Эль­чин Са­фар­ли –

о по­ис­ке до­ма и веч­но­сти

KOLESO ZHIZNI - - «СИЛА РОДА» - Со­вре­мен­ный стам­буль­ский пи­са­тель, жур­на­лист Эль­чин Са­фар­ли

Что для вас зна­чит дом?

Во всех сво­их мно­го­чис­лен­ных по­езд­ках я все­гда ску­чаю по до­му. Для ме­ня важ­но ощу­ще­ние «до­ма». Ведь дом – это не толь­ко сте­ны, но и что-то боль­шее: за­щи­та, уеди­не­ние, близ­кие, воз­мож­ность за­ря­дить­ся, вы­дох­нуть. И чем боль­ше я ез­жу, тем цен­нее для ме­ня ста­но­вит­ся дом. Имен­но до­ма ме­ня ждут лю­би­мые лю­ди и ве­щи, на­при­мер фо­то­гра­фии, книги, ку­хон­ная утварь. Осо­бен­но по­след­нее, ведь вы зна­е­те: я люб­лю го­то­вить и счи­таю это од­ним из спо­со­бов об­ще­ния с ми­ром.

Вы бы хо­те­ли вер­нуть­ся в ро­ди­тель­ский дом?

Я не толь­ко хо­чу, но и де­лаю это. Ро­ди­тель­ский дом на­хо­дит­ся в 30 ки­ло­мет­рах от Ба­ку, на по­лу­ост­ро­ве Аб­ше­рон – там мо­ре, ве­ран­да, боль­шие ок­на, олив­ко­вые де­ре­вья, кош­ки и со­ба­ки. Люб­лю ту­да при­ез­жать. И не толь­ко я. Для всех чле­нов на­шей се­мьи этот дом име­ет боль­шое зна­че­ние. Нам нра­вит­ся по­си­деть вме­сте, вкус­но по­есть, по­го­во­рить и по­мол­чать. Глав­ное – вме­сте.

Есть ли ка­кая-то вещь из до­ма, ко­то­рая все­гда с ва­ми?

Да, это моя шап­ка. Я дав­но ее не но­шу, но в лю­бое вре­мя го­да во­жу с со­бой. Она – мой та­лис­ман и на­по­ми­на­ние о теп­ло­те до­ма, род­ном воз­ду­хе.

Как че­ло­ве­ку най­ти свой дом?

Об­щей схе­мы в по­ис­ке до­ма нет – у каж­до­го свой путь. Кто-то на­хо­дит его в 20 лет, а кто-то ищет до 50-ти. Обоб­щать нель­зя.

Глав­ное – это про­дол­жать ис­кать: разо­ча­ро­вы­вать­ся и не ве­рить в то, что най­дешь, а по­сле сно­ва очень силь­но ве­рить и чет­ко ви­зу­а­ли­зи­ро­вать свой дом. При­чем ви­зу­а­ли­зи­ро­вать не толь­ко внеш­нюю кар­тин­ку или ин­те­рьер, но и то, кто в нем бу­дет жить. Бу­дет ли кто-то жить вме­сте с ва­ми или ни­ко­го кро­ме вас в нем не бу­дет – вы­бор толь­ко за ва­ми. Са­мое важ­ное – не пе­ре­ста­вать дви­гать­ся к сво­е­му до­му. Не нуж­но ждать, что «при­ле­тит вол­шеб­ник» и по­да­рит клю­чи от но­во­го до­ма – эта лег­кая по­бе­да не при­не­сет удо­вле­тво­ре­ния. Нуж­но вый­ти и на­чать по­ис­ки. И ре­зуль­тат бу­дет обя­за­тель­но.

Ко­гда я ис­кал свой дом, я ви­дел его в Стам­бу­ле, в окру­ге Мо­да, на кон­крет­ной ули­це. У ме­ня еще де­нег не бы­ло на по­куп­ку, а я уже хо­дил и вы­би­рал с ри­ел­то­ра­ми. Сра­зу не по­лу­чи­лось. Но че­рез год я все-та­ки смог ку­пить квар­ти­ру на той ули­це, где хо­тел жить. При­чем ку­пил квар­ти­ру в два ра­за боль­ше и луч­ше, чем ожи­дал. Я убе­дил­ся на соб­ствен­ном опы­те, что ви­зу­а­ли­за­ция ра­бо­та­ет. Глав­ное, что­бы по­став­лен­ная цель не име­ла от­тен­ка «урвать боль­ше». Хо­ро­шо, ес­ли ре­а­ли­за­ция це­ли рас­кро­ет в вас еще боль­ше хо­ро­ше­го и по­лез­но­го для ми­ра. То­гда и вы бу­де­те по­лу­чать удо­воль­ствие от до­стиг­ну­то­го ре­зуль­та­та и на­вер­ня­ка ис­пы­та­е­те сча­стье, а зна­чит, ду­хов­но вы­рас­те­те. Быть счаст­ли­вым – это то­же рост. Хо­тя в сла­вян­ской куль­ту­ре счи­та­ет­ся, что сча­стье ни­че­му не учит, –я с этим не со­гла­сен.

