Ев­ге­ний Му­ра­ев: «Кто-то тра­тит на вы­бо­ры, а мы ра­бо­та­ем на про­дви­же­ние смыслов»

По­ли­тик рас­ска­зал, по­че­му его на­зы­ва­ют се­па­ра­ти­стом, сколь­ко уго­лов­ных дел про­тив него за­ве­ла власть, и ци­ти­ро­вал Ленина

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая страница - Под­го­то­ви­ла Ок­са­на БО­Г­ДА­НО­ВА.

-Два с по­ло­ви­ной го­да на­зад в ин­тер­вью вы ска­за­ли, что ес­ли ко­гда-ни­будь все-та­ки ста­не­те пре­зи­ден­том, то толь­ко для то­го, что­бы упразд­нить эту долж­ность. Ва­ши пла­ны не из­ме­ни­лись?

- В це­лом не из­ме­ни­лись. Но для на­ча­ла на­до бу­дет из­ме­нить клю­че­вые ве­щи, ис­поль­зуя воз­мож­но­сти пре­зи­дент­ской долж­но­сти. В первую оче­редь - про­ве­сти ре­фе­рен­дум по глав­ным во­про­сам, ко­то­рые раз­де­ля­ют Укра­и­ну.

Пер­вый из них - вы­бор «Рос­сия или Ев­ро­па», ко­то­рый нам по­сто­ян­но на­вя­зы­ва­ли, но ко­то­ро­го на са­мом де­ле не су­ще­ству­ет.

Вто­рое - при­нять за­кон об оп­по­зи­ции, что­бы пе­ре­дать функ­ции кон­тро­ля над вла­стью тем, ко­му ин­те­рес­но его обес­пе­чить.

И тре­тье - на­ве­сти по­ря­док на ули­цах, за­ста­вить ува­жать Кон­сти­ту­цию и за­кон. По­сле это­го уже мож­но про­во­дить кон­сти­ту­ци­он­ную ре­фор­му, оста­вив пре­зи­ден­ту ри­ту­аль­ные функ­ции. На­при­мер, как в Гер­ма­нии. А ре­ги­о­нам дать ров­но столь­ко сво­бо­ды, сколь­ко они мо­гут уне­сти в рам­ках го­су­дар­ства. В первую оче­редь - сво­бо­ду са­мим ре­шать на мест­ных ре­фе­рен­ду­мах во­про­сы язы­ка, ре­ли­гии, пе­ре­име­но­ва­ний, ото­брав у по­ли­ти­ков воз­мож­ность спе­ку­ли­ро­вать на этих те­мах.

- Де­цен­тра­ли­за­ция в Укра­ине уже идет, и про­во­дит ее Петр Алек­се­е­вич.

- У него дру­гая де­цен­тра­ли­за­ция, сход­ство толь­ко в на­зва­нии. На­сто­я­щая - это ко­гда в цен­тре долж­ны остать­ся МИД, ар­мия, фи­нан­со­вая си­сте­ма, управ­ле­ние гос­мо­но­по­ли­я­ми. Все осталь­ное нуж­но от­да­вать на ме­ста. Гро­ма­ды долж­ны ре­шать, сколь­ко им нуж­но школ и боль­ниц, как управ­лять сво­и­ми день­га­ми, ко­гда и по ка­ко­му во­про­су про­ве­сти мест­ный ре­фе­рен­дум. Вы­бор­ная ис­пол­ни­тель­ная власть, вы­бор­ные су­ды. По­ли­ция то­же долж­на быть му­ни­ци­паль­ной.

«Не раз­де­ляю по­ли­ти­ку вла­сти»

- Рань­ше вас на­зы­ва­ли се­па­ра­ти­стом и аген­том Крем­ля, те­перь, по­сле со­зда­ния пар­тии «На­ши», - про­ек­том Бан­ко­вой (ули­ца в Ки­е­ве, на ко­то­рой рас­по­ло­же­на Ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та Укра­и­ны. - Ред.). Так все-та­ки вы кто?

