Б 

В У -          . А         —  —  -. Т        . Н  

Korrespondent - - ЖИЗНЬ - Де­нис Лав­ни­ке­вич

“Вільні лю­ди мають зброю”? На­вер­ное, да. “Граж­дан” от “на­се­ле­ния” от­ли­ча­ет пра­во на ору­жие. Но вот ору­жие за­кон­но куп­ле­но. Что даль­ше, ес­ли воз­ник­ла необ­хо­ди­мость ис­поль­зо­вать его для за-

щи­ты се­бя или близ­ких? А ни­че­го: “ко­рот­ко­ствол” в Укра­ине обыч­ным граж­да­нам недо­сту­пен. Но неко­то­рым ка­те­го­ри­ям все же иметь его мож­но, и глав­ная ла­зей­ка для его при­об­ре­те­ния — на­град­ное ору­жие. А при­ме­нить длин­но­стволь­ное для за­щи­ты се­бя и сво­их близ­ких — на­до очень силь­но су- меть. Тем не ме­нее в Укра­ине уже есть пре­це­ден­ты — об этом ни­же. Но да­же в США, ко­то­рые у нас при­ня­то счи­тать при­ме­ром по ча­сти пра­ва граж­дан на во­ору­жен­ную са­мо­за­щи­ту, еще не­дав­но бы­ло не все так про­сто. И толь­ко от­но­си­тель­но не­дав­но юри­стам да­ли внят­ные ори­ен­ти­ры. Да, вто­рая по­прав­ка к Кон­сти­ту­ции США га­ран­ти­ро­ва­ла пра­во граж­дан на хра­не­ние и но­ше­ние ору­жия. По­прав­ка всту­пи­ла в си­лу 15 де­каб­ря 1791 го­да, од­но­вре­мен­но с осталь­ны­ми по­прав­ка­ми, вхо­дя­щи­ми в билль о пра­вах.

Но там шла речь о пра­ве на­ро­да на вос­ста­ние в том слу­чае, ес­ли пра­ви­тель­ство США гру­бо на­ру­шит пра­ва аме­ри­кан­цев и Кон­сти­ту­цию. Од­на­ко в 2008 го­ду Вер­хов­ный суд США вы­нес ис­то­ри­че­ское ре­ше­ние, уточ­нив, что вто­рая по­прав­ка да­ет граж­да­нам пра­во на ис­поль­зо­ва­ние ору­жия для за­кон­ных це­лей, та­ких как са­мо­обо­ро­на в до­ме. А нега­тив­но-за­пре­ти­тель­ный под­ход к пра­ву ря­до­вых граж­дан на вла­де­ние ору­жи­ем ха­рак­те­рен преж­де все­го для ав­то­ри­тар­ных стран — тех, ко­то­рые не до­ве­ря­ют соб­ствен­ным граж­да­нам и бо­ят­ся их. И на­обо­рот: усто­яв­ши­е­ся де­мо­кра­тии в боль­шин­стве слу­ча­ев спо­кой­но от­но­сят­ся к то­му, что их граж­дане в рам­ках за­ко­на вла­де­ют ог­не­стрель­ным ору­жи­ем. Укра­и­на в этом смыс­ле — стра­на пе­ре­ход­но­го ти­па. Де­мо­кра­тия есть, но мо­ло­дая и неопыт­ная. Плюс отяг­ча­ю­щие фак­то­ры в ви­де во­ору­жен­но­го кон­флик­та на во­сто­ке стра­ны, ка­та­стро­фи­че­ско­го недо­ве­рия граж­дан ко всем вет­вям вла­сти и эко­но­ми­че­ской неста­биль­но­сти.

