Руслана ПИСАНКА:

Те­му по­ху­де­ния я за­кры­ла. Чуть под­на­бра­ла, но чув­ствую се­бя луч­ше

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая страница -

Руслана Писанка уже по хо­ро­шей доб­рой тра­ди­ции при­шла к нам на бе­се­ду с му­жем Иго­рем Иса­ко­вым. На­блю­дать за этой па­рой - как они об­ме­ни­ва­ют­ся взгля­да­ми, по-дет­ски ду­ра­чат­ся, улы­ба­ют­ся друг дру­гу и нам, боль­шое сча­стье и удо­воль­ствие. Об их жиз­ни без ку­пюр в на­шем раз­го­во­ре.

«Хо­чет­ся чув­ство­вать се­бя в без­опас­но­сти»

- Руслана, недав­но с ва­ми слу­чи­лась жут­кая ис­то­рия на ж/д вок­за­ле в Ки­е­ве, вас пы­та­лись огра­бить. И, ес­ли бы не ваш муж Игорь, неиз­вест­но, чем бы все за­кон­чи­лось…

- Прав­да, ес­ли бы ря­дом не бы­ло мо­е­го му­жа Иго­ря, не знаю, как бы все по­вер­ну­лось. Но да­же он не ожи­дал та­ко­го. Я по­чув­ство­ва­ла от­кры­тие мо­е­го рюк­за­ка: еще бы се­кун­ду - и ро­мы опу­сти­ли бы в него ру­ку. Ка­жет­ся, по­ду­ма­ла, что я че­ре­паш­ка-нин­дзя, что так рез­ко от них увер­ну­лась. И, ви­ди­мо, в тот мо­мент по­те­ря­ла рав­но­ве­сие и упа­ла. За мно­гие го­ды я на­учи­лась па­дать и ка­ким-то уди­ви­тель­ным об­ра­зом рас­пла­ста­лась на про­ез­жей ча­сти так, что на ме­ня не на­е­ха­ла ма­ши­на. Все, что бы­ло в рюк­за­ке, вы­па­ло на мо­сто­вую. Даль­ше уже по­сле­до­ва­ло об­ще­ние Иго­ря с эти­ми юны­ми гра­би­те­ля­ми, ко­то­рые ра­бо­та­ют це­лы­ми бри­га­да­ми. Но­чью ро­мы шуст­рят на вок­за­ле по пол­ной про­грам­ме. По­том они нас про­кля­ли на вся­кий слу­чай. - По­ли­цию не пы­та­лись вы­звать? - В по­ли­цию не об­ра­ща­лись. Я бы­ла в шо­ке ми­нут 40. Но что ин­те­рес­но - во­круг бы­ли лю­ди, они вы­хо­ди­ли из марш­рут­ки, про­хо­ди­ли ми­мо, но ни­кто не спро­сил: «мо­жет, вам по­мочь?» Я, из­ви­ни­те, ле­жу на ас­фаль­те, во­круг ме­ня раз­бро­са­ны ве­щи, за мной сто­ят пять ро­мов, у ме­ня разо­рван пу­хо­вик…

- Сей­час очень ред­ко кто всту­па­ет­ся друг за дру­га.

- Я счи­таю так: ес­ли ты бо­ишь­ся, то хо­тя бы крик­ни из­да­ле­ка, что­бы спуг­нуть. Мне впо­след­ствии рас­ска­за­ли, что недав­но на вок­за­ле де­воч­ки­ро­мы вде­ся­те­ром по­би­ли муж­чи­ну. С этим на­до что-то де­лать. Я - ар­тист, и ино­гда бы­ва­ет, ко­гда мы ез­дим со спек­так­ля­ми по Укра­ине, ча­са в два но­чи си­дим где-то на вок­за­ле, ждем пе­ре­ез­да. По­это­му хо­чет­ся, что­бы, за­хо­дя в аэро­порт, на вок­зал или в ка­кое-ли­бо дру­гое об­ще­ствен­ное ме­сто, я чув­ство­ва­ла се­бя в без­опас­но­сти.