- Се­па­ра­ти­стом я был толь­ко по­то­му, что ка­те­го­ри­че­ски не раз­де­ляю по­ли­ти­ку, ко­то­рую про­во­дит власть, и с са­мо­го на­ча­ла жест­ко ее кри­ти­ко­вал, пред­став­ляя мне­ние сво­их из­би­ра­те­лей и зем­ля- ков. А тер­мин «про­ект Бан­ко­вой» воз­ник, ко­гда на­ча­лось дроб­ле­ние на бе­ло-го­лу­бом флан­ге. Бывшие кол­ле­ги, у ко­то­рых есть про­бле­мы ро­ста и до­ве­рия к ним лю­дей, пы­та­ют­ся та­ким об­ра­зом сыг­рать в свою поль­зу. Но это им не очень по­мо­га­ет, по­то­му что вы­гля­дит глу­по.

Кто в прин­ци­пе мо­жет быть про­ек­том Бан­ко­вой? Тот, кто ей вы­го­ден, и тот, у ко­го об­щий бизнес с га­ран­том. Са­мым вы­год­ным ва­ри­ан­том там все­гда счи­тал­ся вто­рой тур с Бой­ко, а об­щий бизнес - с Мед­вед­чу­ком и дру­ги­ми оли­гар­ха­ми.

- Раз­рыв с быв­шим парт­не­ром по пар­тии «За жит­тя» про­шел бо­лез­нен­но? Как по­де­ли­ли ор­га­ни­за­ции и наследие?

- С на­ми ушли по­чти все ор­га­ни­за­ции - харь­ков­ская, одес­ская, сум­ская, дне­про­пет­ров­ская, часть за­пад­ных об­ла­стей, хо­тя Ра­би­но­вич утвер­жда­ет дру­гое. Люди не за­хо­те­ли ра­бо­тать в про­дан­ной без их со­гла­сия пар­тии. Кро­ме то­го, они по­ни­ма­ли, что объ­еди­не­ние с Мед­вед­чу­ком и Ле­воч­ки­ным для них непри­ем­ле­мо.

Ес­ли помни­те, пар­тия «За жит­тя» как раз бы­ла соз­да­на на­ми по­то­му, что мы вы­сту­пи­ли про­тив той по­ли­ти­ки, ко­то­рую про­во­дил Оп­по­зи­ци­он­ный блок в пар­ла­мен­те, де­мон­стри­руя го­ло­со­ва­ни­ем ло­яль­ность к вла­сти. А тут уже не ло­яль­ность, а пол­ное и все­сто­рон­нее со­труд­ни­че­ство, в том чис­ле с те­ле­ка­на­ла­ми 112 и NewsOne.

- Вы го­во­ри­ли об этом с Ва­ди­мом Ра­би­но­ви­чем?

- Ко­неч­но, неод­но­крат­но. И с Мед­вед­чу­ком то­же. Но у них бы­ли дру­гие при­о­ри­те­ты, в первую оче­редь бизнес и от­лич­ные от нас пла­ны на жизнь. А я хо­чу жить в дру­гой Укра­ине, ко­то­рую не стыд­но оста­вить де­тям, и «план По­ро­шен­ко» озна­ча­ет про­дол­же­ние вой­ны и ко­нец всем на­деж­дам на луч­шую жизнь. Так что мы пой­дем дру­гим пу­тем, как го­во­рил клас­сик. - По­ро­шен­ко? - Нет, Вла­ди­мир Ильич Ле­нин.

Ко­гда за­го­во­рит по-укра­ин­ски

- Кро­ме вас еще 43 че­ло­ве­ка на этих вы­бо­рах ста­ли кан­ди­да­та­ми в пре­зи­ден­ты. Часть фа­ми­лий рань­ше ни­кто и не слы­шал. Как ду­ма­е­те, по­че­му так мно­го же­ла­ю­щих?

