ОК­СА­НА МАРКАРОВА, И. О. МИ­НИ­СТРА ФИ­НАН­СОВ:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ - Валерий Ли­то­нин­ский

“Ве­рю в сво­бод­ный ры­нок, в сво­бо­ду пред­при­ни­ма­тель­ства и в де­ре­гу­ля­цию”

Во вре­мя ва­ше­го ви­зи­та в Ин­до­не­зию МВФ опуб­ли­ко­вал свой прогноз раз­ви­тия ми­ро­вой эко­но­ми­ки. Там до­ста­точ­но жест­кие для Укра­и­ны ве­щи, сни­же­ние про­гно­за ро­ста ВВП до 2,7%, на­при­мер. Чем для нас чре­ва­ты та­кие про­гно­зы?

— Лю­бые из­ме­не­ния про­гно­зов — как от МВФ, так и от дру­гих ор­га­ни­за­ций — мы вни­ма­тель­но изу­ча­ем. Но я не ви­жу в этом ка­ких-то ка­та­стро­фи­че­ских по­след­ствий для Укра­и­ны. Мы уже ви­де­ли в этом го­ду од­но уточ­не­ние про­гно­за Все­мир­но­го бан­ка — сна­ча­ла на улуч­ше­ние, по­том на ухуд­ше­ние. Сей­час по­лу­чи­ли уточ­нен­ный немно­го ухуд­шен­ный прогноз от МВФ. Но мы же по­ни­ма­ем, что лю­бой прогноз — это толь­ко прогноз, он за­ви­сит от мно­гих фак­то­ров. Эко­но­ми­ка Укра­и­ны, с од­ной сто­ро­ны, за­ви­сит от ми­ро­вых цен на мно­гие ре­сур­сы, а с дру­гой — от тех мер, ко­то­рые мы при­мем внут­ри стра­ны: как бу­дем ра­бо­тать над фис­каль­ной дис­ци­пли­ной в от­но­ше­нии рас­хо­дов, нас­коль­ко под­дер­жим укра­ин­ский биз­нес, сколь­ко при­вле­чем до­пол­ни­тель­ных ин­ве­сти­ций, нас­коль­ко про­зрач­но про­ве­дем при­ва­ти­за­цию. И на­ши дей­ствия бо­лее су­ще­ствен­но вли­я­ют на нас, чем конъ­юнк­ту­ра ми­ро­во­го рын­ка. Нам нуж­но по­ни­мать рис­ки и управ­лять ими. И я ду­маю, что вли­я­ние от транс­ферт­но­го це­но­об­ра­зо­ва­ния (ис­ка­же­ние це­ны сдел­ки с це­лью ми­ни­ми­за­ции на­ло­гов) на эко­но­ми­ку Укра­и­ны се­го­дня су­ще­ствен­нее, чем от ко­ле­ба­ния цен на ми­ро­вых рын­ках.

Что вы мо­же­те ска­зать о рис­ке гло­баль­но­го ми­ро­во­го кри­зи­са, ко­то­рый вы­те­ка­ет из про­гно­за МВФ? По ва­ше­му мне­нию, необ­хо­ди­мо его рас­смат­ри­вать как ве­ро­ят­ный сце­на­рий?

— Какие воз­мож­ны по­след­ствия ми­ро­во­го кри­зи­са? Гло­баль­ный ка­пи­тал бу­дет ме­нее до­ступ­ным в первую оче­редь для та­ких стран, как Укра­и­на. Это нуж­но при­ни­мать во вни­ма­ние, по­то­му что мы за­ви­сим от ми­ро­вых рын­ков ка­пи­та­лов. В Укра­ине внут­рен­ний ры­нок очень неглу­бо­кий, а у нас в сле­ду­ю­щем го­ду ги­гант­ские вы­пла­ты по дол­гам, и при­дет­ся за­им­ство­вать сред­ства на внеш­них рын­ках, что­бы про­фи­нан­си­ро­вать де­фи­цит бюд­же­та. 418 млрд грн — это огром­ней­шая сум­ма. Ко­неч­но, это и об­слу­жи­ва­ние дол­га, и вы­пла­ты, в том чис­ле и внеш­ний, и внут­рен­ний долг.

У вас есть план Б на та­кой слу­чай?

— Наш план Б — он же и план А. Во-пер­вых, мы пла­ни­ру­ем про­дол­жать со­труд­ни­че­ство со всеми меж­ду­на­род­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми,

с ко­то­ры­ми уже ра­бо­та­ем. Это необ­хо­ди­мая ос­но­ва, что­бы под­дер­жать рост эко­но­ми­ки. И имен­но по­это­му мы го­во­рим с МВФ не о том, как за­вер­шить те­ку­щую про­грам­му, а о но­вой про­грам­ме на весь сле­ду­ю­щий год.

Программа МВФ необ­хо­ди­ма не толь­ко для то­го, что­бы под­дер­жи­вать ре­зер­вы, она еще и мар­кер для всех част­ных и ин­сти­ту­ци­о­наль­ных ин­ве­сто­ров, Все­мир­но­го бан­ка. Да­же мак­ро­фи­нан­со­вая по­мощь при­вя­за­на к про­грам­ме МВФ. Хо­тя мне ка­жет­ся, что Ев­ро­пей­ский со­юз дол­жен иг­рать клю­че­вую роль, ведь по­мощь от ЕС — это не про­сто кре­дит, это “идео­ло­ги­че­ская” по­мощь, ко­то­рая вы­те­ка­ет из на­ше­го дви­же­ния к ев­ро­ин­те­гра­ции. Есть це­лый ряд ин­ве­сти­ци­он­ных про­грамм, ко­то­рые мо­гут быть до­ступ­ны для стра­ны и че­рез Ев­ро­пей­ский ин­ве­сти­ци­он­ный банк, и че­рез дру­гие ин­сти­ту­ции.

