Круг­лый стол «Си­ла Ро­да»:

под­держ­ка и от­ри­ца­ние

KOLESO ZHIZNI - - «СИЛА РОДА» -

Мы при­вык­ли го­во­рить о си­ле ро­да как о том, что все­гда нас под­дер­жи­ва­ет и по­мо­га­ет вы­сто­ять в труд­ную ми­ну­ту. У нас за спи­ной все­гда есть неви­ди­мая си­ла, ко­то­рая слов­но про­хо­дит сквозь про­стран­ство и вре­мя. Од­на­ко тен­ден­ции по­след­них лет по­ка­зы­ва­ют, что ро­до­вые свя­зи на­ру­ша­ют­ся, те­ря­ют преж­нюю си­лу. Ку­да же дви­жет­ся но­вое по­ко­ле­ние и ка­кие це­ли сто­ят пе­ред че­ло­ве­че­ством се­го­дня, об­суж­да­ли за круг­лым сто­лом экс­пер­ты жур­на­ла «Ко­ле­со Жиз­ни».

Мо­де­ра­тор круг­ло­го сто­ла – Инес­са Кра­вчен­ко

Инес­са: Мно­гие со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­те­ли утвер­жда­ют, что ро­до­вые си­сте­мы ухо­дят в про­шлое, ро­до­вые свя­зи пе­ре­ста­ют ра­бо­тать. Лю­ди ста­но­вят­ся бо­лее по­верх­ност­ны­ми под вли­я­ни­ем тех­но­ло­гич­но­сти вре­ме­ни и ско­ро­сти по­ступ­ле­ния ин­фор­ма­ции.

Хо­те­лось бы об­су­дить, что, на ваш взгляд, про­ис­хо­дит с ро­до­вы­ми си­сте­ма­ми и в чем за­клю­ча­ет­ся си­ла ро­да. Ес­ли свя­зи с ро­дом че­ло­ве­че­ским раз­мы­ва­ют­ся, воз­мож­но, мы че­го-то не за­ме­ча­ем из-за ско­ро­сти со­вре­мен­ной жиз­ни, и нам важ­но пе­ре­клю­чить­ся и уко­ре­нить­ся в чем-то дру­гом. Су­ще­ству­ет утвер­жде­ние: «чем вы­ше кро­на, тем силь­нее долж­ны быть кор­ни». Но где же кор­ни че­ло­ве­ка, ко­то­рый удер­жи­ва­ет та­кой огром­ный объ­ем ин­фор­ма­ции?

Петр, про­шу вас от­крыть дис­кус­сию.

Петр: Сей­час мно­гие экс­пер­ты, ко­то­рые ис­сле­ду­ют те­му ро­до­вых и се­мей­ных си­стем, го­во­рят, что эти си­сте­мы рас­па­да­ют­ся – об­ще­ство ато­ми­зи­ру­ет­ся. Эта те­ма про­блем­ная са­ма по се­бе, она тре­бу­ет боль­шо­го вни­ма­ния

каж­до­го и об­ще­ства в це­лом. Все боль­ше об­на­жа­ет­ся раз­рыв меж­ду стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ю­щим­ся ми­ром тех­но­ло­гий, боль­ших ско­ро­стей, огром­ных ин­фор­ма­ци­он­ных по­то­ков и тем укла­дом жиз­ни че­ло­ве­ка, в ко­то­ром вплоть до ХХІ ве­ка фор­ми­ро­ва­лись ро­до­вые ли­нии и си­сте­мы. Сей­час са­ма сре­да жиз­ни ме­ня­ет­ся кар­ди­наль­но и очень быст­ро, и, оче­вид­но, что-то те­ря­ет­ся и «об­ры­ва­ет­ся» при этом. Ви­ди­мо, ро­до­вые свя­зи осла­бе­ва­ют в первую оче­редь и ста­но­вят­ся «пла­той за про­гресс».

В ре­зуль­та­те по­яв­ля­ют­ся со­вер­шен­но но­вые яв­ле­ния в со­ци­аль­ной сре­де.

Так, по­чти у каж­до­го че­ло­ве­ка сей­час есть воз­мож­ность под­дер­жи­вать связь со всем ми­ром, а под­рост­ки раз­би­ра­ют­ся в тех­но­ло­ги­че­ских но­вин­ках по­рой боль­ше, чем их ро­ди­те­ли, посколь­ку быст­рее усва­и­ва­ют но­вые тех­но­ло­ги­че­ские па­ке­ты. Дру­гой во­прос, ка­кие по­след­ствия нас ожи­да­ют.

С дру­гой сто­ро­ны, мы на­блю­да­ем и про­яв­ле­ния опре­де­лен­ной ар­ха­и­за­ции, по­пыт­ки воз­рож­дать еще до­хри­сти­ан­ские куль­тур­ные фе­но­ме­ны.

Пробле­ма «от­цов и де­тей» бы­ла во все вре­ме­на, но за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия мы дей­стви­тель­но силь­но ото­рва­лись от то­го, что нас фор­ми­ро­ва­ло и пи­та­ло как об­ще­ство и куль­ту­ру. Воз­ник­ли но­вые воз­мож­но­сти и но­вые вы­зо­вы. При­чем чем боль­ше воз­рас­та­ют воз­мож­но­сти, тем вы­ше и рис­ки. Что мо­жет про­ис­хо­дить с ро­до­вы­ми си­сте­ма­ми, ес­ли мы бу­дем дви­гать­ся в том же на­прав­ле­нии, с тем же уров­нем осо­знан­но­сти, что мы дви­жем­ся сей­час, и ка­ко­ва кар­та это­го пу­ти? Да­же в про­фес­си­о­наль­ной сфе­ре ро­до­вая культура и пе­ре­да­ча зна­ний раз­ру­ша­ет­ся. Мно­гие куль­тур­ные прак­ти­ки, ис­кус­ства и ре­мес­ла утра­чи­ва­ют­ся или уже утра­че­ны. Ес­ли сто лет на­зад мно­гие жен­щи­ны в се­мьях уме­ли вы­ши­вать, то сей­час это до­воль­но ред­кое яв­ле­ние. Ко­неч­но, во мно­гом про­ис­хо­дя­щее – это про­из­вод­ные про­те­ка­ю­щих ря­дом со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­цес­сов, так как в об­ще­стве все вза­и­мо­свя­за­но.