- Все про­сто: тех­ни­че­ские участ­ни­ки бу­дут обес­пе­чи­вать пред­ста­ви­тель­ство в ин­те­ре­сах от­дель­ных кан­ди­да­тов. Но­вый За­кон о вы­бо­рах пред­по­ла­га­ет, что каж­дый пре­тен­дент мо­жет иметь сво­е­го че­ло­ве­ка на из­би­ра­тель­ном участ­ке. Ско­рее все­го, это бу­дут сет­ки, ко­то­рые обес­пе­чат за­щи­ту ре­зуль­та­тов или фаль­си­фи­ка­цию для Ти­мо­шен­ко и По­ро­шен­ко.

- Лич­но у вас ка­кие це­ли и за­да­чи на этих вы­бо­рах?

- Мак­си­маль­но ис­поль­зо­вать воз­мож­но­сти из­би­ра­тель­ной кам­па­нии, что­бы до­не­сти свои идеи. На­ла­дить кон­такт с из­би­ра­те­ля­ми. В но­вост­ные бло­ки и на пря­мо­эфир­ные пе­ре­да­чи нас не пус­ка­ют, но хо­тя бы ка­ки­е­то ве­щи мо­жем до­не­сти в ре­кла­ме.

Да­вай­те от­кро­вен­но: что­бы по­стро­ить по­ли­ти­че­скую пар­тию - мощ­ную, на­сто­я­щую, пра­виль­ную, необ­хо­ди­мо прой­ти несколь­ко элек­то­раль­ных цик­лов, на­чи­ная с пре­зи­дент­ской кам­па­нии. Толь­ко по­сле мест­ных вы­бо­ров, ко­гда бу­дет сфор­ми­ро­ва­на вся по­ли­ти­че­ская вер­ти­каль, мож­но ска­зать, что пар­тия со­сто­я­лась.

- Ка­кой ре­зуль­тат по­ка­зы­ва­ют вам по­след­ние соцо­про­сы?

- Боль­шин­ство из них про­во­дят­ся в ка­би­не­тах за­каз­чи­ков, по­это­му мы про­во­дим свои ис­сле­до­ва­ния - аль­тер­на­тив­ные. У нас оди­на­ко­вые циф­ры рей­тин­га с Бой­ко, око­ло 6%, но это­го все рав­но недо­ста­точ­но. Од­на­ко я по­ни­маю, что, с од­ной сто­ро­ны, социологи не до­ез­жа­ют до сел и ма­лых го­ро­дов. А с дру­гой - 30% не от­ве­ча­ют на вопрос, за ко­го они. Уве­рен, что это люди, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ют оп­по­зи­ци­он­ных по­ли­ти­ков, про­сто бо­ят­ся го­во­рить, что они про­тив вла­сти.

- Как из­би­ра­те­лей юго­во­сто­ка де­лить бу­де­те?

- Это по­лит­тех­но­ло­ги пы­та­ют­ся нас все вре­мя за­пих­нуть в ка­кую-то уз­кую географию. Мол, ну­жен «еди­ный кан­ди­дат от юго-во­сто­ка». Но пре­зи­дент не мо­жет быть пред­ста­ви­те­лем ча­сти стра­ны! Жиз­нен­ные ин­те­ре­сы у жи­те­лей Ль­во­ва и Дон­бас­са на са­мом де­ле оди­на­ко­вые, и жить мы все хо­тим в боль­шой единой стране. Раз­де­ля­ет не язык, а то, что ты го­во­ришь.

- О язы­ке - Ев­ге­ний, вы родились в Укра­ине, столь­ко лет в по­ли­ти­ке, вы же зна­е­те укра­ин­ский язык?

- Ко­неч­но, все на­ше по­ко­ле­ние дву­языч­но.

- Но в жиз­ни не раз­го­ва­ри­ва­е­те?

