Тур­ге­нев с тру­дом сбе­жал от сам­ки снеж­но­го че­ло­ве­ка

По ле­ген­де, ве­ли­ко­го рус­ско­го пи­са­те­ля спас во­ору­жен­ный кну­том пас­ту­шок

KP in Ukraine (Thursday) - - И В Шутку, И Всерьез -

Вэтом го­ду от­ме­ча­ем 200-ле­тие ав­то­ра «За­пи­сок охот­ни­ка». Но, го­во­рят, од­на ду­ше­раз­ди­ра­ю­щая охот­ни­чья ис­то­рия не во­шла в зна­ме­ни­тую кни­гу. О встре­че клас­си­ка со... снеж­ным че­ло­ве­ком. Эту ис­то­рию за­пи­сал фран­цуз­ский пи­са­тель Ги де Мо­пас­сан и опуб­ли­ко­вал в га­зе­те «Фи­га­ро» 25 июля 1884 го­да, уже по­сле смер­ти сво­е­го рус­ско­го при­я­те­ля.

Ужас рус­ско­го ле­са

«...Вот что рас­ска­зал нам Тур­ге­нев. Бу­дучи еще молодым, он как-то охо­тил­ся в рус­ском ле­су. Бро­дил весь день и к ве­че­ру вы­шел на бе­рег ти­хой реч­ки. Она стру­и­лась под се­нью де­ре­вьев, вся за­рос­шая тра­вой, глу­бо­кая, хо­лод­ная, чи­стая. Охот­ни­ка охва­ти­ло непре­одо­ли­мое же­ла­ние оку­нуть­ся в эту про­зрач­ную во­ду. Раз­дев­шись, он бро­сил­ся в нее. Он был вы­со­ко­го ро­ста, си­лен, кре­пок и хо­ро­шо пла­вал.

Он спо­кой­но от­дал­ся на во­лю те­че­ния, ко­то­рое ти­хо его уно­си­ло. Тра­вы и кор­ни за­де­ва­ли те­ло, и лег­кое при­кос­но­ве­ние стеб­лей бы­ло при­ят­но.

Вдруг чья-то ру­ка до­тро­ну­лась до его пле­ча.

Он быст­ро обер­нул­ся и уви­дел страш­ное су­ще­ство, ко­то­рое раз­гля­ды­ва­ло его с жад­ным лю­бо­пыт­ством.

Оно бы­ло по­хо­же не то на жен­щи­ну, не то на обе­зья­ну. У него бы­ло ши­ро­кое мор­щи­ни­стое гри­мас­ни­ча­ю­щее и сме­ю­ще­е­ся ли­цо. Что-то неопи­су­е­мое - два ка­ких-то меш­ка, оче­вид­но, гру­ди, бол­та­лись спе­ре­ди; длин­ные спу­тан­ные во­ло­сы, по­ры­жев­шие от солн­ца, об­рам­ля­ли ли­цо и раз­ве­ва­лись за спи­ной.

Тур­ге­нев по­чув­ство­вал ди­кий страх, ле­де­ня­щий страх пе­ред сверхъ­есте­ствен­ным.

Не раз­ду­мы­вая, не пы­та­ясь по­нять, осмыс­лить, что это та­кое, он изо всех сил по­плыл к берегу. Но чу­до­ви­ще плы­ло еще быст­рее и с ра­дост­ным виз­гом ка­са­лось его шеи, спи­ны и ног. На­ко­нец мо­ло­дой че­ло­век, обе­зу­мев­ший от стра­ха, до­брал­ся до бе­ре­га и со всех ног пу­стил­ся бе­жать по ле­су, бро­сив одеж­ду и ру­жье.

Страш­ное су­ще­ство по­сле­до­ва­ло за ним; оно бе­жа­ло так же быст­ро и по­преж­не­му взвиз­ги­ва­ло.

Обес­си­лен­ный бег­лец но­ги у него под­ка­ши­ва­лись от ужа­са - уже го­тов был сва­лить­ся, ко­гда при­бе­жал во­ору­жен­ный кну­том маль­чик, пас­ший ста­до коз. Он стал хле­стать от­вра­ти­тель­но­го че­ло­ве­ко­по­доб­но­го зве­ря, ко­то­рый пу­стил­ся на­у­тек, кри­ча от бо­ли. Вско­ре это су­ще­ство, по­хо­жее на сам­ку го­рил­лы, ис­чез­ло в за­рос­лях».