- Но вы не по­еха­ли в боль­ни­цу, а сра­зу от­пра­ви­лись на ре­пе­ти­цию спек­так­ля…

- Ко­гда ты в шо­ке, те­бя ко­ло­тит, ты ни­че­го не по­ни­ма­ешь, то про­сто едешь ку­да на­до. Во вре­мя ре­пе­ти­ции у ме­ня по­сто­ян­но зво­нил те­ле­фон. Я ду­ма­ла: «Бо­же, ре­бя­та, ко­гда у нас пре­мье­ры, на­ши спек­так­ли ре­зо­нан­са не вы­зы­ва­ют. А то, что на ме­ня

на­па­ли ро­мы - резонанс». Вы­клю­чи­ла те­ле­фон, по­ня­ла, что нуж­но ли­бо пи­а­рить­ся, ли­бо ра­бо­тать. Но, чест­но го­во­ря, та­ким об­ра­зом я бы пи­ар не за­ра­ба­ты­ва­ла. Не очень по­ни­маю, ко­гда лю­ди спе­ци­аль­но со­зда­ют по­во­ды, при­ду­мы­ва­ют, что, на­при­мер, у них на­шлась ка­кая-то род­ствен­ни­ца цар­ских кро­вей. За­чем?

«Иг­раю вок­заль­ную шма­ру»

- 25 но­яб­ря в ки­ев­ском Те­ат­ре опе­рет­ты вы по­ка­же­те спек­такль «Клет­ка», где вы и ак­три­са, и ре­жис­сер. По сю­же­ту в ка­ме­ру пред­ва­ри­тель­но­го за­клю­че­ния, то есть «клет­ку», по­па­да­ют три стран­ных и очень смеш­ных пер­со­на­жа, ко­то­рых иг­ра­е­те вы, Олег Фи­ли­мо­нов и Ян Ле­вин­зон. Сыг­рать роль опыт­ной про­сти­тут­ки - дол­го раз­ду­мы­ва­ли, а сто­ит ли? Не сты­ди­лись?

- Раз­ду­мы­ва­ла дол­го, но не сты­ди­лась. Это же ра­бо­та. На­при­мер, ак­те­рам при­хо­дит­ся иг­рать и ве­ли­ких дик­та­то­ров, ко­то­рых все нена­ви­дят. Моя ге­ро­и­ня - вок­заль­ная шма­ра, она ра­бо­та­ет на вок­за­ле, а это - и тя­же­лые по­год­ные усло­вия, и го­лые рель­сы… На са­мом де­ле она - несчаст­ная жен­щи­на, ко­то­рая от­да­ла этой древ­ней­шей про­фес­сии всю свою жизнь, но

так ни­че­го и не наш­ла. Она и ви­нов­на, и не ви­нов­на в том, что де­ла­ет. Это ко­ме­дия, по­сле ко­то­рой хо­чет­ся фи­ло­соф­ство­вать, что в жиз­ни так или не так, груст­но вам или ве­се­ло, по той ли вы до­ро­ге иде­те…

Ян Ле­вин­зон иг­ра­ет гла­мур­но­го по­эта, аб­со­лют­но­го без­да­ря, но за его без­дар­ные сти­хи пла­тят боль­шие день­ги, по­то­му что он мод­ный. Это, кста­ти, очень да­же со­вре­мен­ное яв­ле­ние. Олег Фи­ли­мо­нов иг­ра­ет пар­ня нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции, он очень ми­лый и за­бав­ный в этой ро­ли. Алек­сей Аго­пьян иг­ра­ет мен­та. Иг­ра­ет у нас и Ве­ни­а­мин Сме­хов.

- От­ку­да чер­па­ли по­зна­ния об этой древ­ней­шей про­фес­сии?