- Не раз­го­ва­ри­ваю в эфи­рах. Здесь прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция. Рус­ский язык по­пран в пра­вах, огра­ни­чен кво­та­ми, лю­дей за­го­ня­ют в рам­ки идео­ло­гии, а я про­тив это­го. Го­су­дар­ствен­ный язык - это язык об­ще­ния граж­да­ни­на с дер­жа­вой, а не ин­стру­мент на­си­лия. На го­су­дар­ствен­ной долж­но­сти я бу­ду го­во­рить по-укра­ин­ски. Кста­ти, у нас ма­ло кто из по­ли­ти­ков хо­ро­шо вла­де­ет укра­ин­ским. Бу­ду го­во­рить красиво - и это бу­дет сюр­при­зом. - Ко­гда ждать сюр­приз? - Очень ско­ро. По­сле по­бе­ды.

«При­гла­шаю кон­ку­рен­тов на де­ба­ты»

- Обя­за­тель­ный вопрос для участника вы­бо­ров: от­ку­да у вас деньги на пред­вы­бор­ную кам­па­нию?

- Это мои соб­ствен­ные деньги, сред­ства се­мьи и еди­но­мыш­лен­ни­ков.

- Сре­ди ва­ших еди­но­мыш­лен­ни­ков есть оли­гар­хи?

- Нет, ина­че вы бы ме­ня ви­де­ли во всех но­во­стях. Мне за­крыт вход на все цен­траль­ные те­ле­ка­на­лы, ими управ­ля­ет ли­бо пре­зи­дент, ли­бо люди, ко­то­рые на­хо­дят­ся с ним в парт­нер­ских от­но­ше­ни­ях и ко­то­рые дви­га­ют свои по­ли­ти­че­ские про­ек­ты. По со­дер­жа­нию эфи­ров лег­ко по­нять, за кем сто­ят оли­гар­хи. На­при­мер, на «Ин­те­ре», 112, NewsOne - Бой­ко и его «глав­ный враг» По­ро­шен­ко в рав­ных до­лях.

- Но вы мо­же­те вы­сту­пать в эфи­ре те­ле­ка­на­ла «Наш»…

- Мо­гу, но не зло­упо­треб­ляю, при­хо­жу раз в неде­лю, не ча­ще осталь­ных.

- Го­во­ри­те пе­ред эфи­ром ве­ду­щим и ре­дак­то­рам: толь­ко будь­те со мной по­стро­же? ( Шут­ка.)

- Они са­ми не сдер­жи­ва­ют се­бя и пе­ре­би­ва­ют ме­ня ча­ще, чем осталь­ных. (Сме­ет­ся.) На­вер­ное, ком­плек­су­ют, что­бы ни­кто не ре­шил из те­ле­зри­те­лей, что ко мне ка­кой-то осо­бый под­ход. Они же мо­ло­дые, у них ам­би­ции. Я им не ме­шаю. Ко­ман­да ка­на­ла класс­ная, уни­каль­ная. Она уже по­ка­за­ла свою эф­фек­тив­ность один раз, по­ка­жет и вто­рой.

- А кто у вас на ка­на­ле из по­ли­ти­ков еще в эфи­ре?

- Власть к нам не хо­дит, по­то­му что, как они го­во­рят, мы «ват­ный» те­ле­ка­нал, ко­то­рый фи­нан­си­ру­ет се­пар Му­ра­ев. Хо­тя на са­мом де­ле они не хо­дят, по­то­му что бо­ят­ся неком­форт­ных во­про­сов. За­то все осталь­ные по­ли­ти­ки хо­дят к нам с удо­воль­стви­ем.

- То есть, ес­ли к вам на ка­нал «Наш» при­дет Юрий Бой­ко или кто-то из дру­гих кан­ди­да­тов, вы предо­ста­ви­те им эфир?

- Предоставя­т. А еще луч­ше устро­ить с ни­ми де­ба­ты. - Это при­гла­ше­ние? - Да, при­чем аб­со­лют­но всем.