Что са­мое важ­ное, на ваш взгляд, долж­ны пе­ре­дать ро­ди­те­ли де­тям?

В первую оче­редь ска­жу, что ни ро­ди­те­ли, ни де­ти ни­че­го не долж­ны друг дру­гу. Осо­знан­ное ро­ди­тель­ство, на мой взгляд, – это ко­гда оно при­хо­дит от боль­шой люб­ви. А лю­бовь – это по­ни­ма­ние, за­бо­та, под­держ­ка, опо­ра. Все то, что необ­хо­ди­мо каж­до­му ре­бен­ку. Мы же зна­ем, что не ро­ди­те­ли вос­пи­ты­ва­ют де­тей, а де­ти ро­ди­те­лей. Я по­сто­ян­но убеж­да­юсь в этом, на­блю­дая и ана­ли­зи­руя раз­ные се­мьи.

Са­мое важ­ное – это лю­бовь. Я сей­час го­во­рю не об удо­вле­тво­ре­нии всех ка­при­зов и ис­пол­не­нии же­ла­ний. Я го­во­рю о том, что ре­бе­нок дол­жен знать, по­ни­мать и осо­зна­вать: что бы с ним ни слу­чи­лось, ка­кое бы ре­ше­ние он ни при­нял – до­ма его ждут, ему ра­ды и все­гда по­мо­гут. К со­жа­ле­нию, мно­гие ро­ди­те­ли не да­ют (или не уме­ют дать) ре­бен­ку это зна­ние. По­это­му в лю­бой непро­стой или непо­нят­ной си­ту­а­ции де­ти убе­га­ют из до­ма к дру­зьям, на ули­цу, ищут со­ве­та в со­ци­аль­ных се­тях.

Очень на­де­юсь, что я смо­гу пе­ре­сту­пить че­рез свои пред­став­ле­ния о том, ка­ким дол­жен быть мой ре­бе­нок, не на­вя­зы­вать ему свои ожи­да­ния и по­ни­мать, что че­ло­век на­про­тив ме­ня – не толь­ко мой ре­бе­нок, а лич­ность, ко­то­рая про­хо­дит свои ис­пы­та­ния в этом во­пло­ще­нии, в этой жиз­ни.

И мое пред­на­зна­че­ние ря­дом с этой лич­но­стью – по­мо­гать и быть ма­я­ком.

Не нуж­но ждать, что «при­ле­тит вол­шеб­ник» и по­да­рит клю­чи от но­во­го до­ма – эта лег­кая по­бе­да не при­не­сет удо­вле­тво­ре­ния. Нуж­но вый­ти и на­чать по­ис­ки

Что для вас «на­сто­я­щее»?

Это мо­мент, в ко­то­ром я сей­час на­хо­жусь. Я не ве­рю, что есть лю­ди, ко­то­рые на­хо­дят­ся все­це­ло в на­сто­я­щем. Мыс­ли все­гда бе­га­ют у че­ло­ве­ка – он ухо­дит то в про­шлое, то в бу­ду­щее.

И это нор­маль­но, не нуж­но это­му про­ти­во­сто­ять, по­то­му что в та­кие мо­мен­ты про­ис­хо­дит ана­лиз и со­по­став­ле­ние. Важ­но не за­стрять в про­шлом или в бу­ду­щем. На­ве­дал­ся, за­гля­нул, быст­ро все по­смот­рел, раз­ло­жил по по­лоч­кам, на­бро­сал марш­рут – вер­нул­ся в на­сто­я­щее и идешь даль­ше.

Важ­но, на­чи­ная но­вый путь в бу­ду­щее, от­толк­нуть­ся имен­но от те­ку­щей точ­ки, а не от са­мо­го бу­ду­ще­го. У ме­ня это по­лу­ча­ет­ся, мне

ка­жет­ся. Я умею се­бя воз­вра­щать в на­сто­я­щее, несмот­ря на то, что у ме­ня, как и у боль­шин­ства лю­дей, есть трав­мы под­рост­ко­во­го пе­ри­о­да, ко­то­рые оста­ют­ся с на­ми на всю жизнь. Я чув­ствую по­мощь Все­лен­ной. Осо­бен­но ост­ро она ощу­ща­ет­ся, ко­гда все ру­шит­ся в жиз­ни. Мо­гу ска­зать, что я при­шел к ве­ре че­рез ло­ги­ку.

Ве­ра воз­вра­ща­ет вас в на­сто­я­щее?

