От­цы и де­ти:

взрос­лая ини­ци­а­ция (Аэ­ли­та Кня­зе­ва)

KOLESO ZHIZNI - - «СИЛА РОДА» - Аэ­ли­та Кня­зе­ва Тран­спер­со­наль­ный пси­хо­лог, лайф-ко­уч

В каж­дом ин­ди­ви­де су­ще­ству­ет кон­фликт меж­ду «ре­бен­ком» и «ро­ди­те­лем». Ре­бе­нок же­ла­ет под­чи­нить весь мир сво­им же­ла­ни­ям и тре­бу­ет немед­лен­но­го ис­пол­не­ния то­го, что он хо­чет. В том слу­чае, ес­ли взрос­лые не де­ла­ют или не да­ют то­го, что хо­чет ре­бе­нок, мир ру­шит­ся – ре­бе­нок за­ка­ты­ва­ет ис­те­ри­ку, оби­жа­ет­ся, пла­чет, тре­бу­ет, злит­ся (в за­ви­си­мо­сти от по­ве­ден­че­ско­го сце­на­рия и ре­флек­тор­ных ре­ак­ций ин­ди­ви­да). Ре­бе­нок не мо­жет ждать, он ка­те­го­ри­чен в сво­ем тре­бо­ва­нии, для него не су­ще­ству­ет оправ­да­ний и объ­яс­не­ний – он хо­чет по­лу­чить эту иг­руш­ку пря­мо сей­час. Ес­ли по ка­ким-то при­чи­нам ро­ди­те­ли не мо­гут ку­пить ее в дан­ный мо­мент, то кон­фликт пе­ре­рас­та­ет в гло­баль­ную ка­та­стро­фу.

ВСЕ­ГДА ГОВОРИ «ДА»

Что тре­бу­ет­ся от взрос­ло­го в мо­мент неудо­вле­тво­рен­но­сти ре­бен­ка? В первую оче­редь сле­ду­ет объ­яс­нить ре­бен­ку, по ка­кой при­чине он не мо­жет ку­пить эту иг­руш­ку, и ска­зать твер­дое «нет». Ес­ли ро­ди­тель про­явит сла­бость – ре­бе­нок за­ста­вит сде­лать то, что нуж­но ему.

Для ма­лень­ко­го че­ло­ве­ка «взрос­лая» от­вет­ствен­ность – неподъ­ем­ный груз

Так он са­мо­утвер­дит­ся над взрос­лым и пой­мет, что те­перь он – глав­ный. Ин­стру­мен­том ма­ни­пу­ля­ции взрос­лым мо­жет быть ис­те­ри­ка, от­каз от еды, от туа­ле­та, ото сна, а мо­жет, и бо­лезнь (боль­но­му ре­бен­ку ни в чем не от­ка­жут). С это­го мо­мен­та власть в се­мье при­над­ле­жит ма­лень­ко­му ти­ра­ну-нар­цис­су. По­лу­чая же­ла­е­мое, ре­бе­нок тут же те­ря­ет к нему ин­те­рес и на­чи­на­ет тре­бо­вать но­вое. Ре­бен­ку-ба­лов­ню все­гда бу­дет че­го-то не хва­тать, он все­гда бу­дет неудо вле­тво­рен. Ро­ди­те­ли, упи­ва­ясь сво­ей лю­бо­вью

к ре­бен­ку, бу­дут ста­рать­ся изо всех сил дать ему са­мое луч­шее и са­мое до­ро­гое, но в от­вет они по­лу­чат вме­сто ожи­да­е­мой бла­го­дар­но­сти недо­воль­ство и тре­бо­ва­ния боль­ше­го.

С воз­рас­том тре­бо­ва­ния ре­бен­ка бу­дут уве­ли­чи­вать­ся про­пор­ци­о­наль­но его по­треб­но­стям. Ро­ди­те­ли да­дут сво­е­му ча­ду луч­шее об­ра­зо­ва­ние, жи­лье, ма­ши­ну, ши­кар­ную одеж­ду…

Но ваш уже взрос­лый ре­бе­нок нач­нет об­ви­нять вас, что вы все де­ла­е­те не так. Это ста­нет для него оправ­да­ни­ем от­сут­ствия соб­ствен­ных ин­те­ре­сов и стрем­ле­ний. Та­кой ре­бе­нок то­таль­но сво­бо­ден и ни­ко­го не слы­шит, он не при­вык под­чи­нять­ся – лю­бое огра­ни­че­ние бу­дет вы­зы­вать агрес­сию и непри­ня­тие с его сто­ро­ны. Он бу­дет по­па­дать в экс­тре­маль­ные, опас­ные усло­вия – про­бо­вать ал­ко­голь, нар­ко­ти­ки, секс без гра­ниц. Он не зна­ет сло­ва «нет» и сам для се­бя пред­став­ля­ет опас­ность. У него не ра­бо­та­ет ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния и на­ру­шен ме­ха­низм дей­ствия.