Петр По­то­па­хин Экс­перт по куль­ту­ро­ло­гии, ме­то­до­лог, иг­ро­прак­тик, ос­но­ва­тель и кон­цепт-ди­рек­тор «Ин­сти­ту­та куль­тур­ных стра­те­гий»

Инес­са: Что же про­ис­хо­дит сей­час в се­мьях?

Еле­на: Несмот­ря на ско­ро­сти и тех­но­ло­гии, че­ло­век оста­ет­ся че­ло­ве­ком. Рож­да­ют ре­бен­ка ма­ма и па­па, у ко­то­рых то­же есть ро­ди­те­ли… Ес­ли по ка­кой-то при­чине ре­бе­нок ото­рван от сво­их кор­ней, прак­ти­ка по­ка­зы­ва­ет, что ча­ще все­го он бу­дет небла­го­по­луч­ным. Я сей­час го­во­рю о де­тях, ко­то­рые не зна­ют сво­их

ро­ди­те­лей – усы­нов­лен­ные, при­ем­ные… Как бы ни бы­ло ком­форт­но ре­бен­ку с людь­ми, ко­то­рые за­ме­ни­ли ему ро­ди­те­лей, все­гда оста­ет­ся «чер­ная ды­ра», ко­то­рую хо­чет­ся за­пол­нить – узнать, па­мять ка­ких по­ко­ле­ний несет че­ло­век, чья в нем те­чет кровь. Это мо­жет про­яв­лять­ся че­рез грусть или тос­ку, некое непре­одо­ли­мое же­ла­ние узнать свои кор­ни.

Инес­са: По­че­му так про­ис­хо­дит?

Еле­на: В пси­хо­ло­гии из­ве­стен эф­фект Зей­гар­ник, на­зван­ный в честь пси­хо­ло­га Блю­мы Зей­гар­ник, или, дру­ги­ми сло­ва­ми, «неза­вер­шен­ный ге­штальт». Не­за­вер­шен­ное дей­ствие, недо­ска­зан­ная ис­то­рия, недо­по­ня­тое со­бы­тие… По­ка есть неза­вер­шен­ность, в эту си­ту­а­цию бу­дет ид­ти энер­гия, там бу­дет кон­цен­три­ро­вать­ся вни­ма­ние, ту­да бу­дет ухо­дить вре­мя, вы­ры­вая че­ло­ве­ка из на­сто­я­ще­го, опус­кая его со­сто­я­ние в «чер­ную ды­ру», в про­шлое… На­при­мер, мо­гут одо­ле­вать во­про­сы: что в мо­ем про­шлом, по­че­му так слу­чи­лось, по­че­му в опре­де­лен­ные да­ты мне пло­хо, и я не по­ни­маю, что со мной про­ис­хо­дит? Мно­гие из этих про­блем ис­че­за­ют, ко­гда раз­ны­ми спо­со­ба­ми вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся ис­то­рия ро­да ре­бен­ка, ино­гда уже во взрос­лом воз­расте. Один из са­мых до­ступ­ных спо­со­бов – это по­стро­е­ние ге­но­грам­мы. Она поз­во­ля­ет «раз­ло­жить по по­лоч­кам» ро­до­вые свя­зи че­ло­ве­ка, ко­то­рые име­ют боль­шое зна­че­ние для его пси­хо­ло­ги­че­ско­го бла­го­по­лу­чия в дан­ный мо­мент.

Инес­са: Еле­на, по ва­ше­му опы­ту мож­но ска­зать, что ис­кус­ство со­зда­вать се­мью, под­дер­жи­вать, пи­тать ро­до­вую си­лу по­не­мно­гу раз­мы­ва­ет­ся? Еле­на: К со­жа­ле­нию, да. Се­го­дня лю­ди го­раз­до быст­рее, чем 20 лет на­зад, мо­гут ме­нять ме­сто жи­тель­ства по раз­ным при­чи­нам, ведь за­клю­ча­ют­ся меж­на­ци­о­наль­ные бра­ки, те­ря­ют­ся тра­ди­ции, утра­чи­ва­ют­ся се­мей­ные ри­ту­а­лы. Жаль, что так про­ис­хо­дит, но это на­ша ре­аль­ность. У нас в се­мье есть тра­ди­ция рас­ска­зы­вать име­нин­ни­ку «Сказ­ку о рож­де­нии». Я де­лаю так са­ма и ре­ко­мен­дую сво­им па­ци­ен­там рас­ска­зы­вать ре­бен­ку ис­то­рию – сказ­ку о том, как по­зна­ко­ми­лись ма­ма и па­па, о том, что ма­лыш де­лал в пер­вый год жиз­ни, еще о ка­ких-то се­мей­ных ис­то­ри­ях… Про­сто рас­ска­зы­вать ис­то­рии, как сказ­ки. Во-пер­вых, де­ти это очень лю­бят, а во-вто­рых, та­ким об­ра­зом они узна­ют ис­то­рию сво­ей се­мьи.

Инес­са: За­чем это де­лать?

