Рот­шиль­ды за­га­да­ли ми­ру оче­ред­ную за­гад­ку

Мы зна­ем от­вет!

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая страница - Андрей ГАЦЕНКО.

Еже­год­но бри­тан­ский жур­нал The Economist вы­хо­дит с об­лож­кой-ре­бу­сом, ко­то­рая, по неофи­ци­аль­ной вер­сии, яв­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ским про­ро­че­ством на сле­ду­ю­щий год. Из­да­ние при­над­ле­жит кла­ну Рот­шиль­дов, ко­то­рый счи­та­ют глав­ным кук­ло­во­дом ми­ро­вой «за­ку­ли­сы».

«КП» в Укра­ине» об­ра­ти­лась к экс­пер­там, ко­то­рые объяснили свое ви­де­ние это­го ре­бу­са.

Сме­на эпох

В цен­тре ком­по­зи­ции на­хо­дит­ся зна­ме­ни­тый Вит­ру­ви­ан­ский че­ло­век Лео­нар­до да Вин­чи, на ко­то­ро­го ху­дож­ник на­дел то ли при­бор ноч­но­го ви­де­ния, то ли оч­ки вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти. В со­во­куп­но­сти с тем, что по­чти все над­пи­си на об­лож­ке вы­пол­не­ны в зер­каль­ном изоб­ра­же­нии, как это лю­бил де­лать Лео­нар­до, ста­но­вит­ся яс­но: все в на­шем ми­ре вы­гля­дит со­всем не так, как ка­жет­ся на пер­вый взгляд. А экс­пер­ты уви­де­ли в об­щей кар­тине сим­во­лы сме­ны эпох.

- Глав­ный ключ к по­ни­ма­нию ри­сун­ки в сти­ле Лео­нар­до да Вин­чи, что рас­шиф­ро­вы­ва­ет­ся как окон­ча­ние эпо­хи «воз­рож­де­ния» и пе­ре­ход к из­мен­чи­во­му и неустой­чи­во­му пе­ри­о­ду «ба­рок­ко», ко­гда рас­па­дет­ся цель­ное и ра­зум­ное пред­став­ле­ние о ми­ре и понимание че­ло­ве­ка как ра­зум­но­го су­ще­ства, - по­яс­нил «КП» в Укра­ине ана­ли­тик Алек­сей Кущ. - От­ныне, сло­ва­ми Пас­ка­ля, че­ло­век осо­зна­ет се­бя «чем-то сред­ним меж­ду всем и ни­чем», «тем, кто улав­ли­ва­ет лишь ви­ди­мость яв­ле­ний, но не спо­со­бен понять ни их на­ча­ла, ни их кон­ца».

О гео­по­ли­ти­ке

Прак­ти­че­ски все экс­пер­ты от­ме­ча­ют, что The Economist пред­ска­зы­ва­ет гло­баль­ные из­ме­не­ния ро­лей го­су­дарств в ми­ре бу­ду­ще­го.

- В гло­баль­ном плане - уси­ле­ние за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции и охла­жде­ние по­тен­ци­а­ла во­сточ­ных им­пе­рий, та­ких как Ки­тай, РФ и араб­ские стра­ны, - уве­рен Алек­сей Кущ. - Про­филь Трам­па - на­мек на воз­мож­ность про­це­ду­ры им­пич­мен­та, че­ты­ре всад­ни­ка апо­ка­лип­си­са на фоне Пу­ти­на - ожи­да­ние гло­баль­ной встряс­ки вслед­ствие по­ли­ти­че­ско­го цик­ла в Укра­ине.

Пи­нок­кио с длин­ным но­сом вы­гля­дит символом ин­фор­ма­ци­он­ных войн, то­таль­ных си­му­ля­кров и лжи.

Ан­глий­ский буль­дог в Се­вер­ной Аме­ри­ке - сим­вол то­го, то Ве­ли­ко­бри­та­ния окон­ча­тель­но «от­ча­лит» от ЕС.

