Со­ня бу­дет вра­чом!

Istorii Iz Zhizni - - Трудный Выбор -

Что вы знаете про ди­на­стию? Нет, я не о по­пу­ляр­ном се­ри­а­ле, за со­бы­ти­я­ми ко­то­ро­го мы на­блю­да­ли с от­кры­тым ртом. Я о се­мей­ных, ко­гда де­ти идут по сто­пам ро­ди­те­лей. Вот мне по­счаст­ли­ви­лось ро­дить­ся в та­кой, где пра­дед был сто­ма­то­ло­гом, дед по­шел по его сто­пам, так что у его сы­на (мо­е­го от­ца) уже и вы­бо­ра не бы­ло. Сколь­ко се­бя пом­ню, все се­мей­ные по­си­дел­ки так или ина­че сво­ди­лись к об­суж­де­нию ме­ди­цин­ских во­про­сов. Как вы по­ни­ма­е­те, ме­ди­ци­ной я сы­та бы­ла с дет­ства, и у ме­ня не воз­ник­ло ни­ка­ко­го же­ла­ния свя­зы­вать судь­бу с чу­жи­ми зу­ба­ми. Боль­ше все­го лю­би­ла де­лать при­чес­ки! Ма­ма ру­га­ла ме­ня, так как я об­стриг­ла всех ку­кол — и сво­их, и у по­друг. Сколь­ко раз ро­ди­те­ли за­би­ра­ли у ме­ня нож­ни­цы в са­мый по­след­ний мо­мент: еще немно­го — и жертвой мо­их ам­би­ций стал бы наш кот. Я бы­ла уве­ре­на, что, как толь­ко рас­ска­жу ро­ди­те­лям о сво­ей люб­ви к па­рик­ма­хер­ско­му ис­кус­ству, они тут же под­дер­жат мой вы­бор. По­то­му жи­ла спо­кой­но, ни­чем не за­мо­ра­чи­ва­ясь. Шок на­сту­пил по­сле вы­пуск­ных эк­за­ме­нов. — Ма­ма, па­па, я знаю, что вы ви­ди­те ме­ня сто­ма­то­ло­гом, но я ре­ши­ла… И даль­ше шла за­го­тов­лен­ная речь, кем хо­чу стать и чем за­ни­мать­ся. Ма­ма по­блед­не­ла, па­па по­крас­нел и стал кри­чать: — Мы те­бя не для то­го рас­ти­ли, что­бы ты чу­жие го­ло­вы оби­ха­жи­ва­ла! Ни­че­го не знаю, зав­тра с то­бой по­да­дим до­ку­мен­ты в мед. Со­ня, или ты бу­дешь вра­чом, или я знать те­бя не же­лаю! Па­па ушел, хлоп­нув две­рью. Ма­ма по­смот­ре­ла сер­ди­то. — И за­чем ты это сде­ла­ла? Неуже­ли ре­ши­ла, что в на­шей се­мье бу­дет па­рик­ма­хер? — Мам, но это же моя жизнь… — на­ча­ла бы­ло я. — Да что ты в ней по­ни­ма­ешь? Те­бе сколь­ко лет? Са­ма тол­ком еще не зна­ешь, че­го хо­чешь! Ма­ма по­шла до­го­нять от­ца, а я оста­лась од­на. На­ив­ная, с че­го взя­ла, что ро­ди­те­ли пой­дут мне на­встре­чу? Они же за­цик­ле­ны на сво­ей ди­на­стии. Ну что ж, про­щай­те меч­ты о кра­си­вых при­чес­ках, стриж­ках и по­крас­ках. Здрав­ствуй­те, буд­ни, на­пол­нен­ные плом­би­ро­ва­ни­ем, уда­ле­ни­ем и ле­че­ни­ем ка­на­лов...