Еле­на: Что­бы ис­це­лить че­ло­ве­ка. Сказ­ка по­лу­ча­ет­ся те­ра­пев­ти­че­ской: рас­сказ­чик ни­че­го не при­ду­мы­ва­ет, а про­сто ме­ня­ет ак­цен­ты. На­при­мер, хо­ро­шо про­во­дить та­кой ри­ту­ал в день рож­де­ния ре­бен­ка. Вы ста­ви­те на стол све­чи (как «под­свеч­ник» я ча­сто ис­поль­зую яб­ло­ки или ман­да­ри­ны) по ко­ли­че­ству ис­пол­нив­ших­ся лет, за­жи­га­е­те све­чи по од­ной и рас­ска­зы­ва­е­те о том, как по­зна­ко­ми­лись ро­ди­те­ли; как вы­би­ра­ли имя ма­лы­шу; как он по­вел се­бя сра­зу по­сле рож­де­ния; как пер­вый раз за­кри­чал; что про­ис­хо­ди­ло в пер­вый, вто­рой, тре­тий… го­ды жиз­ни. Ис­то­рия рас­ска­зы­ва­ет­ся очень нето­роп­ли­во, спо­кой­но, по­чти со­кро­вен­но, по­то­му что она – о чу­де рож­де­ния Че­ло­ве­ка. Ко­гда за­го­ра­ет­ся по­след­няя све­ча на тор­те, все го­сти по­здрав­ля­ют име­нин­ни­ка. С по­мо­щью та­ко­го «ри­ту­а­ла» мож­но вос­ста­нав­ли­вать ро­до­вую ис­то­рию.

Инес­са: Ко­неч­но, мож­но и нуж­но, но вре­мя дик­ту­ет свое – род раз­мы­ва­ет­ся, свя­зи утон­ча­ют­ся...

Ол­ли: Эта тен­ден­ция за­мет­на да­же на при­ме­ре си­ту­а­ций, свя­зан­ных с за­ча­ти­ем. У мно­гих пар вра­чи се­го­дня не на­хо­дят фи­зио­ло­ги­че­ских на­ру­ше­ний, а за­чать ре­бен­ка у них не по­лу­ча­ет­ся. То­гда спе­ци­а­ли­сты ре­ко­мен­ду­ют об­ра­тить вни­ма­ние на дру­гие сфе­ры жиз­ни. Я са­ма про­шла че­рез по­доб­ную си­ту­а­цию. Дол­гое вре­мя я не зна­ла, что отец мо­е­го па­пы, мой де­душ­ка, ко­гда-то по­ве­сил­ся и сжег дом. У мо­е­го па­пы бы­ла очень силь­ная оби­да и злость на от­ца, из-за ко­то­рой мне ни­че­го об этом не рас­ска­зы­ва­ли. Уже во взрос­лом воз­расте, прой­дя че­рез мно­гие труд­но­сти, я смог­ла узнать об этом и разо­брать­ся в си­ту­а­ции. Это поз­во­ли­ло мне ре­шить и свои слож­но­сти, ко­то­рые не да­ва­ли по­коя мно­го лет.

Поз­же я со­ста­ви­ла ро­до­вое де­ре­во, в ко­то­рое впи­са­ла всех – да­же тех, кто был за­чат, но не ро­дил­ся. И се­го­дня я ча­сто рас­ска­зы­ваю сво­ей до­че­ри сказ­ки о ее пред­ках – она вы­би­ра­ет, о ком, а я рас­ска­зы­ваю. Ей очень нра­вит­ся слу­шать та­кие ис­то­рии.

Со­вре­мен­ные де­ти очень чув­стви­тель­ные, они нас воз­вра­ща­ют в пра­виль­ное рус­ло. Ма­мы са­ми при­хо­дят за по­мо­щью, по­то­му что боль­ше не мо­гут жить так, как они жи­ли рань­ше: бо­лез­ни, ссо­ры, непри­ят­но­сти… Я ду­маю, что сей­час на­ко­пил­ся огром­ный ре­сурс энер­гии, ко­то­рая иг­но­ри­ро­ва­лась, а те­перь на­ча­ла вы­плес­ки­вать­ся. На­чи­на­ет­ся но­вый ви­ток. Жить так, как рань­ше, уже невоз­мож­но.

Инес­са: Жить-то мож­но, но как?

Еле­на: Дей­стви­тель­но, с рож­де­ни­ем ре­бен­ка непро­жи­тые, непро­го­во­рен­ные дет­ские ма­ми­ны трав­мы про­яв­ля­ют­ся ак­тив­нее. Это­го мож­но не ви­деть и не слы­шать долгие го­ды, но по­сле рож­де­ния ре­бен­ка они от­кро­ют­ся – и по­явит­ся по­треб­ность вы­яс­нить: «кто я, от­ку­да я?»

Инес­са: Мне бы хо­те­лось сей­час со­еди­нить те­му че­ло­ве­че­ско­го и Бо­же­ствен­но­го ро­да. Авра­ам, про­яс­ни­те, по­жа­луй­ста, этот ас­пект.

Авра­ам: Я хо­чу по­смот­реть на кар­ти­ну гло­баль­но. За каж­дым че­ло­ве­ком сто­ит це­поч­ка лич­но­стей, про­дол­же­ни­ем ко­то­рых он яв­ля­ет­ся. Так го­во­рит каб­ба­ла. По­это­му каж­дый че­ло­век уни­ка­лен и це­нен для ми­ра – в нем осо­бая си­ла, та­лант и то, че­го нет ни в ком дру­гом. Этим мы от­ли­ча­ем­ся. Каж­дый из нас несет в се­бе то, что бы­ло не за­кон­че­но в его це­поч­ке, а он дол­жен до­ве­сти про­цесс до кон­ца. Ес­ли че­ло­век это­го не сде­ла­ет, то дан­ная си­ту­а­ция бу­дет раз­ви­вать­ся в де­тях или в уче­ни­ках, ес­ли го­во­рить об учи­те­ле. Це­поч­ка долж­на до­стичь аб­со­лют­но­го со­вер­шен­ства. Это гло­баль­ная тен­ден­ция, но так­же она от­но­сит­ся и к каж­до­му из нас лич­но.

Еще хо­тел за­тро­нуть те­му о том, что че­ло­век мо­жет из­ме­нить в от­но­ше­нии ро­да и пред­ков, а что – нет. Во-пер­вых, нуж­но знать, что мы не рож­да­ем­ся, как чи­стые ли­сты, с ну­ля. На са­мом де­ле это не так. Пер­вич­ный ма­те­ри­ал мы по­лу­ча­ем уже с опре­де­лен­ны­ми дан­ны­ми, ко­то­рые в нас за­ло­же­ны по­тен­ци­аль­но. Из­ме­нить эти осо­бые ка­че­ства невоз­мож­но – они бу­дут при­су­щи толь­ко дан­но­му че­ло­ве­ку и ни­ко­му дру­го­му на зем­ле. По­это­му мы все раз­ные и долж­ны очень по­ста­рать­ся со­хра­нить сво­бо­ду лич­но­сти в этой точ­ке, по­то­му что имен­но здесь она уни­каль-

на. Ес­ли со­хра­нить ее, то од­но­знач­но бу­дет боль­шая поль­за в ко­неч­ном раз­ви­тии ин­ди­ви­ду­у­ма.

