Ана­то­лий Та­ра­сов не да­вал нам быть ари­сто­кра­та­ми

10 де­каб­ря ис­пол­ня­ет­ся 100 лет со дня рож­де­ния ве­ли­ко­го хок­кей­но­го тре­не­ра

KP in Ukraine (Thursday) - - Спорт -

Мы зна­ем, что в со­вет­ском хок­кее есть Ле­ген­да № 17 и мно­же­ство ле­генд под дру­ги­ми но­ме­ра­ми. Но ста­ли бы они та­ки­ми звез­да­ми, за­во­е­ва­ли бы столь­ко «зо­ло­та», ес­ли бы у них не бы­ло Ана­то­лия Та­ра­со­ва? В его ка­рье­ре бы­ли по­тря­са­ю­щие взле­ты, ку­ча ме­да­лей со всех воз­мож­ных тур­ни­ров и го­су­дар­ствен­ные ордена. Но лю­бые на­гра­ды мерк­нут пе­ред про­стым неофи­ци­аль­ным ти­ту­лом «отец со­вет­ско­го хок­кея».

Мно­го лет на­зад мы с бра­том в од­ном ки­но­про­ек­те ра­бо­та­ли по­мощ­ни­ка­ми сце­на­ри­ста. В пла­нах бы­ло снять фильм про хок­кей еще той, со­вет­ской сбор­ки. На­шей за­да­чей бы­ло де­лать ин­тер­вью со сви­де­те­ля­ми той эпо­хи, что­бы по­том ре­аль­ные ис­то­рии впле­сти в сце­на­рий. Бы­ло мно­го ин­те­рес­ных встреч, но боль­ше все­го нам за­пом­ни­лись рас­ска­зы Вла­ди­сла­ва Тре­тья­ка про Ана­то­лия Та­ра­со­ва. Боль­шин­ство из тех ис­то­рий пуб­ли­ку­ем толь­ко сей­час.

Рас­ска­зы Вла­ди­сла­ва Тре­тья­ка об Ана­то­лии Та­ра­со­ве:

Неве­ста

- Та­ра­сов нам го­во­рил: «Вы так долж­ны друг к дру­гу на пло­щад­ке от­но­сить­ся, как к неве­сте. Что­бы пас от­да­вать с лю­бо­вью. Что­бы не тук­нуть так, что­бы не пой­мал, а как неве­сте!»

Тен­нис­ный мяч

- Нас, вра­та­рей, Та­ра­сов за­став­лял с со­бой по­сто­ян­но но­сить тен­нис­ный мяч. Как сво­бод­ная ми­нут­ка, на­до бы­ло ки­дать его и ло­вить, раз­ви­вая ре­ак­цию. Мяч дол-

жен был быть с нами вез­де! Да­же ко­гда пла­ва­ли! Я кар­ман се­бе при­шил к плав­кам, что­бы, ко­гда ку­па­ешь­ся, он с то­бой был.

За сто­лом си­дишь, ку­ша­ешь. За­хо­дит Та­ра­сов. - Ре­бя­та, а где ваш мяч? - ?! - Вы да­же ко­гда борщ еди­те, в од­ной ру­ке - лож­ка, а во вто­рой - мяч!

Ма­ши­на

В 1971 го­ду я взял ма­ши­ну «Жи­гу­ли». Но это Та­ра­сов мне вы­бил. Так же про­сто не ку­пишь оче­редь. А он под­пи­сал до­ку­мен­ты, ка­кие на­до. И вот я подъ­ез­жаю на ба­зу. И тут же Ана­то­лий Вла­ди­ми­ро­вич, на «Вол­ге». Я вы­хо­жу: - Доб­рое утро. - Ты что, на ма­шине?! - Ну да, вы же мне да­ли.

- Нет-нет-нет. Зна­чит так: два ра­за в неде­лю на ма­шине, а в осталь­ные - в мет­ро, по­тол­кать- ся сре­ди на­ро­да. С ума, что ли, со­шел! На ма­шине! Смотрите, ка­кой ари­сто­крат!

Пер­стень

Бы­ла у нас, хок­ке­и­стов, та­кая мо­да: клет­ча­тые пи­джа­ки и перст­ни. И я се­бе то­же ку­пил пи­джак и пер­стень. А Та­ра­сов, как уви­дел, за­ста­вил на­ри­со­вать ка­ри­ка­ту­ру на меня в клет­ча­том пи­джа­ке с пер- стня­ми на всех пальцах! И вы­ве­си­ли «Бо­е­вой ли­сток» - стен­га­зе­ту, сти­хи, по­здрав­ле­ния...

Та­мож­ня

За­гра­нич­ные ко­ман- ди­ров­ки в то вре­мя бы­ли од­ной из при­ви­ле­гий хок­ке­и­стов. А ко­гда мы воз­вра­ща­лись, нас на та­можне ни­ко­гда не про­ве­ря­ли, но мы все­гда пе­ре­жи­ва­ли: мо­жет, два маг­ни­то­фо­на нель­зя вез­ти? Мо­жет, еще кво­ты на что-то? На одеж­ду?

И вот од­на­ж­ды при­ле­та­ем в «Ше­ре­ме­тье­во» и тут нам неожи­дан­но та­мо­жен­ник один: - Стоп! Про­вер­ка! А Та­ра­сов все­гда по­след­ний шел. К нему ка­пи­тан ко­ман­ды под­бе­га­ет и го­во­рит: мол, так и так, Ана­то­лий Вла­ди­ми­ро­вич, проверяют нас! Та­мож­ня!

Ана­то­лий Вла­ди­ми­ро­вич под­хо­дит к та­мо­жен­ни­ку и стро­го так: - Пол­ков­ник Та­ра­сов! - О! Та­ра­сов, как же! - Мо­ло­дой че­ло­век, вы что же? Крас­ную Ар­мию со­би­ра­е­тесь про­ве­рять?!

Там все упа­ли. И та­мо­жен­ник уже сра­зу ис­чез:

- Нет-нет! Что вы! Про­хо­ди­те... Та­ра­сов нам: - Ре­бя­та, про­хо­ди­те, я до­го­во­рил­ся.

У Ана­то­лия Та­ра­со­ва бы­ли очень жест­кие тре­ни­ров­ки. Но вре­мя для улы­бок все рав­но на­хо­ди­лось. У Вла­ди­сла­ва Тре­тья­ка все­гда на­го­то­ве боль­шой на­бор ис­то­рий про ве­ли­ко­го Та­ра­со­ва.

Ана­то­лий Вла­ди­ми­ро­вич Та­ра­сов в ду­ше до по­след­не­го оста­вал­ся тре­не­ром.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.