По­че­му нам жал­ко ко­ше­чек, а не по­ли­ти­ков?

За­мет­ки к скан­да­лу с Гон­та­ре­вой, пес­ней и боль­шой по­ли­ти­кой

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая Страница -

Аслу­чись эта ис­то­рия с пес­ней о сго­рев­шей «ха­те» Ва­ле­рии Гон­та­ре­вой до вы­бо­ров, бы­ло бы столь­ко пра­вед­но­го воз­му­ще­ния? По­сле по­жа­ра в усадь­бе бан­кир­ши ни­ко­го не сму­ща­ли, не шо­ки­ро­ва­ли блуж­да­ю­щие по Се­ти са­ти­ри­че­ские ме­мы и про­став­лен­ные под ни­ми лай­ки. А так­же вер­сии о том, что вли­я­тель­ная да­ма са­ма по­до­жгла свой дом, что­бы по­лу­чить убе­жи­ще в Бри­та­нии. Но се­го­дня речь не о том, ко­му вы­год­но бы­ло рас­кру­тить скандал во­круг шутки «95 Квар­та­ла». А о со­жа­ле­нии, ко­то­ро­го нет.

Всех спа­сать - так ни­че­го не хва­тит

Ес­ли вни­ма­тель­но про­ли­стать Фейс­бук, нетруд­но за­ме­тить, что боль­шин­ство из тех, кто считает сво­им дол­гом за­клей­мить по­зо­ром ака­де­ми­че­ский хор Ве­рев­ки, на­пе­ре­бой стре­мят­ся под­черк­нуть, что са­му Ва­ле­рию Гон­та­ре­ву с ее сго­рев­шей «ха­той» в япон­ском стиле им не жал­ко. И Сер­гея Па­шин­ско­го не жал­ко, что си­дит в СИЗО, хоть по­са­жен не со­всем спра­вед­ли­во. И во­об­ще ни­ко­го не жал­ко - ни быв­ших, ни ны­неш­них, ни зав­траш­них. Да­же по­гиб­ше­го экс-ми­ни­стра аг­рар­ной политики Та­ра­са Ку­то­во­го не так жаль, по­то­му что раз­бил­ся он не на «Деу Ла­нос», а на вер­то­ле­те.

Клас­со­вая, го­во­ри­те, нена­висть? Это, без­услов­но, при­сут­ству­ет, и в очень боль­шой сте­пе­ни. Укра­и­на, увы, не та стра­на, где власть и бо­гат­ство достаются ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря уси­ли­ям, вло­жен­ным в хо­ро­шее де­ло. Но при­ве­дем дру­гой при­мер - «террориста» с мо­ста Па­то­на Алек­сея Бель­ко, на­де­лав­ше­го шу­му на всю стра­ну. Вот уж кого бы­ло ве­ле­но/сто­и­ло? жа­леть по са­мое не мо­гу!

Во­ин АТО, пат­ри­от, жерт­ва по­ст­трав­ма­ти­че­ско­го син­дро­ма. Луч­шие лю­ди стра­ны, вклю­чая ми­ни­стра МВД Арсе- на Авакова, бы­ли го­то­вы взять Алек­сея на по­ру­ки, но… ни­кто не за­хо­тел вне­сти де­неж­ный за­лог. По­то­му что не жа­ле­ли, а только го­во­ри­ли, по­пи­а­ри­лись и за­бы­ли. Та­ких жертв вой­ны се­го­дня це­лая ар­мия, всех спа­сать ни­ка­ких де­нег не хва­тит. А всех жа­леть - так про­сто не хва­тит ни­че­го: ни сил, ни эмо­ций, ни ду­ши, ни серд­ца.

За по­след­ние го­ды не только чи­нов­ни­ки - все мы утра­ти­ли спо­соб­ность пе­ре­жи­вать мно­гие есте­ствен­ные для че­ло­ве­ка ве­щи, за­то при­об­ре­ли спо­соб­ность ди­стан­ци­ро­вать­ся от жа­ло­сти.

