ОДИН ПРО­ТИВ ВСЕХ

Lichnosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

пе­ре­воз­ки сво­их войск кар­ди­нал арен­до­вал в про­те­стант­ском Ам­стер­да­ме. Голландцы не гну­ша­лись за­ра­бо­тать на войне про­тив еди­но­вер­цев. Прав­да, из прин­ци­па за­пре­ти­ли про­во­дить на бор­ту ка­то­ли­че­ские бо­го­слу­же­ния. Вдо­ба­вок ко все­му Ри­ше­лье су­мел за­вер­бо­вать бро­шен­ную лю­бов­ни­цу Бэкин­ге­ма – Лю­си Хей, гра­фи­ню Кар­лайл. Оби­жен­ная да­ма ста­ла вы­пол­нять сек­рет­ные по­ру­че­ния кар­ди­на­ла и пе­ре­да­вать фран­цу­зам цен­ную ин­фор­ма­цию. Имен­но гра­фи­ня Кар­лайл счи­та­ет­ся про­то­ти­пом Ми­ле­ди из «Трех муш­ке­те­ров». При­быв на ме­сто оса­ды, Ри­ше­лье быст­ро по­нял, что ла­ро­шель­цев необ­хо­ди­мо от­ре­зать от бри­тан­ской под­держ­ки. По его рас­по­ря­же­нию в бух­те Ла-Ро­ше­ли вы­стро­и­ли огром­ную пло­ти­ну, пол­но­стью бло­ки­ро­вав­шую го­род с мо­ря. Ан­глий­ский флот несколь­ко раз пы­тал­ся ее раз­ру­шить, но успе­ха не до­бил­ся. Мя­теж­ные гу­ге­но­ты оста­лись без при­па­сов и без на­деж­ды на помощь извне. 28 ок­тяб­ря 1628 го­да Ла-Ро­шель ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла. Из 27 000 го­ро­жан уцелели око­ло пя­ти ты­сяч – осталь­ные по­гиб­ли в сра­же­ни­ях, умер­ли от го­ло­да и бо­лез­ней. Слом­лен­ные ла­ро­шель­цы по­те­ря­ли все пра­ва са­мо­управ­ле­ния и под­чи­ни­лись ко­ро­лю. За­то им бы­ла га­ран­ти­ро­ва­на сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния: Ри­ше­лье под­черк­нул, что гу­ге­но­ты ни­чем не от­ли­ча­ют­ся от дру­гих ко­ро­лев­ских под­дан­ных. Они та­кие же фран­цу­зы, как и все! Та­кой по­во­рот со­бы­тий разо­злил еди­но­вер­цев кар­ди­на­ла. Фа­на­тич­ные ка­то­ли­ки с опоз­да­ни­ем по­ня­ли, что вой­на ве­лась не за ис­тин­ную ве­ру, а ра­ди го­су­дар­ствен­ных ин­те­ре­сов. Ри­ше­лье за­ра­бо­тал уни­чи­жи­тель­ное про­зви­ще «кар- ди­нал гу­ге­но­тов». Те­перь его нена­ви­де­ли не толь­ко по­беж­ден­ные, но и по­бе­ди­те­ли. Впро­чем, пер­во­го ми­ни­стра Фран­ции это не сму­ща­ло.

Не до­воль­ству­ясь сра­же­ни­я­ми с внут­рен­ни­ми про­тив­ни­ка­ми, кар­ди­нал Ри­ше­лье вы­шел на меж­ду­на­род­ную аре­ну. В ту по­ру в Ев­ро­пе бу­ше­ва­ла вой­на, позд­нее по­лу­чив­шая на­зва­ние Трид­ца­ти­лет­ней. На­чав­шись как ре­ли­ги­оз­ный кон­фликт меж­ду ка­то­ли­ка­ми и про­те­стан­та­ми, она пе­ре­рос­ла в гео­по­ли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние. Мо­гу­чая ка­то­ли­че­ская Ис­па­ния с пра­вя­щей ди­на­сти­ей Габс­бур­гов пре­тен­до­ва­ла на ми­ро­вое гос­под­ство. Ис­пан­цев под­дер­жи­ва­ли ав­стрий­ские Габс­бур­ги. Но кар­ди­нал, стре­мив­ший­ся к воз­вы­ше­нию Фран­ции, по­вел иг­ру про­тив Ис­па­нии и Австрии. Его Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство на­чал пе­ре­го­во­ры о со­ю­зе с немец­ки­ми про­те­стан­та­ми. По­ли­ти­ка Ри­ше­лье шо­ки­ро­ва­ла при­двор­ную «пар­тию свя­тош» – пра­во­вер­ных ка­то­ли­ков, ори­ен­ти­ро­ван­ных на Ис­па­нию. Тон здесь за­да­ва­ла власт­ная ко­ро­ле­ва-мать. 11 но­яб­ря 1630 го­да Ма­рия Ме­ди­чи пуб­лич­но по­тре­бо­ва­ла у сво­е­го сы­на Лю­до­ви­ка XIII сде­лать вы­бор: или она, или Ри­ше­лье. Ма­мень­ку под­дер­жал млад­ший брат ко­ро­ля Га­стон Ор­ле­ан­ский. Ни­кто не со­мне­вал­ся, что род­ствен­ные чув­ства пе­ре­ве­сят, и Лю­до­вик по­жерт­ву­ет пер­вым ми­ни­стром. Па­де­ние кар­ди­на­ла счи­та­лось ре­шен­ным де­лом, его недру­ги от­кры­то празд­но­ва­ли по­бе­ду. Уже бы­ло озву­че­но имя пре­ем­ни­ка Ри­ше­лье – фа­во­ри­та ко­ро­ле­вы Ми­ше­ля де Ма­рий­а­ка. Но ве­че­ром то­го же дня ста­ло из­вест­но, что Лю­до­вик XIII встре­тил­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.