Точ­но так же и с част­ны­ми ин­ве­сто­ра­ми. Сей­час, ко­гда я раз­го­ва­ри­ваю с ин­ве­сто­ра­ми, пер­вый во­прос, ко­то­рый они задают: что у вас там с МВФ? Но это же не тот во­прос, ко­то­рый ин­ве­сто­ры долж­ны за­да­вать. Они долж­ны спра­ши­вать, что у вас с бюд­же­том, как у вас вы­пол­ня­ет­ся бюд­жет.

Воз­мож­но, это про­ис­хо­дит по­то­му, что они зна­ют: ваш план А — он же есть и план Б?

— Что­бы у нас по­явил­ся план Б, нам нуж­но не бро­сить про­грам­му МВФ, а из нее вы­пу­стить­ся, ее нуж­но за­вер­шить и не нуж­дать­ся в сред­ствах МВФ в даль­ней­шем. Нам ни ра­зу по­ка не уда­лось это­го сде­лать в Укра­ине.

Усло­вия по­лу­че­ния тран­ша по EFF, ко­то­рые сто­ят пе­ред Укра­и­ной? По­лу­чим? Ко­гда?

— Меж­ду­на­род­ный ва­лют­ный фонд и Укра­и­на уже до­стиг­ли до­го­во­рен­но­сти на уровне спе­ци­а­ли­стов фон­да по но­вой про­грам­ме в фор­ма­те stand-by на $3,9 млрд. Речь идет о но­вой 14-ме­сяч­ной про­грам­ме, ко­то­рая за­ме­нит про­грам­му рас­ши­рен­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния (EFF).

Ка­ко­го ро­да клю­че­вые усло­вия обо­зна­че­ны в свя­зи с про­грам­мой Stand-by, что пред­ва­ри­тель­но одоб­ре­но?

— Со­гла­ше­ние еще под­ле­жит утвер­жде­нию ме­недж­мен­том МВФ и одоб­ре­нию со­ве­том ди­рек­то­ров. За­се­да­ние со­ве­та ожи­да­ет­ся в этом го­ду по­сле вы­пол­не­ния Укра­и­ной взя­тых на се­бя в ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров обя­за­тельств, а та­к­же при­ня­тия Вер­хов­ной Ра­дой ре­а­ли­стич­но­го и сба­лан­си­ро­ван­но­го го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Укра­и­ны на 2019 год. Есть ли в ка­кой-то из про­грамм усло­вие пе­ре­да­чи пол­но­мо­чий НАПК по про­вер­ке элек­трон­ных де­кла­ра­ций в ру­ки НА­БУ?

— Де­таль­ные усло­вия бу­дут про­пи­са­ны в ме­мо­ран­ду­ме.

ТРАНСФЕРТНОЕ ЦЕ­НО­ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЕ

Вы вспом­ни­ли трансфертное це­но­об­ра­зо­ва­ние. Что из­ме­нит­ся? — Трансфертное це­но­об­ра­зо­ва­ние — это при­о­ри­тет но­мер один, ес­ли го­во­рить о ре­фор­ме ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния на­ло­гов или об улуч­ше­ни­ях, ко­то­рые нуж­но сде­лать в фис­каль­ной сфе­ре. Здесь слож­ны­ми, но от­но­си­тель­но немно­го­чис­лен­ны­ми дей­стви­я­ми можно по­лу­чить су­ще­ствен­ные по­ступ­ле­ния для бюд­же­та, что при этом не при­ве­дет, да­же кос­вен­но, к уси­ле­нию дав­ле­ния на ма­лый или сред­ний биз­нес ли­бо на пред­при­ни­ма­те­лей. За­ко­но­да­тель­ство для это­го есть, нам ни­че­го не нуж­но ме­нять, что­бы эф­фек­тив­но ра­бо­тать. Это как раз тот слу­чай, ко­гда, как го­во­рит­ся, возь­ми и сде­лай. Нуж­но про­сто по­стро­ить в фис­каль­ной служ­бе от­дел по транс­ферт­но­му це­но­об­ра­зо­ва­нию и на­пол­нить его пер­со­на­лом. Боль­шин­ство на­ших экс­порт­ных про­дук­тов — это биржевой то­вар. По­нят­ны ме­то­ди­ки, как и ку­да смот­реть, что­бы по­нять, не про­ис­хо­дит ли у нас на­ру­ше­ние транс­ферт­но­го це­но­об­ра­зо­ва­ния.

Ни­на Южа­ни­на (гла­ва пар­ла­мент­ско­го Ко­ми­те­та по во­про­сам на­ло­го­вой и та­мо­жен­ной по­ли­ти­ки) го­во­ри­ла, что до кон­ца го­да дол­жен на­чать­ся об­мен на­ло­го­вой ин­фор­ма­ци­ей в рам­ках BEPS (Base Erosion and Profit Shifting — раз­мы­ва­ние на­ло­го­об­ла­га­е­мой ба­зы и вы­во­да при­бы­ли из-под на­ло­го­об­ло­же­ния). Это бу­дет как-то свя­за­но с уси­ле­ни­ем ра­бо­ты по транс­ферт­но­му це­но­об­ра­зо­ва­нию?

— Ска­жем так, это па­рал­лель­ные ли­нии, ко­то­рые бу­дут уси­ли­вать од­на дру­гую. Но трансфертное це­но­об­ра­зо­ва­ние — до­ста­точ­но тех­ни­че­ская на дан­ном эта­пе вещь, ко­то­рую про­сто нуж­но сде­лать.

Что ка­са­ет­ся об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей, то нуж­но за­вер­шить под­пи­сан­ное со­гла­ше­ние MLI (Multilateral Instrument). Мы сей­час при­во­дим к мо­дель­ным кон­вен­ци­ям мно­гие дву­сто­рон­ние со­гла­ше­ния по из­бе­жа­нию двой­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния. У нас есть пред­ло­же­ния по из­ме­не­нию на­ло­го­во­го за­ко­но­да­тель­ства и про­филь­но­го за­ко­но­да­тель­ства о депозитарной си­сте­ме, ко­то­рые уже про­шли ко­ми­те­ты. Они идут с вме­сте с FATCA (закон о на­ло­го­вой от­чет­но­сти по за­ру­беж­ным сче­там), но ка­са­ют­ся об­ще­го об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей. Есть та­к­же це­лый ряд дей­ствий, ко­то­рые нуж­ны, что­бы этот ав­то­ма­ти­че­ский об­мен ин­фор­ма­ци­ей за­ра­бо­тал. По­нят­но, что это непро­стая вещь. Каж­дая стра­на, с од­ной сто­ро­ны, хо­чет по­лу­чать ин­фор­ма­цию по сво­им граж­да­нам, с дру­гой — очень неохот­но де­лит­ся ин­фор­ма­ци­ей.

