Жерт­вы по­след­ней «ры­цар­ской» вой­ны

В При­бал­ти­ке укра­ин­ские по­ис­ко­ви­ки пе­ре­за­хо­ро­ни­ли сол­дат Пер­вой ми­ро­вой

KP in Ukraine (Thursday) - - Картина недели - Юлия ГАВ­РИ­ЛО­ВА.

Этим ле­том ис­пол­ня­ет­ся 105 лет со дня на­ча­ла Пер­вой ми­ро­вой. Ис­то­ри­ки называют ее по­след­ней «ры­цар­ской» вой­ной, ко­гда в от­но­ше­нии противника хоть немно­го со­хра­ня­лись тра­ди­ции ры­цар­ско­го бла­го­род­ства и во­ин­ско­го ве­ли­ко­ду­шия. По­гиб­ших вна­ча­ле до­стой­но хо­ро­ни­ли, да­же уста­нав­ли­ва­ли надгробия, а сол­да­ты в глу­бо­ком ты­лу де­ли­лись с вра­гом кус­ком хлеба.

От бла­го­род­ства до га­за и тан­ков

Вы­со­ких мо­раль­ных ка­честв, прав­да, хва­ти­ло нена­дол­го - ров­но до то­го мо­мен­та, как на­ча­ли при­ме­нять га­зо­вые ата­ки и на по­ле боя вы­еха­ли пер­вые тан­ки. Сол­да­ты превратили­сь в без­ли­кое пу­шеч­ное мя­со, за­кон­чи­лась ро­ман­ти­че­ская эпо­ха - Пер­вая ми­ро­вая по­ка­за­ла зве­ри­ный оскал убий­цы, при­су­щий лю­бой войне.

По­ля­ки, де­дам ко­то­рых при­хо­ди­лось со­би­рать по­гиб­ших в 1914-1915 го­дах, пе­ре­ска­зы­ва­ют их исто­рии о том, что те­лег с тру­па­ми бы­ло столько, что иногда на шос­се на­до бы­ло ждать в оче­ре­дях два-три дня. Хо­ро­ни­ли сол­дат без одеж­ды и, как пра­ви­ло, воз­ле то­го ме­ста, где они бы­ли уби­ты. Толь­ко по офи­ци­аль­ным дан­ным, в рус­скую ар­мию бы­ло мо­би­ли­зо­ва­но по­чти 16 мил­ли­о­нов че­ло­век, из ко­то­рых до­мой не вер­ну­лись око­ло мил­ли­о­на, еще три с по­ло­ви­ной мил­ли­о­на по­па­ли в плен.

Мо­ги­лы по­гиб­ших оста­лись раз­бро­сан­ны­ми по всей Ев­ро­пе, неко­то­рые в ле­сах, неко­то­рые на част­ных по­дво­рьях или фер­мер­ских уго­дьях.

Каж­дый день на­хо­ди­ли де­сят­ки сол­дат

Укра­ин­ские по­ис­ко­ви­ки от­пра­ви­лись в оче­ред­ную меж­ду­на­род­ную экс­пе­ди­цию, на этот раз в Лат­вию, что­бы пе­ре­за­хо­ро­нить бой­цов, как и по­ла­га­ет­ся, с по­че­стя­ми. Мно­гие за­хо­ро­не­ния, неучтен­ные и по­те­рян­ные, уда­лось найти бла­го­да­ря ар­хи­вам. Те­перь их пе­ре­не­сут из ле­са в дру­гое ме­сто, что­бы по остан­кам не топ­та­лись гриб­ни­ки, охот­ни­ки и ле­со­ру­бы.

- Та­кое ре­ше­ние бы­ло при­ня­то вла­стя­ми Лат­вии, - объ­яс­ни­ла во­лон­тер ОО «Со­юз «На­род­ная па­мять» Вик­то­рия Сим­ки­на. - Ра­бо­тать при­шлось на част­ных зем­лях по пись­мен­но­му раз­ре­ше­нию, вре­мя вы­де­ли­ли огра­ни­чен­ное.