ПРЕЦЕДЕНТ: УБИЛ, ЗАЩИЩАЯСЬ, И БЫЛ ПРАВ

27 мар­та 2017 го­да позд­но ве­че­ром груп­па зло­умыш­лен­ни­ков в ме­ди­цин­ских мас­ках ворвалась в дом част­ных пред­при­ни­ма­те­лей в се­ле Су­хо­лу­чье Вы­ш­го­род­ско­го рай­о­на. Позд­нее в ГУ НП Ки­ев­ской об­ла­сти рас­ска­за­ли, что зло­умыш­лен­ни­ки, во­ору­жен­ные пи­сто­ле­том, ло­мом и но­жа­ми, раз­бив ок­на, про­ник­ли в дом и на­па­ли на 40-лет­нюю жен­щи­ну, ко­то­рая на кухне пер­во­го эта­жа мы­ла по­су­ду. Ее ста­ли из­би­вать, тре­буя от­дать все име­ю­щи­е­ся день­ги и дра­го­цен­но­сти из сей­фа. Кри­ки ма­те­ри услы­ша­ла 11-летняя доч­ка, ко­то­рая сра­зу раз­бу­ди­ла от­ца, Сер­гея Ва­куль­чи­ка, — он от­ды­хал в ком­на­те на вто­ром эта­же до­ма. Прос­нув­шись и услы­шав кри­ки же­ны, муж­чи­на схва­тил свой

за­ре­ги­стри­ро­ван­ный охот­ни­чий ка­ра­бин Haenel Jeger и, спус­ка­ясь вниз по лест­ни­це, сде­лал пре­ду­пре­ди­тель­ный вы­стрел. Трое на­па­дав­ших сра­зу убе­жа­ли, но чет­вер­тый про­дол­жал из­би­вать жен­щи­ну.

“43-лет­ний вла­де­лец до­ма вы­стре­лил в на­па­дав­ше­го, бла­го­да­ря че­му осво­бо­дил ис­пу­ган­ную же­ну и во­об­ще спас жизнь се­бе и род­ным. От по­лу­чен­но­го ог­не­стрель­но­го ра­не­ния [в го­ло­ву] пре­ступ­ник сра­зу умер. Им ока­зал­ся 40-лет­ний без­ра­бот­ный и неод­но­крат­но су­ди­мый жи­тель Сум­ской об­ла­сти”, — го­во­рит­ся в со­об­ще­нии по­ли­ции. По­сле при­бы­тия пра­во­охра­ни­те­лей на тер­ри­то­рии рай­о­на был вве­ден опе­ра­тив­ный план Пе­ре­хват, а для ро­зыс­ка на­па­дав­ших за­дей­ство­ва­ли весь лич­ный со­став Вы­ш­го­род­ской по­ли­ции. “В те­че­ние ча­са пра­во­охра­ни­те­ли разыс­ка­ли и за­дер­жа­ли в ле­со­по­сад­ке двух по­до­зре­ва­е­мых, ко­то­рые пы­та­лись скрыть­ся от пра­во­су­дия. Еще од­но­го раз­бой­ни­ка за­дер­жа­ла груп­па ре­а­ги­ро­ва­ния пат­руль­ной по­ли­ции. В его транс­порт­ном сред­стве изъ­яли пи­сто­лет, но­жи, ра­дио­стан­ции, лом”, — рас­ска­за­ли по­ли­цей­ские. Как ока­за­лось, эти трое по­до­зре­ва­е­мых — граж­дане Рос­сии. Их за­дер­жа­ли по ст. 208 УПК. Та­к­же сле­до­ва­те­ли Вы­ш­го­род­ско­го от­де­ла по­ли­ции от­кры­ли уго­лов­ные производства по ч. 3 ст. 187 (раз­бой). И еще от­кры­ли про­из­вод­ство по ст. 118 (умыш­лен­ное убий­ство при пре­вы­ше­нии пре­де­лов необ­хо­ди­мой обо­ро­ны) УК — это уже в от­но­ше­нии хо­зя­и­на до­ма.

Од­на­ко муж­чи­ну, ко­то­рый убил гра­би­те­ля, не ста­ли за­дер­жи­вать. А уже 29 мар­та сле­до­ва­тель На­ци­о­наль­ной по­ли­ции Дмит­рий Па­дал­ко по со­гла­со­ва­нию с про­ку­ра­ту­рой сво­им по­ста­нов­ле­ни­ем за­крыл уго­лов­ное про­из­вод­ство в от­но­ше­нии Ва­куль­чи­ка. Нар­деп от На­род­но­го фрон­та Ан­тон Ге­ра­щен­ко на сво­ей стра­ни­це в Facebook так это про­ком­мен­ти­ро­вал: “Каж­дый име­ет пра­во за­щи­щать се­бя, свою се­мью и свой дом от неза­кон­ных по­ся­га­тельств — с ору­жи­ем в ру­ках! По про­це­ду­ре, преду­смот­рен­ной УПК в та­ких слу­ча­ях, бы­ло на­ча­то рас­сле­до­ва­ние, ко­то­рое уста­но­ви­ло, что гла­ва се­мьи по­сту­пил за­кон­но и пра­виль­но, при­ме­нив ору­жие для за­щи­ты сво­е­го до­ма и сво­ей се­мьи. Уго­лов­ный ко­декс ч. 5 ст. 36 преду­смат­ри­ва­ет пол­ное осво­бож­де­ние от от­вет­ствен­но­сти в слу­чае, ес­ли граж­да­нин за­щи­ща­ет свой дом от про­ти­во­прав­ных по­ся­га­тельств”.