- Кста­ти, ка­нал уже по­лу­чил ли­цен­зию на вещание?

- Ли­цен­зия есть. Но Нац­со­вет уже два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца не рас­смат­ри­ва­ет до­ку­мен­ты на изменение про­грамм­ной кон­цеп­ции. Как и дру­гие до­ку­мен­ты. Вме­сто это­го Нац­со­вет, дав­но пре­вра­тив­ший­ся в ор­ган по­ли­ти­че­ской цен­зу­ры, на­зна­ча­ет мо­ни­то­рин­ги и про­вер­ки, пы­та­ясь ли­шить нас пра­ва ве­ща­ния.

«Про­во­ка­ции устра­и­ва­ют са­ми кан­ди­да­ты»

- На чем по­стро­е­на ва­ша пред­вы­бор­ная кам­па­ния?

- Мак­си­маль­но воз­мож­ным

ко­ли­че­ством спо­со­бов до­но­сить до лю­дей на­ши идеи, пу­ти вы­хо­да из си­ту­а­ции, но­вый про­ект стра­ны.

- В регионы пус­ка­ют?

- А кто мо­жет не пу­стить?

- Неко­то­рых не пус­ка­ют. Зе­лен­кой мо­гут об­лить. У вас та­ко­го опы­та нет?

- Был, в 2014 го­ду, со спи­ны обрыз­га­ли. Зна­е­те, мне ино­гда ка­жет­ся, что по­ло­ви­ну всех этих ме­ро­при­я­тий, сры­вов, про­во­ка­ций устра­и­ва­ют са­ми кан­ди­да­ты, что­бы сде­лать боль­ше ин­фо­по­во­дов. Ре­аль­ных оп­по­зи­ци­о­не­ров ма­ло, по­это­му нет смыс­ла сры­вать их встре­чи, они по­лез­ны вла­сти.

- То есть вам вез­де ра­ды?

- Люди - да. А «пат­ри­о­ты» од­на­жды со­рва­ли встре­чу в Одес­се. Пе­ре­кры­ли вхо­ды, не пус­ка­ли лю­дей. Нац­по­ли­ция и про­ку­ра­ту­ра ожи­да­ли, что мы бу­дем драть­ся, нач­нет­ся пат­ри­о­ти­че­ский угар с дол­ги­ми по­след­стви­я­ми, но мы то­же по­ни­ма­ли, что нас тя­нут на про­во­ка­цию. По­нят­но, что и в бюд­жет­ные учре­жде­ния не пус­ка­ют, со­брать ка­кой-то ки­но­кон­церт­ный зал невоз­мож­но, как пра­ви­ло, это ком­му­наль­ная соб­ствен­ность, а сей­час все мэ­ры на крюч­ке…

- Но все-та­ки за­тра­чен­ные сред­ства на пред­вы­бор­ку сто­ят по­лу­чен­но­го ре­зуль­та­та?

- Кто-то тра­тит на вы­бо­ры, а мы ра­бо­та­ем на про­дви­же­ние смыслов. На­при­мер, пять лет на­зад толь­ко я го­во­рил о ней­тра­ли­те­те, о вне­бло­ко­вом ста­ту­се. Сей­час об этом уже 40% лю­дей го­во­рят. Есть, ко­неч­но, ка­кие-то ат­ри­бу­ты кам­па­нии, ко­то­рые ме­ня са­мо­го

раз­дра­жа­ют, бил­бор­ды или по­ли­ти­че­ские ро­ли­ки. Ко­гда я се­бя ви­жу, мне неком­форт­но. По­ли­ти­ка в це­лом неком­форт­ная вещь, но нуж­но де­лать то, за что взял­ся.

- Ва­ши де­ти, ко­гда ви­дят вас на бил­бор­дах, как ре­а­ги­ру­ют?