Как ни стран­но, я не чув­ство­ва­ла ни ма­лей­ше­го же­ла­ния за­нять­ся ме­ди­ци­ной

На следующий день па­па чуть ли не за ру­ку по­вез ме­ня по­да­вать до­ку­мен­ты в мед­вуз. Ко­гда на­ча­лась уче­ба, од­но­группни­ки мне за­ви­до­ва­ли. Еще бы, ди­на­стия, фа­ми­лия, из­вест­ная все­му го­ро­ду. А я смот­ре­ла на ре­бят и за­ви­до­ва­ла им, ведь они хо­те­ли тут учить­ся. Ро­ди­те­ли успо­ко­и­лись, вся­че­ски по­мо­га­ли мне, обе­ща­ли, что, ес­ли бу­ду за­ни­мать­ся как по­ло­же­но, по­мо­гут с при­лич­ным тру­до­устрой­ством. Не по­ду­май­те, что ме­ня устро­и­ли бы по бла­ту ни­че­го не де­лать, на та­кое мое се­мей­ство, есте­ствен­но, не пошло бы. Но ес­ли дочь ста­нет хо­ро­шим про­фес­си­о­на­лом, то за­чем ей про­зя­бать непо­нят­но где? А по­том кое-что слу­чи­лось… У нас на кур­се бы­ла ве­че­рин­ка в День сту­ден­та. Де­воч­ки при­шли на­ряд­ные, кра­си­вые. И толь­ко од­на из них си­де­ла груст­ная. — Та­нюш, ты че­го скис­ла? — по­до­шла я к ней. — Де­нег на па­рик­ма­хер­скую нет. Те­перь все бу­дут кра­сот­ка­ми, и толь­ко од­на я с гнез­дом на го­ло­ве вме­сто при­чес­ки! — Так про­бле­ма толь­ко в этом? Да­вай сю­да рас­чес­ку! — Ой, а ты уме­ешь? — уди­ви­лась Та­ню­ха — Еще как, с дет­ства меч­та­ла стать па­рик­ма­хе­ром. — По­че­му на сто­ма­то­ло­га по­шла? — Ты что, за­бы­ла, кто мои пред­ки? Ду­ма­ешь, у ме­ня был шанс? — Ни ма­лей­ше­го, — с пе­чаль­ным вздо­хом со­гла­си­лась по­дру­га. — Ух ты! Ка­кая кра­со­та! Я то­же с удо­воль­стви­ем лю­бо­ва­лась на тво­ре­ние сво­их рук. При­чес­ка и прав­да уда­лась: Та­ня вы­гля­де­ла весь­ма эф­фект­но. В тот ве­чер у нее не бы­ло от­боя от по­клон­ни­ков. Сла­ва про мои уме­лые ру­ки разо­шлась по все­му ву­зу. С тех пор каж­дый день ко мне под­хо­ди­ли де­воч­ки и про­си­ли сде­лать им при­чес­ки, стриж­ки, по­крас­ки... Ес­ли бы­ла воз­мож­ность, я с удо­воль­стви­ем по­мо­га­ла. Ско­ро мое хоб­би пе­ре­рос­ло в непло­хой за­ра­бо­ток. Я не про­си­ла мно­го за свою ра­бо­ту, по­это­му, на­вер­ное, от­боя от кли­ен­тов и не бы­ло. Од­на­ж­ды мне по­зво­ни­ли, что­бы на­зна­чить со­бе­се­до­ва­ние. — Про­сти­те, а из ка­кой вы кли­ни­ки? — уди­ви­лась я. Ро­ди­те­ли обе­ща­ли помочь, но я не пред­по­ла­га­ла, что это слу­чит­ся так ско­ро. — Кли­ни­ка? Ка­кая кли­ни­ка? — рас­хо­хо­та­лась де­вуш­ка. — Мы — са­лон кра­со­ты. — Ой, а я тут при чем? — Ва­ша од­но­групп­ни­ца хо­дит к нам на ма­ни­кюр. Мы уже не пер­вый раз ви­дим ее с ва­ши­ми при­чес­ка­ми. Вот и ре­ши­ли, по­че­му бы не пред­ло­жить по­ра­бо­тать вме­сте? — А вы знаете, что я са­мо­уч­ка? У ме­ня нет ко­роч­ки, я не раз­би­ра­юсь в за­ко­нах, но раз­ве мож­но на­ни­мать со­труд­ни­ка без про­филь­но­го об­ра­зо­ва­ния? — Я хо­зяй­ка са­ло­на, — ре­ши­тель­но за­яви­ла де­вуш­ка. — Ди­п­ло­мы — хо­ро­шо, но ес­ли к ним не при­ла­га­ют­ся уме­лые ру­ки, что в них тол­ку? Мне нра­вит­ся