Пе­ред все­ми, ко­го оби­дел шут­кой, из­ви­ня­юсь

Ак­тер и ве­ду­щий рас­ска­зал «КП» в Укра­ине», как ему ра­бо­та­ет­ся с «Квар­та­лом» и от­ды­ха­ет­ся до­ма

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая страница - Юлия КАЦУН.

У Иго­ря Ласточ­ки­на мно­го раз­ных ам­плуа. Он - быв­ший ка­вэ­эн­щик (ко­ман­да «Днепр»), а те­перь - тре­нер «Ли­ги сме­ха», ве­ду­щий про­ек­тов «Иг­ры при­ко­лов» и «Рас­сме­ши ко­ми­ка», ак­тер се­ри­а­лов «Краї­на У» и «Отель Га­ли­ция». По­это­му раз­го­ва­ри­ва­ли мы с Иго­рем обо всем - о юмо­ре, по­ли­ти­ке, по­пу­ляр­но­сти и дру­гих со­бы­ти­ях в его жиз­ни.

«От юмо­ра устал, но что де­лать?»

- Игорь, сей­час идет чет­вер­тый сезон «Ли­ги Сме­ха», где вы - один из тре­не­ров. Вам ком­форт­но с но­вым со­ста­вом? По­нят­ное де­ло, Бо­клан, Ко­ше­вой, Ткач - они ар­ти­сты. Но что там де­ла­ют Влад Яма и На­дя Дорофеева?

- Нуж­но же раз­но­об­ра­зие. Это, мож­но ска­зать, изю­мин­ки. А при­не­сти в про­ект изю­мин­ку, «но­вую кровь» - это же хо­ро­шо. Ин­те­рес­но на­блю­дать, как они вы­кру­чи­ва­ют­ся.

У нас есть ре­дак­то­ры, ко­то­рые под­ска­зы­ва­ют, как мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать с тре­не­ром, ка­кие шут­ки он мо­жет го­во­рить, а ка­кие не мо­жет.

А вот мне бы как раз хо­те­лось отдохнуть (сме­ет­ся). Что­бы про­вет­ри­лась го­ло­ва, что­бы на­хва­тать­ся но­вых эмоций, по­на­блю­дать за людь­ми. Все же при­ду­мы­ва­ет­ся из на­блю­де­ний, по­том ком­би­ни­ру­ет­ся, скла­ды­ва­ет­ся в но­ме­ра, сцен­ки.

- А где вы нуж­ных эмоций на­би­ра­е­тесь?

- До­ста­точ­но по­смот­реть, как че­ло­век разговарив­ает с ап­те­ка­рем, на ба­за­ре, в автобусе… С людь­ми на­до боль­ше об­щать­ся, вза­и­мо­дей­ство­вать, что­бы по­ни­мать, что им по­ка­зы­вать, на ка­кие те­мы шу­тить.

- От юмо­ра не уста­ли?

- Устал. А что де­лать? Все хо­тят за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, но что­бы за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, на­до иметь ка­кие-то ос­но­ва­ния под со­бой. А у ме­ня не по­лу­ча­ет­ся да­же от­кла­ды­вать день­ги - они по­сто­ян­но ку­да-то ухо­дят (сме­ет­ся).

- Бы­ва­ет, что вро­де бы шут­ка класс­ная, а зритель не вос­при­нял? Что это зна­чит?

- Это зна­чит, что она ли­бо очень ту­пая, ли­бо очень ум­ная.

- И как вы на это ре­а­ги­ру­е­те?

- Ко­гда ум­ная шут­ка не за­хо­дит, я очень рас­стра­и­ва­юсь. А ко­гда за­хо­дит ту­пая, я прям огор­ча­юсь (сме­ет­ся). Сво­и­ми шут­ка­ми мы са­ми вос­пи­ты­ва­ем зри­те­ля. Мне хо­чет­ся, что­бы у нас раз­ви­вал­ся интеллекту­альный юмор.

- В по­след­нее вре­мя вы ста­ли на­мно­го по­пу­ляр­нее. Чув­ству­е­те эти бо­ну­сы?

