Из-за шум­но­го со­се­да быв­шая учи­тель­ни­ца ре­ши­ла взо­рвать дом

KP in Ukraine - - Особый случай -

БЕДА НА ТРЕ­ТЬЕМ ЭТА­ЖЕ

Не­удав­ша­я­ся са­мо­убий­ца еще не ста­ра - 56 лет для на­ше­го вре­ме­ни не воз­раст. Прав­да, те­тя Ира уже на пен­сии - льгот­ной, ко­то­рая по­ло­же­на пе­да­го­гам. - Она в шко­ле на Обо­ло­ни ра­бо­та­ла учи­тель­ни­цей млад­ших клас­сов, - рас­ска­зы­ва­ет од­на из со­се­док, на­звав­ша­я­ся На­та­шей. - Го­во­рят, очень хо­ро­шим спе­ци­а­ли­стом бы­ла. Жи­те­ли на­ше­го до­ма к ней сво­их де­ти­шек учить во­ди­ли - ко­го к пер­во­му клас­су под­тя­нуть, ко­го под­учить к пе­ре­во­ду в стар­шую шко­лу. Но, как все учи­те­ля, пе­ре­жи­ва­ла, на­вер­ное, мно­го, вот нер­вы и на­до­рва­лись.

Ни му­жа, ни де­тей у те­ти Иры нет, хо­тя со­всем оди­но­кой то­же на­звать нель­зя - есть дво­ю­род­ный брат, сест­ра. С род­ствен­ни­ка­ми бы­ла в хо­ро­ших от­но­ше­ни­ях, но жи­ла са­ма. Два го­да на­зад, рас­ска­зы­ва­ют лю­ди, у Ири­ны умер­ла лю­би­мая со­ба­ка. С тех пор и ста­ли за­ме­чать стран­но­сти в ее по­ве­де­нии, но не та­кие, что­бы они ко­го-то пу­га­ли или на­сто­ра­жи­ва­ли. Ча­ще все­го жен­щи­на жа­ло­ва­лась на зву­ки, про­ни­ка­ю­щие в ее ти­хое жи­ли­ще: то по лест­ни­це кто-то то­па­ет, то две­рью хло­па­ет. Но насто­я­щая беда для нее бы­ла над го­ло­вой.

О Дмит­рии, жи­ву­щем над квар­ти­рой те­ти Иры, лю­ди раз­ное го­во­рят. Од­ни на­зы­ва­ют «нор­маль­ным му­жи­ком», дру­гие - «ал­ка­шом и де­бо­ши­ром». - Он нор­маль­ный рань­ше был, же­ну имел, ре­бен­ка. Но по­том спи­вать­ся на­чал, су­пру­га от него ушла. С тех пор ком­па­нии шум­ные со­би­ра­ет, гу­лян­ки устра­и­ва­ет. Мо­жет быть, там да­же нар­ко­ти­ки есть. Они с те­тей Ирой год на­зад сте­ну до­ма вме­сте утеп­ля­ли и рассо­ри­лись. Она ча­сто жа­ло­ва­лась на Дмит­рия, но что тут сде­ла­ешь, - взды­ха­ет на­ша со­бе­сед­ни­ца.

Оди­но­кая жен­щи­на с по­шат­нув­шей­ся пси­хи­кой, муж­чи­на, не же­ла­ю­щий счи­тать­ся с те­ми, кто ря­дом, - ти­пич­ная си­ту­а­ция для го­род­ских до­мов. А вот две точ­ки рис­ка взя­ли, да и со­шлись та­ким вот жут­ким об­ра­зом…

РАССЕЛИТЬ НЕЛЬ­ЗЯ

- Я тут квар­ти­ру сни­маю с доч­кой. Но те­перь все - съез­жаю, - го­во­рит мо­ло­дая жен­щи­на, спе­ша­щая по лест­ни­це вверх.

Толь­ко тем, у ко­го здесь квар­ти­ры, неку­да бе­жать.

- Со­всем не зна­ем, что те­перь де­лать, пе­ре­жи­ва­ем за без­опас­ность. Она же вер­нет­ся ко­гда-ни­будь из боль­ни­цы? - рас­те­рян­но во­про­ша­ет На­та­лья.

Вер­нет­ся. Это под­твер­дил нам глав­ный врач боль­ни­цы име­ни Пав­ло­ва.