Вто­рое ка­че­ство, ко­то­рое по­лу­ча­ет че­ло­век от пред­ков, – то, что не бы­ло ре­а­ли­зо­ва­но в от­це или ма­те­ри. На­при­мер, отец хо­тел быть му­зы­кан­том, а всю жизнь ра­бо­тал ру­ка­ми. Ре­бен­ку пе­ре­даст­ся это же­ла­ние от­ца, оно мо­жет быть в скры­той фор­ме и рас­кро­ет­ся на удив­ле­ние ро­ди­те­лям. Или, на­при­мер, ро­ди­те­ли – аб­со­лют­но не ду­хов­ные лю­ди, а ре­бе­нок на­чи­на­ет увле­кать­ся эзо­те­ри­кой, внут­ренне раз­ви­вать­ся. Ско­рее все­го, ро­ди­те­ли про­сто не смог­ли ре­а­ли­зо­вать это же­ла­ние, и оно пе­ре­да­лось по це­поч­ке.

Что же че­ло­век мо­жет из­ме­нить? Сре­ду, в ко­то­рой он ро­дил­ся. Муд­ре­цы го­во­рят, что из­ме­не­ние сре­ды вли­я­ет на раз­ви­тие то­го по­тен­ци­а­ла, ко­то­рый мы по­лу­чи­ли, и срав­ни­ва­ют этот фе­но­мен с зер­ном. Из зер­на не вы­рас­тет кар­тош­ка, а из кар­тош­ки не вы­рас­тет яб­ло­ко. Из каж­до­го из нас вы­рас­тет то, что мы по­лу­чи­ли при рож­де­нии, но ка­ко­го ко­ли­че­ства и ка­че­ства бу­дут эти рост­ки, за­ви­сит от сре­ды, в ко­то­рую мы по­па­да­ем. Сре­да – это не толь­ко об­ще­ство, но и учи­те­ля, ин­тер­нет, ра­дио, те­ле­ви­де­ние – все, что вли­я­ет на фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти и вы­ве­дет ее по­тен­ци­ал из си­лы в дей­ствие.

И по­след­нее – это «слу­чай­ные» встре­чи, ко­то­рые ме­ня­ют жизнь че­ло­ве­ка. Они то­же не на­хо­дят­ся под на­шим кон­тро­лем, они непред­ска­зу­е­мы – при­хо­дят, ко­гда за­хо­тят.

То есть три из че­ты­рех пунк­тов мы не в си­лах из­ме­нить. Мы мо­жем ме­нять толь­ко сре­ду оби­та­ния, окру­же­ние и то, что бу­дет вли­ять на на­ше фор­ми­ро­ва­ние. Здесь у нас есть ре­аль­ная власть что-то из­ме­нить.

Инес­са: Как со­еди­ня­ют­ся в че­ло­ве­ке два ро­да – че­ло­ве­че­ский и Бо­же­ствен­ный? Ведь че­ло­век все вре­мя в по­ис­ке то­го, что от­кры­ва­ет­ся за гра­нью усто­яв­ших­ся тра­ди­ций, пра­вил…

Авра­ам: Я ду­маю, что в мире идет бо­лее гло­баль­ное из­ме­не­ние, по­это­му тра­ди­ции, ко­то­рые бы­ли рань­ше, ста­но­вят­ся ме­нее зна­чи­тель­ны­ми. На­при­мер, рань­ше в иеру­са­лим­ском Хра­ме про­во­ди­ли жерт­во­при­но­ше­ния, а по­том Все­выш­ний ска­зал, что жерт­во­при­но­ше­ния мо­гут быть не фи­зи­че­ски­ми, их роль мо­гут вы­пол­нять мо­лит­вы. То есть от­ныне че­ло­ве­че­ство дви­жет­ся по внут­рен­ним ас­пек­там сво­е­го раз­ви­тия. Рань­ше мно­гие ве­щи про­ис­хо­ди­ли на фи­зи­че­ском уровне, а сей­час, на мой взгляд, – про­ме­жу­точ­ный этап: со­вре­мен­ные де­ти боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дят в вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти. Ду­маю, нас го­то­вят к то­му, что­бы мы на­чи­на­ли вос­при­ни­мать мир за пре­де­ла­ми на­ших ор­га­нов чувств. Об­ща­ясь че­рез ин­тер­нет, мы уже это де­ла­ем – мы не ви­дим и не слы­шим, но ин­ту­и­тив­но чув­ству­ем на­стро­е­ние лю­дей, а неко­то­рые да­же на­чи­на­ют улав­ли­вать мыс­ли. Это пе­ре­ход к бо­лее тон­ким мо­стам вос­при­я­тия и рас­кры­тия нас как лич­но­стей – за­пре­дель­ных, вы­хо­дя­щих за гра­ни­цы вре­ме­ни, ме­ста и воз­мож­но­стей ор­га­нов чувств. Это де­ла­ет нас бо­лее лю­бя­щи­ми.

Мы все идем в од­ном на­прав­ле­нии. Толь­ко од­ни – пу­тем стра­да­ний, а дру­гие – пу­тем раз­ви­тия. Мы бу­дем бо­лее ду­хов­ны­ми и ме­нее огра­ни­чен­ны­ми, чем рань­ше. Мо­жет быть, по­это­му про­шлые и су­ще­ству­ю­щие тра­ди­ции ухо­дят на зад­ний план – нас хо­тят под­толк­нуть на бо­лее вы­со­кий уро­вень. Мы долж­ны на­учить­ся

на­хо­дить во всех ве­щах имен­но за­пре­дель­ное, а не остать­ся толь­ко на внеш­нем вос­при­я­тии, где лю­ди за­жи­га­ют свеч­ки и на­де­ва­ют одеж­ды. Это лишь внеш­ние про­яв­ле­ния, ко­то­рые без внут­рен­не­го осмыс­ле­ния не при­но­сят ни­ка­кой поль­зы, а на­обо­рот, мо­гут толь­ко от­да­лить и при­ве­сти нас в за­блуж­де­ние о том, что мы яко­бы что-то де­ла­ем.