РЕ­ФОР­МА ГФС Про­дол­жая те­му об­ме­на на­ло­го­вой ин­фор­ма­ци­ей: был дву­сто­рон­ний об­мен та­мо­жен­ной ин­фор­ма­ци­ей с Поль­шей. Это на­ча­лось, ко­гда Го­су­дар­ствен­ную фис­каль­ную служ­бу воз­глав­лял Ро­ман На­си­ров, он очень ре­кла­ми­ро­вал эту идею. Что-то де­ла­ет­ся в этом на­прав­ле­нии?

— У нас в ре­фор­ме фис­каль­ной служ­бы очень мно­го хо­ро­ших ини­ци­а­тив, но нуж­но до­ве­сти их до кон­ца. Как вы зна­е­те, пла­нов ре­фор­мы ГФС бы­ло уже несколь­ко. Их одоб­ря­ли, вно­си­ли из­ме­не­ния, по­том от­ме­ня­ли, посколь­ку сро­ки про­шли.

Мы ви­дим, что не по­лу­ча­ет­ся объ­еди­нить та­мож­ню и на­ло­го­вую служ­бу в еди­ное юри­ди­че­ское ли­цо. По­это­му на­ша кон­цеп­ция сей­час — это ре­фор­ми­ро­ва­ние от­дель­но каж­до­го из трех на­прав­ле­ний как трех юри­ди­че­ских лиц: та­мож­ни, на­ло­го­вой служ­бы и на­ло­го­вой по­ли­ции, и транс­фор­ма­ция по­след­ней в ор­ган фи­нан­со­вых рас­сле­до­ва­ний. А та­мож­ню, мне ка­жет­ся, во­об­ще нуж­но по­стро­ить за­но­во. И это то, чем мы сей­час за­ни­ма­ем­ся.

То есть бу­де­те раз­де­лять их опять?

— Да, это то, что мы пла­ни­ру­ем в бли­жай­шие неде­ли. У нас не был за­вер­шен про­цесс объ­еди­не­ния, по­это­му все, что можно бу­дет сде­лать без вне­се­ния но­вых за­ко­но­про­ек­тов, в рам­ках су­ще­ству­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ства, мы по­пы­та­ем­ся сде­лать имен­но так — ре­ше­ни­я­ми пра­ви­тель­ства.

ЦЕ­НА НА ГАЗ Что бу­дет с це­ной на газ для на­се­ле­ния в сле­ду­ю­щем го­ду? В про­ек­те бюд­же­та по­ка не вид­но ма­я­ков, по ко­то­рым можно бы­ло бы су­дить об этом.

— Бюд­жет стро­ит­ся на мак­ро­про­гно­зе, и в нем уже за­ло­же­но 18% или 19% под­ня­тия це­ны на газ. То есть боль­шая часть под­ня­тия учте­на. Что ка­са­ет­ся суб­си­дий, то сум­ма в 58 млрд грн по тем рас­че­там, ко­то­рые у нас есть, вы­гля­дит вполне до­ста­точ­ной да­же с уче­том по­вы­ше­ния це­ны на газ на 23,5%, ко­то­рое Ка­б­мин утвер­дил 19 ок­тяб­ря. Мы по­ни­ма­ем, что суб­си­дии долж-

ны предо­став­лять­ся тем, кто в них нуж­да­ет­ся, без­услов­но. Но толь­ко тем, кто дей­стви­тель­но нуж­да­ет­ся. Я мо­гу вам ска­зать, что здесь чрез­вы­чай­но важ­на ве­ри­фи­ка­ция по­лу­ча­те­лей суб­си­дий, ко­то­рую мы про­во­дим, но еще боль­ший эф­фект име­ет от­кры­тая ба­за Ми­ни­стер­ства соц­по­ли­ти­ки.

А что бу­дет с ре­ше­ни­ем Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, ко­то­рый при­знал некон­сти­ту­ци­он­ным предо­став­ле­ние Ми­ни­стер­ству фи­нан­сов пра­ва по­лу­чать ин­фор­ма­цию, со­дер­жа­щую пер­со­наль­ные дан­ные?

— Мы, без­услов­но, его вы­пол­ним. Ес­ли вы вни­ма­тель­но про­чи­та­е­те ре­ше­ние КСУ, то там го­во­рит­ся, что нор­ма в за­коне вы­пи­са­на нечет­ко, и не на­пи­са­но, что у нас есть пра­во по­лу­чать эту ин­фор­ма­цию имен­но для ве­ри­фи­ка­ции. То есть нуж­но вне­сти из­ме­не­ние в за­ко­ны, что­бы это бы­ло од­но­знач­но ука­за­но. Мы этим уже за­ни­ма­ем­ся, Ка­би­нет Ми­ни­стров нас под­дер­жит, и я на­де­юсь, что Вер­хов­ная Ра­да то­же. Ве­ри­фи­ка­ция про­дол­жит­ся обя­за­тель­но.

БЮД­ЖЕТ2018

О недо­вы­пол­не­нии до­ход­ной ча­сти бюд­же­та 2018 го­да. Нас­коль­ко это кри­тич­но? Вы го­во­ри­ли ле­том 2018 го­да, что не бу­дет ну­жен се­к­вестр бюд­же­та. Этот прогноз оста­ет­ся и сей­час?