В свою оче­редь, 8 ап­ре­ля 2017 го­да гла­ва по­ли­ции Ки­ев­ской об­ла­сти Дмит­рий Це­нов и его за­ме­сти­тель Ан­дрей Не­бы­тов на­гра­ди­ли Ва­куль­чи­ка имен­ны­ми на­руч­ны­ми ча­са­ми и бла­го­дар­но­стью. “Сво­и­ми сме­лы­ми дей­стви­я­ми муж­чи­на су­мел на­пу­гать дру­гих на­па­дав­ших, за­щи­тить не толь­ко соб­ствен­ный дом от ограб­ле­ния, но и спа­сти жизнь се­бе и род­ным”, — го­во­ри­лось в со­об­ще­нии об­ласт­ной по­ли­ции. Ком­мен­ти­руя эту ис­то­рию, спи­кер Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел Ар­тем Шев­чен­ко за­явил, что муж­чи­на по­ка­зал хо­ро­ший при­мер са­мо­за­щи­ты и до­сто­ин по­ощ­ре­ния за по­мощь в обез­вре­жи­ва­нии осо­бо опас­ной бан­ды. Боль­ше чем че­рез год, 26 мая 2018 го­да, кол­ле­гия су­дей Вто­рой су­деб­ной па­ла­ты Кас­са­ци­он­но­го уго­лов­но­го су­да Вер­хов­но­го су­да под­твер­ди­ла пра­во на ли­ше­ние жиз­ни при за­щи­те от на­па­де­ния груп­пы лиц, ко­то­рые про­ти­во­прав­но вторг­лись в жи­ли­ще. Тут пред­ме­том раз­би­ра­тель­ства ста­ло дру­гое де­ло: при­го­вор Ко­ло­мый­ско­го гор­рай­су­да Ива­но-Фран­ков­ской об­ла­сти от 7 мар­та 2017 го­да, по ко­то­ро­му че­ло­век был осуж­ден по ст. 118 УК к на­ка­за­нию в ви­де ли­ше­ния сво­бо­ды сро­ком на два го­да. Его при­зна­ли ви­нов­ным по ин­ци­ден­ту, про­изо­шед­ше­му 3 мар­та 2014 го­да, ко­гда он в соб­ствен­ном до­ме, защищаясь от неза­кон­но­го про­ник­но­ве­ния в жи­ли­ще и на­па­де­ния со сто­ро­ны двух зло­умыш­лен­ни­ков, на­нес од­но­му из них ку­хон­ным но­жом один удар в грудь — в ре­зуль­та­те на­па­дав­ший в тот же ве­чер скон­чал­ся в боль­ни­це.

В ито­ге судьи Кас­са­ци­он­но­го уго­лов­но­го су­да Вер­хов­но­го су­да при­шли к вы­во­ду, что смерть по­тер­пев­ше­му осуж­ден­ный “при­чи­нил, на­хо­дясь в со­сто­я­нии необ­хо­ди­мой обо­ро­ны, в це­лях предот­вра­ще­ния про­ти­во­прав­но­го на­силь­ствен­но­го втор­же­ния в свое жи­ли­ще и за­щи­ты от на­па­де­ния груп­пы лиц”. Со­глас­но ч. 5 ст. 36 УК та­кие дей­ствия не вле­кут за со­бой уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, по­это­му при­го­вор под­ле­жит от­мене, а уго­лов­ное де­ло — за­кры­тию в свя­зи с от­сут­стви­ем в де­я­нии со­ста­ва пре­ступ­ле­ния.