- На­пря­мую с де­вуш­ка­ми, ко­то­рые про­да­ют свое те­ло, не об­ща­лась. По­это­му ли­те­ра­ту­ра, ин­тер­нет, фан­та­зия и на­блю­де­ния. Из это­го и сло­жил­ся образ. Суть же не в том, что­бы по­дроб­но рас­ска­зать о про­фес­сии, здесь ин­те­рес­но бы­ло по­ка­зать ха­рак­тер. Она - силь­ная жен­щи­на, ко­то­рая ре­ши­ла по­свя­тить свою жизнь муж­чи­нам, она им по­мо­га­ет, по­то­му что счи­та­ет, что они несчаст­ны, но она за­бы­ла о се­бе. Мы хо­тим, что­бы на­ша иг­ра как-то воз­дей­ство­ва­ла на че­ло­ве­ка. У каж­до­го есть свои боль­ные точ­ки, есть мо­мент, ко­гда че­ло­век спра­ши­ва­ет: ра­ди

че­го я жи­ву, в чем смысл жиз­ни, за­чем это все, по­че­му мы так му­ча­ем­ся, ведь мы же со­зда­ны для сча­стья!

- А вы ча­сто се­бе та­кие во­про­сы за­да­е­те?

- В по­след­нее вре­мя я не спра­ши­ваю се­бя, в чем смысл жиз­ни. Не успе­ваю. Ес­ли хо­тя бы один че­ло­век мог от­ве­тить на этот во­прос, то, на­вер­ное, ему бы при жиз­ни по­ста­ви­ли па­мят­ник. Каж­дый на­хо­дит смысл в чем­то сво­ем.

«На­пи­са­ли, что я в мор­ге»

- Вы сни­ма­е­тесь в де­тек­тив­ном се­ри­а­ле «Фи­лин», где иг­ра­е­те суд­мед­экс­пер­та Зою Мо­де­стов­ну Ка­вун - ба­рыш­ню с юмор­ком. Нра­вит­ся быть в шку­ре суд­мед­экс­пер­та?

- Юмор Зои Мо­де­стов­ны очень ци­нич­ный (сме­ет­ся). Я со­гла­си­лась на эту роль, по­то­му что ра­нее ни­че­го по­доб­но­го не иг­ра­ла, мне бы­ло ин­те­рес­но. Она очень доб­рая, но ра­бо­та па­то­ло­го­ана­то­ма сде­ла­ла ее до­ста­точ­но ци­нич­ной. И, ви­ди­мо, ко­гда шу­тит, она под­ни­ма­ет се­бе на­стро­е­ние. Шу­точ­ки у нее, ко­неч­но, еще те! Но, со­глас­но кон­трак­ту, не имею пра­ва рас­кры­вать де­та­ли.

Тя­же­ло учить тер­ми­но­ло­гию, ко­то­рую упо­треб­ля­ют па­то­ло­го­ана­то­мы. Очень силь­но пе­ре­жи­ваю, а вдруг у ме­ня не по­лу­чит­ся. Это мое, скор­пи­о­нье, я же Скорпион, по­это­му со­мне­ва­юсь. Но по­ка еще не вы­гна­ли, зна­чит, нор­маль­но. Зоя Мо­де­стов­на жи­вет ра­бо­той, лич­ная жизнь у нее не устро­е­на. На­де­юсь, про­дю­се­ры на­пи­шут ис­то­рию, ко­гда у Зои Мо­де­стов­ны кто-ни­будь по­явит­ся.

В об­щем - ин­те­рес­ный образ. А недав­но пи­шет мне Рим­ма Зю­би­на: «Ру­ся, что это жур­на­ли­сты при­ду­ма­ли «Руслана Писанка в мор­ге», ну ска­жи им что-ни­будь!» От­ве­чаю ей: «Рим­ма, я жи­ва, все нор­маль­но, я не в мор­ге, я до­ма на ди­ване, учу текст». Ино­гда мне ка­жет­ся, что по­доб­ные за­го­лов­ки - это слиш­ком.

