В при­юте на Во­лы­ни де­ти и ру­ко­вод­ство об­ви­ни­ли друг дру­га в на­си­лии

KP in Ukraine (Thursday) - - Дело - Ири­на СОСНИНА.

Сам Лео­нид Мат­вий­чук не пря­чет­ся от жур­на­ли­стов и го­во­рит, что си­ту­а­ция неод­но­знач­ная.

- Это очень слож­ные де­ти, они тре­бу­ют не толь­ко со­ци­аль­ной за­щи­ты, но и кор­рек­ции по­ве­де­ния. У ме­ня бы­ли раз­ные слу­чаи, ко­гда де­ти на­па­да­ли на де­жур­но­го. Од­но­му сло­ма­ли реб­ра, дру­го­му на­нес­ли че­реп­но-моз­го­вую трав­му - он стал ин­ва­ли­дом. Еще на од­но­го де­жур­но­го на­бро­са­ли мат­ра­сы, и он чу­дом вы­жил. Вот с та­кой ка­те­го­ри­ей де­тей мы ра­бо­та­ем, и, преж­де чем озву­чи­вать вы­во­ды, нуж­но бы­ло разо­брать­ся, - ска­зал ди­рек­тор «Обо­зре­ва­те­лю».

По его сло­вам, все на­ча­лось с то­го, что че­ты­ре де­воч­ки устро­и­ли де­бош в при­юте.

- В вос­кре­се­нье, 29 июля, че­ты­ре де­воч­ки в воз­расте 15-17 лет устро­и­ли в при­юте де­бош, не под­чи­ня­лись де­жур­но­му. Они по­до­жгли бу­ма­гу в иг­ро­вой ком­на­те, а в 23.00 кри­ча­ли, би­ли ок­на и две­ри. В это вре­мя ма­лень­кие де­ти уже спа­ли, и они всем ме­ша­ли… Ко­неч­но, им вы­ска­зы­ва­лись пре­тен­зии, мы им объ­яс­ня­ли, что так се­бя ве­сти нель­зя, нуж­но жить по-че­ло­ве­че­ски. Они ре­ши­ли пе­ре­ве­сти стрел­ки в этой си­ту­а­ции. Од­ну из них взя­ли за ру­ку, что­бы пе­ре­ве­сти с кро­ва­ти од­ной де­воч­ки на дру­гую. Они вос­при­ня­ли это как на­си­лие… Те­перь про­дол­жа­ют эту иг­ру, пре­крас­но по­ни­мая, что им ни­че­го за это не бу­дет. Хо­тя са­ми сле­до­ва­те­ли уже ви­дят, что по­ка­за­ния да­ют все раз­ные и свести все во­еди­но - не по­лу­ча­ет­ся, - до­ба­вил муж­чи­на.

Од­на из де­во­чек, по его сло­вам, два ме­ся­ца бы­ла в ро­зыс­ке - ка­та­лась по Ки­ев­ской об­ла­сти. Вто­рая пол­го­да жи­ла с цы­га­на­ми. Тре­тья ушла из при­ем­ной се­мьи.

Ом­буд­смен Люд­ми­ла Де­ни­со­ва в сво­ем Фейс­бу­ке на­пи­са­ла, что кри­ки в при­юте 29 июля слы­ша­ли мест­ные жи­те­ли и вы­зва­ли по­ли­цию.

«Во вре­мя раз­го­во­ра с мо­и­ми сотрудника­ми де­ти со­об­щи­ли, что в этот день, 29 июля, их бил де­жур­ный по ре­жи­му и при­зы­ва­ли на по­мощь», - на­пи­са­ла Де­ни­со­ва.

По ее сло­вам, 17 мая из при­ю­та сбе­жал ре­бе­нок, но ди­рек­тор со­об­щил по­ли­ции об этом толь­ко 11 июля. В про­ку­ра­ту­ре Во­лын­ской об­ла­сти го­во­рят, что маль­чик ухо­дил и ра­нее, но ру­ко­вод­ство все рав­но долж­но бы­ло ска­зать об этом по­ли­ции.

Де­ни­со­ва со­об­щи­ла, что три де­воч­ки так­же по­жа­ло­ва­лись на до­мо­га­тель­ства со сто­ро­ны бра­та ди­рек­то­ра, ко­то­рый ра­бо­та­ет в при­юте, он яко­бы тро­гал их за раз­ные ча­сти те­ла. В про­ку­ра­ту­ре жур­на­ли­стам ска­за­ли, что на при­ста­ва­ния од­но­го из со­труд­ни­ков так­же по­жа­ло­ва­лась вос­пи­та­тель­ни­ца при­ю­та и на­пи­са­ла за­яв­ле­ние.

Все 33 вос­пи­тан­ни­ка при­ю­та в воз­расте от 3 до 18 лет от­прав­ле­ны в боль­ни­цу для об­сле­до­ва­ния. Ре­ги­о­наль­ный ко­ор­ди­на­тор ом­буд­сме­на Ви­та­лий Елов ска­зал те­ле­ка­на­лу «Нова Во­линь», что на пле­чах и ру­ках де­тей на­шли сле­ды по­бо­ев.

Со­се­ди го­во­рят, что слы­ша­ли из при­ю­та гром­кие кри­ки.

Ди­рек­то­ра при­ю­та 13-ты­сяч­но­го го­ро­да Ро­жи­ще в Во­лын­ской об­ла­сти от­стра­ни­ли от ра­бо­ты по­сле то­го, как в по­ли­цию по­сту­пи­ло со­об­ще­ние о том, что в дет­ском до­ме бьют и до­мо­га­ют­ся де­тей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.