Во вто­ром эпи­зо­де са­мо­за­щи­та осу­ществ­ля­лась не ог­не­стрель­ным ору­жи­ем, да­же не хо­лод­ным (ку­хон­ный нож к та­ко­во­му не от­но­сит­ся), но в сво­ем за­клю­че­нии ВС ука­зал на то, что в дан­ном слу­чае это не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния, важ­на толь­ко си­ту­а­ция, в ко­то­рой был убит на­па­дав­ший.

ТАК ЗАЩИЩАТЬСЯ МОЖ­НО?

Пре­вы­ше­ние пре­де­лов необ­хо­ди­мой обо­ро­ны — клю­че­вое об­сто­я­тель­ство, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го мо­гут по­стра­дать те, кто за­щи­тил се­бя с ору­жи­ем в ру­ках. До недав­не­го вре­ме­ни хо­ди­ла неве­се­лая шут­ка: “Пусть луч­ше двое кон­во­и­ру­ют, чем чет­ве­ро несут”. Увы, для этого бы­ли ос­но­ва­ния — су­ды неред­ко при­зна­ва­ли ви­нов­ны­ми за­щи­щав­ших­ся. В разъ­яс­не­нии Вер­хов­но­го су­да ска­за­но, что к кри­те­ри­ям опре­де­ле­ния пра­во­мер­но­сти необ­хо­ди­мой обо­ро­ны от­но­сят­ся: на­ли­чие об­ще­ствен­но опас­но­го по­ся­га­тель­ства, его дей­стви­тель­ность и объ­ек­тив­ная реальность, гра­ни­цы за­щит­ных дей­ствий, ко­то­рые не пре­вы­ша­ли пре-

де­лов необ­хо­ди­мо­сти, а ущерб ли­цу, осу­ществ­ля­ю­ще­му по­ся­га­тель­ства, не пре­вы­шал то­го, ко­то­рый для этого необ­хо­дим. “Вме­сте с тем, со­глас­но ч. 5 ст. 36 УК не­за­ви­си­мо от тя­же­сти вреда, при­чи­нен­но­го по­ся­га­ю­ще­му, не яв­ля­ет­ся пре­вы­ше­ни­ем пре­де­лов необ­хо­ди­мой обо­ро­ны и не вле­чет уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти при­ме­не­ние ору­жия или лю­бых дру­гих средств или пред­ме­тов для за­щи­ты от на­па­де­ния во­ору­жен­но­го ли­ца или на­па­де­ния груп­пы лиц, а та­к­же для предот­вра­ще­ния про­ти­во­прав­но­го на­силь­ствен­но­го втор­же­ния в жи­ли­ще или иное по­ме­ще­ние, — гла­сит ре­ше­ние кол­ле­гии су­дей ВС от 26 мая 2018 го­да. — То есть за­кон преду­смат­ри­ва­ет ис­клю­че­ния из об­ще­го пра­ви­ла о том, что при необ­хо­ди­мой обо­роне ли­цо, защищаясь, долж­но при­дер­жи­вать­ся опре­де­лен­ных гра­ниц, на­но­ся вред по­ся­га­ю­ще­му. Эти­ми ис­клю­че­ни­я­ми яв­ля­ют­ся: нападение во­ору­жен­но­го ли­ца, нападение груп­пы лиц или про­ти­во­прав­ное на­силь­ствен­ное втор­же­ние в жи­ли­ще или иное по­ме­ще­ние. В та­ких слу­ча­ях вред, при­чи­нен­ный по­ся­га­ю­ще­му ли­цу, не огра­ни­чен ни­ка­ки­ми пре­де­ла­ми, вплоть до ли­ше­ния его жиз­ни”.

