от сча­стья клю­чи Две вер­сии

Ок­са­на,28 лет С го­ло­вой оку­ну­лась в свое чув­ство, меч­та­ла, как мы с Мак­сом по­же­ним­ся, а по­том уви­де­ла его в ма­га­зине с ма­лы­шом и брю­нет­кой...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Не ве­ри­ла гла­зам: маль­чиш­ка лет пя­ти как две кап­ли во­ды был по­хож на Мак­са Кое-как по­бро­сав в ящик ве­щи Мак­са и раз­ма­зы­вая сле­зы, по­мча­лась на по­чту

Маль­чик лет пя­ти был точ­ной ко­пи­ей муж­чи­ны, ко­то­рый дер­жал его за ру­ку. У обо­их го­лу­бые гла­за и тем­ные пря­мые во­ло­сы. Да­же уши у них тор­ча­ли оди­на­ко­во и смеш­но. Жен­щи­на ска­за­ла что-то муж­чине. Он улыб­нул­ся в от­вет и кив­нул. Со сто­ро­ны эта тро­и­ца вы­гля­де­ла как обыч­ная, нор­маль­ная се­мья, ко­то­рая вы­бра­лась в су­пер­мар­кет за по­куп­ка­ми. И толь­ко для ме­ня эти трое бы­ли не лю­ди, а страш­ный факт пре­да­тель­ства, под­ло­сти и лжи. Я на­блю­да­ла за ни­ми из-за огром­ной пол­ки с кон­сер­ва­ми. Серд­це ко­ло­ти­лось, гла­за щи­па­ло, и я бо­я­лась рас­пла­кать­ся. Ко­гда они на­ко­нец ис­чез­ли из ви­ду, раз­вер­ну­лась и по­чти бе­гом на­пра­ви­лась к кас­сам в про­ти­во­по­лож­ной сто­роне. Хо­те­лось как мож­но ско­рее по­ки­нуть ме­сто, где толь­ко что удо­сто­ве­ри­лась в об­мане. Мне все­гда нуж­но бы­ло ка­кое-то вре­мя, что­бы оце­нить си­ту­а­цию и при­нять ка­кое-то ре­ше­ние. Не умею я на жиз­нен­ные невзго­ды ре­а­ги­ро­вать мгно­вен­но и пра­виль­но. К то­му же на ули­це лю­ди не осо­бо об­ра­ща­ют друг на дру­га вни­ма­ние, а вот си­деть с за­пла­кан­ным ли­цом в уз­ком кру­гу пас­са­жи­ров марш­рут­ки — со­всем дру­гое де­ло. Бре­ла, не за­ме­чая до­ро­ги, и ду­ма­ла о том, почему че­ло­век, ко­то­ро­му я ве­ри­ла, мог так под­ло и ци­нич­но ме­ня об­ма­ны­вать. С Мак­си­мом я по­зна­ко­ми­лась два го­да на­зад, ко­гда пе­ре­еха­ла в квар­ти­ру ба­буш­ки. Ро­ди­те­ли ре­ши­ли так: ба­буш­ку они за­би­ра­ют к се­бе, а мне до­ста­ет­ся ба­бу­ли­на хру­щев­ка. По­сле пе­ре­ез­да необ­хо­ди­мо бы­ло осве­жить, об­но­вить, пе­ре­де­лать все в но­вом жи­ли­ще. Для борь­бы с пе­ре­ко­сив­ши­ми­ся две­ря­ми мне по­со­ве­то­ва­ли при­гла­сить Мак­си­ма, и он ока­зал­ся хо­ро­шим спе­ци­а­ли­стом. К то­му же брал недо­ро­го. Че­рез не­сколь­ко дней по­сле ре­мон­та мы с ним столк­ну­лись в ап­те­ке. Это и ста­ло на­ча­лом… Максим про­во­дил ме­ня до до­ма, мы дол­го бол­та­ли о пу­стя­ках, а по­том па­рень вдруг ска­зал: — Да­вай­те зав­тра встре­тим­ся. — А да­вай­те! — шут­ли­во от­ве­ти­ла, но он по­смот­рел на ме­ня так се­рьез­но, что я сму­ти­лась. С тех пор мы ста­ли встре­чать­ся, и хоть Максим пер­вым об­ра­тил на ме­ня