— Под­твер­ждаю, что се­к­ве­ст­ра не бу­дет. Это уже оче­вид­но. По ре­зуль­та­там трех квар­та­лов вы­пол­не­ние бюд­же­та — 98,9%. Ес­ли мы про­ана­ли­зи­ру­ем при­чи­ны недо­по­лу­че­ния по­ступ­ле­ний, то уви­дим, что не хва­та­ет ди­ви­ден­дов го­су­дар­ствен­ных кор­по­ра­ций за три квар­та­ла — на 9,8 млрд грн, а об­щее невы­пол­не­ние бюд­же­та — 7,7 млрд грн. То есть ес­ли бы мы все ди­ви­ден­ды по­лу­чи­ли во­вре­мя, то бы­ло бы да­же пе­ре­вы­пол­не­ние. Мы мог­ли ска­зать НАК Наф­то­га­зу: за­пла­ти­те нам в пер­вом по­лу­го­дии все ди­ви­ден­ды, как по­ло­же­но, — и они бы за­пла­ти­ли.

То есть это неяв­ное кре­ди­то­ва­ние гос­бюд­же­том Наф­то­га­за?

— Не со­всем. Мы бы по­лу­чи­ли эти сред­ства — и они бы у нас про­сто ле­жа­ли. А ку­да бы по­шел Наф­то­газ за кре­ди­том? В го­су­дар­ствен­ные бан­ки… В этом не бы­ло ре­аль­но­го смыс­ла.

Есть недо­вы­пол­не­ние бюд­же­та по ак­циз­но­му на­ло­гу с оте­че­ствен­ных то­ва­ров, НДС, рент­ной пла­те за ис­поль­зо­ва­ние недр для до­бы­чи при­род­но­го га­за. С чем это свя­за­но?

— По по­дак­циз­ным то­ва­рам, в ос­нов­ном это та­бач­ные из­де­лия, мы, чест­но го­во­ря, ожи­да­ли недо­вы­пол­не­ния в пер­вые де­вять ме­ся­цев. Это свя­за­но с тем, что у нас бы­ли из­ме­не­ния сро­ков обо­ро­та ак­циз­ных ма­рок. Кро­ме то­го, есть па­де­ние объ­е­мов про­из­вод­ства. Сей­час ви­дим, что идет уско­ре­ние по­ступ­ле­ний. Бу­дет ли пол­но­стью вы­пол­нен план? Мы ожи­да­ем, что бу­дет.

Ес­ли го­во­рить о мест­ных бюд­же­тах, у нас есть та­кой фе­но­мен: до кон­ца го­да все че­го-то ждут, за­тем в но­яб­ре-де­каб­ре идет мас­си­ро­ван­ное рас­хо­до­ва­ние средств. Еще ни од­но­му ми­ни­стру фи­нан­сов не уда­лось пе­ре­ло­мить эту си­ту­а­цию. Кста­ти, это со­зда­ет дав­ле­ние на курс грив­ны. Что бу­де­те де­лать с этим?

— Это ком­плекс­ная за­да­ча, ко­то­рую в этом го­ду, ви­ди­мо, мы ее еще не ре­шим. От­ча­сти это во­прос тен­дер­ных про­це­дур. В усло­ви­ях од­но­лет­них бюд­же­тов мест­ные вла­сти не мо­гут их на­чать, по­ка не бу­дет при­нят бюд­жет на сле­ду­ю­щий год и не на­сту­пит ян­варь. А по­том, как пра­ви­ло, вы­хо­дят на тен­дер где-то к се­ре­дине ле­та. Это нуж­но уско­рить, и есть за­да­чи со­вер­шен­ство­вать про­це­ду­ры госзакупок. А вто­рой во­прос о том, что сей­час в конце го­да все “пре­вра­ща­ет­ся в тык­ву”, кро­ме опре­де­лен­ных суб­вен­ций. По­это­му, кста­ти, я так на­стой­чи­во про­тал­ки­ваю трех­лет­нее бюд­же­ти­ро­ва­ние. По­ка у нас не бу­дет рас­ши­рен го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния, эта про­бле­ма бу­дет оста­вать­ся. Дру­гое ре­ше­ние, или, ско­рее, по­ощ­ре­ние — мы поз­во­ли­ли мест­ным бюд­же­там ин­ве­сти­ро­вать в го­су­дар­ствен­ные цен­ные бу­ма­ги, при­чем в бо­лее длин­ные, чем од­но­лет­ние. Так они смо­гут боль­ше за­ра­бо­тать, а мы — сгла­дить “про­бле­му кон­ца го­да”.

НА­ЛО­ГИ2019

На­ка­нуне пар­ла­мент от­ка­зал­ся под­ни­мать ак­циз­ные став­ки по ал­ко­го­лю, та­ба­ку и так да­лее еще на 9%. При этом, оче­вид­но, уве­ли­чит­ся часть неле­галь­ной про­дук­ции вви­ду ро­ста ак­ци­зов, ес­ли их та­ки под­ни­мут. Мин­фин все рав­но бу­дет на­ста­и­вать на по­вы­ше­нии ак­ци­зов?

— Мы бу­дем об­суж­дать в пар­ла­мент­ском ко­ми­те­те этот во­прос. В этом за­ко­но­про­ек­те бы­ло не толь­ко по­вы­ше­ние ак­ци­зов на та­бак, но и уве­ли­че­ние пла­ты за ис­поль­зо­ва­ние ра­дио­ча­стот, уве­ли­че­ние ак­ци­зов по ал­ко­го­лю, по­вы­ше­ние эко­ло­ги­че­ских на­ло­гов. По эко­ло­гии это обя­за­тель­но нуж­но де­лать, вы­бро­сы CO2 кри­тич­ные. Ду­маю, у нас по­явит­ся аль­тер­на­тив­ный за­ко­но­про­ект еще до то­го, как мы бу­дем на­прав­лять бюд­жет на вто­рое чте­ние.

Что бу­де­те де­лать с про­из­во­ди­те­ля­ми, ко­то­рые вы­бра­сы­ва­ют на ры­нок неле­галь­ную или по­лу­ле­галь­ную про­дук­цию? Вы же зна­е­те, что де­ла­ют с ак­циз­ны­ми мар­ка­ми?

