«Зы­ки­на со­би­ра­лась про­жить до 120 лет»

KP in Ukraine (Thursday) - - Память - Да­нил СВЕЧКОВ.

Ду­хов­ник пе­ви­цы от­кро­вен­но рас­ска­зал о друж­бе с ней

7 лет на­зад ушла из жиз­ни ле­ген­дар­ная пе­ви­ца. В по­след­ние го­ды она сбли­зи­лась с ураль­ским свя­щен­ни­ком от­цом Гер­мо­ге­ном (в ми­ру Юрий Ере­ме­ев).

«Это су­щая вы­дум­ка, что она мно­го пи­ла»

- Отец Гер­мо­ген, ко­гда вы по­зна­ко­ми­лись с Люд­ми­лой Геор­ги­ев­ной?

- В Вюн­сдор­фе в 1990 го­ду. Я слу­жил в 20-й ар­мии груп­пы со­вет­ских войск в Гер­ма­нии и пел в во­ен­ном ан­сам­бле. К 45-ле­тию По­бе­ды про­во­дил­ся боль­шой кон­церт во­ен­ных кол­лек­ти­вов. И я пел пес­ню «Рас­тет в Вол­го­гра­де бе­рез­ка» Люд­ми­лы Геор­ги­ев­ны. По­сле кон­цер­та я, взвол­но­ван­ный, ждал, ко­гда смо­гу взять у нее ав­то­граф. А она из­да­ле­ка ме­ня за­ме­ти­ла и го­во­рит: «Че­го это ты мои пес­ни во­ру­ешь?» Но по­том ска­за­ла: «Да ты так здо­ро­во спел! При­ез­жай ко мне в ан­самбль!» По­том я вер­нул­ся до­мой и был ру­ко­по­ло­жен в дья­ко­ны. А где-то глу­бо­ко в ду­ше у ме­ня свер­бе­ло, что на­до встре­тить­ся с Зы­ки­ной, она ведь при­гла­си­ла. Про­шло несколь­ко лет, пре­жде чем я осме­лил­ся пред­стать пред ее очи. Я по­зво­нил, при­гла­сил ее в Ека­те­рин­бург с кон­цер­та­ми. Там за ку­ли­са­ми мы встре­ти­лись как ста­рые дру­зья. - Как ста­ли ее ду­хов­ни­ком? - Зы­ки­на од­на­ж­ды за­хо­те­ла ис­по­ве­дать­ся и при­ча­стить­ся. Спра­ши­ва­ет: «Как при­го­то­вить­ся?» Я ей под­ска­зал, и то ли она где-то упо­мя­ну­ла об этом, то ли еще как лю­ди узна­ли, ста­ли го­во­рить, что Гер­мо­ген - ду­хов­ник Зы­ки­ной.

- При­хо­ди­лось раз­вен­чи­вать ми­фы о ней?

- Да, го­во­ри­ли, что она мно­го пи­ла. Вы­дум­ка! Она зна­ла ме­ру во всем и все­гда. Ес­ли и вы­пьет немно­го, то обя­за­тель­но хо­ро­шо по­ку­ша­ет. Похме­лья у нее ни­ко­гда не бы­ло. Она ра­бо­та­ла как вол, ко­гда ей бы­ло пить? В день по 2 - 3 кон­цер­та. Уй­ти на по­кой хо­те­ла толь­ко на сло­вах, а в уме со­би­ра­лась про­жить до 120 лет.

«Од­но ее имя раз­дро­бит лю­бой ка­мень»

- Зна­ком­ство с Зы­ки­ной по­мог­ло в жиз­ни?

- Од­на­ж­ды я со­брал­ся к ней на встре­чу и у ме­ня слу­чил­ся при­ступ: кам­ни в поч­ках. Боль та­кая, что хо­те­лось лезть на стен­ку. Увез­ли на «Ско­рой» в боль­ни­цу. Со­то­вых еще не бы­ло, а Зы­ки­на ведь ме­ня жда­ла! Ме­ня по­ло­жи­ли в об­щую па­ла­ту. Цеп­ля­ясь за сте­ноч­ку, иду к док­то­ру, про­шу по­зво­нить по те­ле­фо­ну Зы­ки­ной. Он по­смот­рел на ме­ня как на су­ма­сшед­ше­го, но раз­ре­шил. «Ты где? В боль­ни­це? В ка­кой?» - услы­шал я в труб­ке. Как за род­но­го ре­бен­ка, Люд­ми­ла Геор­ги­ев­на за ме­ня пе­ре­жи­ва­ла. Дал труб­ку док­то­ру. Он си­дел за сто­лом и вдруг встал вме­сте с труб­кой и го­во­рит: «Не бес­по­кой­тесь, все хо­ро­шо». Я не успел дой­ти до па­ла­ты, как под­бе­га­ет мед­сест­ра и ве­дет ме­ня в дру­гую - от­дель­ную. Че­рез па­ру ча­сов мне де­ла­ют дроб­ле­ние, ко­то­ро­го лю­ди по три ме­ся­ца ждут. Я по­том у доктора спро­сил: «Ну что, по­лу­чи­лось с кам­ня­ми?» А он в от­вет: «Да у вас та­кая по­кро­ви­тель­ни­ца - од­но ее имя раз­дро­бит лю­бой ка­мень» (сме­ет­ся).

- Как узна­ли о ее смер­ти? - Мне по­зво­ни­ли жур­на­ли­сты и го­во­рят: «Вы, на­вер­ное, уже в кур­се пе­чаль­но­го со­бы­тия?» У ме­ня но­ги под­ко­си­лись. Ви­дел­ся с ней за два­дцать дней до это­го. В Москве, в ре­сто­ране «Мет­ро­поль», мы по­здрав­ля­ли ее с юби­ле­ем. Она всех вспом­ни­ла, всех по­бла­го­да­ри­ла. На по­хо­ро­нах я как свя­щен­ник шел впе­ре­ди гро­ба и со­вер­шил ли­тию на клад­би­ще.

К от­цу Гер­мо­ге­ну на­род­ная ар­тист­ка от­но­си­лась по-ма­те­рин­ски и да­же зем­ля­ни­кой кор­ми­ла с ло­жеч­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.