- Бур­но об­суж­да­ют, для них необыч­но ви­деть па­пу в ре­кла­ме.

- Идео­ло­ги­че­ски со­глас­ны? (Шут­ка.)

- Не воз­ра­жа­ют. Хо­тя вся эта кам­па­ния на­кла­ды­ва­ет от­пе­ча­ток на их об­раз жиз­ни с точ­ки зре­ния без­опас­но­сти.

- В про­шлом го­ду об­суж­да­ли ва­ше се­мей­ное по­ло­же­ние. В СМИ по­яви­лась ин­фор­ма­ция, что вы раз­ве­лись.

- Я в раз­во­де уже 2 го­да. Но с Ва­ле­ри­ей у нас пре­крас­ные от­но­ше­ния, мы вос­пи­ты­ва­ем де­тей, дру­жим, по­мо­га­ем друг дру­гу во всем. Она воз­глав­ля­ет областную ор­га­ни­за­цию пар­тии «На­ши» в Харь­ков­ской об­ла­сти. То, что пы­та­ют­ся изоб­ра­зить недру­ги о мо­ей лич­ной жиз­ни, - пол­ный бред.

«Пря­мо на­зы­ваю ве­щи сво­и­ми име­на­ми»

- Как вы оце­ни­ва­е­те по­след­нее го­ло­со­ва­ние в ВР о за­креп­ле­нии в Конституци­и бло­ко­во­го ста­ту­са, кур­са на ЕС и НАТО?

- Ни­кто не го­во­рил, что там сидят ум­ные люди. Глу­по вно­сить из­ме­не­ния в пре­ам­бу­лу спу­стя 23 го­да. Осо­бен­но­сти внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кур­са стра­ны опре­де­ля­ют­ся пер­вым раз­де­лом ста­тьи 18 Конституци­и Укра­и­ны, и там есть сло­ва о на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сах. ЕС и НАТО им не со­от­вет­ству­ют. Но в лю­бом слу­чае, что­бы вне­сти из­ме­не­ния, нуж­но про­во­дить все­на­род­ный ре­фе­рен­дум. Власть пре­крас­но по­ни­ма­ет, что не смо­жет. По­это­му это го­ло­со­ва­ние в Ра­де - оче­ред­ной по­лит­тех­но­ло­ги­че­ский ход По­ро­шен­ко. И в эти кап­ка­ны по­па­ли аб­со­лют­но все, вклю­чая Ти­мо­шен­ко.

В 1917 го­ду все тех­но­ло­гии зву­ча­ли про­сто и по­нят­но: зем­лю - кре­стья­нам, фаб­ри­ки - ра­бо­чим. Сей­час зем­лю не обе­ща­ют, упро­ще­ние дру­гое: Рос­сия - агрес­сор, Крым наш. Все вме­ща­ет­ся в два сло­ва. Люди ру­ко­вод­ству­ют­ся эмо­ци­я­ми, а на­до вклю­чать моз­ги. НАТО озна­ча­ет про­дол­же­ние вой­ны. ЕС - за­кры­тие рос­сий­ских рынков, а мы объ­ек­тив­но не смо­жем про­жить без рынков стран СНГ.

Из Укра­и­ны стро­ят ан­тиРос­сию, а не су­ве­рен­ное, сво­бод­ное, эко­но­ми­че­ски силь­ное го­су­дар­ство. Мы пре­вра­ща­ем­ся в сы­рье­вой при­да­ток. Ко­гда го­во­рят «аг­рар­ное бу­ду­щее Укра­и­ны», все­гда улы­ба­юсь. На­зо­ви­те мне хоть од­ну аг­рар­ную су­пер­стра­ну. Мы долж­ны быть ин­ду­стри­аль­но раз­ви­ты.

- Вы же в санк­ци­он­ном спис­ке Рос­сии?