Нам нуж­но по­стичь внут­рен­ний смысл ве­щей. Да­же в сказ­ках рань­ше пе­ре­да­ва­ли муд­рость, а сей­час они оста­лись лишь внеш­ней обо­лоч­кой. Я не знаю, ка­кую муд­рость пе­ре­да­ет внут­рен­ний смысл у дру­гих на­ро­дов, у ев­рей­ско­го на­ро­да это каб­ба­ла. При­чем в ней есть зна­ние, как это от­но­сит­ся и к дру­гим на­ро­дам. По­это­му я мо­гу го­во­рить так­же и о сказ­ках дру­гих на­ро­дов, по­ни­мая их внут­рен­ний смысл, не ис­клю­чая их муд­ро­сти.

Та­тья­на: Мы за­бы­ва­ем о том, что на ген­ном уровне мы со­сто­им из ма­те­ри­а­ла на­ших пред­ков, ко­то­рый ка­ким-то уни­каль­ным об­ра­зом пе­ре­ме­шал­ся. Этот ма­те­ри­ал – как кри­стал­ли­ки, про­ши­тые в на­ших ДНК, ко­то­рые, по­па­дая в опре­де­лен­ную поч­ву, в се­мью, ра­зар­хи­ви­ру­ют­ся.

При­бли­зи­тель­но эта схе­ма вы­гля­дит так: есть ак­ту­аль­ное со­зна­ние и су­ще­ству­ю­щая ре­аль­ность, ко­то­рую мы про­еци­ру­ем из се­бя; есть несколь­ко уров­ней – опе­ра­тив­ное со­зна­ние, ко­то­рым мы опе­ри­ру­ем в жиз­ни, и бес­со­зна­тель­ное, ко­то­рое то­же со­сто­ит из кон­тек­ста на­шей жиз­ни, из рож­де­ния, внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия и то­го, что бы­ло до него. То, что «до него», – это на­ши про­шлые жиз­ни и но­вый опыт. И на этих уров­нях есть ка­кие-то за­ар­хи­ви­ро­ван­ные фай­лы, по­ме­чен­ные зна­ком «ми­нус», – наш опыт, ко­то­рый хо­чет­ся рас­пе­ча­тать и, обо­зна­чив зна­ком «плюс», вы­сво­бо­дить энер­гию, то есть пре­вра­тить ее в зна­чок выс­ше­го по­тен­ци­а­ла со­еди­не­ния. Чем боль­ше «ми­ну­сов» пре­вра­ща­ет­ся в «плю­сы», тем ши­ре на­ше со­зна­ние, тем боль­ше оно из­ме­ня­ет­ся. Чем вы­ше уро­вень со­зна­ния, чем боль­ше от­вет­ствен­но­сти, тем глуб­же по сло­ям мы по­гру­жа­ем­ся ту­да, где на­хо­дит­ся аб­со­лют.

Я всю жизнь про­ра­ба­ты­ваю свя­зи с ро­дом, к ко­то­ро­му у ме­ня глу­бо­кое ува­же­ние, из ко­то­ро­го я чер­паю мно­го ре­сур­сов. У ме­ня есть связь с опре­де­лен­ны­ми пред­ка­ми, да­же ушед­ши­ми. Лич­но я не зна­ла сво­е­го пра­де­душ­ку Ива­на, но знаю, что он был непри­знан­ным при жиз­ни ху­дож­ни­ком. Я то­же в дет­стве лю­би­ла ри­со­вать, но пе­ре­ста­ла этим за­ни­мать­ся, по­то­му что не по­лу­ча­ла одоб­ре­ния со сто­ро­ны ма­мы. Но од­на­жды у ме­ня про­изо­шел кон­такт с пра­де­душ­кой, ко­то­рый ска­зал: «Ри­суй!» Те­перь я ри­сую вез­де и все­гда – у ме­ня в квар­ти­ре уже все сте­ны об­ри­со­ва­ны. Ду­маю, та­ким об­ра­зом я от­кры­ла ка­кую-то часть из сво­е­го ро­да.

Еле­на: Я то­же на­блю­даю тен­ден­цию, что мно­гие лю­ди, до­стиг­шие сред­не­го воз­рас­та, ухо­дят в твор­че­ство из аб­со­лют­но не твор­че­ских про­фес­сий.

Инес­са: Ме­ня­ет­ся сре­да, в ко­то­рой че­ло­век на­хо­дит­ся, и, со­от­вет­ствен­но, утон­ча­ют­ся по­треб­но­сти че­ло­ве­ка. Во­прос к Авра­аму: прав­да ли, что чем боль­ше мы узна­ем род Бо­же­ствен­ный, тем боль­ше под­держ­ки по­лу­ча­ем? Что го­во­рит каб­ба­ла об этой под­держ­ке?