“Но, ко­неч­но, этого [трех пе­ре­чис­лен­ных усло­вий] недо­ста­точ­но, что­бы опи­сать все си­ту­а­ции, ко­то­рые мо­гут воз­ник­нуть, — ска­зал Кор­ре­спон­ден­ту Геор­гий Учай­кин, ру­ко­во­ди­тель Укра­ин­ской ас­со­ци­а­ции вла­дель­цев ору­жия. — Де-юре воз­мож­но­сти для са­мо­за­щи­ты есть, де-фа­кто воз­мож­но­сти ча­сто нет, по­сколь­ку не раз­ре­ше­но вла­де­ние ко­рот­ко­стволь­ным ог­не­стрель­ным ору­жи­ем. Так что, ес­ли вас встре­тит на ули­це груп­па во­ору­жен­ных гра­би­те­лей, вы име­е­те все шан­сы пе­ре­ме­стить­ся на два мет­ра под зем­лю. Хо­тя име­ли пол­ное юри­ди­че­ское пра­во за­щи­тить се­бя”. “В за­коне долж­ны быть мак­си­маль­но чет­ко про­пи­са­ны си­ту­а­ции при­ме­не­ния ору­жия. Хо­тя у нас есть за­ко­но­да­тель­ные нор­мы, опи­сы­ва­ю­щие са­мо­обо­ро­ну, и са­ми по се­бе они до­воль­но непло­хи, — счи­та­ет Ни­ко­лай Ми­ку­лич, ин­струк­тор по ог­не­вой под­го­тов­ке. — Но каж­дый сле­до­ва­тель про­ку­ра­ту­ры ста­ра­ет­ся по­са­дить вся­ко­го, кто дей­ство­вал в рам­ках са­мо­за­щи­ты — им пы­та­ют­ся при­шить так на­зы­ва­е­мое пре­вы­ше­ние необ­хо­ди­мой са­мо­обо­ро­ны, ес­ли на­па­дав­ший силь­но по­стра­дал”.

“НЕНАЧАСІ”

Суть про­бле­мы в том, что пре­ступ­ни­ки и без то­го во­ору­жа­ют­ся по соб­ствен­но­му же­ла­нию, не спра­ши­вая раз­ре­ше­ния у го­су­дар­ства.

При этом ко­рот­ко­стволь­ное ору­жие в граж­дан­ском обо­ро­те за­пре­ще­но, а по­ли­ция — “не успе­ва­ет”. Бу­де­те горь­ко сме­ять­ся, но обо­рот ору­жия граж­дан­ски­ми ли­ца­ми в Укра­ине ре­гу­ли­ру­ет­ся… при­ка­зом МВД (не за­ко­ном!) от 21 ав­гу­ста 1998 го­да № 622, пусть и с мно­го­чис­лен­ны­ми до­пол­не­ни­я­ми-из­ме­не­ни­я­ми.

Но ко­гда раз­го­вор за­хо­дит о ле­га­ли­за­ции вла­де­ния “ко­рот­ко­ство­лом” (чи­тай: пи­сто­ле­та­ми), очень мно­гие обы­ва­те­ли вос­при­ни­ма­ют про­бле­му в лоб: “Поз­воль им иметь ору­жие, так они же все по­стре­ля­ют друг дру­га!” На са­мом де­ле бо­ят­ся ино­го: хо­ро­шо во­ору­жен­ных граж­дан ку­да слож­нее за­ста­вить от­ка­зать­ся от за­щи­ты их за­кон­ных прав — на жизнь, на иму­ще­ство, на непри­кос­но­вен­ность.

Это под­твер­жда­ет и прак­ти­ка стран, ко­то­рые в раз­ное вре­мя раз­ре­ша­ли на­се­ле­нию но­сить граж­дан- ское ору­жие или, на­обо­рот, вво­ди­ли на него за­прет. В 1996 го­ду пра­ви­тель­ство Ав­стра­лии за­пре­ти­ло вла­де­ние мно­ги­ми ви­да­ми ог­не­стрель­но­го ору­жия. Чис­ло во­ору­жен­ных ограб­ле­ний за во­семь лет дей­ствия за­ко­на вы­рос­ло на 59%. В Гер­ма­нии, на­обо­рот, в кон­це 1960-х бы­ло раз­ре­ше­но вла­деть ору­жи­ем — се­год­ня на ру­ках у граж­дан на­хо­дит­ся 10 млн еди­ниц ле­галь­но­го ог­не­стрель­но­го ору­жия. Но об­щее чис­ло пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с при­ме­не­ни­ем ору­жия, за пе­ри­од с 1971 по 1994 год со­кра­ти­лось на 60%.