вни­ма­ние, пер­вым при­знал­ся, что влю­бил­ся по уши, со вре­ме­нем я то­же по­лю­би­ла это­го пар­ня. Макс по­ко­рил ме­ня. Ни­ко­гда рань­ше не за­ду­мы­ва­лась о том, на­сколь­ко важ­но для жен­щи­ны иметь ря­дом муж­чи­ну, ко­то­рый бу­дет за­бо­тить­ся о ней. А Максим был та­ким. Тас­кал сум­ки, пол­ные про­дук­тов, ре­мон­ти­ро­вал во­до­про­вод­ные кра­ны, сле­дил за тем, что­бы я бы­ла теп­ло оде­та. И лю­бил… Он очень ме­ня лю­бил. Был толь­ко один ка­зус в на­ших от­но­ше­ни­ях. С са­мо­го на­ча­ла сло­жи­лось так, что толь­ко Макс на­зна­чал вре­мя на­ших встреч, и ес­ли мне вдруг хо­те­лось встре­тить­ся с ним то­гда, ко­гда я мог­ла, Максим под раз­ны­ми пред­ло­га­ми от­ка­зы­вал­ся: то го­во­рил, что мно­го ра­бо­ты, то ссы­лал­ся на неожи­дан­ную ко­ман­ди­ров­ку, то при­зна­вал­ся, что дол­жен встре­тить род­ствен­ни­ков. Ко­гда мы с Мак­сом бы­ва­ли в каких-ли­бо ком­па­ни­ях или со­вер­ша­ли на­бе­ги в ка­фе, мой лю­би­мый ни­ко­гда не упо­треб­лял ал­ко­голь. Ни­че­го — ни вод­ки, ни ви­на, ни пи­ва! Гля­дя на это, я по­ду­ма­ла: а вдруг у Мак­са в про­шлом бы­ли про­бле­мы с ал­ко­го­лем и те­перь он бо­ит­ся каких-то ре­ци­ди­вов? Вы­вод был ло­гич­ным, и на вре­мя я успо­ко­и­лась. Не­сколь­ко дней на­зад Максим сно­ва со­об­щил, что все вы­ход­ные бу­дет очень за­нят. — Опять ко­ман­ди­ров­ка? — спро­си­ла раз­дра­жен­но. — Нет, но ко мне при­ез­жа­ют род­ствен­ни­ки, и я дол­жен бу­ду уде­лить им вни­ма­ние, — от­ве­тил лю­би­мый. — Из­ви­ни, Ок­сан­ка. Да­вай в по­не­дель­ник встре­тим­ся, лад­но? Та­кое бы­ва­ло уже не раз, по­это­му я с до­са­дой кив­ну­ла и, что­бы немно­го раз­ве­ять­ся, ре­ши­ла по­ба­ло­вать се­бя чем-то вкус­нень-

Посмот­ре­ла в гла­зок: пе­ред две­рью сто­я­ла жен­щи­на, с ко­то­рой я ви­де­ла Мак­си­ма

ким. По­это­му и за­бре­ла в этот зло­по­луч­ный су­пер­мар­кет! Сна­ча­ла про­сто гла­зам не по­ве­ри­ла. Мне на­встре­чу ша­гал Макс… Но не один. Он дер­жал за ру­ку сим­па­тич­но­го маль­чон­ку лет пя­ти, а ря­дом шла мо­ло­дая строй­ная брю­нет­ка. Се­мья! Это бы­ла се­мья, что бы кто ни го­во­рил! И ма­лыш… Он как две кап­ли во­ды по­хож на Мак­си­ма. Я ед­ва успе­ла спря­тать­ся за пол­ку с кон­сер­ва­ми. Они не уви­де­ли ме­ня, вер­нее, Макс ме­ня не уви­дел. Скры­лись из ви­да, а я, да­же не пы­та­ясь сдер­жи­вать сле­зы, по­бре­ла прочь. До до­ма до­бра­лась со­вер­шен­но уби­тая го­рем. Во­шла в квар­ти­ру, огля­де­лась, и вдруг ме­ня охва­ти­ла та­кая ярость! Всю­ду при­сут­ство­ва­ли ве­щи, на­по­ми­на­ю­щие о Мак­си­ме. Немед­лен­но из­ба­вить­ся от все­го, что на­по­ми­на­ет о пре­да­те­ле! В кар­тон­ный ящик по­ле­те­ли книж­ки, жур­на­лы, сол­неч­ные