Авра­ам: Все не на­пря­мую свя­за­но с фи­зи­че­ски­ми те­ла­ми, по­это­му есть связь душ, и это то­же на­зы­ва­ет­ся ро­дом. Этот во­прос тре­бу­ет гло­баль­но­го изу­че­ния. Ес­ли крат­ко, то нач­нем с Ада­ма, ко­то­рый вклю­чал в се­бя все ду­ши, жи­ву­щие на Зем­ле. По­том у него ро­ди­лось два сы­на – Ка­ин и Авель, и по­яви­лось раз­де­ле­ние на ле­вую и пра­вую ли­нию – на два ти­па лю­дей. Поз­же пси­хо­ло­гия вы­яс­ни­ла, что есть че­ты­ре ти­па лю­дей, по­то­му что все де­лят­ся на чет­вер­ки. Каж­дый из нас име­ет связь с эти­ми ти­па­ми, или ге­но­ти­па­ми, а мож­но ска­зать – Бо­го­ти­па­ми. У каж­до­го из нас есть до­ми­ни­ру­ю­щие ка­че­ства – кто-то бо­лее ха­риз­ма­тич­ный, кто-то спо­кой­ный, кто-то агрес­сив­ный, кто-то по­зи­тив­ный…

Но эти ка­че­ства при­сут­ству­ют в каж­дом че­ло­ве­ке в раз­ной сте­пе­ни. По­ко­ле­ния рож­да­лись и уми­ра­ли, по­том бы­ли из­вест­ный биб­лей­ский По­топ и Ной, у ко­то­ро­го ро­ди­лись три сы­на – Сим, Хам и Иа­фет. От них по­шли раз­ные на­ро­ды со сво­и­ми функ­ци­я­ми, ка­че­ства­ми, осо­бен­но­стя­ми. Од­ни со­зда­ва­ли куль­ту­ру, му­зы­ку, ис­кус­ства и ле­ген­ды, дру­гие раз­ви­ва­ли ду­хов­ные на­прав­ле­ния, тре­тьи про­из­во­ди­ли ору­жие или кол­до­ва­ли. Это очень гро­мозд­кая те­ма, но мо­гу ска­зать, что каж­дый из нас по­лу­ча­ет всю це­поч­ку от на­ча­ла до кон­ца, толь­ко од­ни ка­че­ства ста­но­вят­ся до­ми­ни­ру­ю­щи­ми, а дру­гие – бо­лее скры­ты­ми.

Но, ско­рее, идет речь не о ма­те­ри­аль­ных ве­щах, а о ка­че­ствах ду­ши: к ка­ким ду­шам при­над­ле­жит че­ло­век, ка­кие у него от­тен­ки за­ло­же­ны в за­мыс­лы тво­ре­ния, ка­кие «по­лом­ки», «по­чин­ки». Каж­дый в сво­ей це­поч­ке по­лу­ча­ет доб­рых и злых ан­ге­лов. Все, что нуж­но «по­чи­нить», при­дет­ся чи­нить и от­ра­ба­ты­вать. Но са­мое ин­те­рес­ное, что не толь­ко для се­бя са­мо­го, а для всей це­поч­ки. Ес­ли че­ло­век осо­зна­ет, что он не сам по се­бе, не про­сто от­дель­ный объ­ект, а про­дол­же­ние всей це­поч­ки душ, ко­гда он бу­дет ис­прав­лять се­бя, то бу­дет по­ни­мать это и по­сту­пать на бла­го всех, кто был до него. Они же ни­ку­да не ис­чез­ли и про­дол­жа­ют быть! И за счет то­го, что че­ло­век здесь что-то ме­ня­ет и ис­прав­ля­ет, они все обо­га­ща­ют­ся све­том, как лю­бой ор­га­низм, ко­то­рый раз­ви­ва­ет­ся, и все его клет­ки по­лу­ча­ют от это­го поль­зу.

Инес­са: Петр, как в дру­гих тра­ди­ци­ях по­ни­ма­ют со­еди­не­ние че­ло­ве­че­ско­го и Бо­же­ствен­но­го?

Петр: Это очень об­шир­ный во­прос, но мне близ­ко та­кое по­ни­ма­ние, что в ос­но­ве лю­бой куль­ту­ры ле­жит глу­бин­ный пласт ми­фов. Он ча­сто от­ра­жа­ет­ся в сказ­ках, фольк­ло­ре, ска­за­ни­ях. За­ча­стую это на­бор неких цен­траль­ных сю­же­тов, в ко­то­рых с дет­ства, с ко­лы­бе­ли пе­ре­да­ют­ся в ме­та­фо­ри­че­ски сжа­той фор­ме зна­ния о ро­де, о при­над­леж­но­сти к со­об­ще­ству, о ба­зо­вых, важ­ных мо­мен­тах жиз­ни че­ло­ве­че­ской. В этих ба­зо­вых ми­фах и го­во­рит­ся (в раз­ных тра­ди­ци­ях) о свя­зях «ро­да че­ло­ве­че­ско­го» и «ро­да Бо­же­ствен­но­го», но пе­ре­ска­зы­вать это не очень эф­фек­тив­но, луч­ше об­ра­тить­ся к пер­во­ис­точ­ни­кам.

С дру­гой сто­ро­ны, се­го­дня в мире су­ще­ству­ют со­об­ще­ства, ко­то­рые пом­нят толь­ко преды­ду­щие лет две­сти-три­ста сво­ей ис­то­рии. Это но­вые со­ци­аль­ные кон­струк­ты, но­вые сю­же­ты, за­ча­стую некие со­ци­аль­ные экс­пе­ри­мен­ты. Эти «но­вые на­ро­ды» об­ла­да­ют уже сво­ей «со­вре­мен­ной» куль­ту­рой, ко­то­рая ча­сто яв­ля­ет­ся ги­брид­ной по от­но­ше­нию к тра­ди­ци­он­ной. С дру­гой сто­ро­ны – су­ще­ству­ют на­ро­ды с ты­ся­че­лет­ней ис­то­ри­ей ци­ви­ли­за­ции (Ин­дия, Ки­тай и т.д.). В этих странах мож­но встре­тить храм, ко­то­ро­му бо­лее ты­ся­чи лет, и это обыч­ное яв­ле­ние, как, на­при­мер,

в Ин­дии или Не­па­ле. В та­ком ме­сте и мож­но осо­знать связь «ро­да че­ло­ве­че­ско­го» и «ро­да Бо­же­ствен­но­го» на соб­ствен­ном опы­те, ес­ли есть та­кой внут­рен­ний за­прос.

Инес­са: А что у нас про­ис­хо­дит на сты­ке но­во­го и древ­не­го?