то, что вы де­ла­е­те, по­это­му да­вай­те об­су­дим воз­мож­ность со­труд­ни­че­ства лич­но. Со­глас­ны? В тот же ве­чер со­сто­я­лась встре­ча. С вла­де­ли­цей Вик­то­ри­ей мы сра­зу на­шли об­щий язык. До­го­во­ри­лись, что бу­ду тру­дить­ся у нее каж­дый ве­чер по­сле пя­ти и все вы­ход­ные. Осталь­ное вре­мя ста­ну за­ни­мать­ся уче­бой. Несколь­ко ме­ся­цев уда­ва­лось сов­ме­щать. Но по­том, ко­гда от недо­сы­па­ния я пе­ре­пу­та­ла крас­ку и сде­ла­ла кли­ент­ку брю­нет­кой вме­сто яр­ко­го блон­да, ста­ло яс­но: нуж­но де­лать вы­бор. Вик­то­рия вы­зва­ла ме­ня к се­бе. — Со­ня, ты су­ме­ла убе­дить кли­ент­ку, что чер­ный цвет — это имен­но то, что ей нуж­но. Но са­ма по­ни­ма­ешь, в следующий раз мо­жет и не про­ка­тить. Что на­ме­ре­на де­лать? — Не знаю. Прав­да! Хо­чу остать­ся. Здесь я за­ни­ма­юсь тем, о чем меч­та­ла с дет­ства. Но и бро­сать обу­че­ние не мо­гу, ро­ди­те­ли не пой­мут, да и вре­ме­ни жал­ко, оста­лось же со­всем немно­го. — Даю те­бе неде­лю. Мо­жешь спо­кой­но все об­ду­мать, на твое ме­сто вы­зо­ву под­ме­ну. Че­рез семь дней со­об­щи свое ре­ше­ние. Но я бы хо­те­ла, что­бы ты оста­лась. Тем же ве­че­ром со­би­ра­лась се­рьез­но по­го­во­рить с ро­ди­те­ля­ми. Дол­го сто­я­ла у подъ­ез­да, ре­пе­ти­ро­ва­ла, при­ки­ды­ва­ла ва­ри­ан­ты. Но все пошло не по пла­ну. Как толь­ко они услы­ша­ли про па­рик­ма­хер­скую, на­чал­ся скан­дал. — Да как я лю­дям в гла­за смот­реть бу­ду? Ты опо­зо­ри­ла се­мью! — кри­чал отец. — Как ты мог­ла так по­сту­пить? Ни сты­да, ни со­ве­сти! — вто­ри­ла ему ма­ма. И толь­ко ба­буш­ка, мать от­ца, вне­зап­но под­дер­жа­ла ме­ня: — Что вы на нее на­бро­си­лись? Пусть по­про­бу­ет. Кто зна­ет, как пой­дет. Мо­жет че­рез па­ру ме­ся­цев ей это на­до­ест. Дай­те Соне са­мой учить­ся на сво­их ошиб­ках. — Ма­ма, что ты та­кое го­во­ришь? — ужас­нул­ся отец. — А уче­ба? — Возь­мет «ака­дем­ку» на год, от это­го еще ни­кто не уми­рал. Ес­ли пе­ре­ду­ма­ет — лег­ко на­го­нит, вы ей по­мо­же­те. А по­ка дай­те де­воч­ке по­жить сво­ей жиз­нью. Про­шло несколь­ко ме­ся­цев. Ви­ка от­кры­ла еще один са­лон кра­со­ты и на­зна­чи­ла ме­ня управ­ля­ю­щей. Я не толь­ко об­слу­жи­ва­ла кли­ен­тов, но и при­ни­ма­ла необ­хо­ди­мые для жиз­ни са­ло­на ре­ше­ния. А в по­след­нее вре­мя ко мне все ча­ще за­хо­дят ма­ми­ны по­дру­ги, го­во­рят, она ре­ко­мен­до­ва­ла мой са­лон. Не знаю, что по­вли­я­ло: то ли мое ма­стер­ство, то ли то, что я не бро­си­ла уче­бу, ре­ши­ла, что еще про­дер­жусь в та­ком ре­жи­ме... По­сте­пен­но на­ши от­но­ше­ния по­теп­ле­ли, ро­ди­те­ли да­же ста­ли втайне хва­лить ме­ня. Об этом мне ре­гу­ляр­но рас­ска­зы­ва­ет ба­бу­ля. А я про­сто счаст­ли­ва, что за­ни­ма­юсь лю­би­мым де­лом. По­лу­чу об­ра­зо­ва­ние сто­ма­то­ло­га, тут же по­ступ­лю в Ака­де­мию па­рик­ма­хер­ско­го ис­кус­ства!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.