А ведь он про­сто не уме­ет ни­че­го де­лать – вы не на­учи­ли его, вы все де­ла­ли за него и для него. А те­перь вы жде­те, что он, взрос­лый, нач­нет что-то де­лать? Но он не мо­жет, не зна­ет как! Он по-преж­не­му ма­лень­кий и неуве­рен­ный в се­бе. Боль­ше все­го на све­те он бо­ит­ся со­вер­шить ошиб­ку. Он был ко­ро­лем, как он мо­жет по­те­рять те­перь свой ста­тус?! Ко­роль дол­жен быть без­упре­чен! Ес­ли кто-то уви­дит, что он неиде­а­лен, то ис­чез­нут власть и кон­троль.

Что про­изой­дет, ко­гда из­ба­ло­ван­ный ре­бе­нок вый­дет в ре­аль­ный мир? Он уви­дит, что дру­гие лю­ди не хо­тят вы­пол­нять его тре­бо­ва­ния и не при­зна­ют его власть. Он не смо­жет по­нять, по­че­му так про­ис­хо­дит. При­знать свою ошиб­ку для него невоз­мож­но, зна­чит, нуж­но най­ти ви­но­ва­то­го – ро­ди­те­лей, мир, Бо­га, всех. Кро­ме то­го, та­кой ре­бе­нок все­гда бу­дет на­хо­дить ин­стру­мен­ты ма­ни­пу­ля­ции людь­ми, са­мо­утвер­ждать­ся за чу­жой счет и под­чи­нять се­бе жертв, ко­то­рые все долж­ны де­лать за него и для него. Ему все­гда бу­дет ма­ло. Ни­что не смо­жет за­пол­нить зи­я­ю­щую го­лод­ную пу­сто­ту внут­ри него. На са­мом де­ле в этой «пу­сто­те» жи­вет ре­бе­нок, ко­то­рый хо­чет, что­бы его огра­ни­чи­ва­ли и го­во­ри­ли «нет». То­гда он бу­дет в без­опас­но­сти, ведь взрос­лые луч­ше зна­ют мир, у них есть опыт, а у ре­бен­ка – нет. Он мо­жет на­де­лать глу­по­стей, но ес­ли взрос­лые го­во­рят «нет», они по­ка­зы­ва­ют ре­бен­ку его важ­ность, лю­бовь к нему. Взрос­лые – глав­ные, ре­бе­нок – нет. Его это разо­злит, но по­том он пой­мет, что взрос­лые зна­ют луч­ше, что у них есть ав­то­ри­тет. Для ма­лень­ко­го че­ло­ве­ка «взрос­лая» от­вет­ствен­ность – неподъ­ем­ный груз. Он дол­жен учить­ся у взрос­лых, слу­шать их. В та­ком слу­чае ко­гда он вы­рас­тет, то бу­дет уметь что-то де­лать и учить­ся у окру­жа­ю­щих. Он не бу­дет бо­ять­ся оши­бить­ся, ведь лю­бую ошиб­ку мож­но ис­пра­вить, а так­же мож­но спро­сить со­ве­та у взрос­лых, и они все­гда бу­дут ра­ды по­мочь.