Петр: В Укра­ине в этом плане все слож­нее. Здесь по­рой не чув­ству­ет­ся глу­бо­кой уве­рен­но­сти в сво­ей ис­то­рии, куль­ту­ре. Воз­мож­но, это по­вод глуб­же осмыс­лить и по­нять свое про­шлое, а не до­воль­ство­вать­ся силь­но упро­щен­ным на­бо­ром куль­тур­ных штам­пов, так на­зы­ва­е­мой «ша­ро­вар­щи­ной». Мно­гие пы­та­ют­ся в куль­ту­ре и по­ли­ти­ке вый­ти в по­зи­цию «к ко­му бы при­со­еди­нять­ся и на что бы опи­рать­ся внешне». Это по опре­де­ле­нию сла­бая по­зи­ция. Ведь, не зная се­бя, невоз­мож­но ни с кем по­стро­ить осо­знан­ные от­но­ше­ния. В этом плане у нас боль­шой пласт древ­них куль­тур «под но­га­ми», но по­ни­мать, изу­чать и со­хра­нять его мы за­ча­стую не удо­су­жи­ва­ем­ся как об­ще­ство. Есть от­дель­ные эн­ту­зи­а­сты, ис­сле­до­ва­те­ли и ини­ци­а­ти­вы, но це­лост­ной куль­тур­ной по­ли­ти­ки, а тем бо­лее стра­те­ги­че­ской, не вид­но.

Мне ка­жет­ся, на­при­мер, что си­ла ев­рей­ско­го на­ро­да ос­но­вы­ва­ет­ся во мно­гом на том, что у него есть опо­ра на свою куль­тур­ную тра­ди­цию.

В Укра­ине же мно­го неуве­рен­но­сти и по­пы­ток вы­ста­вить свой ин­ди­ви­ду­аль­ный миф или свою ин­ди­ви­ду­аль­ную опо­ру, но на об­щее куль­тур­ное про­стран­ство нам слож­но по­рой опи­рать­ся. Ес­ли ос­но­ва­ние со­вре­мен­ной укра­ин­ской куль­ту­ры по­нят­но на ре­ги­о­наль­ном уровне, то что­бы вый­ти на ми­ро­вой, нуж­но «ко­пать глуб­же», мне ка­жет­ся. Не вы­ду­мы­вать, де­скать, да­вай­те мы вот это скре­стим с этим, и это бу­дет на­шим со­кро­вен­ным. Нуж­на ре­аль­ная па­мять, осо­зна­ние ис­то­рии, в том чис­ле ро­до­вой, и при­ня­тие ее. Ведь нель­зя пе­ре­черк­нуть свое про­шлое од­ни­ми чер­ны­ми крас­ка­ми и бес­ко­неч­но иг­рать жерт­ву – так не удаст­ся по­ро­дить ни­че­го кон­струк­тив­но­го. Нам на­вя­зы­ва­ет­ся ло­ги­ка «стро­ить на­сто­я­щее че­рез от­ри­ца­ние про­шло­го», а это все­гда чре­ва­то пло­хи­ми по­след­стви­я­ми. Борь­ба со сво­ей ис­то­ри­ей или ее пло­хая ми­фо­ло­ги­за­ция в уго­ду сию­ми­нут­ным по­ли­ти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям уже при­ве­ла к мас­штаб­но­му непо­ни­ма­нию на­ми са­мих се­бя как об­ще­ства и сво­е­го внеш­не­го окру­же­ния. Нам нуж­но быть уве­рен­ны­ми и при­ни­мать свою ис­то­рию, в то же вре­мя нуж­но знать, что есть у дру­гих на­ро­дов. Это то­же очень важ­но.

Инес­са: Это важ­но, что­бы по­нять свою уни­каль­ность?

Петр: Да, фра­за хоть и за­тер­тая, но она, как ни стран­но, очень ак­ту­аль­на: «І чу­жо­му на­учай­тесь, й сво­го не цу­рай­тесь». То есть знай­те чу­жое, иное, дру­гое. Но мы да­же близ­кие куль­ту­ры и ци­ви­ли­за­ции за­ча­стую зна­ем толь­ко на уровне штам­пов, анек­до­тов, ми­фов и при­ми­ти­ва. От это­го ча­сто воз­ни­ка­ют непо­ни­ма­ние, кон­флик­ты, враж­да, нега­тив­ные на­стро­е­ния… Это за­ко­но­мер­но: мы бо­им­ся то­го, че­го не зна­ем, и то­гда незна­ние на­ми управ­ля­ет.

Инес­са: Неве­же­ство и бес­куль­ту­рье…

Еле­на: Некий про­цесс обес­це­ни­ва­ния как за­щит­ная ре­ак­ция об­ще­ства – это про­сле­жи­ва­ет­ся в куль­ту­ре, по­ве­де­нии мно­гих лю­дей, к со­жа­ле­нию. Для ме­ня это и про ува­же­ние к се­бе лич­но.

Петр: Я бы хо­тел ак­цен­ти­ро­вать вни­ма­ние на том, что уте­ря­на цен­ность диа­ло­га, об­ще­ния и неко­е­го по­зи­тив­но­го де­я­ния в мире. Мне ка­жет­ся, толь­ко че­рез диа­лог и по­зи­тив мож­но до­стичь це­ли. Ведь ес­ли мы бу­дем ува­жать се­бя и бу­дем от­кры­ты – с на­ми мож­но бу­дет иметь де­ло.

Та­тья­на: По мо­е­му опы­ту, все боль­ше лю­дей об­ра­ща­ют­ся к ро­ду, к вы­стра­и­ва­нию свя­зей, где есть по­ни­ма­ние, чет­кое ощу­ще­ние то­го, что че­ло­век ста­но­вит­ся бо­лее зре­лым, бе­рет от­вет­ствен­ность не толь­ко за свою жизнь, но и за тех, ко­то­рые бы­ли и бу­дут в его це­поч­ке. Ме­ня это очень ра­ду­ет, по­то­му что я на­блю­даю это и в мо­ло­дом по­ко­ле­нии, и в де­тях, и во взрос­лых кли­ен­тах, с ко­то­ры­ми ра­бо­таю.

