Мать вы­дав­ли­ва­ла из сти­хи, как пас­ту

В из­да­тель­стве АСТ вы­шла кни­га Алек­сандра Рат­не­ра «Тай­ны жиз­ни Ни­ки Тур­би­ной («Я не хо­чу рас­ти...»), ко­то­рая мо­жет ра­ди­каль­но из­ме­нить пред­став­ле­ние о ге­ни­аль­ной де­воч­ке-по­этес­се

KP in Ukraine (Thursday) - - Незабытые Кумиры -

Ни­ка Тур­би­на тра­ги­че­ски по­гиб­ла 11 мая 2002 го­да, ко­гда ей бы­ло все­го 27 лет. К это­му мо­мен­ту дни ее сла­вы бы­ли уже да­ле­ко по­за­ди. Они при­шлись на 80-е и на­ча­лись в мар­те 1983го, ко­гда «КП» опуб­ли­ко­ва­ла ста­тью о де­воч­ке, ко­то­рая в во­семь лет пи­шет оше­ло­ми­тель­ные, прак­ти­че­ски взрос­лые сти­хи.

Вско­ре о Ни­ке Тур­би­ной го­во­рил весь Со­вет­ский Со­юз. Ее та­лант под­дер­жи­ва­ли мэт­ры - Юли­ан Се­ме­нов и Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко. Она ез­ди­ла в Ита­лию и в Аме­ри­ку, где ее по­э­ти­че­ские сбор­ни­ки вы­хо­ди­ли в пе­ре­во­дах. Ее та­лант при­пи­сы­ва­ли ми­сти­че­ским оза­ре­ни­ям.

Но, как у многих де­тей­звезд, фи­нал ока­зал­ся тра­ги­че­ским. Ев­ту­шен­ко в ка­кой­то мо­мент пе­ре­стал ее опе­кать и на про­тя­же­нии по­след­них 20 лет сво­ей жиз­ни да­же о ней не го­во­рил (по вер­сии са­мо­го по­эта, се­мья Ни­ки все время хо­те­ла от него ма­те­ри­аль­ной по­мо­щи, а не по­лу­чив ее од­на­ж­ды, об­ви­ни­ла в пре­да­тель­стве, что он рас­це­нил как чер­ную небла­го­дар­ность). Са­ма Ни­ка, де­вуш­ка крайне неурав­но­ве­шен­ная, увлек­лась спирт­ным. По­этес­са все ча­ще го­во­ри­ла о смер­ти, умо­на­стро­е­ния у нее бы­ли мрач­ные, ино­гда ка­жет­ся, что она бук­валь­но за­ни­ма­лась са­мо­раз­ру­ше­ни­ем...

Утвер­жда­ла, что раз­го­ва­ри­ва­ет с Бо­гом

Про­ана­ли­зи­ро­вав мно­же­ство сти­хо­тво­ре­ний Тур­би­ной, в том чис­ле ори­ги­на­лов, при­бег­нув да­же к по­мо­щи гра­фо­ло­гов, Алек­сандр Рат­нер при­хо­дит к вы­во­ду, что не все сти­хи Ни­ки на­пи­са­ны ею са­мой. Очень мно­гое со­зда­но с по­мо­щью ма­те­ри и ба­буш­ки. В опре­де­лен­ном смыс­ле Ни­ка Тур­би­на бы­ла их про­ек­том (и да­же на­сто­я­щая фа­ми­лия Ни­ки - Тор­би­на - бы­ла из­ме­не­на на бо­лее бла­го­звуч­ную, «бул­га­ков­скую»). Во­все не ис­клю­че­но, что с по­мо­щью до­че­ри мать, непри­знан­ная по­этес­са, ре­а­ли­зо­вы­ва­ла се­бя.

Ле­ген­да, с са­мо­го на­ча­ла рас­про­стра­няв­ша­я­ся род­ны­ми, за­клю­ча­лась в том, что Ни­ка с детства слов­но за­пи­сы­ва­ла сти­хи под дик­тов­ку. «Ни­ка утвер­жда­ла, что раз­го­ва­ри­ва­ет с Бо­гом и при этом слы­шит звук, ко­то­рый при­хо­дит к ней, пре­вра­ща­ясь в сло­ва и в строч­ки сти­хов, и, ес­ли она их тут же не про­из­не­сет вслух, не вы­плес­нет из се­бя, они пе­ре­пол­нят и за­ду­шат ее.

Прав­дой во всей этой ис­то­рии бы­ло ожи­да­ние Ни­кой зву­ка и ее бес­сон­ни­ца. Кар­по­ва не лга­ла, ко­гда рас­ска­зы­ва­ла об этом всем и всю­ду. А вот то, что звук этот су­ще­ство­вал, бы­ло под­ло­стью и гран­ди­оз­ной ло­жью. Ведь сказ­ку о нем де­сят­ки мил­ли­о­нов лю­дей во всем мире при­ня­ли за чи­стую мо­не­ту. Свы­ше трид­ца­ти лет они ве­ри­ли в эту ле­ген­ду, и да про­стят ме­ня за то, что вы­нуж­ден их разо­ча­ро­вать.

