сла­ву­тич». Те­бе то­гда неска­зан­но по­вез­ло! — Да не толь­ко ему! — за­сме­я­лась Ма­рин­ка. — Фот­ку с Ка­ас ты же мне по­да­рил. А я по­том всю жизнь ею хва­ста­лась! Я вздох­нул, улы­ба­ясь: — Жаль, что скром­нень­кие тюль­пан­чи­ки мы ей вы­бра­ли. — Та­кие бы­ли вре­ме­на, Се­ре­жа, — ска­за­ла ма­ма. — Не за­бы­вай, это де­вя­но­стые! Те­бе две­на­дцать, на кон­церт бес­плат­но, по бла­ту, про­ве­ли дру­зья-ор­га­ни­за­то­ры. — И все-та­ки как я ра­да, что ты ме­ня на­шел по­том бла­го­да­ря этой фотографии! — до­ба­ви­ла Ма­рин­ка и взя­ла в ру­ки фо­то в ра­моч­ке с под­став­кой, ко­то­рое сто­я­ло на жур­наль­ном сто­ли­ке. — Пом­нишь, как это бы­ло? — Ко­неч­но! — с улыб­кой по­смот­рел на же­ну. — Вот это фо­то, — про­вел ла­до­нью по сним­ку, — бы­ло сде­ла­но пе­ред кон­цер­том. И с него-то и на­ча­лась на­ша ис­то­рия люб­ви... Ма­ма сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла ме­ня на обыч­ную «мыль­ни­цу». Я дол­го го­то­вил­ся к встре­че с за­ме­ча­тель­ной пе­ви­цей, да­же сти­шок вы­учил. На­ро­ду со­бра­лось — тьма-тьму­щая! Мы с ма­мой по­па­ли на кон­церт ис­клю­чи­тель­но по зна­ком­ству, и бла­го­да­ря ему же я про­лез на сце­ну в пе­ре­ры­ве меж­ду пес­ня­ми Пат­ри­сии Ка­ас... Кра­са­ви­ца-фран­цу­жен­ка бы­ла так хо­ро­ша, что я за­был все, что хо­тел ска­зать, и быст­ро всу­чил ей в ру­ки цве­точ­ки, со­би­ра­ясь улиз­нуть. Но она взя­ла ме­ня за ру­ку и что-то ска­за­ла по-фран­цуз­ски. И тут я вспом­нил, что мы с ма­мой го­то­ви­лись к это­му мо­мен­ту и вы­дал дро­жа­щим го­ло­сом за­учен­ную фра­зу на фран­цуз­ском язы­ке: «При­вет! Ме­ня зо­вут Се­ре­жа, я те­бе про­чту сти­хо­тво­ре­ние». Вдох­нул по­глуб­же и... неожи­дан­но па­мять ме­ня под­ве­ла.

