Пре­ста­ре­лый швей­цар­ский су­пруг обе­щал сде­лать ки­но­звез­дой

KP in Ukraine (Thursday) - - Незабытые Кумиры -

В жиз­ни Тур­би­ной бы­ла еще од­на уди­ви­тель­ная ис­то­рия. В 1990-м она по­еха­ла в Швей­ца­рию по при­гла­ше­нию пси­хо­те­ра­пев­та Джо­ван­ни Мастро­па­о­ло и ста­ла его граж­дан­ской же­ной, несмот­ря на огром­ную раз­ни­цу в воз­расте (Тур­би­ной бы­ло 16, Мастро­па­о­ло - 74).

Са­ма Тур­би­на вспо­ми­на­ла в ин­тер­вью: «По об­ра­зо­ва­нию он пси­хо­лог, воз­глав­лял ин­сти­тут, ко­то­рый про­во­дит ле­че­ние псих­боль­ных де­тей му­зы­кой и сти­ха­ми. У ме­ня в то время в Ита­лии вы­шла кни­га, ко­то­рая по­па­ла к нему в ру­ки. Ка­кую-то де­воч­ку мои сти­хи спас­ли: она мол­ча­ла от рож­де­ния, а по­том вдруг ска­за­ла: «Ма­ма». Джо­ван­ни тут же при­гла­сил ме­ня в Швей­ца­рию на сим­по­зи­ум. Я про­бы­ла там неде­лю, вер­ну­лась в Моск­ву. Мы пе­ре­пи­сы­ва­лись, а по­том он по­зво­нил и ска­зал: «В Рос­сии жизнь бес­пер­спек­тив­ная. Те­бе непло­хо бы по­ви­дать Ев­ро­пу. Но мне то­же ко­ечто нуж­но от те­бя. Вы­хо­ди за ме­ня за­муж...»

Ни­ка утвер­жда­ла, что это брак не по рас­че­ту, а «по аван­тю­ре»: «С рас­че­том у ме­ня все­гда бы­ло пло­хо. По­сто­ян­но ока­зы­ва­юсь в дерь­ме. Я уеха­ла - и ме­ня хва­ти­ло на год. Не смог­ла жить в чу­жой стране, тем бо­лее с ним. За­то на­учи­лась ру­гать­ся по-фран­цуз­ски. (…) У него был ка­приз­ный ха­рак­тер да­мы. Он ме­ня ча­сто раз­дра­жал. Я, к при­ме­ру, при­вык­ла хо­дить по до­му в ха­ла­те. Он вы­хо­дил к сто­лу в ко­стю­ме и при гал­сту­ке и на­чи­нал ме­ня вос­пи­ты­вать. Об­ра­щал­ся со мной, как со сво­ей соб­ствен­но­стью, и был звер­ски рев­нив… Я ему не из­ме­ня­ла, хо­тя мне нра­ви­лись мно­гие мо­ло­дые люди».

Ни­ку спро­си­ли: «Джо­ван­ни был со­сто­я­тель­ным че­ло­ве­ком?» Она от­ве­ти­ла: «Да, и в плане ко­шель­ка, и в плане то­го, что в шта­нах. Си­дя все время на гор­мо­нах, по­хо­ро­нив пять жен, имея ку­чу де­тей - млад­ше­му сы­ну - 14, а пер­вен­цу под 60, - еще бы он был несо­сто­я­те­лен! Но для пол­но­цен­ной су­пру­же­ской жиз­ни, кро­ме кой­ки, долж­но быть что-то еще. А с этим, несмот­ря на его моз­го­ви­тость, бы­ли про­бле­мы. Ему удобно жи­лось со мной. Мне бы­ло 16 - ле­пи что хо­чешь…»

Впро­чем, пол­но­стью до­ве­рять рас­ска­зам Тур­би­ной труд­но - она лю­би­ла фан­та­зи­ро­вать. В част­ных бе­се­дах она го­во­ри­ла, что Мастро­па­о­ло обе­щал сде­лать ее ки­но­звез­дой, но до­воль­но быст­ро ста­ло по­нят­но, что ни­че­го из это­го не вый­дет. По мне­нию близких, в Швей­ца­рии быст­ры­ми тем­па­ми

на­чал раз­ви­вать­ся ее ал­ко­го­лизм - в ком­на­те по­сто­ян­но бы­ло мно­го бу­ты­лок. Вско­ре Тур­би­на вер­ну­лась в Моск­ву. За год, про­ве­ден­ный за ру­бе­жом, она на­пи­са­ла од­но­един­ствен­ное сти­хо­тво­ре­ние:

В ком­на­те бе­лой

Швей­ца­рии Пе­пель­ни­ца - го­ло­ва. Рус­ское, за­быч­ко­ван­ное

Смот­рит в ок­но ди­тя. За­па­хи спе­лой клуб­ни­ки

Ули­ца­ми жи­вут И неоде­той Ни­ке

Вряд ли да­дут при­ют.

По­том они с Мастро­па­о­ло ино­гда пе­ре­пи­сы­ва­лись. Он скон­чал­ся в сен­тяб­ре 1999 го­да в воз­расте 83 лет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.