За всей этой кар­ти­ной фи­ло­соф­ски на­блю­да­ет Уолт Уит­мен, ве­ли­чай­ший аме­ри­кан­ский по­эт и ав­тор эпи­че­ско­го цик­ла «Ли­стья тра­вы», в ко­то­ром он вос­пе­вал за­рож­да­ю­щу­ю­ся мощь Аме­ри­ки. Хо­тя в дан­ном слу­чае рож­да­ет­ся но­вая ал­лю­зия из сти­хо­тво­ре­ния по­эта, по­свя­щен­но­го уби­то­му пре­зи­ден­ту Авра­аму Лин­коль­ну «О, ка­пи­тан! Мой ка­пи­тан»: «Оч­нись, отец! Моя ру­ка ле­жит на лбу тво­ем, А ты на па­лу­бе уснул, Как буд­то мерт­вым сном». Ду­маю, это крас­но­ре­чи­вый сим­вол «уми­ра­ю­щей» аме­ри­кан­ской меч­ты...

Но неко­то­рые экс­пер­ты ви­дят кар­ти­ну ина­че, об­ра­щая вни­ма­ние со­всем на дру­гие де­та­ли.

- Порт­рет пре­зи­ден­та США Трам­па об­ра­щен взо­ром на Во­сток, порт­рет пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на смот­рит на Запад, меж­ду ни­ми уют­но рас­по­ло­жил­ся сим­вол Ки­тая - пан­да, - го­во­рит фи­нан­со­вый ана­ли­тик Teletrade Бо­г­дан Пи­са­рен­ко. - Немно­го в сто­роне, сле­ва и ниже, мы ви­дим ан­глий­ско­го буль­до­га, вы­ше пан­ды и Пу­ти­на - япон­ская свя­ты­ня, го­ра Фуд­зи­я­ма.

По его сло­вам, от то­го, как раз­ре­шит­ся и раз­ре­шит­ся ли во­об­ще тор­го­вый кон­фликт меж­ду США и Ки­та­ем, бу­дут за­ви­сеть тем­пы ро­ста ми­ро­вой эко­но­ми­ки в це­лом. Пред­ва­ри­тель­ные до­го­во­рен­но­сти на саммите G-20 в Ар­ген­тине о вве­де­нии вре­мен­но­го пе­ре­ми­рия на 90 дней по­ка не очень­то вдох­но­ви­ли фи­нан­со­вые рын­ки. Все ждут бо­лее кон­крет­ных ре­ше­ний.

- Ве­ро­ят­ность под­пи­са­ния мир­но­го до­го­во­ра меж­ду Рос­си­ей и Япо­ни­ей впер­вые по­сле окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны увя­зы­ва­ют с пе­ре­да­чей двух ост­ро­вов, - про­дол­жа­ет Бо­г­дан Пи­са­рен­ко. Воз­мож­но, The Economist по­ла­га­ет, что до­го­вор бу­дет под­пи­сан, и этот факт, без­услов­но, вой­дет в ис­то­рию. Но под­пи­са­ние до­го­во­ра не прой­дет ми­мо Со­еди­нен­ных Шта­тов, о чем крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ет взгляд пре­зи­ден­та Трам­па.

Пробле­ма вы­хо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии из Ев­ро­со­ю­за за­мы­ка­ет кар­тин­ку. На­стро­е­ние у бри­тан­ско­го буль­до­га яв­но неве­се­лое, но буль­дог сла­вен имен­но тем, что не вы­пус­ка­ет до­бы­чу из зубов. Оче­вид­но, пра­ви­тель­ство Ве­ли­ко­бри­та­нии, с Те­ре­зой Мэй или без нее, до­ве­дет де­ло до кон­ца. Ка­ким он бу­дет узна­ем по­сле 30 мар­та 2019 го­да, ко­гда на­сту­пит дед­лайн по Брек­си­ту.