Ре­бе­нок нуж­да­ет­ся во взрос­лом, ко­то­рый по­ка­жет ему, что он важ­ный и нуж­ный, но не глав­ный

ВСЕ­ГДА ГОВОРИ «НЕТ»

Есть об­рат­ная сто­ро­на ме­да­ли – ко­гда ре­бен­ку все­гда го­во­рят «нет», во всем огра­ни­чи­ва­ют, не пус­ка­ют гу­лять, не поз­во­ля­ют иметь же­ла­е­мое… У та­ко­го ре­бен­ка фор­ми­ру­ет­ся уве­рен­ность в том, что он ни­ко­гда не смо­жет по­лу­чить то, че­го хо­чет, его не по­ни­ма­ют и не слы­шат. В этом слу­чае вклю­ча­ет­ся сце­на­рий «я хо­чу то­таль­ную сво­бо­ду, я бу­ду де­лать все са­ма (сам). Я са­ма куп­лю се­бе иг­руш­ку, я са­ма на все заработаю, я не хо­чу ни от ко­го за­ви­сеть, я са­ма все­го до­стиг­ну, и ни­кто не смо­жет мной управ­лять, ни­кто не ли­шит ме­ня сво­бо­ды. Я до­ка­жу им, что я мо­гу, что я ум­нее и глав­нее». Эти де­ти на­зло взрос­лым ста­ра­ют­ся учить­ся, мно­го и ак­тив­но ра­бо­та­ют, де­ла­ют ка­рье­ру, ста­но­вят­ся тру­до­го­ли­ка­ми и дей­стви­тель­но все­го до­би­ва­ют­ся са­ми. Со вре­ме­нем на­кап­ли­ва­ет­ся бес­ко­неч­ная уста­лость и недо­воль­ство, ко­то­рое пе­ре­рас­та­ет в пре­тен­зию к ро­ди­те­лям, парт­не­рам или к Бо­гу:

«Ни­кто не де­ла­ет ни­че­го для ме­ня, по­че­му я долж­на де­лать все са­ма (сам)?!» Все парт­не­ры ря­дом пе­ре­ста­ют что-то де­лать и ждут, ко­гда этот че­ло­век все ре­шит и сде­ла­ет. Он уже до­ка­зал ро­ди­те­лям и всем во­круг, что кру­че их, что ни­кто не смо­жет им управ­лять, что он все мо­жет сде­лать са­мо­сто­я­тель­но. Но в то же вре­мя он бес­ко­неч­но хо­чет, что­бы кто-то хоть что-ни­будь сде­лал за него или для него, он, уже взрос­лый, хо­чет по­те­рять эту сво­бо­ду и со­гла­сен на огра­ни­че­ния. Но он не зна­ет, как это сде­лать – как рас­сла­бить­ся и до­ве­рить­ся ко­му­то, как при­знать ко­го-то глав­ным. Он не зна­ет, как мож­но по­лу­чать то, что хо­чешь, а не за­ра­ба­ты­вать на это тя­же­лым тру­дом. «Я не знаю, как мож­но че­го-то не знать!» – это са­мая слож­ная ста­дия осо­зна­ния.

БОЛЬ­ШИЕ «МАЛЕНЬКИЕ» РО­ДИ­ТЕ­ЛИ

В обо­их вы­ше рас­смот­рен­ных слу­ча­ях про­яв­лен кон­фликт сво­бо­ды и огра­ни­че­ния, а так­же кон­ку­рен­ция меж­ду ре­бен­ком и взрос­лым, их борь­ба за власть.

Ре­бе­нок при­хо­дит в этот мир ни­че­го не зна­ю­щим и учит­ся по­зна­вать его в кон­так­те со взрос­лы­ми. В его по­ни­ма­нии весь мир дол­жен вра­щать­ся во­круг него и для него. Ведь с мо­мен­та его по­яв­ле­ния в мире все вер­тит­ся во­круг него, и в его по­зна­ю­щей при­ро­де фор­ми­ру­ют­ся ре­флек­тор­ные пат­тер­ны эго­цен­триз­ма. Ему ка­жет­ся, что так бу­дет все­гда. Он – в цен­тре, он глав­ный, он хо­чет кон­ку­ри­ро­вать с от­цом или ма­те­рью. Но он нуж­да­ет­ся во взрос­лом, ко­то­рый по­ка­жет ему, что он важ­ный и нуж­ный, но не глав­ный, а так­же что су­ще­ству­ет иерар­хия, и млад­ший дол­жен слу­шать­ся стар­ше­го. Ре­бен­ку необ­хо­ди­мо под­чи­нить­ся ав­то­ри­те­ту взрос­ло­го, то­гда он смо­жет у него все­му на­учить­ся. Но пробле­ма в том, что ча­ще все­го ро­ди­те­ли са­ми яв­ля­ют­ся не ини­ци­и­ро­ван­ны­ми во взрос­лую жизнь детьми. Они не зна­ют, как быть взрос­лы­ми, и пы­та­ют­ся до­ка­зы­вать это, са­мо­утвер­жда­ясь за счет млад­ших с по­мо­щью же­сто­ко­сти или жест­ко­го огра­ни­че­ния – за­пре­тов, на­ка­за­ния или иг­но­ри­ро­ва­ния, пе­ре­кла­ды­ва­ния от­вет­ствен­но­сти. Не по­взрос­лев­шие ро­ди­те­ли не уме­ют вы­стра­и­вать от­но­ше­ния с детьми, ча­сто стра­да­ют и, как след­ствие, не мо­гут по­ка­зать сво­им де­тям, как им быть счаст­ли­вы­ми.