оч­ки, зуб­ная щет­ка и еще мас­са че­пу­хи, ко­то­рая еще вче­ра ка­за­лась та­кой ми­лой. За­гру­зи­ла ящик под за­вяз­ку, вло­жи­ла внутрь за­пис­ку: «Я все знаю, по­это­му не тру­дись мне зво­нить. Про­щай!», на­пи­са­ла свер­ху ад­рес Мак­си­ма и по­мча­лась на по­чту. В сле­ду­ю­щие не­сколь­ко дней моя жизнь пре­вра­ти­лась в кош­мар. Я ни­ку­да не вы­хо­ди­ла, кро­ме ра­бо­ты, ни­ко­го не по­се­ща­ла и не при­гла­ша­ла в го­сти, от­клю­чи­ла мо­биль­ный и го­род­ской те­ле­фо­ны. При­хо­ди­ла с ра­бо­ты, па­да­ла в крес­ло и так ча­са­ми си­де­ла… И не хо­те­лось воз­вра­щать­ся к нор­маль­ной жиз­ни. Смыс­ла не ви­де­ла. А за­чем, ес­ли ме­ня пре­дал са­мый до­ро­гой мне че­ло­век? Не хо­чу жить без люб­ви, не хо­чу при­зна­вать и при­ни­мать вра­нье и ложь. Макс уве­рял, что вы­ход­ные про­ве­дет с род­ствен­ни­ка­ми, но не уточ­нил, что эти род­ствен­ни­ки — его же­на и сын. Те­перь я по­ни­маю, почему он не хо­тел встре­чать­ся со мной то­гда, ко­гда мне это­го хо­те­лось. Мой лю­би­мый вел двой­ную жизнь. При­мер­но на де­ся­тый день мук и стра­да­ний позд­ним ве­че­ром раз­дал­ся зво­нок у вход­ной две­ри. Вз­дох­ну­ла и по­пле­лась от­кры­вать, но из предо­сто­рож­но­сти в гла­зок все же гля­ну­ла. На пло­щад­ке пе­ре­ми­на­лась с но­ги на но­гу хруп­кая брю­нет­ка. Та са­мая! Я глу­бо­ко вдох­ну­ла, что­бы до вре­ме­ни по­да­вить вол­ну него­до­ва­ния. Да­же ска­за­ла се­бе, что эта жен­щи­на на са­мом де­ле пе­ре­до мною ни в чем не ви­но­ва­та. Она та­кая же жерт­ва лже­ца и под­ле­ца, как и я. — Здрав­ствуй­те, ме­ня зо­вут Аня, — ска­за­ла жен­щи­на и про­тя­ну­ла мне ру­ку. Я по­спеш­но спря­та­ла свои ру­ки за спи­ну и от­ве­ти­ла: — А я Ок­са­на… — Знаю, — пе­чаль­но улыб­ну­лась жен­щи­на, и я яз­ви­тель­но хмык­ну­ла. — По­ни­ма­е­те, Ок­са­на, Макс так рас­стро­ил­ся… Фра­за же­ны Мак­си­ма ого­ро­ши­ла. Же­на пе­ре­жи­ва­ет из-за то­го, что муж ли­шил­ся лю­бов­ни­цы?! — Очень ему со­чув­ствую! — ме­ня про­сто пе­ре­дер­ну­ло. — Да, но ведь Мак­су сей­час не со­чув­ствие нуж­но, а по­мощь, — еще боль­ше оза­да­чи­ла ме­ня Аня. — По­со­ве­то­ва­ла бы по­об­щать­ся с соб­ствен­ной со­ве­стью! Это, прав­да, для тех, у ко­го она есть! — И поч­ки… — вдруг тяж­ко вз­дох­ну­ла жен­щи­на. — А... при чем тут поч­ки? — не по­ня­ла я, и те­перь она уста­ви­лась на ме­ня оза­да­чен­но: — Но в за­пис­ке вы на­пи­са­ли, что все зна­е­те. Максим по­нял… — Зна­чит, нам с ва­ми не о чем боль­ше го­во­рить. Ухо­ди­те! — Жаль, что вы так по­сту­пи­ли с Мак­сом. Ко­гда он встре­тил вас, к нему вер­ну­лось же­ла­ние жить, а вы… вы... Ка­кая же вы хищ­ни­ца! — Так, граж­дан­ка, уби­рай­тесь