Од­на­ко я не рас­те­рял­ся, вы­та­щил бу­маж­ку с тек­стом из кар­ма­на — а на ней из-за вла­ги (пи­джак, за­бот­ли­во вы­сти­ран­ный ма­мой на­ка­нуне, так и не успел тол­ком про­сох­нуть к кон­цер­ту) все бук­вы рас­полз­лись! Ед­ва-ед­ва тот стих смог про­чи­тать, хо­тя все фран­цуз­ские сло­ва бы­ли на­пи­са­ны русскими бу­ков­ка­ми, по­то­му что в шко­ле, как и боль­шин­ство укра­ин­ских де­тей, учил ан­глий­ский. В сти­хе го­во­ри­лось, о том, что она са­мая кра­си­вая жен­щи­на, у нее доб­рое серд­це и боль­шой та­лант, а гла­за — как звез­ды на ноч­ном небе... Окон­чив го­во­рить, за­стес­нял­ся и со­би­рал­ся рва­нуть со сце­ны, но неожи­дан­но моя лю­би­мая пе­ви­ца на­кло­ни­лась и по­це­ло­ва­ла ме­ня. Взяв цве­ты, по­про­си­ла до­ждать­ся за ку­ли­са­ми — же­ста­ми, ко­неч­но. Но я, как ни стран­но, по­нял. Спе­ла она еще один хит и воз­вра­ти­лась со сце­ны. За­ме­тив ме­ня, улыб­ну­лась и по­до­зва­ла по­мощ­ни­ка. Же­сти­ку­ли­руя, объ­яс­ни­ла что-то, по­том по­сла­ла мне воз­душ­ный по­це­луй и убе­жа­ла сно­ва на сце­ну... А по­мощ­ник мол­ча вру­чил мне фо­то­гра­фию Пат­ри­сии. Прав­да, без ав­то­гра­фа. Но у нее во­об­ще не бы­ло для это­го вре­ме­ни. Это же про­ис­хо­ди­ло в счи­та­ные се­кун­ды, ко­то­рые для ме­ня во­об­ще про­ле­те­ли как од­но мгно­ве­нье. На тот мо­мент жиз­ни фо­то­гра­фия Пат­ри­сии Ка­ас из рук са­мой Пат­ри­сии Ка­ас — это бы­ло что-то... Для ме­ня — це­лое бо­гат­ство! В те школь­ные да­ле­кие дни я был от­ча­ян­но влюб­лен в де­воч­ку из па­рал­лель­но­го клас­са. Знал, что ее зо­вут Ма­ри­на, а ка­кая у нее фа­ми­лия — не знал, ко­неч­но. Но это пу­стя­ки, ду­мал то­гда. Ме­ло­чи жиз­ни... И так мне хо­те­лось Ма­рин­ке в чув­ствах при­знать­ся и на день рож­де­ния что-то сто­я­щее по­да­рить! Что-то та­кое, че­го ни у ко­го нет, а толь­ко у ме­ня. Пред­став­лял, как да­рю эту, услов­но го­во­ря, дра­го­цен­ность, и Ма­рин­ка го­во­рит что-то вро­де: — Ой, Се­реж­ка! Ты луч­ше всех! — и с этими сло­ва­ми в ще­ку ме­ня на гла­зах у всей шко­лы це­лу­ет. И каж­дый маль­чиш­ка смот­рит и ду­ма­ет: «Вот по­вез­ло!» По­сле то­го па­мят­но­го кон­цер­та по­нял, что на­шел «дра­го­цен­ность» и на­ко­нец удив­лю Ма­ри­ну. Хо­тя пе­ре­жи­вал, ко­неч­но, что, мо­жет, ей не по­нра­вит­ся мой по­да­рок. — Я пом­ню, как ты мне да­рил фо­то Пат­ри­сии, — за­сме­я­лась Ма­рин­ка, пре­ры­вая мои вос­по­ми­на­ния. — Крас­нел, за­и­кал­ся... — Да лад­но за­ли­вать! Прям крас­нел! Так, раз­ве что слег­ка. За­то ты бы­ла в шо­ке! — Да! — меч­та­тель­но от­ки­нув­шись на спин­ку ди­ва­на, под­твер­ди­ла Ма­рин­ка, сжи­мая в ру­ках фо­то с фран­цуз­ской звез­дой. — Это бы­ло что-то ори­ги­наль­ное, гран­ди­оз­ное и непо­вто­ри­мое! Ма­ма улы­ба­лась, гля­дя на на­ши счаст­ли­вые