СТУПЕНИ ПО­ЗНА­НИЯ

Есте­ствен­но, у ре­бен­ка воз­ни­ка­ет мно­го во­про­сов: «Как же так, ро­ди­те­ли – мои соз­да­те­ли, взрос­лые, – учат ме­ня, ко­ман­ду­ют мной, а са­ми все де­ла­ют не так?! Как им ве­рить, как под­чи­нить­ся, ес­ли они по­сту­па­ют эго­и­стич­но и неспра­вед­ли­во? Как их ува­жать, как про­сить у них со­ве­та, ес­ли они са­ми ни­че­го не зна­ют?»

Эти во­про­сы спра­вед­ли­вы, но пробле­ма в том, что, од­на­жды по­те­ряв до­ве­рие и усо­мнив­шись в прав­де ро­ди­те­ля, ре­бе­нок уже не спо­со­бен раз­ли­чать, где огра­ни­че­ние или на­ка­за­ние бы­ло спра­вед­ли­вым, а где – нет. Ре­бе­нок уже не по­ни­ма­ет, ко­гда ро­ди­те­ли пра­вы, а ко­гда – нет. Он под­вер­га­ет со­мне­нию лю­бые их дей­ствия, счи­та­ет их ни­же и глу­пее се­бя, и по­это­му хо­чет быть глав­нее ро­ди­те­лей. Но посколь­ку у ре­бен­ка не бы­ло ав­то­ри­тет­ных учи­те­лей, он все­гда бу­дет до­ка­зы­вать все­му ми­ру, а на са­мом де­ле – са­мо­му се­бе, что он са­мый ум­ный и глав­ный, од­но­вре­мен­но со­мне­ва­ясь в этом. Ведь у него нет опы­та и зна­ний, ко­то­ры­ми об­ла­да­ют взрос­лые.

Этот кон­фликт мо­жет раз­ре­шить­ся при­зна­ни­ем, что ре­бе­нок ма­лень­кий, а ро­ди­те­ли – боль­шие. При­зна­ни­ем то­го, что ма­лень­кий не мо­жет все­го

Од­на­жды по­те­ряв до­ве­рие, усо­мнив­шись в прав­де ро­ди­те­ля, ре­бе­нок уже не спо­со­бен раз­ли­чать, где огра­ни­че­ние или на­ка­за­ние бы­ло спра­вед­ли­вым, а где – нет

знать, но мо­жет на­учить­ся это­му у боль­ших. И в этом слу­чае на­чи­на­ет­ся со­про­тив­ле­ние на уровне во­ен­но­го про­ти­во­сто­я­ния. Как ре­бе­нок мо­жет при­знать эго­и­стич­ную власть ро­ди­те­ля,

же­сто­кость, хо­лод­ность, без­от­вет­ствен­ность? Ни­как.