- Нет. Я на­де­ваю шап­ку, ка­пю­шон и ста­ра­юсь не за­ост­рять на се­бе вни­ма­ние. Ко­неч­но, при­ят­но, ко­гда к те­бе под­хо­дят лю­ди и го­во­рят: «Игорь, мы смот­рим ва­ши пе­ре­да­чи, нам так нра­вит­ся, вы та­кой та­лант­ли­вый…»

- А ка­кая ре­ак­ция у сы­на, ко­гда он ви­дит па­пу по те­ле­ви­зо­ру?

- Го­во­рит: «Ма­ма, смот­ри, па­па. Опять па­па». (Сме­ет­ся.)

- Ваш сын, ка­жет­ся, ро­дил­ся 1 ап­ре­ля…

- Да. В этом го­ду от­празд­ну­ем его че­ты­рех­ле­тие до­ма или где-ни­будь в ин­те­рес­ном для него ме­сте. - - По­ка непо­нят­но, что

Сын с юмо­ром рас­тет? у него с ха­рак­те­ром. Он мо­жет раз­ре­веть­ся, ко­гда за­хо­чет, мо­жет рас­сме­ять­ся, мо­жет про­сто по­кри­чать. Вот хо­чет кри­чать - и кри­чит. Мы уже по это­му по­во­ду с ним се­рьез­но раз­го­ва­ри­ва­ли. При­чем кри­чит же без при­чи­ны - ему при­коль­но. А па­пе не при­коль­но, у па­пы го­ло­ва бо­лит. На­де­юсь, он ме­ня по­нял.

«Мог стать фи­нан­си­стом, а тут на те­бе - кокс!»

- Вы ро­ди­лись в Таш­кен­те. Как и ко­гда вы переехали в Укра­и­ну?

- В Укра­и­ну пе­ре­ехал, по­то­му что по­сту­пил в На­ци­о­наль­ную ме­тал­лур­ги­че­скую ака­де­мию в Дне­про­пет­ров­ске. А в Таш­кен­те я учил­ся в шко­ле № 110 им. Та­ра­са Шевченко. По­сле зем­ле­тря­се­ния в 1967 го­ду Таш­кент от­стра­и­ва­ли всем Со­ю­зом. На­шу шко­лу де­ла­ли украинцы. Там есть кра­си­вое боль­шое пан­но, на ко­то­ром изоб­ра­жен коб­зарь с бан­ду­рой.

- Ро­ди­те­ли оста­лись в Таш­кен­те?

- Ма­ма то­же при­е­ха­ла. У ме­ня еще есть брат, мы с ним учи­лись в Дне­про­пет­ров­ске. А по­том брат уехал в Рос­сию. Отец и брат у ме­ня - граж­дане Рос­сии. А ма­ма здесь.

- Кто вы по спе­ци­аль­но­сти?

- Кок­со­хи­мик.

- А по­че­му вы по­шли ту­да учить­ся?

- От незна­ния. Ро­ди­те­ли ска­за­ли, что все день­ги - в энер­ге­ти­ке. И есть та­кая спе­ци­аль­ность - «хи­ми­че­ская тех­но­ло­гия топ­ли­ва и уг­ле­род­ных вос­ста­но­ви­те­лей». Я услы­шал сло­во «топ­ли­во» - и все! А ко­гда я уже при­е­хал по­сту­пать, по­нял, что это са­мая де­ше­вая спе­ци­аль­ность. Мог бы пой­ти на ка­ко­го­то фи­нан­си­ста. А тут на те­бе - кокс. Ду­мал, это что-то с нефтью свя­зан­ное. Но по­том до­ду­мал: ес­ли у ме­ня бу­дет са­мая про­стая, де­ше­вая спе­ци­аль­ность, то у ме­ня бу­дет вре­мя за­ни­мать­ся

еще чем-ни­будь. На­при­мер, КВН.

- Ак­тер­ству где-ни­будь учи­лись?

- Нет. И мне да­же немно­го не по се­бе от это­го. Есть ка­кие-то ин­те­рес­ные при­е­мы, ак­тер­ские ме­то­ды, при­моч­ки, ко­то­рых я не знаю. Ду­маю, ес­ли бы я их знал, то смот­ре­лось бы все го­раз­до ре­а­ли­стич­нее.