В со­сед­ней Мол­до­ве граж­да­нам с 1998 го­да раз­ре­ше­но иметь и но­сить пи­сто­ле­ты и ре­воль­ве­ры. Ре­зуль­тат: пре­ступ­ность упа­ла по­чти вдвое, а по тяж­ким пре­ступ­ле­ни­ям спад ока­зал­ся еще бо­лее зна­чи­тель­ным. К 2003 го­ду в част­ном вла­де­нии на­хо­ди­лось око­ло 6 тыс. еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия (в том чис­ле на­рез­но­го), да­лее еже­год­но при­об­ре­та­лось свы­ше 800 пи­сто­ле­тов, но “гром­ких” слу­ча­ев при­ме­не­ния ле­галь­но­го ору­жия в кри­ми­наль­ных це­лях прак­ти­че­ски не бы­ло. При этом Мол­до­ва, по дан­ным ВОЗ, ста­биль­но вхо­дит в первую трой­ку стран с са­мым вы­со­ким по­треб­ле­ни­ем ал­ко­го­ля. Ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция бы­ла в Лит­ве и Лат­вии: там по­сле ле­га­ли­за­ции “ко­рот­ко­ство­ла” ко­ли­че­ство на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний со­кра­ти­лось по­чти в шесть раз. В Эсто­нии по­сле раз­ре­ше­ния но­ше­ния и хра­не­ния граж­дан­ско­го на­рез­но­го ору­жия улич­ная пре­ступ­ность упа­ла по­чти на 80%.

“Ко­гда при са­мо­обо­роне че­ло­век, за­щи­ща­ю­щий­ся от двух­трех от­мо­роз­ков, ко­го-то уби­ва­ет, то это не пло­хо, что вы­рос­ло чис­ло убийств, это он убил тех, кто сам уби­вал и ка­ле­чил дру­гих лю­дей”, — ска­зал Кор­ре­спон­ден­ту Ми­ку­лич.

“По­сле при­ня­тия за­ко­на, ко­то­рый раз­ре­шит ле­галь­ный обо­рот ко­рот­ко­стволь­но­го ору­жия, я ду­маю, по­на­ча­лу бу­дет ка­кой-то рост чис­ла убийств, по­ка на­па­да­ю­щие на ули­цах не пой­мут, что лю­ди мо­гут быть во­ору­же­ны. И по­ка не пе­ре­са­жа­ют всех ду­рач­ков, ко­то­рые ку­пи­ли пи­сто­лет и ре­ши­ли его при­ме­нить в лю­бой бы­то­вой си­ту­а­ции, — уве­рен Ми­ку­лич. — А по­сле этого бу­дет на­мно­го бо­лее куль­тур­ное об­ще­ство, лю­ди бу­дут с боль­шей опас­кой от­но­сить­ся друг к дру­гу и не спе­шить вы­бе­гать на ко­го-то с мон­ти­ров­кой, но­жом… Не бу­дут на­па­дать на ули­це, зная, что лю­бой че­ло­век мо­жет быть во­ору­жен ле­таль­ным ору­жи­ем”.

НЕ РЕШАЮТСЯ

Глав­ный во­ен­ный про­ку­рор Ана­то­лий Ма­тиос в фев­ра­ле 2018 го­да за­явил, что в Укра­ине сле­ду­ет ле­га­ли­зо­вать ры­нок ору­жия, что­бы умень­шить уро­вень пре­ступ­но­сти. “Что де­ла­ет укра­и­нец? Тя­нет до­мой все, а из до­ма — ни­че­го. Гра­на­та, па­тро­ны, пи­сто­лет — на вся­кий слу­чай. Вы не ви­ди­те, что чуть ли не еже­днев­но бы­то­вые раз­бор­ки за­кан­чи­ва­ют­ся гра­на­то­ме­та­ни­ем? По мо­е­му убеж­де­нию, ле­га­ли­зи­руй­те ры­нок и объ­ем ору­жия. Сде­лай­те это с вме­ня­е­мы­ми пра­ви­ла­ми: ты дее­спо­со­бен, стал на учет, за­ре­ги­стри­ро­вал ору­жие. Ес­ли убьешь ко­го-то со­зна­тель­но — те­бя при­вле­кут за это к от­вет­ствен­но­сти. Од­на­ко ко­гда гра­би­тель бу­дет знать, что ему в лоб мо­гут вы­стре­лить, то не пой­дет на пре­ступ­ле­ние”, — объ­яс­нил Ма­тиос свою по­зи­цию.