Ино­гда в те­ра­пии при­хо­дит­ся при­знать, что ро­ди­те­ли мо­гут быть не пра­вы, что они маленькие, что они мо­гут быть и пло­хи­ми, и хо­ро­ши­ми, и что ре­бе­нок не ви­но­ват, а по­ве­де­ние взрос­лых бы­ло неадек­ват­но. Все за­ви­сит от кон­крет­ных слу­ча­ев и сце­на­ри­ев. Ре­бен­ку на­до при­знать, что он ни­ко­гда не смо­жет по­лу­чить та­ко­го ро­ди­те­ля, ко­то­ро­го хо­чет. Ли­бо при­знать, что он не все зна­ет, и ро­ди­те­лям нуж­но бы­ло его оста­нав­ли­вать, при­чем это не на­си­лие и огра­ни­че­ние, а за­бо­та и лю­бовь. В гар­мо­нич­ном вос­пи­та­нии необ­хо­ди­мы сво­бо­да и огра­ни­че­ние, но и то и дру­гое долж­но быть в ме­ру. Глав­ная функ­ция ро­ди­те­лей – объ­яс­нять ре­бен­ку, по­че­му и для че­го взрос­лый так по­сту­па­ет: при­зна­вать, что взрос­лый то­же мо­жет быть не прав; не на­ка­зы­вать, а объ­яс­нять, по­че­му так нель­зя по­сту­пать; го­во­рить «нет» оправ­дан­но, но утвер­ди­тель­но. То­гда по­зна­ю­щая при­ро­да ре­бен­ка бу­дет по­лу­чать нуж­ные от­ве­ты, а не при­ду­мы­вать их и де­лать эго­и­стич­ные вы­во­ды в мо­мент оби­ды. Ко­гда ре­бе­нок что-то зна­ет, ему уже не так страш­но. Сле­ду­ю­щей сту­пе­нью по­зна­ния в кон­флик­те от­цов и де­тей бу­дет при­зна­ние, что как бы мы ни хо­те­ли при­нять на­ших зем­ных ро­ди­те­лей, они все рав­но бу­дут вы­зы­вать у нас со­мне­ние. Это есте­ствен­но, что ро­ди­те­ли не иде­аль­ны – все лю­ди мо­гут быть и пло­хи­ми, и хо­ро­ши­ми, все да­ют пра­виль­ные и непра­виль­ные со­ве­ты, все бы­ва­ют спра­вед­ли­вы­ми и неспра­вед­ли­вы­ми. По­это­му внут­ри нас все­гда есть зов и по­иск ду­хов­ных Ма­те­ри и От­ца, Ани­мы и Ани­му­са. На­сту­па­ет мо­мент, ко­гда нам необ­хо­ди­мо при­знать при­сут­ствие Выс­шей идеи Бо­га, идеи Ду­ха, ко­то­рый на­хо­дит­ся над ду­аль­но­стью и зна­ет, как сде­лать все наи­луч­шим об­ра­зом. Ему то мы уж точ­но мо­жем до­ве­рить­ся, его мы мо­жем слу­шать­ся, и его мы мо­жем при­знать глав­ным. И этот Дух – у нас внут­ри. Это и есть тот взрос­лый, в ко­то­ром мы так силь­но нуж­да­ем­ся. Та­кой взрос­лый мо­жет по­за­бо­тить­ся о ре­бен­ке и мо­жет его все­му на­учить.

В сказ­ках ар­хе­тип это­го оду­хо­тво­рен­но­го взрос­ло­го про­яв­лен как Фея-крест­ная из «Зо­луш­ки», Злая ма­че­ха из «Бе­ло­снеж­ки», ко­ро­ва в «Кро­шеч­ке-хав­ро­шеч­ке», Дед Мо­роз в «Мо­роз­ке», Ба­ба Яга и дру­гие за­га­доч­ные ста­руш­ки и ста­рич­ки. Это мо­гут быть ду­хов­ные про­вод­ни­ки в ви­де жи­вот­ных – бу­ла­но-сав­ра­сый конь Сив­ка-бур­ка, Жар-пти­ца, Змей Го­ры­ныч и дру­гие пер­со­на­жи, ко­то­рые под­ска­зы­ва­ют и на­прав­ля­ют, ис­пы­ты­ва­ют и про­ве­ря­ют. Все это ини­ци­и­ру­ет ре­бен­ка, транс­фор­ми­ру­ет его и по­мо­га­ет ему стать взрос­лым, ге­ро­ем или ге­ро­и­ней на пу­ти к счаст­ли­вой жиз­ни. В ре­аль­ной жиз­ни каж­дый че­ло­век, ко­то­рый встре­ча­ет­ся на на­шем пу­ти, яв­ля­ет­ся та­ким ду­хов­ным про­вод­ни­ком или учи­те­лем. Ко­гда вы осмыс­лен­но от­но­си­тесь ко все­му, что про­ис­хо­дит с ва­ми в жиз­ни, вы учи­тесь ви­деть и по­ни­мать каж­дое со­бы­тие и дей­ствие, каж­дый кон­такт. То­гда вы мо­же­те с лег­ко­стью при­ни­мать все, что вам да­ет­ся, и все, что не да­ет­ся, – на все есть своя при­чи­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.