Инес­са: Ол­ли, рас­ска­жи­те, как вы в обыч­ной жиз­ни ис­поль­зу­е­те свя­зи с ро­дом? Ол­ли: Пер­вое, о чем нуж­но ска­зать, – моя дочь Али­са по­яви­лась на свет во мно­гом бла­го­да­ря на­ла­жи­ва­нию, про­яв­ле­нию свя­зи с ро­дом. И по­сле ее рож­де­ния я ча­сто об­ра­ща­юсь к сво­им пред­кам. На­при­мер, в си­ту­а­ци­ях, ко­гда доч­ка не мог­ла нор­маль­но спать но­ча­ми. Я не зна­ла, как ее уло­жить спать, что­бы она не про­сы­па­лась. По­том ре­ши­ла во вре­мя ве­чер­не­го корм­ле­ния во­круг нее «вы­став­лять» на­ших пред­ков, ко­то­рые ста­но­ви­лись в круг и дер­жа­лись за ру­ки. Как толь­ко круг вы­стра­и­вал­ся, Али­са за­сы­па­ла и спо­кой­но спа­ла всю ночь. Те­перь я ис­поль­зую этот при­ем ча­сто – ко­гда она бес­по­кой­ная, ко­гда бо­ле­ет… Я про­сто чув­ствую, как род ее энер­ге­ти­че­ски под­дер­жи­ва­ет. И ме­ня под­дер­жи­ва­ет и успо­ка­и­ва­ет. Сей­час, ко­гда она под­рос­ла и ей уже три го­да, мы вме­сте ри­су­ем порт­ре­ты на­ших близ­ких, и она по­дол­гу си­дит в их «окру­же­нии». Ей очень нра­вит­ся эта иг­ра.

Она по­мо­га­ет под­дер­жи­вать незри­мые свя­зи и чув­ство­вать се­бя бо­лее уве­рен­но.

Еле­на: Это энер­ге­ти­че­ское вли­я­ние удва­и­ва­ет­ся для ре­бен­ка – все, что ис­хо­дит от ма­мы, все­гда в два ра­за силь­нее. А в за­вер­ше­ние хо­чу до­ба­вить, что у каж­до­го из при­сут­ству­ю­щих и не при­сут­ству­ю­щих здесь – своя исти­на. Все, что мы се­го­дня ска­за­ли, – это исти­на. Она мно­го­гран­на.

Инес­са: Все скла­ды­ва­ет­ся в один ри­су­нок, ко­то­рый с раз­ных то­чек ви­ден по­раз­но­му. Авра­ам, под­ве­ди­те, по­жа­луй­ста, итог на­ше­го об­ще­ния, что­бы в па­мя­ти оста­лось са­мое глав­ное.

Авра­ам: Са­мое глав­ное – это суть, и все долж­но быть прак­тич­но, что­бы мы не оста­но­ви­лись толь­ко на тео­рии о том, что об­ла­да­ем ка­ки­ми-то зна­ни­я­ми, про­чи­тан­ны­ми в кни­гах или дру­гих ис­точ­ни­ках. Мне очень им­по­ни­ру­ет пси­хо­ло­гия, по­то­му что она уни­что­жи­ла фи­ло­со­фию, как го­во­рят на­ши учи­те­ля. Фи­ло­соф­ские раз­го­во­ры «ни о чем» при­ве­ли че­ло­ве­че­ство в упа­док без­дей­ствия. Ведь опас­ность в том и за­клю­ча­ет­ся, что мы мо­жем го­во­рить о воз­вы­шен­ных ве­щах, и нам ка­жет­ся, что мы их по­сти­га­ем и по­ни­ма­ем. Но ес­ли мы с ни­ми ни­ко­гда ре­аль­но не ра­бо­та­ем и не прак­ти­ку­ем ни­че­го, то это вво­дит нас в ил­лю­зию, что мы что-то зна­ем. На­ша за­да­ча – осо­знать, что в нас дей­стви­тель­но на­хо­дит­ся це­поч­ка лич­но­стей, взять на се­бя от­вет­ствен­ность за свое раз­ви­тие, по­нять, осмыс­лить, что мы ре­аль­но ри­су­ем эту це­поч­ку, и в ито­ге раз­ви­вать­ся, кто как мо­жет. Для каж­до­го че­ло­ве­ка этот про­цесс ин­ди­ви­ду­аль­ный, он при­сущ и все­му ми­ру в об­щем. Мы же не са­ми по се­бе су­ще­ству­ем – раз­ви­ва­ет­ся весь мир и вся це­поч­ка, ко­то­рая бы­ла до нас и бу­дет по­сле нас.

Еле­на На­у­мен­коПси­хо­лог-кон­суль­тант, пси­хо­те­ра­певт, дет­ский пси­хо­лог, арт-те­ра­певт, ве­ду­щая групп и тре­нин­гов. Бо­лее 20 лет ста­жа в об­ла­сти пси­хо­ло­гии

Ма­ма Али­сы, со­зда­тель клу­ба «Ма­ма мо­жет», арт-те­ра­певт, ху­дож­ник, ав­тор бло­га и книги «Мам­ские ис­то­рии»Ол­ли Скор­ди­на

Та­тья­на Квит­каПси­хо­лог, ге­штальт-те­ра­певт, арт-те­ра­певт, те­лес­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный те­ра­певт, экс­перт в сфе­рах жен­ствен­но­сти и сек­су­аль­но­сти

Авра­ам Фи­шер­ман Изу­ча­ет и пре­по­да­ет каб­ба­лу в те­че­ние 13 лет. Зна­ток и тре­нер во­сточ­ных еди­но­борств, в том чис­ле ка­ра­те и кунг-фу. В те­че­ние 20 лет прак­ти­ку­ет ме­ди­та­ции раз­лич­ных на­прав­ле­ний. Изу­чил и ис­сле­до­вал древ­ние каб­ба­ли­сти­че­ские ис­точ­ни­ки, со­дер­жа­щие тех­ни­ки раз­ви­тия про­ро­че­ско­го ви­де­ния

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.