Об эко­но­ми­ке

Эко­но­ми­че­ские сим­во­лы экс­пер­ты то­же трак­ту­ют по-раз­но­му. Хо­тя те­му ми­ро­во­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са в ре­бу­се на­шли все без ис­клю­че­ния.

- Бро­са­ет­ся в гла­за элек­тро­мо­биль как сим­вол си­стем­но­го из­ме­не­ния спро­са на тра­ди­ци­он­ное топ­ли­во, - го­во­рит Алек­сей Кущ. - Бро­не­но­сец - как сиг­нал воз­мож­но­го кри­зи­са в Бра­зи­лии, ко­то­рый ак­ти­ви­ру­ет де­струк­цию в сег­мен­те раз­ви­ва­ю­щих­ся стран, слон с бив­ня­ми-стрел­ка­ми - как сиг­нал то­го, что ак­цент в тре­тьем ми­ре сме­стит­ся с Ки­тая на Ин­дию. А пан­да в Грен­лан­дии лишь под­твер­жда­ет это - Ки­таю бу­дет очень «хо­лод­но» в фи­нан­со­вом плане. Уси­ли­ва­ет­ся угроза кре­дит­но­го кри­зи­са, и за­мед­ле­ние ро­ста ки­тай­ской эко­но­ми­ки близ­ко как ни­ко­гда.

Фи­гу­ра че­ло­ве­ка в оч­ках с ли­стья­ми кан­на­би­са и ай­фо­ном в ру­ках - сим­вол то­таль­ной эман­си­па­ции «зна­ка» от «ве­щи» по тео­рии Бодрий­а­ра (тео­рии по­треб­ле­ния. - Ред.). Все ста­но­вит­ся си­му­ля­тив­ным, да­же труд. Бу­дет про­ис­хо­дить гло­баль­ное сли­я­ние фрей­диз­ма и марк­сиз­ма, не­воз­мож­ность пред­ста­ви­тель­ной де­мо­кра­тии в усло­ви­ях гос­под­ства си­му­ля­кров.

Ну и Фуд­зи­я­ма на вер­шине об­лож­ки как на­мек на то, что лишь Япо­ния в этой па­ра­диг­ме со­хра­нит внут­рен­нюю це­лост­ность.

По­хо­же ви­дят сле­ду­ю­щий непро­стой год и дру­гие ана­ли­ти­ки.

- В цен­тре об­лож­ки - ва­ри­ант Вит­ру­ви­ан­ско­го че­ло­ве­ка от The Economist, в ру­ках у ко­то­ро­го сим­во­лы со­вре­мен­ной эпо­хи, - го­во­рит Бо­г­дан Пи­са­рен­ко. - Это циф­ро­вые тех­но­ло­гии. Ду­маю, что кан­на­бис сим­во­ли­зи­ру­ет рас­ши­ре­ние спис­ка стран, в ко­то­рых бу­дет ле­га­ли­зо­ва­на про­да­жа марихуаны. И ярко вы­де­ля­ют­ся ве­сы со сни­жа­ю­щей­ся ча­шей - как на­мек на ве­ро­ят­ный фи­нан­со­вый кри­зис. Об этом мно­го го­во­рят в по­след­нее вре­мя, и на это ука­зы­ва­ет ряд при­зна­ков, ко­то­рые по­яви­лись на рын­ке впер­вые по­сле 2007 го­да.

Кри­зис бе­жен­цев и по­лет на Лу­ну

Но не все так пло­хо. В гло­баль­ном смыс­ле пе­ред че­ло­ве­че­ством от­кры­ва­ют­ся но­вые го­ри­зон­ты.

- Ду­маю, что ав­то­ры на­ме­ка­ют на кос­ми­че­ские по­ле­ты на Лу­ну и Марс, а так­же на но­вые го­ри­зон­ты ис­сле­до­ва­ний кос­мо­са, - рас­ска­зал свое ви­де­ние ана­ли­тик Андрей Шев­чи­шин. - Так­же все боль­шую роль от­да­ют кан­на­би­су и его ле­га­ли­за­ции, как это слу­чи­лось в Ка­на­де. Аист - это от­сыл к рож­де­нию пер­вых де­тей из про­бир­ки с из­ме­нен­ным ге­но­ко­дом.