Но са­мое слож­ное - это меж­ду ре­пе­ти­ци­я­ми спек­так­ля и съем­ка­ми на­хо­дить вре­мя для сво­е­го му­жа. - Он стра­да­ет? - Да. За­бо­та о мо­ем му­же - это то, чем я люб­лю за­ни­мать­ся. И я не мо­гу се­бе от­ка­зы­вать в та­ком удо­воль­ствии. - Ба­лу­е­те друг дру­га? - Тор­ты не по­ку­па­ем, хо­тя очень хо­тим.

«Мо­гу от­жать­ся, де­лаю шпа­гат»

- В де­каб­ре 2017-го, по­сле «Зва­же­них…», вы ве­си­ли 94 кг. Уда­ет­ся ли вам дер­жать вес?

- Я вы­шла из фор­мы финала «Зва­же­них…», и это аб­со­лют­но есте­ствен­но. В ре­жи­ме, в ко­то­ром тре­ни­ро­ва­лась, я уже на­ча­ла се­бя пло­хо чув­ство­вать. Пе­ре­до­зи­ров­ка тре­ни­ро­вок, осо­бен­но для че­ло­ве­ка, ко­то­рый не очень лю­бит этим за­ни­мать­ся, это нехо­ро­шо. Да, я ста­ла мень­ше гу­лять, про­сто не успе­ваю. Как толь­ко на­ме­ча­ет­ся вы­ход­ной, обя­за­тель­но кто-то зво­нит, что что­то сроч­но на­до. По­это­му из ре­жи­ма про­гу­лок, в ко­то­рых мож­но ка­ки­е­то ки­ло­грам­мы по­те­рять, мы вы­шли.

Мой муж обо­зна­чил се­бе ко­ри­дор: он дер­жит­ся в ве­се плюс или ми­нус 5

кг. В том ви­де, в ко­то­ром он вы­шел из «Зва­же­них…», он не хо­тел оста­вать­ся, слиш­ком вы­сох­ло те­ло, ему бы­ло неком­форт­но. А я се­бя, воз­мож­но, ком­форт­но бы чув­ство­ва­ла в этих 94 кг, но в мо­ем слу­чае нуж­но бы­ло бы огра­ни­чить се­бя в ре­пе­ти­ци­ях, спек­так­лях, по­езд­ках и так да­лее. По­это­му те­му по­ху­де­ния я сня­ла, чуть-чуть под­на­бра­ла, но чув­ствую се­бя луч­ше. При этом я же ска­чу по сцене, мо­гу от­жать­ся, тан­цую, пою, де­лаю шпа­гат!

Я знаю, что от бу­ло­чек и тор­ти­ков по­прав­ля­юсь, и ста­ра­юсь это­го не есть. Но ес­ли я за­кан­чи­ваю спек­такль но­чью и мне хо­чет­ся пе­ре­ку­сить, по­че­му я долж­на се­бе в этом от­ка­зы­вать? Ес­ли вы се­бя при­ни­ма­е­те, чув­ству­е­те ком­форт­но, оста­вай­тесь в та­ком ве­се, про­сто не де­лай­те се­бя боль­ше. Ес­ли, на­при­мер, ве­си­те 110 кг, ста­рай­тесь не ве­сить 120. Вот и все. Луч­ше съесть пи­рож­ное и на пол­го­да о нем за­быть, чем по­сто­ян­но о нем ду­мать.

«Сон - луч­шее ле­кар­ство»

- Ко­гда вы­да­ет­ся сво­бод­ная ми­нут­ка, что де­ла­е­те?