Не люб­лю лю­дей и пла­сти­ко­вые ку­леч­ки

Мы са­ми за­гна­ли се­бя в тупик, где со­чув­ствие к од­ним мо­жет боль­но ра­нить дру­гих. От­сут­ствие эмо­ций куда без­опас­нее.

- Об­ще­ству, ко­то­рое жи­вет в со­сто­я­нии кон­фрон­та­ции, при­су­ща тер­пи­мость к на­си­лию и трав­мам. Сни­же­ние остро­ты вос­при­я­тия - это за­щи­та от по­сто­ян­но­го стрес­са, - го­во­рит пси­хо­лог Ин­на Ко­валь­ская. - Про­ще от­ри­цать, что ко­му-то пло­хо, не ви­деть, как кто-то пе­ре­жи­ва­ет бе­ду, чем на это от­кли­кать­ся. По­то­му что впе­ре­ди неопре­де­лен­ность, и ни­кто не уве­рен, что будет с ним зав­тра и как на это от­ре­а­ги­ру­ют окру­жа­ю­щие.

Пси­хо­лог обра­ща­ет вни­ма­ние на по­вы­шен­ную ак­тив­ность дви­же­ния зо­оза­щит­ни­ков и бор­цов за эко­ло­гию, ко­то­рые порой до­хо­дят до фа­на­тиз­ма.

- Это в неко­то­ром ро­де ком­пен­са­тор­ные яв­ле­ния, ко­то­рые помогают справиться с под­со­зна­тель­ным чув­ством ви­ны. Я, де­скать, не жа­лею лю­дей по­то­му, что они мо­гут при­не­сти зло, за­то жа­лею при­ро­ду. По­это­му от­но­шу в при­ют без­дом­ных ко­шек и оде­ва­юсь в курт­ки из син­те­ти­ки вместо дуб­ле­нок и шуб. А главное ис­то­во бо­рюсь с пла­сти­ко­вы­ми ку­леч­ка­ми, ко­то­рые по­гу­бят мир. По­то­му что курт­ку, сде­лан­ную из той же хи­мии, я снять не мо­гу, мне будет хо­лод­но. А вместо ку­леч­ка мо­гу скру­тить бу­маж­ный па­ке­тик. Я правильно по­сту­паю, сам се­бе нрав­люсь, и окру­жа­ю­щие вос­хи­ща­ют­ся мной.

Эмо­ци­о­наль­ный всплеск и оту­пе­ние

Мы во­все не го­во­рим о том, что все об­ще­ство без­раз­лич­но и же­сто­ко к бе­дам и бо­лям че­ло­ве­че­ским. При­ме­ром доб­ро­ты и ми­ло­сер­дия слу­жит ши­ро­кий раз­мах бла­го­тво­ри­тель­но­сти по от­но­ше­нию к си­ро­там, тя­же­ло боль­ным де­тям. Увы, на этой поч­ве про­цве­та­ют мо­шен­ни­ки. И не только по­то­му, что они та­кие бес­со­вест­ные лю­ди, а по­то­му, что мы са­ми от­ча­сти им по­мо­га­ем.

- Неред­ко лю­ди жерт­ву­ют день­ги для са­мо­успо­ко­е­ния, рас­ска­зы­ва­ет во­лон­тер Ири­на. - Не интересуют­ся, ре­аль­ный ли ре­бе­нок, ко­му при­над­ле­жит счет, по­па­дут ли эти 100200 гри­вен то­му, кто дей­стви­тель­но в них нуж­да­ет­ся. Пе­ре­чис­ли­ли день­ги - по­ста­ви­ли «плю­сик» се­бе в кар­му. А ко­гда вскры­ва­ет­ся об­ман, воз­му­ща­ют­ся, что боль­ше ни­ко­му и ни­ко­гда по­мо­гать не бу­дут.

Со­ци­аль­ный пси­хо­лог Юрий Ка­лаш­ни­ков про­сит вспом­нить, сколько по­тря­се­ний пе­ре­жил наш на­род на­чи­ная с 2014 го­да.