- Как счи­та­е­те, мож­но ли вос­пи­тать чув­ство юмо­ра?

- Мож­но. Ведь юмор по­ни­ма­ют лю­ди об­ра­зо­ван­ные. Ме­нее об­ра­зо­ван­ные лю­ди его мень­ше по­ни­ма­ют. И чем боль­ше ты вкла­ды­ва­ешь в свою го­ло­ву ин­фор­ма­ции, чем боль­ше кни­жек чи­та­ешь, чем боль­ше опе­ри­ру­ешь ка­ки­ми-то зна­ни­я­ми, тем боль­ше ком­би­на­ций мож­но из них собрать. Вот юмор так же со­би­ра­ет­ся - из ка­ких-то зна­ний. Так что взрас­тить юмор в че­ло­ве­ке мож­но об­ра­зо­ва­ни­ем.

«За­сто­лья мне не при­коль­ны»

- Вы с се­мьей уже пе­ре­бра­лись в Ки­ев?

- Да. Но, чест­но го­во­ря, мне не очень нра­вит­ся жить в са­мом Ки­е­ве - боль­шая кон­цен­тра­ция лю­дей, ма­шин, за­во­дов, му­сор­ни­ков… Здесь мож­но впасть в де­прес­сию очень быст­ро. Так что ес­ли есть воз­мож­ность жить за го­ро­дом, это нуж­но де­лать.

- Чи­та­ла, что ва­ша же­на - актриса. Прав­да?

- Нет. Это не­прав­да. Мы по­зна­ко­ми­лись в об­ще­жи­тии, на­ши две­ри бы­ли на­про­тив. Она - фи­нан­сист.

- Бы­ту­ет мне­ние, что мно­гие сце­на­ри­сты на сцене та­кие раз­ве­се­лые, а до­ма, на­о­бо­рот, се­рьез­ные. Ка­кой вы до­ма?

- Раз­ный. Я мо­гу быть ве­се­лым, злым, спо­кой­ным, иг­ри­вым…

- Же­ну до­ма не под­ка­лы­ва­е­те?

- Под­ка­лы­ваю, ко­гда есть настроение. Но ча­ще все­го до­ма я устав­ший. Мне хо­чет­ся лечь и ни­че­го не де­лать.

- Как вы во­об­ще сво­бод­ное вре­мя про­во­ди­те? Лю­би­те празд­ни­ки?

- Я не упо­треб­ляю ал­ко­голь, по­это­му мне за­сто­лья не при­коль­ны. Мне нра­вит­ся ку­да-то вы­ехать, по­бе­гать, по­стре­лять в пейнт­бол. А си­деть, отмечать, пить, есть - это не мое.

- Вы все­гда так ка­те­го­рич­но от­но­си­лись к ал­ко­го­лю?

- Нет, в ин­сти­ту­те я еще упо­треб­лял ал­ко­голь. Но по­том у ме­ня на­ча­ло силь­но па­дать зре­ние. По­чи­тал раз­ные ма­те­ри­а­лы и по­нял: чем боль­ше ты за­шла­ко­вы­ва­ешь свой ор­га­низм, тем необ­ра­ти­мее процессы.

- Нет ли у вас стра­ха оби­деть че­ло­ве­ка шут­кой? Ведь мно­гие оби­жа­ют­ся…

- Пе­ред все­ми, ко­го оби­дел шут­кой, из­ви­ня­юсь. Ес­ли че­ло­ве­ку обид­но, он мо­жет мне об этом ска­зать. Ес­ли это по че­ло­ве­ку вид­но, я сам мо­гу по­дой­ти и ска­зать, что не хо­тел оби­деть.

Ласточкин про­сла­вил­ся, иг­рая в КВН за ко­ман­ду «Днепр». Осо­бен­но зри­те­ли по­лю­би­ли се­мей­ные ми­ни­а­тю­ры про Иго­ря и Ле­ну.

Игорь и Анна в браке по­чти 7 лет, вос­пи­ты­ва­ют сы­на, ко­то­ро­му 1 ап­ре­ля ис­пол­нит­ся 4.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.