от­сю­да немед­лен­но к сво­е­му му­жень­ку! И пе­ре­дай­те, что я ни­ко­гда не про­щу его! — Же­на? — Аня удив­лен­но за­хло­па­ла рес­ни­ца­ми. — Вы по­ду­ма­ли, что я — же­на Мак­си­ма? — Вы еще ска­жи­те, что у вас нет сы­на! — вы­крик­ну­ла я. Жен­щи­на за­кры­ла ли­цо ру­ка­ми, за­при­чи­та­ла: — Сла­ва бо­гу, что все вы­яс­ни­лось! Да, у ме­ня есть сын, и у мо­е­го сы­на есть отец. Но это не Максим, а его род­ной брат. Мы жи­вем в Дне­пре и при­мча­лись к Мак­су толь­ко по­то­му, что его

на­до спа­сать. А вы, зна­чит, по­ду­ма­ли, что Макс же­нат на мне? — Да... — я то­же рас­те­ря­лась. — Имен­но так и по­ду­ма­ла. А от че­го вы при­е­ха­ли спа­сать Мак­си­ма? От ме­ня? — Что вы, Ок­са­на! Он по­сле встре­чи с ва­ми по-на­сто­я­ще­му ожил! Он лю­бит вас, но по­сле этой ва­шей по­сыл­ки… Макс уве­рен, что вы не хо­ти­те с ним встре­чать­ся из-за его бо­лез­ни. Он ду­ма­ет, что вы его пре­да­ли, и ес­ли бы узнал, что я ре­ши­лась прий­ти к вам, то ни­ко­гда это­го не про­стил бы… — Макс бо­лен? — на­ко­нец до ме­ня до­шло. Но­ги под­ко­си­лись. Жен­щи­на еще не успе­ла от­ве­тить, как я спро­си­ла сно­ва: — Что с ним? — По­чеч­ная недо­ста­точ­ность. Шесть лет на­зад он очень силь­но пе­ре­бо­лел, и... Ко­ро­че, в по­след­нее вре­мя Макс си­дел на ле­кар­ствах, но те­перь это не по­мо­га­ет. Ле­вая поч­ка со­всем не тя­нет, а те­перь еще и пра­вая на­ча­ла от­ка­зы­вать, по­это­му нуж­на сроч­ная пе­ре­сад­ка, и мой муж, брат Мак­са… Он со­гла­сен, по­то­му что это един­ствен­ный шанс спа­сти Мак­си­ма. — Я дам поч­ку! — про­шеп­та­ла го­ря­чеч­но. — По­е­ха­ли к нему. — Де­ло в том, что Макс сей­час в боль­ни­це… Мы при­е­ха­ли сю­да по до­го­во­рен­но­сти. До встре­чи с ва­ми Максим от­ка­зы­вал­ся от опе­ра­ции, а ко­гда влю­бил­ся, то на­ко­нец со­гла­сил­ся. Мы при­е­ха­ли, но тут вдруг при­шла эта по­сыл­ка… Макс уве­рен, что вы от­ку­да-то узна­ли о его бо­лез­ни и ре­ши­ли не свя­зы­вать с ним свою судь­бу. А вы, зна­чит, ре­ши­ли, что это Максим пре­дал вас… — По­е­ха­ли! — на­ста­и­ва­ла я. — Что тол­ку тут си­деть?! — Нет, сей­час Макс от­ды­ха­ет, к то­му же его нуж­но под­го­то­вить к встре­че… — Как хо­ти­те. — Я шаг­ну­ла к две­ри. К той са­мой, ко­то­рую так класс­но от­ре­ста­ври­ро­вал Макс. — Мо­же­те оста­вать­ся тут, а я по­еду… В ка­кой боль­ни­це он ле­жит? Аня на­зва­ла ад­рес боль­ни­цы и вме­сте со мной выш­ла на ули­цу. — Ок­са­на, да­вай­те мы с ва­ми сей­час до­го­во­рим­ся об од­ном де­ле. При­ду­май­те, ка­ким об­ра­зом вы мог­ли узнать о бо­лез­ни Мак­са. Но толь­ко что­бы не от ме­ня. — Почему это?! Нет, да­вай­те не врать! Я уста­ла от лжи. Вот Макс… Почему он не