Каж­дый день чле­нам экс­пе­ди­ции уда­ва­лось под­ни­мать в сред­нем два десятка по­гиб­ших сол­дат, а вме­сте с ни­ми и ве­щи, ча­стич­ки про­шло­го, ко­то­рые про­ле­жа­ли в зем­ле це­лое сто­ле­тие.

В од­ном из за­хо­ро­не­ний воз­ле остан­ков ока­за­лось два кре­сти­ка - зо­ло­той и мед­ный. Один сол­дат, ско­рее все­го, был из бо­га­той се­мьи, дру­гой - из бед­ной, но оба во­е­ва­ли пле­чом к пле­чу. На од­ном бой­це раз­гля­де­ли жи­лет из со­ба­чьей шерсти, связанный ма­мой или лю­би­мой де­вуш­кой пе­ред от­прав­ле­ни­ем на фронт. Род­ные, ви­ди­мо, зна­ли, что па­рень ли­бо мерз, ли­бо ма­ял­ся со спи­ной.

Коль­цо для лю­би­мой

Очень рас­тро­га­ло по­ис­ко­ви­ков скром­ное об­ру­чаль­ное коль­цо, най­ден­ное в кар­мане од­но­го из пав­ших. Воз­мож­но, он но­сил его как обе­рег, а до­ма жда­ли лю­бя­щая жена и де­ти. А мо­жет, толь­ко со­би­рал­ся сде­лать пред­ло­же­ние сво­ей нена­гляд­ной, ко­гда за­кон­чит­ся война.

- Вот так экс­гу­ми­ру­ешь бой­ца, вни­ма­тель­но все осмат­ри­ва­ешь и неволь­но пред­став­ля­ешь, ка­кой он был, чем жил, как жил, - го­во­рит Вик­то­рия Сим­ки­на. - Прак­ти­че­ски все те­ла бы­ли в са­по­гах, кро­ме од­но­го. И ниж­ние ча­сти его ног мы не на­шли. Ото­рва­ло, на­вер­ное...

Долго рас­смат­ри­ва­ли во­лон­те­ры и ди­ко­вин­ную бу­тыл­ку с неиз­вест­ной жид­ко­стью. Ею, как поз­же ока­за­лось, спа­са­лись от га­зо­вых атак - сма­чи­ва­ли пла­ток и при­кла­ды­ва­ли к ли­цу. Го­во­рят, это мог быть рас­твор со­ды.

И уж со­всем неожи­дан­ная находка - ме­даль «За отвагу» сол­да­та, ко­то­рый во­е­вал во Вто­рую ми­ро­вую вой­ну и, встре­тив день По­бе­ды, вер­нул­ся до­мой жи­вым. На­гра­ду млад­ший сер­жант Бо­рис Ла­пу­нов по­лу­чил в ян­ва­ре 1945-го и по­те­рял где-то на по­ле боя. Его род­ствен­ни­ки жи­вут в Ска­дов­ске и вско­ре получат уте­рян­ную де­дом ме­даль.

Как го­во­рит Вик­то­рия, все дни экс­пе­ди­ции в ле­сах бы­ло огром­ное ко­ли­че­ство ба­бо­чек. Они по­яв­ля­лись, как толь­ко по­ис­ко­ви­ки вскры­ва­ли остан­ки. А по­том так же неожи­дан­но ис­че­за­ли, слов­но ду­ши умер­ших, ко­то­рые на­ко­нец об­ре­ли по­кой.

Да­же спу­стя сто­ле­тие на икон­ке од­но­го из бой­цов со­хра­нил­ся лик.

Зо­ло­той кре­стик об­на­ру­жи­ли в со­сед­ней мо­ги­ле.

Об­ру­чаль­ное коль­цо ко­му-то во вре­мя оже­сто­чен­ных бо­ев слу­жи­ло обе­ре­гом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.