ли­ца, по­ка мы пре­да­ва­лись но­сталь­гии по дет­ству и пер­вой люб­ви, а по­том иро­нич­но хмык­ну­ла: — Ой, точ­но! Гран­ди­оз­ное! Как сей­час пом­ню этот кош­мар! При­хо­жу до­мой — а на мо­ем трю­мо че­го-то не хва­та­ет! Раз по­смот­ре­ла, вто­рой... Вро­де кос­ме­ти­ка на ме­сте. Кре­мы, по­ма­ды, бу­диль­ник то­же... Но че­го-то нет! — Бед­ная ма­моч­ка! — мы с же­ной прыс­ну­ли. — Ага, бед­ная! Вы же знаете, как я люб­лю пес­ни Ка­ас! Я ее убеж­ден­ная фа­нат­ка! — Ма­муль, неуже­ли ты до сих пор на ме­ня ду­ешь­ся? — спро­сил, об­ни­мая ее. — Ты толь­ко пред­ставь, что я не по­да­рил бы это фо­то, Ма­ри­ше. И что? Не бы­ло бы у те­бя та­кой слав­ной невест­ки, а у ме­ня — та­кой класс­ной же­ны. — И то прав­да, — со сме­хом со­гла­си­лась ма­ма. — Мо­ло­дежь! Ко­гда я по­да­рил фо­то Ка­ас Ма­рин­ке, она раз­ре­ши­ла нести ее рюк­зак по­сле шко­лы, и я да­же успел уго­стить ее пи­рож­ны­ми в школь­ной сто­ло­вой. А по­том слу­чил­ся наш вне­зап­ный пе­ре­езд в дру­гой го­род. Ма­ма, ра­бо­та­ю­щая пе­ре­вод­чи­ком английского ди­стан­ци­он­но, по­лу­чи­ла хо­ро­шее ме­сто в шта­те. При­ш­лось бук­валь­но за неде­лю со­би­рать ве­щи и вы­став­лять квар­ти­ру на про­да­жу. Мы уеха­ли так стре­ми­тель­но, что я не успел да­же ад­ре­сом с Ма­ри­ной об­ме­нять­ся — в шко­ле как раз на­ча­лись ка­ну­ку­лы. Так мы на­дол­го по­те­ря­ли друг дру­га, и до на­шей сле­ду­ю­щей встре­чи про­шла це­лая ма­лень­кая жизнь. Я окон­чил шко­лу, по­том иняз, же­нил­ся на де­вуш­ке Ка­те. Брак по­лу­чил­ся неудач­ным: про­су­ще­ство­вал все­го три го­да. Ка­тя ока­за­лась ка­приз­ной и мер­кан­тиль­ной, да еще и ту­сов­щи­цей. Ее не устра­и­вал раз­мер мо­ей зар­пла­ты, мар­ка мо­ей ма­ши­ны, жизнь с мо­ей ма­мой в од­ной квар­ти­ре, а по­том уже ме­ня не устро­и­ло ее по­сто­ян­ное «за­ви­са­ние» в пив­ных ба­рах. И я пе­ре­стал ви­деть в ней бу­ду­щую мать сво­их де­тей. Так и раз­ве­лись. К сло­ву ска­зать, до­ста­точ­но мир­но. На­вер­ное, все-та­ки ма­ло у нас бы­ло об­щих ин­те­ре­сов, да и чув­ства креп­кие не свя­зы­ва­ли. Про­му­чив­шись с пол­го­ди­ка, од­на­ж­ды за­шел в соц­се­ти на стра­нич­ки дру­зей, что­бы «по­лай­кать» их фо­то. И вдруг уви­дел пост ка­кой-то де­вуш­ки. Кра­си­вая блон­дин­ка сто­я­ла, об­ло­ко­тив­шись на пись­мен­ный стол, и хва­ста­лась но­вень­ким ди­пло­мом. Я по­лю­бо­вал­ся кра­сот­кой, но хоть и уло­вил в ее ли­це что-то зна­ко­мое, сра­зу Ма­ри­ну не узнал. И толь­ко при­гля­дев­шись, рас­смот­рел на сто­ле фо­то­гра­фию Пат­ри­сии Ка­ас! Ко­неч­но, на­пи­сал ей в тот же ве­чер. К мо­ей ра­до­сти, она от­ве­ти­ла. Есте­ствен­но, мы встретились и боль­ше уже не рас­ста­ва­лись с ни­ко­гда. Ду­маю, са­ма судь­ба по­сла­ла нам знак.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.