В 2016 го­ду мно­гие укра­ин­цы (36 тыс. го­ло­сов при необ­хо­ди­мых 25 тыс.) под­пи­са­ли пе­ти­цию о при­ня­тии за­ко­на о сво­бод­ном вла­де­нии ору­жи­ем — она со­бра­ла до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство го­ло­сов и по­па­ла на рас­смот­ре­ние к Пре­зи­ден­ту. Од­на­ко Петр По­ро­шен­ко от­ка­зал­ся вне­сти в Ра­ду со­от­вет­ству­ю­щий за­ко­но­про­ект, за­явив, что 82% укра­ин­цев вы­сту­па­ют про­тив. Прав­да, в мае 2017 го­да опрос со­цио­ло­ги­че­ской груп­пы Рей­тинг по­ка­зал, что про­тив ле­га­ли­за­ции “ог­не­стре­ла” вы­сту­па­ют 77 % укра­ин­цев. 18% ре­спон­ден­тов под­дер­жи­ва­ют по­доб­ную ини­ци­а­ти­ву и 5% не име­ют мне­ния это­му по по­во­ду. А по ре­зуль­та­там ис­сле­до­ва­ний цен­тра Sphera, за при­ня­тие за­ко­на об обо­ро­те ору­жия для са­мо­за­щи­ты вы­сту­па­ют 93% укра­ин­цев, про­тив — 2%.

“По во­про­су пре­вы­ше­ния са­мо­обо­ро­ны есть ряд за­ко­но­про­ек­тов, в том чис­ле один мой. Здесь нуж­ны чет­кие пра­ви­ла при­ме­не­ния ору­жия, — ска­зал Кор­ре­спон­ден­ту на-

рдеп Игорь Ла­пин. — Что­бы убрать из за­ко­но­да­тель­ства субъ­ек­тив­ный фак­тор, где сле­до­ва­тель оце­ни­ва­ет, а бы­ло ли пре­вы­ше­ние са­мо­обо­ро­ны, не пе­ре­бор­щил ли стре­лок, ко­гда вы­стре­лил из пи­сто­ле­та в на­па­дав­ше­го с но­жом. Ес­ли сле­до­ва­те­ли бу­дут так оце­ни­вать, то у нас все, кто за­щи­щал­ся с ору­жи­ем, ся­дут”.

По дан­ным Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел Укра­и­ны, в стране на на­ча­ло 2017 го­да бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но 909 тыс. еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия — речь идет об охот­ни­чьи ру­жья и ка­ра­би­ны. Та­к­же с 2014 го­да у граж­дан Укра­и­ны зна­чи­тель­но вы­рос­ло ко­ли­че­ство неле­галь­но­го ору­жия. Бо­лее то­го, на чер­ном рын­ке оно те­перь упа­ло в цене. Учай­кин в сво­их ком­мен­та­ри­ях в СМИ утвер­жда­ет, что все­го в Укра­ине за­ре­ги­стри­ро­ва­но око­ло 2,5 млн вла­дель­цев ору­жия, а неле­галь­ных вла­дель­цев — по­ряд­ка 5 млн.

“Мож­но пой­ти, офор­мить ли­цен­зию и ку­пить на­рез­ной ка­ра­бин. Они есть в про­да­же, вклю­чая круп­но­ка­ли­бер­ные снай­пер­ские вин­тов­ки, ко­то­рые про­да­ют­ся как охот­ни­чьи ка­ра­би­ны, — го­во­рит Ми­ку­лич. — У нас мож­но ку­пить вин­тов­ку ка­либ­ра 12,7 мм — это од­на из са­мых мощ­ных стрел­ко­вых си­стем на во­ору­же­нии в ар­ми­ях ми­ра, про­би­ва­ет три бро­не­жи­ле­та. И та­кое у нас про­да­ет­ся — мож­но пой­ти и ку­пить за 300 тыс. грн, за 600 тыс. грн. А ав­то­мат Ка­лаш­ни­ко­ва, у ко­то­ро­го про­сто убра­ли ре­жим оче­ре­ди, сто­ит око­ло 15 тыс. грн. Так что че­ло­век, же­ла­ю­щий на­тво­рить ка­ких-то глу­по­стей, вполне мо­жет это сделать”. В во­про­се ле­га­ли­за­ции ог­не­стрель­но­го ору­жия речь в первую оче­редь идет о ко­рот­ко­стволь­ном: пи­сто­ле­тах и ре­воль­ве­рах, а та­к­же об из­ме­не­нии за­ко­нов о при­ме­не­нии ору­жия граж­да­на­ми для са­мо­обо­ро­ны. Дей­стви­тель­но, очень мно­гие укра­ин­цы хо­те­ли бы иметь лич­ное сред­ство са­мо­за­щи­ты и воз­мож­ность по­ла­гать­ся не толь­ко на по­ли­цию, но и на се­бя са­мих. “У нас за­пре­ще­но ко­рот­ко­стволь­ное ору­жие. По ло­ги­ке вла-