— Мы по­ме­ня­ли цвет ак­циз­ной мар­ки, и это уже на­чи­на­ет по­мо­гать. Во вся­ком слу­чае, ма­ни­пу­ля­ции ста­ли бо­лее за­труд­ни­тель­ны­ми.

Но це­лые кон­тра­факт­ные фаб­ри­ки же ра­бо­та­ют.

— Тут са­мое глав­ное — это во­прос ре­фор­мы ГФС.

Мы во вто­рой раз воз­вра­ща­ем­ся к во­про­су дее­спо­соб­но­сти ГФС. Ка-

кие у вас сей­час ры­ча­ги вли­я­ния на нее? Вы мо­же­те за­ста­вить ее вы­пол­нять свою функ­цию?

— У Ми­ни­стер­ства фи­нан­сов есть пря­мые ры­ча­ги вли­я­ния на ГФС. При­ка­зы ми­ни­стра фи­нан­сов ни­кто не от­ме­нял. Во­прос в том, какие при­ка­зы нуж­но сей­час из­да­вать. Я пы­та­юсь под­хо­дить к этим во­про­сам си­стем­но, не до­пус­кать шап­ко­за­ки­да­тель­ства.

Лег­ко ли из­ме­нить что-то в ГФС? Нет, нелег­ко. Мне ка­жет­ся, что в рам­ках преж­ней кон­цеп­ции ре­фор­мы быв­ше­го Ми­ни­стер­ства до­хо­дов и сбо­ров это во­об­ще невоз­мож­но. Бы­ли по­став­ле­ны нере­аль­ные це­ли, нуж­на бы­ла бы огром­ная ко­ман­да ки­бор­гов, что­бы все это сде­лать. Во что я ве­рю, как в ре­а­ли­стич­ный план? В вы­де­ле­ние от­дель­ных на­прав­ле­ний. За­да­чи, ко­то­рые сто­ят пе­ред на­ло­го­вой и та­мож­ней, — раз­ные. Ес­ли на­ло­го­вая — это в первую оче­редь ад­ми­ни­стри­ро­ва­ние на­ло­гов и сер­вис­ная функ­ция для биз­не­са, то та­мож­ня — это сна­ча­ла функ­ция без­опас­но­сти и толь­ко во вто­рую оче­редь ад­ми­ни­стри­ро­ва­ние сбо­ров.

По­это­му пер­вое, что нуж­но, — это раз­де­лить на от­дель­ные на­прав­ле­ния и чет­ко вы­стро­ить при­о­ри­те­ты. Вто­рое — ин­сти­ту­ци­он­ная пе­ре­строй­ка внут­ри, что­бы сде­лать струк­ту­ры, с од­ной сто­ро­ны, мень­ши­ми, а с дру­гой — бо­лее эф­фек­тив­ны­ми. Где-то, как на та­мож­нях, нуж­но бу­дет уве­ли­чи­вать ко­ли­че­ство со­труд­ни­ков, где-то, как в на­ло­го­вой ми­ли­ции, умень­шать чис­лен­но, но уси­ли­вать ана­ли­ти­че­ски. Я не знаю, сколь­ко у ме­ня есть вре­ме­ни на этой долж­но­сти. Но ес­ли сде­лать ре­а­ли­стич­ный план, ко­то­рый можно рас­пи­сать на кон­крет­ные эта­пы, то по это­му пла­ну можно дви­гать­ся.

Кон­курс на долж­ность гла­вы ГФС сей­час бу­дет от­ло­жен?

— Кон­курс от­кла­ды­ва­ет­ся нена­дол­го, учи­ты­вая, что я хо­те­ла бы как можно ско­рее утвер­дить эту кон­цеп­цию ре­фор­мы, а то­гда уже объ­явить кон­кур­сы на гла­ву и на­ло­го­вой служ­бы, и та­мож­ни.

Вы неод­но­крат­но вспом­ни­ли о том, что за­ко­но­да­тель­ство есть, его нуж­но про­сто ис­поль­зо­вать. Кто по­имен­но ме­ша­ет пе­ре­да­че это­го им­пуль­са к дей­ствию от Мин­фи­на к ГФС? Есть та­кие ли­ца, по­ли­ти­че­ские си­лы, фи­гу­ры?

— У ме­ня недав­но был очень по­ка­за­тель­ный при­мер. На долж­но­сти пер­во­го за­ме­сти­те­ля ми­ни­стра к на­ло­го­во­му бло­ку во­об­ще не име­ла от­но­ше­ния, а ко­гда ста­ла ис­пол­ня­ю­щей обя­зан­но­сти ми­ни­стра, то бук­валь­но на пер­вом за­се­да­нии Ка­б­ми­на в но­вом ста­ту­се пре­зен­то­ва- ла по­ста­нов­ле­ние о пе­ре­хо­де на но­вую си­сте­му ре­ги­стра­ции и уче­та РРО (ре­ги­стра­то­ров рас­чет­ных опе­ра­ций — кас­со­вых ап­па­ра­тов и так да­лее). И ис­кренне ду­ма­ла: я пре­зен­тую то, что уже пол­но­стью раз­ра­бо­та­но, и мы про­сто вво­дим его в дей­ствие этим до­ку­мен­том. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние че­рез ме­сяц, ко­гда мы долж­ны бы­ли оце­нить опре­де­лен­ные до­сти­же­ния по по­ста­нов­ле­нию, и ока­за­лось, что оце­ни­вать нече­го… С но­вым зам­ми­ни­стра мы быст­ро со­бра­ли ра­бо­чую груп­пу, пред­при­ни­ма­те­ли под­клю­чи­лись, и по­сле это­го при­каз, ко­то­рый ввел в дей­ствие все эти ре­ше­ния, был под­пи­сан бук­валь­но за несколь­ко недель.