- Май­дан, вой­на, ги­бель мно­же­ства лю­дей. Это был чрез­вы­чай­ный эмо­ци­о­наль­ный всплеск. А по­сле та­ко­го всплес­ка у че­ло­ве­ка и у об­ще­ства в це­лом на­сту­па­ет есте­ствен­ное эмо­ци­о­наль­ное оту­пе­ние. Это не обид­ный тер­мин. Это кон­ста­та­ция фак­та, ко­гда мож­но рас­пла­кать­ся над судь­бой сло­на, ко­то­ро­го му­ча­ют в цир­ке, и прой­ти ми­мо че­ло­ве­ка, ко­то­рый нуж­да­ет­ся как минимум в со­чув­ствии, - го­во­рит Юрий Ка­лаш­ни­ков. - В та­ком

со­сто­я­нии злая шут­ка за­про­сто мо­жет быть вос­при­ня­та на ура, а здра­вая мысль при­ня­та в шты­ки. Оби­жен­но­го мо­гут по­ме­нять ме­ста­ми с обид­чи­ком. Эмо­ци­о­наль­ное оту­пе­ние отя­го­ща­ет­ся тем, что жизнь не идет по пу­ти улуч­ше­ния, а на­обо­рот. Лю­ди по­сто­ян­но ищут во­круг се­бя ви­но­ва­тых.

Вместо ма­мы и люб­ви - политики

Се­го­дня мно­гие со­кру­ша­ют­ся по поводу ре­ак­ции боль­шо­го за­ла на пес­ню «Горі­ла ха­та…». Да, сме­я­лись, да, ис­кренне. И это нор­маль­ная ре­ак­ция лю­дей, ко­то­рые не ви­дят в слу­чив­шем­ся тра­ге­дии, а только од­ну по­ли­ти­ку. Тут ее вы­кру­ти­ли так, по­сле кон­цер­та - ина­че. А пуб­ли­ка что там, что тут и по­ве­лась.

- Бе­да на­ше­го об­ще­ства в чрез­мер­ной за­по­ли­ти­зи­ро­ван­но­сти, - считает пси­хо­лог На­ци­о­наль­но­го пе­да­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. Дра­го­ма­но­ва Ило­на Раш­ков­ская.- И это все вре­мя по­до­гре­ва­ет­ся, как и уро­вень агрес­сив­но­сти. Неко­гда со­чув­ство­вать - нуж­но бороться, неза­чем со­пе­ре­жи­вать - нуж­но ис­кать вра­га. На­до по­спе­шить толк­нуть дру­го­го, по­то­му что пер­вым мо­гут толк­нуть те­бя. В по­ли­ти­че­скую борь­бу лю­ди втя­ги­ва­ют­ся да­же в бы­ту, и это уже от­ра­жа­ет­ся на де­тях.

Пси­хо­лог при­во­дит при­мер из соб­ствен­ной прак­ти­ки в шко­ле.

- Я ра­бо­таю с пя­ти­класс­ни­ка­ми, мы об­суж­да­ли те­му, что та­кое сча­стье. Один маль­чик от­ве­тил: «Сча­стье, ко­гда Вер­хов­ная Ра­да до­го­во­рит­ся с пре­зи­ден­том». Я про­сто бы­ла по­ра­же­на. Ведь пе­ред этим мы го­во­ри­ли, что сча­стье - это ко­гда ма­ма ря­дом, ко­гда в доме тепло и лю­бовь, - вспо­ми­на­ет Ило­на Раш­ков­ская. - Вот та­кие про­стые че­ло­ве­че­ские цен­но­сти у нас под­ме­ня­ют­ся по­ли­ти­кой.

Но­мер «Квар­та­ла» и хо­ра им. Ве­рев­ки про­шел с огонь­ком.

За­го­род­ный дом се­мьи Гон­та­ре­вых под Ки­е­вом за­го­рел­ся в ночь на 17 сен­тяб­ря. Глав­ной вер­си­ей воз­ник­но­ве­ния по­жа­ра счи­та­ют под­жог.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.