На са­мом де­ле к Ни­ке ни­ка­кой звук не при­хо­дил, а в си­лу нездо­ро­вья во­об­ще (у де­воч­ки бы­ла аст­ма. - Ред.), и пси­хи­че­ско­го в част­но­сти, она ино­гда по но­чам му­чи­тель­но и су­до­рож­но кри­ча­ла от пре­сле­до­вав­ших

ее ви­де­ний и пе­ре­жи­ва­ний. Эти ее сло­ва и фра­зы чем-то от­да­лен­но на­по­ми­на­ли стро­ки бе­лых сти­хов - во вся­ком слу­чае так они вос­при­ни­ма­лись Май­ей, чей слух все­гда был на­стро­ен на по­э­ти­че­скую вол­ну. Тем бо­лее что у нее в от­но­ше­нии Ни­ки уже бы­ли кон­крет­ные пла­ны. По­это­му она за­пи­сы­ва­ла вы­кри­ки до­че­ри, ее ре­че­вой бред, ис­поль­зуя его для на­пи­са­ния сти­хов, став­ших впо­след­ствии Ни­ки­ны­ми. Это под­твер­жда­ет Люд­ми­ла Бар­ки­на (близ­кая по­дру­га млад­шей сест­ры ба­буш­ки Тур­би­ной. - Ред.): «Ни­ки­ны кри­ки по но­чам Майя с Люд­ми­лой транс­фор­ми­ро­ва­ли в сти­хи, из каж­до­го ее вы­кри­ка де­ла­ли стро­ку».

По су­ти, Майя из­во­ди­лась по но­чам во­все не от небес­ных дик­тан­тов до­че­ри, а от ее нездо­ро­вья, ко­то­рым в се­мье не за­ни­ма­лись. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство сти­хов, рож­ден­ных в со­от­вет­ствии с ле­ген­дой о зву­ке и став­ших впо­след­ствии Ни­ки­ны­ми, бы­ли на­пи­са­ны Май­ей: со­всем немно­гие вско­ре по­сле рож­де­ния Ни­ки, а осталь­ные - в те­че­ние по­сле­ду­ю­щих

че­ты­рех-пя­ти лет (они за­пи­са­ны в школь­ных тет­ра­дях, вы­пу­щен­ных со­от­вет­ствен­но в 1975 и 1979 го­дах. - Ред.).

Вме­сте с тем род­ные сво­и­ми дей­стви­я­ми под­толк­ну­ли Ни­ку к са­мо­сто­я­тель­ной твор­че­ской ак­тив­но­сти. Про­цесс этот про­ис­хо­дил неза­ви­си­мо от вре­ме­ни су­ток и еще боль­ше укре­пил де­воч­ку в мыс­ли, что ав­то­ром всех сти­хов, в том чис­ле не ею со­чи­нен­ных, яв­ля­ет­ся она са­ма».

«Не пус­ка­ла гу­лять...»

Кон­стан­тин Пост­ни­ков, воз­люб­лен­ный Ни­ки Тур­би­ной, го­во­рил Рат­не­ру: «Для ме­ня, честно го­во­ря, то­же во­прос: кто пи­сал эти все сти­хи? Ни­ка при мне ни­ко­гда ни­че­го не пи­са­ла». А ведь их ро­ман длил­ся с осе­ни 1993-го по вес­ну 1997 го­да.

«Ко­гда у ма­лень­кой Ни­ки на­ча­ли про­ры­вать­ся сти­хи, Майя бы­ла на под­хва­те и, ес­ли де­воч­ка за­пи­на­лась и нерв­ни­ча­ла, тут же под­ска­зы­ва­ла ей от­дель­ные мыс­ли и стро­ки, по­мо­га­ла подыс­кать риф­мы. А в вы­ход­ные дни к ним при­со­еди­ня­лась ба­буш­ка. Втро­ем они за­те­ва­ли та­кую иг­ру: кто­то пред­ла­гал тему, за­тем все, по оче­ре­ди или на­пе­ре­бой, при­ду­мы­ва­ли строч­ки и риф­мы. И так до тех пор, по­ка из них не вы­стра­и­ва­лось сти­хо­тво­ре­ние. Та­кой сво­е­го ро­да по­э­ти­че­ский кон­струк­тор. То бы­ли пер­вые рост­ки бу­ду­ще­го кол­лек­тив­но­го твор­че­ства.

Майя неза­мет­но, но на­стой­чи­во под­тал­ки­ва­ла дочь к со­чи­ни­тель­ству, вся­че­ски по­ощ­ряя за­ня­тия им. А Ни­ку­ша те­ря­лась в до­гад­ках, по­че­му неж­но и тре­пет­но лю­би­мая ею ма­ма не вы­пус­ка­ла ее гу­лять, по­ка она не вы­да­вит из се­бя хоть несколь­ко сти­хо­твор­ных строк. Ни­ка то­гда еще не чув­ство­ва­ла необ­хо­ди­мо­сти пи­сать сти­хи, она пред­по­чи­та­ла до­ма иг­рать с кук­ла­ми, а во дво­ре с детьми, но Майя бы­ла непре­клон­на. До­хо­ди­ло до то­го, что, ко­гда уже Ни­ка ста­ла школь­ни­цей, Майя за­став­ля-

В 10 лет Ни­ка при­ня­ла уча­стие в меж­ду­на­род­ном по­э­ти­че­ском фе­сти­ва­ле «По­эты и Зем­ля» (в рам­ках Ве­не­ци­ан­ско­го бьен­на­ле). Там ей при­су­ди­ли глав­ный приз - «Зо­ло­то­го ль­ва».

Ис­сле­до­ва­тель уве­рен: мно­гие сти­хи де­воч­ке под­ска­зы­ва­ла ма­ма Майя Ни­ка­нор­ки­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.