Не мо­гу се­бя

Istorii Iz Zhizni - - Цена Ошибки -

Вчет­верг ве­че­ром по­зво­ни­ла Ве­ра: — Олень­ка, ты не за­бы­ла, что в эту субботу Па­ши­на го­дов­щи­на? Вы с Юрой при­де­те? — Ну что ты, как я мог­ла та­кое за­быть! Мы обя­за­тель­но бу­дем. А хо­чешь, зав­тра при­еду к те­бе и по­мо­гу все при­го­то­вить к по­ми­наль­но­му обе­ду? — Спа­си­бо, ты очень ме­ня вы­ру­чишь. Что бы я без те­бя де­ла­ла? Без ме­ня ты бы­ла бы счаст­ли­вой же­ной, а не вдо­вой, по­те­ряв­шей са­мо­го близ­ко­го, са­мо­го лю­би­мо­го че­ло­ве­ка. По боль­шо­му сче­ту да­же двух, ес­ли учесть, что в день ги­бе­ли му­жа ты бы­ла на пятом ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти, а на следующий день по­сле по­хо­рон у те­бя слу­чил­ся вы­ки­дыш. Я пред­став­ляю, ка­кие ду­шев­ные му­ки ис­пы­ты­ва­ет Ве­ра, но и са­ма вот уже три го­да го­рю в ад­ском огне. Моя соб­ствен­ная ду­ша вся в кро­во­то­ча­щих ожо­гах от нестер­пи­мо­го чув­ства ви­ны за то, что про­изо­шло на трас­се Ль­вов–Ки­ев в но­яб­ре 2015 го­да, ...Мы с Ве­рой дру­жим c пер­во­го кур­са ин­сти­ту­та. В два­дцать три го­да обе вы­шли за­муж. С тех пор дру­жи­ли уже се­мья­ми: вме­сте от­ме­ча­ли празд­ни­ки, ез­ди­ли от­ды­хать... Имен­но Ве­ра с Па­шей ста­ли крест­ны­ми ро­ди­те­ля­ми на­шей доч­ки (у них са­мих де­тей не бы­ло, но я не уста­ва­ла убеж­дать по­друж­ку, что она обя­за­тель­но ро­дит, про­сто нуж­но еще немно­го по­до­ждать). А еще вы­ру­ча­ли друг дру­га по ме­ло­чам. И не толь­ко... Ко­гда Со­ло­вье­вы на­ду­ма­ли по­ку­пать ав­то­мо­биль, одол­жи­ли им недо­ста­ю­щую сум­му. Ко­гда же я по­па­ла под со­кра­ще­ние, Па­вел уго­во­рил сво­е­го ше­фа взять ме­ня в их фир­му на­чаль­ни­ком от­де­ла мар­ке­тин­га. Од­на­ж­ды за ужи­ном я со­об­щи­ла му­жу, что зав­тра уез­жаю в ко­ман­ди­ров­ку во Ль­вов. — А би­ле­ты уже ку­пи­ла? — по­ин­те­ре­со­вал­ся лю­би­мый. — Нет. Мы на ма­шине по­едем... — Мы? — мо­мен­таль­но на­пряг­ся он. — И с кем, ес­ли не сек­рет? — С Паш­кой... Юра сра­зу рас­сла­бил­ся: Па­вел так обо­жал свою же­ну, что дру­гие жен­щи­ны его в прин­ци­пе не ин­те­ре­со­ва­ли. По­это­му рев­но­вать ме­ня к нему бы­ло про­сто глу­по. — И дол­го мне од­но­му ку­ко­вать? — Ори­ен­ти­ро­воч­но неде­лю. Мы с Со­ло­вье­вым упра­ви­лись за че­ты­ре дня. «До­жа­ли» по­тен­ци­аль­ных парт­не­ров, под­пи­са­ли кон­тракт... И, как во­дит­ся, от­пра­ви­лись об­мыть бу­ду­щее вза­и­мо­вы­год­ное со­труд­ни­че­ство в ре­сто­ране, рас­по­ло­жен­ном