Худ­шее, что мо­жет про­ис­хо­дить, — это объ­еди­не­ние на од­ной сто­роне бар­ри­кад тех, кто мо­жет ме­шать или тор­мо­зить. Это мо­жет быть кто угод­но, на­чи­ная от про­из­во­ди­те­лей, ко­то­рые те­ря­ют ры­нок, за­кан­чи­вая биз­не­сом, ко­то­рый про­сто не хо­чет но­во­го. А внут­ри — со­про­тив­ле­ние бю­ро­кра­тии, ко­то­рая не хо­чет брать на се­бя от­вет­ствен­ность. На­мно­го лег­че на­пи­сать за­ме­ча­ние, со­здать де­ся­ток ра­бо­чих групп, об­суж­дать до бес­ко­неч­но­сти, чем при­нять ре­ше­ние, по­ста­вить свою под­пись и от­пра­вить. Но не все­гда за­держ­ки в ра­бо­те — это злая во­ля и чье-то дав­ле­ние.

Элек­трон­ные кас­со­вые ап­па­ра­ты — это мно­же­ство субъ­ек­тов. Трансфертное це­но­об­ра­зо­ва­ние — это при­бли­зи­тель­но 30 субъ­ек­тов в Укра­ине. У них есть ка­кое-то оли­це­тво­ре­ние в по­ли­ти­ке в гос­ап­па­ра­те. Вы стал­ки­ва­е­тесь с про­ти­во­дей­стви­ем со сто­ро­ны этих лю­дей?

— Мы толь­ко недав­но на­ча­ли ак­тив­но этим за­ни­мать­ся и долж­ны сей­час оди­на­ко­во от­ра­бо­тать су­ще­ству­ю­щие кей­сы, а та­к­же пред­ло­жить оди­на­ко­вые пра­ви­ла. Это не бу­дет лег­ко, мы же ви­дим, как про­хо­дят по­вы­ше­ния та­ри­фов на опре­де­лен­ные услу­ги, на­при­мер. Но это, без­услов­но, нуж­но сде­лать. Как мы мо­жем ждать, что ма­лый биз­нес бу­дет пла­тить на­ло­ги, ес­ли в первую оче­редь не тре­бу­ем это­го от круп­но­го биз­не­са?

Ка­ко­ва даль­ней­шая судь­ба за­ко­на о рас­та­мо­жи­ва­нии ав­то­мо­би­лей?

— Мы при­об­ща­ем­ся к ра­бо­те на каж­дом эта­пе. Не мо­гу вам ска­зать, это, на­вер­ное, луч­ше спро­сить в пар­ла­мент­ском ко­ми­те­те. Но это дей­стви­тель­но про­бле­ма.

С 1 ян­ва­ря вво­дят­ся до­ста­точ­но жест­кие огра­ни­че­ния на по­лу­че­ние ино­стран­ных поч­то­вых от­прав­ле­ний. Не боль­ше трех по­сы­лок до 150 ев­ро каж­дая в ме­сяц. Ка­ков бу­дет ме­ха­низм ре­а­ли­за­ции этой нор­мы?

— Мы сей­час ак­тив­но на­ча­ли это об­суж­дать. У нас есть об­ра­ще­ния, в том чис­ле от го­су­дар­ствен­ной Укр­по­чты. Они счи­та­ют, что эта нор­ма бу­дет невы­пол­ни­ма или тя­же­ло вы­пол­ня­е­ма, по­то­му что как по­счи­тать эти три по­сыл­ки? Мы в бли­жай­шее вре­мя дадим свою по­зи­цию — воз­мож­но ли вы­пол­нить эту нор­му и не со­здать для биз­не­са и для граж­дан про­блем, что­бы у нас в один день пол­но­стью не оста­но­ви­лось про­хож­де­ние и рас­та­мо­жи­ва­ние то­ва­ров.

Что ка­са­ет­ся бюд­же­та-2019, то там за­мет­на од­на ин­те­рес­ная осо­бен­ность. На­ло­ги, ко­то­рые пре­иму­ще­ствен­но опла­чи­ва­ет ма­лый и сред­ний биз­нес, а та­к­же фи­зи­че­ские ли­ца, рас­тут зна­чи­тель­но быст­рее, чем пла­ны по на­ло­гу на при­быль, рент­ным пла­те­жам и так да­лее. Чем это можно объ­яс­нить?

— На­лог на при­быль рас­тет очень су­ще­ствен­но. На­лог на до­хо­ды фи­зи­че­ских лиц (НДФЛ) рас­тет по­то­му, что сред­няя зар­пла­та рас­тет, ми­ни­маль­ная зар­пла­та рас­тет. Ес­ли бы у нас бы­ла воз­мож­ность пой­ти на­встре­чу биз­не­су и что-то умень­шать, то пер­вое, что мы бы сде­ла­ли, — это умень­ши­ли НДФЛ. Сни­же­ние дав­ле­ние на зар­пла­ты — это то, что в первую оче­редь да­ет воз­мож­ность биз­не­су раз­ви­вать­ся. Сей­час мы об­суж­да­ем та­к­же мо­ди­фи­ци­ро­ван­ную мо­дель по на­ло­гу на вы­ве­ден­ный ка­пи­тал для его вве­де­ния. Это уже по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние, над ре­а­ли­за­ци­ей ко­то­ро­го мы ра­бо­та­ем.

Но его нет в про­ек­те бюд­же­та на 2019 год?

— Он по­явит­ся в про­ек­те ко вто­ро­му чте­нию, ко­гда бу­дет со­гла­со­ва­на окон­ча­тель­ная вер­сия и при­нят со­от­вет­ству­ю­щий закон.

То есть вы ожи­да­е­те, что удаст­ся вве­сти в дей­ствие на­лог на вы­ве­ден­ный ка­пи­тал с 1 ян­ва­ря 2019 го­да?

— Это чет­кая по­зи­ция Пре­зи­ден­та, что на­лог на вы­ве­ден­ный ка­пи­тал дол­жен быть вве­ден в дей­ствие. За­ко­но­про­ект по­дан. Мы ра­бо­та­ем над этим. Пол­ное вве­де­ние НнВК для всех ка­те­го­рий дей­стви­тель­но при­ве­дет к по­те­рям бюд­же­та, это оче­вид­но, мы по­счи­та­ли. По­это­му мы ра­бо­та­ем над фис­каль­но-ней­траль­ной мо­де­лью для тех ком­па­ний, у ко­то­рых обо­рот не боль­ше 200 млн грн. Для по­ни­ма­ния: это 97-98% всех укра­ин­ских ком­па­ний. Мы на фи­наль­ной ста­дии, на­хо­дим по­ни­ма­ние с на­ши­ми меж­ду­на­род­ны­ми парт­не­ра­ми.