Мне по­мо­га­ет ве­ра в свое сча­стье. Я не ве­рю ни в рай, ни в ад. Я счи­таю, что и рай, и ад – на зем­ле, каж­дый день, каж­дую ми­ну­ту, ко­то­рую мы про­жи­ва­ем и во вре­мя ко­то­рой де­ла­ем вы­бор. И толь­ко от нас за­ви­сит, что вы­брать – тем­ное или свет­лое. Имен­но эта ве­ра по­мо­га­ет мне в жиз­ни и в твор­че­стве. Ино­гда я чув­ствую, что некая си­ла осве­ща­ет путь, и на­чи­наю ви­деть, ло­вить зву­ча­ние, «но­ты», ко­то­рые мож­но пе­ре­ло­жить на бу­ма­гу в ви­де ро­ма­на или му­зы­каль­но­го про­из­ве­де­ния, а мож­но и во­пло­тить в ви­де блюд, ко­то­рые го­то­вишь.

По­го­во­рим о бу­ду­щем. Ка­ким вы ви­ди­те се­бя че­рез 10 лет?

Я не ду­маю о том, что про­изой­дет в бу­ду­щем. Я фи­ло­соф­ски от­но­шусь к сво­е­му де­лу и не при­вя­зы­ва­юсь к это­му – про­сто де­лаю то, что при­но­сит мне удо­воль­ствие. У ме­ня нет ка­ких­то пла­нов по раз­ме­ру сво­их го­но­ра­ров – день­ги са­ми при­хо­дят, ко­гда мы ста­ра­ем­ся, тру­дим­ся и лю­бим то де­ло, ко­то­рое со­вер­ша­ем. Я во­об­ще не уве­рен, что бу­ду пи­сать книги че­рез 10 лет. Мо­жет быть, я от­крою свой ре­сто­ран и «рас­тво­рюсь» на кухне…

Ка­ким я бу­ду че­рез 10 лет? На­де­юсь, что я так же бу­ду лю­бить ту жизнь, ко­то­рую про­жи­ваю, и се­бя в этой жиз­ни. Я про­жи­ваю яр­кую, сво­бод­ную, от­кры­тую, не все­гда ров­ную, по­рой про­ти­во­ре­чи­вую, но лю­би­мую жизнь. И мне очень хо­чет­ся со­хра­нить эту лю­бовь как мож­но на доль­ше. Сей­час для ме­ня са­мая ак­ту­аль­ная те­ма – вы­стро­ить от­но­ше­ния с соб­ствен­ным те­лом. Я сей­час не о лиш­нем ве­се го­во­рю, а в це­лом о те­ле.

Пси­хо­ло­ги счи­та­ют, что те­ло – это на­ши гра­ни­цы. Ко­гда мы ду­ма­ем о те­ле, мы под­ра­зу­ме­ва­ем лич­ное про­стран­ство.

Есть ли эти гра­ни­цы? Для ме­ня их нет. Я про­тив вся­ких гра­ниц, но об­ще­при­ня­тые вы­нуж­ден со­блю­дать, на­при­мер, на пас­порт­ном кон­тро­ле (сме­ет­ся). В лю­бом слу­чае я ста­ра­юсь пре­одо­ле­вать все гра­ни­цы, быть от­кры­тым, и де­лаю это с лю­бо­вью.

Ре­бе­нок дол­жен знать, по­ни­мать и осо­зна­вать: что бы с ним ни слу­чи­лось, ка­кое бы ре­ше­ние он ни при­нял – до­ма его ждут, ему ра­ды и все­гда по­мо­гут

Как вы ду­ма­е­те, что де­ла­ет ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние клас­си­кой?

Ве­ли­кие про­из­ве­де­ния бе­се­ду­ют с чи­та­те­лем. Вре­мя идет, чи­та­те­ли ме­ня­ют­ся, из­ме­ня­ет­ся язык для об­ще­ния с ни­ми… Но у про­из­ве­де­ний, став­ших клас­си­кой, есть ка­кая-то вол­шеб­ная спо­соб­ность увле­кать чи­та­те­лей со­вер­шен­но раз­ных вре­мен. Это книги-со­бе­сед­ни­ки, это энер­гия, ко­то­рая на­по­ми­на­ет че­ло­ве­ку о веч­ном. Они не под­власт­ны вре­ме­ни. На­при­мер, кни­га Хар­пер Ли «Убить пе­ре­смеш­ни­ка». Я убеж­ден, что она бу­дет жить еще очень дол­го: в ней есть од­но­вре­мен­но и свой язык, и еди­ный язык вре­ме­ни. Та­кие книги рас­ска­зы­ва­ют о веч­ном, о доб­ре, о том, что лю­бовь по­беж­да­ет зло, а труд­но­сти на­до при­ни­мать и пре­одо­ле­вать с му­же­ством. И еще они го­во­рят о том, что жизнь бы­ва­ет раз­ной – жест­кой, же­сто­кой, мяг­кой и изыс­кан­ной, и в этом ее осо­бен­ность.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.