Стыд необ­ра­ти­мый

Пер­вым при­зна­ком глу­по­сти яв­ля­ет­ся пол­ное от­сут­ствие сты­да. Зиг­мунд Фрейд

Lichnosti - - Первая Страница -

Когда утром вы на зав­трак раз­би­ва­е­те па­ру яиц на го­ря­чую ско­во­род­ку, то вряд ли за­ду­мы­ва­е­тесь о том, что уже ни­ко­гда, ни при ка­ких усло­ви­ях ни Вам, ни всем си­лам зем­ным и небес­ным не по­вер­нуть этот про­цесс вспять. И вы­бра­сы­ва­е­те оскол­ки скор­лу­пы, не осо­зна­вая, что этот необ­ра­ти­мый про­цесс ме­ня­ет что-то и для все­го че­ло­ве­че­ства, и всей га­лак­ти­ки и, воз­мож­но, да­же для всей Все­лен­ной. В точ­ных на­у­ках ска­за­ли бы, что яич­ни­ца уве­ли­чи­ла об­щую эн­тро­пию* ми­ра. И до­ба­ви­ли, что по­чти все про­цес­сы ве­дут нас к ро­сту ве­ли­чи­ны, ко­то­рая из­ме­ря­ет ха­ос. А необ­ра­ти­мость есть од­но из лиц это­го все­мир­но­го за­ко­на. Сра­зу необ­хо­ди­мо до­ба­вить, что де­я­тель­ность жи­вых су­ществ на­ру­ша­ет этот за­кон, в том чис­ле и ку­ри­ца, ко­то­рая снес­ла эту па­ру яиц. Всех жи­вых су­ществ – че­ло­ве­ка, и де­ре­ва, и ры­бы... То есть жи­вое вно­сит в мир некий по­ря­док и в об­щей сум­ме умень­ша­ет его эн­тро­пию. На­вер­ное, и са­ма жизнь на­ру­ша­ет за­кон необ­ра­ти­мо­сти, по­сто­ян­но воз­рож­да­ясь. Здесь, од­на­ко, мы го­во­ри­ли о ма­те­ри­аль­ном ми­ре. А воз­мож­но ли нечто по­доб­ное ска­зать о ду­хов­ном ми­ре, су­ще­ству­ют ли для нрав­ствен­но­го или ин­тел­лек­ту­аль­но­го дви­же­ния близ­кие по­ня­тия? Для че­ло­ве­ка эти дви­же­ния свя­за­ны с его пси­хи­че­ским «я» и вза­и­мо­дей­стви­ем с дру­ги­ми людь­ми. По­доб­ные про­цес­сы име­ют ме­сто и в об­ще­стве, на­при­мер, когда воз­ни­ка­ет ка­кая-ли­бо об­щая идея или мне­ние. Ана­ло­гич­но ма­те­ри­аль­но­му ми­ру и для этой «но­осфе­ры»

** чувств, мне­ний и цен­но­стей и т.п. мож­но сфор­му­ли­ро­вать свой за­кон из­ме­не­ния. Ес­ли пред­по­ло­жить, что этот об­щий пси­хи­че­ский мир * В ши­ро­ком смыс­ле эн­тро­пия озна­ча­ет ме­ру неупо­ря­до­чен­но­сти или ха­о­тич­но­сти си­сте­мы: чем мень­ше эле­мен­ты си­сте­мы под­чи­не­ны ка­ко­му- ли­бо по­ряд­ку, тем вы­ше эн­тро­пия. ** Здесь тер­мин «но­осфе­ра» бли­зок, но не тож­де­стве­нен по смыс­лу та­ко­му же тер­ми­ну в ра­бо­тах по­сле­до­ва­те­лей Вла­ди­ми­ра Вер­над­ско­го.

дей­ству­ет как со­зи­да­тель­ная си­ла, ко­то­рая в ши­ро­ком смыс­ле со­зда­ет по­ря­док и гар­мо­нию (ве­дет к рож­де­нию но­вых зна­ний, эти­че­ских и куль­тур­ных цен­но­стей), то ка­кая-то ме­ра, ко­то­рую мож­но на­звать «но­оэн­тро­пи­ей», то­же непре­рыв­но воз­рас­та­ет. При­ве­дем для ил­лю­стра­ции один при­мер – по­зна­ние и обу­че­ние. Каж­дый, на­вер­ное, ис­пы­ты­вал чув­ство внут­рен­ней пе­ре­ме­ны, когда уда­ва­лось что-то по­нять или что-ли­бо осво­ить. В шут­ку это на­зы­ва­ют «пра­ви­лом ве­ло­си­пе­да»: до­ста­точ­но один раз на­учить­ся – и вы на­все­гда овла­де­ли ис­кус­ством дер­жать рав­но­ве­сие на двух ко­ле­сах. Лю­бое обу­че­ние по­стро­е­но на этом: овла­дев зна­ни­ем или на­вы­ком, мы все­гда смо­жем на него опе­реть­ся (ко­неч­но, име­ет ме­сто неко­то­рое за­бы­ва­ние, ослаб­ле­ние ма­стер­ства, но пра­ви­ло ра­бо­та­ет). Есть и дру­гие при­ме­ры то­го, что че­ло­ве­че­ство необ­ра­ти­мо дви­жет­ся впе­ред. Есть, од­на­ко, в мен­таль­ной жиз­ни че­ло­ве­че­ства мас­са со­бы­тий и про­цес­сов, ко­то­рые раз­ру­ша­ют хруп­кий по­ря­док и гар­мо­нию и не поз­во­ля­ют при­ве­сти эту ги­по­те­зу о непре­рыв­ном ро­сте «но­оэн­тро­пии» к бла­го­дат­но­му кон­цу. И по­нят­но по­че­му. По­то­му что су­ще­ству­ют ложь, об­ман, под­лость, тру­сость, нена­висть и еще мно­го че­го, что нель­зя счи­тать со­зи­да­ни­ем. По­яс­ню на лич­ном при­ме­ре. Вы­ше я по­про­бо­вал втя­нуть те­бя, мой до­ро­гой чи­та­тель, в ква­зи­уче­ный раз­го­вор о за­ко­нах жиз­ни. И мог бы ид­ти еще даль­ше, и по­том ра­ди недо­ка­зан­но­го