на пер­вом эта­же го­сти­ни­цы, где жи­ли. По­си­де­ли недол­го, не боль­ше ча­са. По­том парт­не­ры по­про­ща­лись и уеха­ли, а мы с Па­шей под­ня­лись на свой этаж. Но пре­жде чем разой­тись по но­ме­рам, он вдруг ска­зал: — Оль, я тут подумал... А да­вай пря­мо сей­час до­мой рва­нем? — Как же ты за руль ся­дешь в та­ком со­сто­я­нии? — воз­ра­зи­ла я. — В ка­ком — та­ком? Сколь­ко я там вы­пил? Ку­рам на смех! — Грамм две­сти вод­ки точ­но вы­пил. Ку­рам, мо­жет, и на смех, а вот ко­пы, ес­ли оста­но­вят, вряд ли бу­дут силь­но ве­се­лить­ся. — Так по Ве­рун­чи­ку со­ску­чил­ся — сил нет, — вздох­нул Со­ло­вьев. Ес­ли бы я то­гда ска­за­ла «нет», он не стал бы спо­рить. Но ис-

ку­ше­ние про­ве­сти пят­ни­цу не в до­ро­ге, а до­ма бы­ло слиш­ком ве­ли­ко. Раз­ных хо­зяй­ствен­ных дел у ме­ня на­ко­пи­лось вы­ше кры­ши, за зав­траш­ний день смо­гу их все пе­ре­де­лать, а вы­ход­ные пол­но­стью по­свя­щу му­жу и доч­ке... — Лад­но, по­едем, — кив­ну­ла. — Но с од­ним усло­ви­ем: ма­ши­ну по­ве­ду са­ма. — Ты то­же «со­точ­ку» на­ка­ти­ла, — фырк­нул по­ве­се­лев­ший Па­ша. — А ве­сим при­мер­но оди­на­ко­во. По­это­му у ме­ня в кро­ви ал­ко­го­ля ров­но в два ра­за мень­ше... — Убе­ди­ла, — рас­сме­ял­ся Со­ло­вьев. — Пра­ва хоть взя­ла? — Они у ме­ня все­гда в пас­пор­те ле­жат. На вся­кий слу­чай. А тут, ви­дишь, как раз и при­го­ди­лись. Толь­ко да­вай в тем­пе со­би­рать­ся, что­бы вы­ехать за­свет­ло... Я непло­хой во­ди­тель, но по но­чам ста­ра­юсь не ез­дить — бо­юсь. Од­на­ко на­де­я­лась, что к то­му вре­ме­ни, ко­гда окон­ча­тель­но стем­не­ет, Па­вел про­трез­ве­ет и сможет сме­нить ме­ня за ру­лем. ...Стрел­ка спи­до­мет­ра ни ра­зу не пе­ре­сек­ла от­мет­ку 100 км, и я до сих пор не по­ни­маю, как мог­ла не за­ме­тить знак по­во­ро­та. По­это­му не смог­ла впи­сать­ся в него. Ма­ши­ну на мок­ром ас­фаль­те по­ве­ло юзом и бро­си­ло пря­мо на бе­тон­ный от­бой­ник. От силь­но­го уда­ра она пе­ре­вер­ну­лась, на кры­ше про­нес­лась че­рез встреч­ку, на дру­гой сто­роне дороги сби­ла еще один бе­тон­ный стол­бик и ух­ну­ла в глу­бо­кий кю­вет. Груд­ную клет­ку прон­зи­ла ост­рая боль — я хоть и бы­ла при­стег­ну­та рем­нем без­опас­но­сти, но все рав­но ощу­ти­мо стук­ну­лась о руль. В са­лоне рез­ко за­пах­ло бен­зи­ном — по­хо­же, во вре­мя ава­рии про­би­ло топ­лив­ный бак. От­стег­нув ре­мень, вы­бра­лась (точ­нее, вы­па­ла) из по­ко­ре­жен­но­го ав­то­мо­би­ля и тут по­чув­ство­ва­ла, что с