- Жен­щи­на прой­дет курс ле­че­ния, и ес­ли она не бу­дет со­ци­аль­но опас­ной, вер­нет­ся в об­ще­ство, - го­во­рит Вя­че­слав Ми­ши­ев. - С ней бу­дут ра­бо­тать опыт­ные ме­ди­ки, пси­хо­ло­ги.

По сло­вам док­то­ра, вы­пи­сать па­ци­ент­ку мо­гут че­рез ме­сяц-пол­то­ра. До­ку­мен­ты пе­ре­да­дут в пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ский дис­пан­сер по ме­сту жи­тель­ства, где долж­ны обес­пе­чить ам­бу­ла­тор­ное на­блю­де­ние.

Но вер­нет­ся-то те­тя Ира в свою квар­ти­ру. Ни ее, ни шум­но­го со­се­да Дмит­рия нель­зя вы­се­лить или расселить - нет ни та­ких служб, ни та­ких за­ко­нов. Слу­чит­ся ли у те­ти Иры ре­ци­див, ко­гда она вер­нет­ся до­мой, ни­кто не уга­да­ет.

- Мы не зна­ем, бы­ло ли это си­ту­а­тив­ное по­ве­де­ние, или у жен­щи­ны дей­стви­тель­но пси­хи­че­ское рас­строй­ство - это уста­но­вят вра­чи. Но в лю­бом слу­чае та­ких оди­но­ких лю­дей долж­ны кон­тро­ли­ро­вать и опе­кать со­ци­аль­ные служ­бы, а у нас та­кая функ­ция не раз­ви­та, - го­во­рит юрист-пра­во­за­щит­ник Та­тья­на Яб­лон­ская. - Ми­ни­стер­ство со­ци­аль­ной за­щи­ты со­вер­шен­но не вы­пол­ня­ет свою мис­сию.

«МЫ НЕ УВЕ­РЕ­НЫ, ЧТО ОНА СОБИРАЛАСЬ ПОКОНЧИТЬ С СО­БОЙ»

Был ли по­сту­пок быв­шей учи­тель­ни­цы ак­том ме­сти или ша­гом от­ча­я­ния, но она со­зда­ла ре­аль­ную угро­зу для жиз­ни мно­гих лю­дей.

- В сво­ей квар­ти­ре те­тя Ира от­клю­чи­ла свет. Мы во­об­ще не уве­ре­ны, собиралась ли она покончить с со­бой или хо­те­ла уй­ти пе­ред тем, как слу­чит­ся взрыв, - го­во­рит Свет­ла­на. - Я на­пи­са­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию, его за­ре­ги­стри­ро­ва­ли.

За вы­ход­ные в до­ме на Са­ра­тов­ской не про­во­ди­ли ни­ка­ких след­ствен­ных дей­ствий. Квар­ти­ру те­ти Иры да­же не опе­ча­та­ли. Со­се­ди са­ми за­бло­ки­ро­ва­ли дверь, что­бы со­хра­нить жи­лье быв­ший учи­тель­ни­цы нетро­ну­тым.

- След­ствие обя­за­ны про­ве­сти в пол­ном объ­е­ме, по­до­зре­ва­е­мой предо­ста­вить бес­плат­но­го ад­во­ка­та, - го­во­рит быв­ший спи­кер МВД пол­ков­ник ми­ли­ции Вла­ди­мир По­ли­щук. - В первую оче­ре­ди долж­на быть на­зна­че­на су­деб­но-пси­хи­ат­ри­че­ская экс­пер­ти­за. А как же со­сед, ко­то­ро­му мож­но предъ­явить до­ве­де­ние до са­мо­убий­ства? Вы­хо­дит, ни­как. В по­ли­ции уве­ря­ют, что ни­кто из до­ма, и са­ма те­тя Ира то­же, на него не жа­ло­ва­лись. Так что до­ка­зы­вать па­губ­ное вли­я­ние Дмит­рия на по­ве­де­ние быв­шей учи­тель­ни­цы нечем. Ну раз­ве толь­ко участ­ко­вый зай­мет­ся его вос­пи­та­ни­ем.

Ста­рень­кая хру­щев­ка вряд ли усто­я­ла бы по­сле взры­ва га­за.

Со­се­ди быв­шей учи­тель­ни­цы го­во­рят, что у них те­перьдва дня рож­де­ния.

Лю­ди те­перь ре­ша­ют, как им жить даль­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.