Бу­дут ли свя­за­ны с вве­де­ни­ем на­ло­га на вы­ве­ден­ный ка­пи­тал какие-то из­ме­не­ния по упро­щен­ной си­сте­ме?

— Для фи­зи­че­ских лиц — нет. Для юри­ди­че­ских лиц — воз­мож­но.

ВЫ­ПЛА­ТЫ ПО ГОСДОЛГУ

Какие сце­на­рии на 2019 год по внут­рен­не­му и внеш­не­му дол­гу в ва­лю­те? По­нят­но,что пра­ви­тель­ство на­де­ет­ся на под­держ­ку МВФ и дру­гих меж­ду­на­род­ных струк­тур, на­де­ет­ся брать сред­ства у част­ных кре­ди­то­ров. Есть ли в этом сце­на­рии ме­сто, на­при­мер, для раз­ме­ще­ния ва­лют­ных об­ли­га­ций для фи­зи­че­ских лиц? И ве­дут­ся ли пе­ре­го­во­ры о но­вой ре­струк­ту­ри­за­ции с част­ны­ми кре­ди­то­ра­ми, у ко­то­рых есть на­ши об­ли­га­ции, ре­струк­ту­ри­ро­ван­ные в 2015 го­ду?

— Я не пла­ни­рую про­во­дить ре­струк­ту­ри­за­цию еще раз. Мы все­гда го­во­рим толь­ко о тех обя­за­тель­ствах, ко­то­рые ви­дим. А нуж­но оце­ни­вать все по­тен­ци­аль­но воз­мож­ные рис­ки и обя­за­тель­ства, ко­то­рые у нас есть или мо­гут воз­ник­нуть. Это вклю­ча­ет та­кие ве­щи, как вар­ран­ты, раз­лич­ные га­ран­тии, га­ран­тий­ные слу­чаи.

Ес­ли го­во­рить об управ­ле­нии дол­гом, то мы в ав­гу­сте при­ня­ли Стра­те­гию управ­ле­ния дол­гом для то­го, что­бы, во-пер­вых, по­ка­зать рын­ку, ку­да мы бу­дем дви­гать­ся, во-вто­рых — для се­бя си­сте­ма­ти­зи­ро­вать клю­че­вые при­о­ри­те­ты. Ес­ли срав­нить нас со стра­на­ми­со­се­дя­ми или со стра­на­ми та­ко­го же уров­ня раз­ви­тия эко­но­ми­ки, у нас дей­стви­тель­но слиш­ком боль­шая до­ля дол­га в ва­лю­те. И по­это­му кур­со­вые рис­ки очень силь­но вли­я­ют на раз­мер дол­га и на­шу спо­соб­ность его об­слу­жи­вать или по­га­шать. По­это­му нуж­на ак­тив­ная ра­бо­та на внут­рен­нем рын­ке, боль­ше ин­стру­мен­тов в гривне, бо­лее лег­кое при­вле­че­ние ши­ро­ко­го кру­га участ­ни­ков. Мы сей­час на­ча­ли ак­тив­но ра­бо­тать над тем, что­бы сде­лать до­ступ на дол­го­вой ры­нок лег­че для граж­дан. И не­ко­то­рые част­ные бан­ки то­же. А На­ци­о­наль­ный банк го­во­рит, что где-то в ян­ва­ре — фев­ра­ле 2019 за­пу­стит­ся Clearstream (Меж­ду­на­род­ный цен­траль­ный де­по­зи­та­рий цен­ных бу­маг) и внеш­ние ин­ве­сто­ры та­к­же смо­гут ин­ве­сти­ро­вать на­пря­мую в грив­не­вые ин­стру­мен­ты внут­ри стра­ны.

Поды­то­жим: ре­струк­ту­ри­за­цию 2.0 с име­ю­щи­ми­ся част­ны­ми кре­ди­то­ра­ми мы де­лать не пла­ни­ру­ем?

— Не пла­ни­ру­ем.

А по ва­лют­ным зай­мам на внут­рен­нем рын­ке от на­се­ле­ния? Име­ет­ся в ви­ду: на несколь­ко де­сят­ков мил­ли­ар­дов дол­ла­ров укра­ин­ское на­се­ле­ние кре­ди­ту­ет ев­ро­зо­ну и пра­ви­тель­ство США. Речь о на­лич­ке в ва­лю­те, ко­то­рую лю­ди хра­нят у се­бя. Эта на­лич­ка ни­как сей­час не при­вле­ка­ет­ся че­рез дол­го­вые обя­за­тель­ства пра­ви­тель­ства. Мел­кий кре­ди­тор, мел­кий вклад­чик не мо­жет спо­кой­но вло­жить сей­час пол­ты­ся­чи дол­ла­ров. Что пла­ни­ру­е­те де­лать?

— Для мел­ко­го ин­ве­сто­ра, для его пол­ты­ся­чи дол­ла­ров нуж­но сде­лать от­дель­ный ме­ха­низм. По­то­му что ид­ти в от­де­ле­ние, оформ­лять все та­кой ин­ве­стор не бу­дет. На­при­мер, дать воз­мож­ность их ку­пить с по­мо­щью мо­биль­но­го при­ло­же­ния. Мы над этим ра­бо­та­ем и с На­ци­о­наль­ным бан­ком, и с Ко­мис­си­ей по цен­ным бу­ма­гам. На­де­юсь, что быст­ро при­дем к ре­ше­нию.

ГОСБАНКИ  ЧТО С НИ­МИ?

Ка­кое бу­ду­щее ждет го­су­дар­ствен­ные бан­ки? Ре­аль­на ли их при­ва­ти­за­ция?