ле­вой ло­дыж­кой то­же про­бле­мы. Мо­жет, и не пе­ре­лом, а вы­вих или рас­тя­же­ние, но, так или ина­че, под­нять­ся на но­ги не смог­ла. На чет­ве­рень­ках об­полз­ла ма­ши­ну кру­гом, от­кры­ла двер­цу и ста­ла, под­вы­вая от бо­ли, вы­тас­ки­вать окро­вав­лен­но­го Па­шу на­ру­жу. — Ну, да­вай, да­вай же, по­мо­ги мне хоть немно­го, а то сей­час бак рва­нет! — ис­ступ­лен­но шеп­та­ла я, но Со­ло­вьев ме­ня не слы­шал — был без со­зна­ния. Ценой нече­ло­ве­че­ских уси­лий мне все-та­ки уда­лось от­та­щить его на без­опас­ное рас­сто­я­ние до то­го, как раз­дал­ся взрыв и ав­то­мо­биль пре­вра­тил­ся в пы­ла­ю­щий фа­кел. В от­блес­ках его све­та уви­де­ла, как к нам бе­гут ка­кие-то лю­ди. — Сроч­но вы­зо­ви­те «ско­рую»! — за­кри­ча­ла. И этот мо­мент Па­ша при­шел в се­бя. — Ве­ре ско­ро ро­жать... По­за­боть­ся о ней и на­шем ма­лы­ше... — про­хри­пел он. Это бы­ли его по­след­ние в жиз­ни сло­ва. На по­хо­ро­ны я не по­шла, по­то­му что бы­ла в боль­ни­це — с пе­ре­ло­мом пя­ти ре­бер, слож­ным пе­ре­ло­мом го­ле­но­сто­па и со­тря­се­ни­ем моз­га. Ес­ли бы не но­га, сбе­жа­ла бы обя­за­тель­но, но ле­жа­ла в гип­се на «рас­тяж­ке»... Спу­стя три неде­ли ме­ня при­шла про­ве­дать Ве­ра. Вся в чер­ном. С чер­ным от го­ря ли­цом. — Оль, про­шу те­бя, не дер­жи на Пав­ли­ка зла, — по­про­си­ла. — За что?! — За то, что пья­ный сел за руль и чуть те­бя не угро­бил. — Как твой ре­бе­нок? — спро­си­ла я, пе­ре­во­дя раз­го­вор на без­опас­ную, как мне ка­за­лось, те­му. — Его то­же боль­ше нет, — про­шеп­та­ла Ве­ру­ня и, на­кло­нив­шись, по­гла­ди­ла ме­ня по ще­ке. Гос­по­ди, луч­ше бы уда­ри­ла! Я хо­те­ла ска­зать ей, что все бы­ло со­всем не так, что на са­мом де­ле Па­ша по­гиб из-за мо­ей невни­ма­тель­но­сти и глу­по­го же­ла­ния как мож­но ско­рее вер­нуть­ся из ко­ман­ди­ров­ки до­мой, но... не смог­ла. Ре­ши­ла, что сде­лаю это поз­же, од­на­ко по­сле «по­лит­рав­мы» ме­ня пе­ре­ве­ли в от­де­ле­ние нев­ро­зов, где про­ва­ля­лась еще два ме­ся­ца. А ко­гда вы­шла от­ту­да, по­ня­ла, что у ме­ня не хва­тит ду­ху рас­ска­зать по­дру­ге прав­ду. С тех пор про­шло три го­да. Воз­мож­но, Па­ша из сво­е­го за­пре­дель­но­го да­ле­ка дав­но уже про­стил ме­ня. Но са­ма ни­ко­гда не смо­гу се­бя про­стить — этот жут­кий груз ви­ны мне при­дет­ся нести до са­мой смерти.

Мне так и не хва­ти­ло ду­ху при­знать­ся, что за ру­лем в тот ве­чер cи­дел не Па­вел, а я...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.