«За­гра­ди­тель­ный блок»

Эта ис­то­рия ча­сто мель­ка­ет в ста­тьях и те­ле­про­грам­мах о непо­знан­ном, на­уч­ных тру­дах ти­па «Над про­па­стью нерас­кры­тых тайн». Мол, йе­ти - не вы­дум­ка фан­та­зе­ров, не гал­лю­ци­на­ция, а ре­аль­ное су­ще­ство, жи­ву­щее ря­дом с на­ми. Сам Тур­ге­нев ви­дел снеж­но­го че­ло­ве­ка! Клас­си­ки не врут!

Но что бы­ло нуж­но чу­ди­щу от пи­са­те­ля? Ис­сле­до­ва­те­ли­са­мо­уч­ки объ­яс­ня­ют: «снеж­ную ба­бу» влек­ло то ли из лю­бо­пыт­ства, то ли она ис­ка­ла сам­ца для спа­ри­ва­ния. А что? Тур­ге­нев был муж­чи­на вид­ный, креп­кий, рост - 192 см!

Гм, до­пу­стим. То­гда по­че­му сам Тур­ге­нев в «За­пис­ках охот­ни­ка», дру­гих кни­гах, пись­мах ни сло­вом не об­мол­вил­ся о встре­че с «рас­по­я­сав­шей­ся сам­кой»? Ока­зы­ва­ет­ся, об­ла­дая да­ром вну­ше­ния, она по­ста­ви­ла «за­гра­ди­тель­ный блок» в моз­гу пи­са­те­ля, объ­яс­ня­ют все­зна­ю­щие уфо­ло­ги. И лишь мно­го лет спу­стя, вда­ли от ро­ди­ны, в Па­ри­же, Тур­ге­нев смог на­ру­шить та­бу и рас­ска­зать ис­то­рию Мо­пас­са­ну. Вид­но, «блок» осла­бел...

Па­ра­нор­маль­ная фаль­шив­ка

- Эта ис­то­рия и ее ин­тер­пре­та­ции - от­кро­вен­ная ложь па­ра­нор­маль­ных «уче­ных», - за­яв­ля­ет пи­са­тель Ни­ко­лай Стар­чен­ко, глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла о при­ро­де «Му­ра­вей­ник». Стар­чен­ко - зна­ток твор­че­ства Тур­ге­не­ва, пеш­ком ис­хо­див­ший с ле­ген­дар­ным жур­на­ли­стом «Ком­со­мол­ки» Ва­си­ли­ем Пес­ко­вым Бе­жин луг и дру­гие ме­ста, вос­пе­тые в «За­пис­ках охот­ни­ка».

- Не­уже­ли Мо­пас­сан на­фан­та­зи­ро­вал?

- Нет, это на­ши уфо­ло­ги лгут. Обры­ва­ют но­вел­лу Мо­пас­са­на на фра- зе «Вско­ре это су­ще­ство, по­хо­жее на сам­ку го­рил­лы, ис­чез­ло в за­рос­лях». Но даль­ше фран­цуз на­пи­сал чер­ным по бе­ло­му: «Ока­за­лось, что это бы­ла су­ма­сшед­шая, жив­шая в ле­су уже свы­ше трид­ца­ти лет; ее кор­ми­ли пас­ту­хи. По­ло­ви­ну сво­ей жиз­ни она про­во­ди­ла, пла­вая в ре­ке. И ве­ли­кий рус­ский пи­са­тель до­ба­вил: «Ни­ко­гда в жиз­ни я так не пу­гал­ся, по­то­му что не мог по­нять, что это бы­ло за чу­до­ви­ще».

Пер­вым ка­стри­ро­вал но­вел­лу Мо­пас­са­на ров­но пол­ве­ка на­зад про­фес­сор Б. Порш­нев в по­ве­сти «Борь­ба за тро­гло­ди­тов» (опуб­ли­ко­ва­на в 1968 го­ду в жур­на­ле «Про­стор»). С тех пор бай­ка гуляет в прес­се, на те­ле­ви­де­нии, об­рас­тая неве­ро­ят­ны­ми «на­уч­ны­ми» ком­мен­та­ри­я­ми.

- Кста­ти, за­яв­ле­ния уфо­ло­гов, что Тур­ге­не­ву тро­гло­дит­ка по­ста­ви­ла «блок» в па­мя­ти, по­то­му он и не на­пи­сал о слу­чае на охо­те в «За­пис­ках охот­ни­ка», то­же вра­нье, - го­во­рит Ни­ко­лай Стар­чен­ко. - На­пи­сал. В рас­ска­зе «Бе­жин луг».

Пом­нишь, маль­чи­ки у ко­ст­ра го­во­рят про ле­ших, ру­са­лок, во­дя­ных?