— Бу­дем дей­ство­вать как по книж­ке. То, что го­су­дар­ствен­ным не бы­ло, а бы­ло на­ци­о­на­ли­зи­ро­ва­но — долж­но быть оздо­ров­ле­но и воз­вра­ще­но на ры­нок. Мы пла­ни­ру­ем, что до кон­ца это­го го­да в Укр­га­з­банк зай­дет IFC (Меж­ду­на­род­ная фи­нан­со­вая кор­по­ра­ция, вхо­дя­щая в струк­ту­ру Все­мир­но­го бан­ка) как фи­нан­со­вый со­ин­ве­стор, а к кон­цу 2019 го­да най­ти по­ку­па­те­ля на этот банк.

Что на­счет При­ватБан­ка?

— В на­шей стра­те­гии на­пи­са­но, что мы хо­те­ли бы пол­но­стью вый­ти из него в пя­ти­лет­ней пер­спек­ти­ве — не поз­же 2022 го­да. Здесь не столь­ко во­прос, го­то­вы ли мы бу­дем про­да­вать. Во­прос, бу­дет ли го­тов та­ко­го раз­ме­ра ин­ве­стор зай­ти в Укра­и­ну для по­куп­ки бан­ка.

А от­ку­да вы ожи­да­е­те та­ко­го ин­ве­сто­ра?

— Хо­те­лось бы, что­бы это бы­ла од­на из при­знан­ных меж­ду­на­род­ных бан­ков­ских групп. Же­ла­тель­но из тех, ко­го еще нет в Укра­ине. Что­бы не толь­ко най­ти со­вла­дель­ца для бан­ка, но и при­влечь но­во­го ин­ве­сто­ра в стра­ну. Воз­мож­но, это мо­гут быть и какие-то пуб­лич­ные ис­то­рии вро­де IPO.

Это мо­жет быть бан­ков­ская груп­па из Ки­тая? Об этой стране очень мно­го го­во­рят почему-то в по­след­ние пол­го­да.

— В Укра­ине по­ка толь­ко один по­ку­па­тель из Ки­тая — бир­жа BOCE, ко­то­рая вы­ку­пи­ла Укра­ин­ский банк ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия. По­ка у нас не бы­ло об­ра­ще­ний, да­же об­ра­ще­ний ин­те­ре­сов не бы­ло. Но мы точ­но ни­ко­го дис­кри­ми­ни­ро­вать не бу­дем. Я очень хо­те­ла бы ви­деть, на­при­мер, япон­ские бан­ки на на­шем рын­ке.

В ПО­ЛИ­ТИ­КУ ПОЙДЕТЕ?

Лич­но вам нас­коль­ко ком­форт­но ра­бо­тать в ста­ту­се ис­пол­ня­ю­ще­го обя­зан­но­сти ми­ни­стра, не ме­ша­ет вам этот ста­тус?

— Мне лич­но не ме­ша­ет. По­жа­луй, един­ствен­ное от­ли­чие, что фор­маль­но я не яв­ля­юсь чле­ном Ка­би­не­та Ми­ни­стров. Но это со­вер­шен­но не умень­ша­ет ко­ли­че­ства ра­бо­ты, ко­то­рую на­до де­лать. И все пол­но­мо­чия, ко­то­рые нуж­ны для это­го — и для управ­ле­ния ми­ни­стер­ством, и для ра­бо­ты с на­ши­ми меж­ду­на­род­ны­ми парт­не­ра­ми, — у ме­ня есть.

Вы ве­де­те пе­ре­го­во­ры о ва­шем пол­но­цен­ном на­зна­че­нии ми­ни­стром?

— Я не ве­ду та­ких пе­ре­го­во­ров. Я за­ни­ма­юсь ра­бо­той.

Сле­ду­ю­щий год в Укра­ине — год вы­бо­ров. Вы по­ка бес­пар­тий­ная, пла­ни­ру­е­те ли при­со­еди­нить­ся к ка­кой-ли­бо пар­тии, при­ни­мать уча­стие в вы­бо­рах?

— Не пла­ни­ро­ва­ла и по­ка не пла­ни­рую. При­ни­мая пред­ло­же­ние ид­ти на го­су­дар­ствен­ную служ­бу, я счи­та­ла, что это роль, ко­то­рую я как фи­нан­сист мо­гу на се­бя взять. Это очень ин­те­рес­ная ра­бо­та, не бу­ду скры­вать. Но я ду­ма­ла, что че­рез год-пол­то­ра вер­нусь в биз­нес. Вы­шел не год, а уже по­чти че­ты­ре. И уже не ска­жешь, что я чи­стый тех­но­крат, по­то­му что за­ме­сти­те­лем ми­ни­стра мо­жет быть ис­клю­чи­тель­но тех­но­крат, а вот да­же ис­пол­ня­ю­щая обя­зан­но­сти — это уже по­ли­ти­че­ская долж­ность. Но ме­ня из по­ли­ти­че­ской жиз­ни ин­те­ре­су­ют policies, а не politics. То есть идеи, си­стем­ные ве­щи, вот сред­не­сроч­ное бюд­же­ти­ро­ва­ние, на­при­мер. Это мне интересно, ме­ня это за­хва­ты­ва­ет.

А как бы вы мог­ли се­бя оха­рак­те­ри­зо­вать имен­но с точ­ки зре­ния policy, какие ва­ши сим­па­тии, к ка­кой идео­ло­гии вы скло­ня­е­тесь?

— К пра­вой в эко­но­ми­че­ском смыс­ле. Я ве­рю в сво­бод­ный ры­нок, в сво­бо­ду пред­при­ни­ма­тель­ства. Я ве­рю в де­ре­гу­ля­цию. Счи­таю, что ры­ноч­ная эко­но­ми­ка со всеми сво­и­ми нега­ти­ва­ми, ко­то­рые, без­услов­но, у нее есть, — это луч­шая мо­дель для по­стро­е­ния дол­го­сроч­но­го успе­ха.

Пе­ре­вод с язы­ка ори­ги­на­ла — ре­дак­ция Кор­ре­спон­ден­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.