- По­чти. Ес­ли не об­ра­щать вни­ма­ния на ку­рьез­ные ошиб­ки с го­дом мо­е­го рож­де­ния и го­ро­дом, ко­то­ро­го нет на кар­те ми­ра, то в прин­ци­пе я в санк­ци­он­ном спис­ке.

- Про­бо­ва­ли про­ве­рить на лич­ном опы­те, как он ра­бо­та­ет - этот список?

- У ме­ня нет биз­не­син­те­ре­сов или ак­ти­вов в Рос­сии, а это эко­но­ми­че­ские санк­ции. Неко­то­рые кол­ле­ги из спис­ка ле­та­ли по лич­ным во­про­сам - без про­блем. А по­сле на­шей по­бе­ды на­ши со­се­ди бу­дут ве­сти пе­ре­го­во­ры со все­ми кон­струк­тив­ны­ми

си­ла­ми, на­це­лен­ны­ми на мир. То­гда и про­ве­рим.

- Как вы считаете, мож­но ли на­ве­сти по­ря­док на ули­цах и глав­ное, как быст­ро?

- Мо­но­по­лия на на­си­лие долж­на при­над­ле­жать го­су­дар­ству. Мы платим на­ло­ги, что­бы был по­ря­док. А эта власть про­сто не в со­сто­я­нии его на­во­дить.

На­па­де­ние на рай­от­де­лы ми­ли­ции - бан­ди­тизм чи­стой во­ды, у ко­то­ро­го, без­услов­но, есть за­каз­чи­ки. И мы же все пре­крас­но по­ни­ма­ем, что про­ис­хо­дит. По­сле за­яв­ле­ния ми­ни­стра внут­рен­них дел о том, что фаль­си­фи­ка­ции на вы­бо­рах бу­дут пре­се­кать­ся, его на­чи­на­ют за­го­нять в угол при по­мо­щи С14. А по­ли­ция тут же на­чи­на­ет при­но­сить из­ви­не­ния, объ­яс­нять, что они «то­же бан­де­ров­цы»…

Это про­сто стыд­но. Тем бо­лее что по­ли­цей­ские дей­ство­ва­ли в рам­ках за­ко­на, их нуж­но бы­ло на­гра­дить за то, что впер­вые в ис­то­рии пост­май­дан­ной Укра­и­ны они поставили на ме­сто тех, кто за­ко­на не при­зна­ет.

- У вас то­же воз­ни­ка­ют вре­мя от вре­ме­ни скан­да­лы из-за рез­ких вы­ска­зы­ва­ний. Сколь­ко про­тив вас от­кры­то дел?

- Кон­сти­ту­ция и За­кон о ста­ту­се на­род­но­го де­пу­та­та поз­во­ля­ют мне го­во­рить то, что я ду­маю. А дел мно­го. По всем ним мы с ад­во­ка­та­ми де­ла­ли экс­пер­ти­зы, в том чис­ле и линг­ви­сти­че­ские, и до­ка­зы­ва­ли несо­сто­я­тель­ность об­ви­не­ний, глу­пость за­яви­те­лей и неком­пе­тент­ность пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов.

Глав­ное, что я все­гда дер­жал­ся сво­ей по­зи­ции и взгля­дов не ме­нял. Я пря­мо на­зы­вал ве­щи сво­и­ми име­на­ми и го­во­рил прав­ду то­гда, ко­гда это бы­ло опас­но и все се­го­дняш­ние «оп­по­зи­ци­о­не­ры» си­де­ли очень ти­хо. Ма­ло кто из по­ли­ти­ков мо­жет ска­зать о се­бе то же са­мое.

Ев­ге­ний Му­ра­ев по­яс­нил, кто он - се­па­ра­тист, агент Крем­ля или ру­ка Бан­ко­вой.

На­ро­ды раз­де­ля­ет не язык, а то, что ты го­во­ришь, уве­рен по­ли­тик.

«На­ши» - те, у ко­го об­щие с на­ми цен­но­сти, на­ши празд­ни­ки, на­ша По­бе­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.