Кста­ти, те­ма ДНК обыг­ра­на на од­ной из рук Вит­ру­ви­ан­ско­го че­ло­ве­ка. А вот аист со штрих­ко­дом мо­жет озна­чать - услу­га по за­мене ДНК ста­нет плат­ной и вна­ча­ле бу­дет до­ступ­на толь­ко бо­га­тым лю­дям.

- Я не ис­клю­чаю, что че­ты­ре всад­ни­ка апо­ка­лип­си­са мо­гут озна­чать при­род­ные ка­та­клиз­мы, - про­дол­жа­ет Андрей Шев­чи­шин. - В ру­ках ос­нов­ной фи­гу­ры ви­ден смарт­фон с QR-ко­дом. По су­ти, это го­во­рит о еще боль­шей мо­би­ли­за­ции. Ли­цо с мет­ри­ка­ми в пра­вом верх­нем уг­лу это тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния лиц и слеж­ки, ко­то­рые мас­со­во бу­дут внед­рять­ся в 2019 го­ду. Ве­сы с людь­ми в ру­ке, на­вер­ное, сим­во­ли­зи­ру­ют ми­гра­ци­он­ный кри­зис, де­ле­ние лю­дей на «хо­ро­ших» и «пло­хих». Жен­щи­на вни­зу, в ко­то­рой уга­ды­ва­ет­ся Ан­же­ли­на Джо­ли, это еще один на­мек на бе­жен­цев.

Борь­ба за пра­ва жен­щин

Еще од­на тен­ден­ция, о ко­то­рой умол­ча­ли ана­ли­ти­ки, но не смог­ли обой­ти мы, мо­жет за­клю­чать­ся в хэ­ш­те­ге #MeToo, ко­то­рый мгно­вен­но рас­про­стра­нил­ся в со­ци­аль­ных се­тях в ок­тяб­ре 2017 го­да по­сле об­ви­не­ний в сек­су­аль­ных до­мо­га­тель­ствах ки­но­про­дю­се­ра Хар­ви Вайн­штей­на. По су­ти, это мо­жет го­во­рить о все бо­лее уси­ли­ва­ю­щей­ся нетер­пи­мо­сти об­ще­ства к сек­су­аль­но­му на­си­лию, осо­бен­но в от­но­ше­нии жен­щин. Ин­те­рес­но, что этот хэ­ш­тег - един­ствен­ная над­пись, ко­то­рая на­пи­са­на пра­виль­но, а не зер­каль­но.

Как бы в под­твер­жде­ние это­му вни­зу изоб­ра­жен ав­то­порт­рет ху­дож­ни­цы XVII ве­ка Ар­те­ми­зии Джен­ти­лески, ко­то­рая под­рост­ком бы­ла из­на­си­ло­ва­на учи­те­лем ис­кусств. В су­де она под­верг­лась уни­зи­тель­но­му фи­зи­че­ско­му осмот­ру и пыт­кам, что­бы до­ка­зать прав­ди­вость сво­их за­яв­ле­ний, преж­де чем ее обид­чик был осуж­ден. В со­вре­мен­ном ми­ре Джен­ти­лески ста­ла символом борь­бы за пра­ва жен­щин, ко­то­рые под­верг­лись сек­су­аль­но­му на­си­лию, ее да­же на­зы­ва­ют символом #MeToo.

Кста­ти, ав­то­порт­рет с об­лож­ки The Economist был про­дан за ре­корд­ные для про­из­ве­де­ний Джен­ти­лески 2,18 млн дол­ла­ров. Воз­мож­но, ав­то­ры на­ме­ка­ют: на борь­бе за пра­ва жен­щин в сле­ду­ю­щем го­ду кто-то неп­ло­хо за­ра­бо­та­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.