при­знал­ся мне, что бо­лен? Зна­чит, не до­ве­ря­ет? Не­уже­ли я это за­слу­жи­ла?! Он сам во всем ви­но­ват! — Он бо­ял­ся… Го­во­рил, что ко­гда лег в боль­ни­цу на первую про­це­ду­ру диа­ли­за, то стес­нял­ся это­го, не хо­тел спуг­нуть вас, а по­том… Не знаю. Кто их пой­мет, муж­чин! Мой муж то­же скры­вал, что го­тов по­жерт­во­вать поч­кой ра­ди сво­е­го бра­та. А ведь это не про­сто се­рьез­ный шаг — это боль­шой риск, и я должна быть к это­му го­то­ва, должна по­мо­гать ему… — Аня, спа­си­бо, что вы ко мне при­шли, — пе­ре­би­ла ее. — Ес­ли бы не это… Не знаю, как сло­жат­ся на­ши от­но­ше­ния с Мак­сом даль­ше, но я ра­да, что он мне не из­ме­нял. Я пой­ду… По­еду к нему. — Мо­жет, все же зав­тра? — по­след­ний раз по­пы­та­лась от­со­ве­то­вать Аня. — Ночь на ули­це, Макс, на­вер­ное, спит… — Раз­бу­жу, — от­ве­ти­ла я. В боль­нич­ном ко­ри­до­ре — немая бо­лез­нен­ная ти­ши­на. Я без тру­да на­шла па­ла­ту Мак­са. «Без тру­да» вы­ли­лось в столь­ник для де­жур­ной мед­сест­ры и в пол­ти­ник са­ни­тар­ке. К про­цес­су «раз­да­чи сло­нов» хо­те­ла бы­ло под­клю­чить­ся по­жи­лая тет­ка без «опо­зна­ва­тель­ных зна­ков», но я мол­ча от­кры­ла пе­ред ней пу­стой ко­ше­лек, и тет­ка ис­па­ри­лась. Макс ле­жал в от­дель­ной па­ла­те. Не знаю, спал ли он, но гла­за его бы­ли за­кры­ты. Блед­ное, из­му­чен­ное ли­цо. Как же он по­ху­дел за эти немно­гие дни! — Это боль­но? — спро­си­ла я, и Макс тут же открыл гла­за. — Боль­но? Не пом­ню, я уже ка­кто при­вык, — ска­зал хрип­ло. — Что ты тут де­ла­ешь, Ок­са­на? — Я тут те­бя люб­лю. Зна­ешь, как бы­ло? Уви­де­ла те­бя с Аней и ее сы­ном и ре­ши­ла, что это твоя се­мья, что ты ме­ня об­ма­ны­ва­ешь. Со­бра­ла твои ве­щи и ре­ши­ла, что с об­ман­щи­ком ни­ка­ких от­но­ше­ний иметь не мо­гу. А по­том узна­ла, что ты… Что ты дей­стви­тель­но об­ма­ны­ва­ешь! — О чем ты го­во­ришь? — О тво­ей бо­лез­ни, — про­шеп­та­ла я. — Почему? Почему ты скры­вал от ме­ня? — Те­перь уже не знаю. Зна­чит, эта по­сыл­ка… Де­воч­ка моя! Я так те­бя люб­лю… — Я то­же. — Уте­рев вы­сту­пив­шие сле­зы, тут же пред­ло­жи­ла: — Макс! Да­вай по­же­ним­ся! — Иди ко мне! — он про­тя­нул ру­ки. — Зна­чит, те­бя не стра­шит моя бо­лезнь? — Ме­ня стра­шит толь­ко твоя ложь. Макс! Да­вай по­кля­нем­ся, что ни­ко­гда не бу­дем лгать друг дру­гу. Я кля­нусь! А ты? — Кля­нусь, — очень се­рьез­но от­ве­тил Макс и шеп­нул мне в ухо: — Я счаст­лив! Че­рез ме­сяц Мак­су сде­ла­ли опе­ра­цию, ко­то­рая про­шла успеш­но, а че­рез год мы по­же­ни­лись.

Не­смот­ря на позд­нее вре­мя и про­тест Ани, ре­ши­ла немед­лен­но ехать в боль­ни­цу

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.