(а ско­рее все­го – лож­но­го, но удоб­но­го) вы­во­да сде­лать вид, что это некая ин­те­рес­ная на­ход­ка, и рас­ска­зы­вать эти фан­та­зии даль­ше в на­деж­де те­бя «уба­ю­кать». Но, ско­рее все­го, че­рез де­ся­ток строк мой чи­та­тель ска­жет: «Что за чушь!» – и с кри­вой улыб­кой от­ло­жит жур­нал. И то, что вот-вот долж­но бы­ло уве­ли­чить «но­оэн­тро­пию» все­го ра­зум­но­го ми­ра, в один миг об­ру­шит его ува­же­ние к мо­им изыс­ка­ни­ям и ко мне лич­но. Эта по­те­ря бу­дет необ­ра­ти­мой. Ее мож­но оправ­дать мно­же­ством спо­со­бов, но ис­пра­вить – нель­зя. А мне бу­дет очень стыд­но. Вот о ро­ли сты­да и хо­чет­ся ска­зать несколь­ко слов. В жиз­ни каж­до­го и, увы, по­все­мест­но, и, увы, до­воль­но ча­сто, про­ис­хо­дят со­бы­тия обид­ные и пе­чаль­ные. На­при­мер, нас об­ма­ны­ва­ют оптом и пуб­лич­но или в роз­ни­цу и лич­но. И хо­тя все разо­ча­ро­ва­ния и оби­ды ни­ко­гда не сти­ра­ют­ся пол­но­стью, очень ча­сто ма­ло что ме­ня­ет­ся в на­шем по­ве­де­нии и от­но­ше­нии к обид­чи­ку и об­ман­щи­ку. Как в та­ких слу­ча­ях го­во­рит­ся, «жизнь про­дол­жа­ет­ся», и да­же ка­жет­ся, что ни­че­го не из­ме­ни­лось. И пусть ча­ша раз­би­лась и мо­ло­ко про­ли­то, од­на­ко цар­ствен­ное ве­ли­ко­ду­шие жерт­вы, несо­мнен­но, в ка­кой-то сте­пе­ни ком­пен­си­ру­ет ми­ро­вые по­те­ри «но­оэн­тро­пии». Те­перь посмот­рим на об­ман­щи­ка и обид­чи­ка. Как он се­бя чув­ству­ет, как про­дол­жа­ет­ся его жизнь? Что из­ме­ни­лось в нем? Ис­пы­ты­ва­ет ли он стыд, рас­ка­я­ние? Оче­вид­но, что ес­ли да, то это то­же мож­но за­честь как некую ком­пен­са­цию. Ес­ли нет, то в пол­ной ме­ре мы ощу­тим необ­ра­ти­мость по­те­ри че­ло­ве­ка и раз­ру­ше­ния ил­лю­зий и, увы, ни­ка­ко­го при­ро­ста «но­оэн­тро­пии»... Так это по­ни­мал уже Ари­сто­тель: «Не спо­соб­ный к рас­ка­я­нию неис­це­лим». По мне­нию со­цио­био­ло­гов и пси­хо­ло­гов, стыд – ис­клю­чи­тель­но че­ло­ве­че­ское эво­лю­ци­он­ное при­об­ре­те­ние, необ­хо­ди­мое для со­хра­не­ния выс­ших форм пси­хи­че­ской жиз­ни. Ко­неч­но, мож­но до­ста­точ­но дол­го ску­лить о мо­ра­ли и том, «как бы­ло рань­ше», но ес­ли сде­лать по­прав­ку на ве­тер пе­ре­мен и то, что все ны­неш­ние нор­мы по­ве­де­ния уже про­шли си­то де­мо­кра­ти­че­ских, то­ле­рант­ных или гло­баль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний... то стыд – это нечто вро­де эво­лю­ци­он­но­го ата­виз­ма, и, по мет­ко­му за­ме­ча­нию фран­цуз­ско­го ак­те­ра и ре­жис­се­ра Жа­ка Та­ти, «се­го­дня лю­ди сты­дят­ся то­го, что все еще сты­дят­ся то­го, че­го сты­ди­лись рань­ше».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.