«- А прав­да ли, - спро­сил Ко­стя, - что Аку­ли­на ду­роч­ка с тех пор и рех­ну­лась, как в во­де по­бы­ва­ла?

- С тех пор. Ка­ко­ва те­перь! Но а го­во­рят, пре­жде кра­са­ви­ца бы­ла. Во­дя­ной ее ис­пор­тил.

(Я сам не раз встре­чал эту Аку­ли­ну. По­кры­тая лох­мо­тья­ми, страш­но ху­дая, с чер­ным, как уголь, ли­цом, по­му­тив­шим­ся взо­ром и веч­но оска­лен­ны­ми зу­ба­ми, топ­чет­ся она по це­лым ча­сам на од­ном ме­сте, где-ни­будь на до­ро­ге, креп­ко при­жав кост­ля­вые ру­ки к гру­ди и мед­лен­но пе­ре­ва­ли­ва­ясь с но­ги на но­гу, слов­но ди­кий зверь в клет­ке. Она ни­че­го не по­ни­ма­ет, что бы ей ни го­во­ри­ли, и толь­ко из­ред­ка су­до­рож­но хо­хо­чет.)

- А го­во­рят,- про­дол­жал Ко­стя, - Аку­ли­на от­то­го в ре­ку и ки­ну­лась, что ее по­лю­бов­ник об­ма­нул. - От то­го са­мо­го». - Нетруд­но уга­дать Аку­ли­ну в той несчаст­ной из пе­ре­ска­за Мо­пас­са­на, - про­дол­жа­ет Ни­ко­лай Стар­чен­ко. Впер­вые Тур­ге­нев встре­тил ее молодым охот­ни­ком, по­то­му и ис­пу­гал­ся. А «Бе­жин луг» на­пи­сал в 33 го­да, нема­ло ис­хо­див окрест­ные ме­ста с ру­жьем. Вот и Аку­ли­ну не раз поз­же ви­дел... Так что сю­жет по­пал в «За­пис­ки охот­ни­ка». Все­го несколь­ки­ми аб­за­ца­ми. Тур­ге­нев с его без­упреч­ным вку­сом и де­ли­кат­но­стью все­гда умел раз­ли­чать част­ный раз­го­вор-вос­по­ми­на­ние в кру­гу близ­ких дру­зей и ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние.

«Ту реч­ку лю­бил фо­то­гра­фи­ро­вать Пес­ков»

На­шел Стар­чен­ко и ме­сто, где про­изо­шла «ужас­ная встре­ча клас­си­ка со снеж­ным че­ло­ве­ком».

- Ти­хая реч­ка с чу­дес­ным име­нем Сне­же­дь на Бе­жи­ном лу­гу. «Она стру­и­лась под се­нью де­ре­вьев, вся за­рос­шая тра­вой, глу­бо­кая, хо­лод­ная, чи­стая». Мо­пас­сан вер­но пе­ре­дал сло­ва Тур­ге­не­ва. Сне­же­дь и се­го­дня все та­кая же, хо­тя несколь­ко об­ме­ле­ла за пол­то­ра сто­ле­тия. Ее лю­бил фо­то­гра­фи­ро­вать Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич Пес­ков. Так и ви­дит­ся, что по­сле охо­ты Иван Сер­ге­е­вич по­шел к Бе­жи­ну лу­гу, где днем пас­лись ко­ро­вы и ко­зы, а но­чью - ло­ша­ди. Устав­ший, ре­шил ис­ку­пать­ся... Где-то тут и вы­ру­чил его «во­ору­жен­ный кну­том маль­чик».

По­жа­луй, да­же хо­ро­шо, что все эти «ис­сле­до­ва­те­ли непо­знан­но­го» на са­мом де­ле та­кие нелю­бо­пыт­ные. Не спо­до­би­лись по­бы­вать на «ме­сте зна­ме­на­тель­ной встре­чи», хо­тя оно неда­ле­ко от Моск­вы. Огра­ни­чи­ва­ясь пе­ре­ска­зом фаль­си­фи­ка­ции. А то враз бы при­кле­и­ли Сне­же­дь к снеж­но­му че­ло­ве­ку! Де­с­кать, имен­но от него реч­ка в древ­но­сти на­зва­ние по­лу­чи­ла! С них, уфо­ло­гов, ста­нет­ся.

- А с Пуш­ки­ным вот ка­кой слу­чай был...

- Не ви­но­ва­тая я! Он сам при­шел! Точ­нее, при­плыл...

Иван Тур­ге­нев в 1871 го­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.