стей — по­то­му что оно ком­пакт­ное и поз­во­ля­ет скры­тое но­ше­ние. Но опять же, ес­ли я че­ло­век, ко­то­рый ре­шил со­вер­шить ка­кую-то глу­пость, по­след­нюю в жиз­ни, то что мне ме­ша­ет взять в рюк­зак ав­то­мат Ка­лаш­ни­ко­ва, при­е­хать и рас­стре­лять лю­дей? Для этого пи­сто­лет не ну­жен, — го­во­рит Ми­ку­лич. — Пи­сто­лет как раз ну­жен за­ко­но­по­слуш­но­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый не мо­жет но­сить с со­бой га­ба­рит­ное ору­жие… Лю­ди не ви­дят ору­жия, но оно с ва­ми, и в си­ту­а­ции улич­но­го на­па­де­ния оно вам мо­жет по­мочь”. По­ка без спе­ци­аль­но­го раз­ре­ше­ния мож­но ку­пить толь­ко га­зо­вые бал­лон­чи­ки или пнев­ма­ти­че­ское ору­жие ка­либ­ром не бо­лее 4,5 мм или ско­ро­стью по­ле­та пу­ли не бо­лее 100 м в се­кун­ду. Че­рез раз­ре­ше­ние мож­но ку­пить бо­лее мощ­ную пнев­ма­ти­ку, трав­ма­ти­че­ское ору­жие, охот­ни­чье глад­ко­стволь­ное и на­рез­ное ору­жие (вклю­чая вин­тов­ки и ка­ра­би­ны, то есть те же ав­то­ма­ты, толь­ко без ре­жи­ма ав­то­ма­ти­че­ской стрель­бы).

В ст. 263 Уго­лов­но­го ко­дек­са Укра­и­ны ука­за­но, что за неза­кон­ное но­ше­ние, хра­не­ние, сбыт ог­не­стрель­но­го ору­жия, взрыв­чат­ки и па­тро­нов гро­зит от трех до се­ми лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Лю­бой граж­да­нин, ко­то­ро­му ис­пол­нил­ся 21 год, име­ет пра­во ку­пить охот­ни­чье глад­ко­стволь­ное ору­жие, с 25 лет — охот­ни­чье на­рез­ное. Про­це­ду­ра? Она гро­мозд­кая, но неслож­ная и от­но­си­тель­но недо­ро­гая. Что­бы из­ба­вить­ся от ле­галь­но при­об­ре­тен­но­го ог­не­стрель­но­го ору­жия, его вла­де­лец дол­жен на­пи­сать в мест­ное от­де­ле­ние внут­рен­них дел за­яв­ле­ние об от­ка­зе от раз­ре­ше­ния на вла­де­ние ору­жи­ем. Да­лее под про­то­кол по опи­си сдать са­мо ору­жие, неис­поль­зо­ван­ные бо­е­при­па­сы и че­ки на их при­об­ре­те­ние.

Во­прос в том, что длин­но­стволь­ное ору­жие для са­мо­за­щи­ты прак­ти­че­ски непри­год­но. И по­то­му граж­дане оста­ют­ся без­за­щит­ны пе­ред хо­ро­шо во­ору­жен­ны­ми и мно­го­чис­лен­ны­ми пре­ступ­ни­ка­ми.

ЕС­ЛИ ГРАЖ­ДА­НИН ВО­ОРУ­ЖЕН: Ста­ти­сти­ка на­гляд­но по­ка­зы­ва­ет, что ко­ли­че­ство на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний сни­жа­ет­ся в ра­зы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.