- Ко­гда вы­да­ет­ся сво­бод­ная ми­нут­ка, я сплю. Сон - луч­шее ле­кар­ство, луч­ше ка­ких-ли­бо таб­ле­ток, ви­та­ми­нок и так да­лее. Ко­гда вы­сплюсь, я пря­мо за­инь­ка, ме­ня мож­но при­кла­ды­вать ко всем ра­нам. Ко­неч­но же, гу­ля­ем с му­жем, мо­жем в ки­но пой­ти. А недав­но Игорь раз­до­был ско­во­ро­ду из дис­ка бо­ро­ны для ко­ст­ра и сде­лал нам пре­крас­ное жар­кое. Я уже дав­но не ела с та­ким удо­воль­стви­ем. У ме­ня вся еда ста­ла ка­кая-то без­вкус­ная, не по­лу­чаю ра­до­сти от еды. Ви­ди­мо, по­сле «Зва­же­них…» что-то в го­ло­ве про­изо­шло. Но тут он сде­лал жар­кое, на огром­ной ско­во­ро­де, и этот за­пах, этот дым, солн­це, вы­ход­ной день - я по­ня­ла, что ни­че­го дру­го­го в жиз­ни и не хо­чу. Не хо­чу пу­те­ше­ствие по Ев­ро­пе, не хо­чу ни­ка­ко­го кру­и­за, хо­чу быть здесь и есть из этой ско­во­ро­ды со сво­им му­жем. Прав­да, все ово­щи для него по­чи­сти­ла я, но это не важ­но (сме­ет­ся).

Мы не все­гда успе­ва­ем по­об­щать­ся, у нас мно­го но­во­стей, ко­то­рые хо­чет­ся рас­ска­зать друг дру­гу. Игорь изу­ча­ет по­ли­ти­че­скую си­ту­а­цию в Укра­ине, ана­ли­зи­ру­ет, ду­ма­ет, чи­та­ет, пи­шет.

- Го­то­вит­ся в по­ли­ти­ку?

- Нет, для се­бя. Он, сла­ва Бо­гу, в по­ли­ти­ку не идет, и я его ту­да не пу­щу. Но как муж­чи­на, ко­то­рый дол­жен быть в кур­се то­го, что нас ждет впе­ре­ди, сле­дит. Он же от­вет­ствен­ный за се­мью, по­это­му и ме­ня ин­фор­ми­ру­ет, по­то­му что я ни­че­го не по­ни­маю. Знаю, ко­неч­но, кто пре­зи­дент, что, где, как, ку­да, но всех це­пей и то­чек со­при­кос­но­ве­ния не знаю.

- Мне ка­жет­ся, что вы сей­час еще боль­ше влюб­ле­ны в му­жа, чем 8 лет на­зад. Вы же 8 лет вме­сте?

- Ой, я да­же не знаю (улы­ба­ет­ся). Мы за­бы­ва­ем про да­ты. По-мо­е­му, недав­но мы от­ме­ча­ли се­ми­ле­тие со дня сва­дьбы. Мы ни­ко­гда не пом­ним, ко­гда мы по­зна­ко­ми­лись (сме­ет­ся). Го­ды очень быст­ро ле­тят, по­это­му хо­чу по­же­лать всем де­вуш­кам, ко­то­рые еще не на­шли свою по­ло­вин­ку, по­то­ро­пить­ся. Но не в смыс­ле брать пер­вое по­пав­ше­е­ся, а все-та­ки, ес­ли вдруг встре­ти­ли хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка, сра­зу брать. Ес­ли ты уже наш­ла, не ищи еще, жи­ви и ра­дуй­ся. Не на­до те­рять вре­мя, ста­рай­тесь взять все, ощу­тить эту жизнь пол­ной гру­дью, на­сла­дить­ся ею, еще успеть что-то та­кое сде­лать, что­бы, ко­гда при­дет фи­нал, ты мог ска­зать: я был счаст­лив и сде­лал в этой жиз­ни все, что хо­тел.

«Я не ху­дею, на ди­е­тах не си­жу, я та­кая, ка­кая есть, мне все нра­вит­ся».

Ак­три­са при­зна­ет­ся, что Игорь ба­лу­ет ее и но­сит на ру­ках. И для нее за­бо­та о му­же – од­но удо­воль­ствие.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.