Лич­ность. Меж­ду про­шлым и бу­ду­щим

Да и ко­гда б ве­ще­ство со­би­ра­ло­ся на­ше об­рат­но Вре­ме­нем по­сле кон­чи­ны и в ны­неш­ний вид воз­вра­ща­лось, Ес­ли вто­рич­но на свет по­явить­ся да­но бы нам бы­ло, Все-та­ки это для нас не име­ло бы во­все зна­че­нья, Так как о про­шлом уже бы­ла б у нас пре­рва­на па­мять. Тит

Lichnosti - - Contents -

У зна­ме­ни­то­го немец­ко­го фи­ло­со­фа Ар­ту­ра Шо­пен­гау­э­ра есть ги­по­те­за, что во­ля че­ло­ве­ка ни­ко­гда не уми­ра­ет, но про­яв­ля­ет се­бя опять в но­вых ин­ди­ви­дах. Вме­сте с тем Шо­пен­гау­эр не при­ни­мал идеи ре­ин­кар­на­ции о пе­ре­се­ле­нии кон­крет­ных душ. Для сво­их взгля­дов он ис­поль­зо­вал тер­мин «па­лин­ге­не­зия», ко­то­рый впер­вые встре­ча­ет­ся в Но­вом За­ве­те (Мф. 19:28; Тит. 3:5) и пе­ре­во­дит­ся как «воз­рож­де­ние» (от др.-греч. πάλιν – сно­ва и γένεσις – ста­нов­ле­ние, рож­де­ние). Тео­рия па­лин­ге­не­за бы­ла из­ло­же­на в его кни­ге «Мир как во­ля и пред­став­ле­ние» в гла­ве «Смерть и ее от­но­ше­ние к нераз­ру­ши­мо­сти на­ше­го су­ще­ства». В сво­ем со­чи­не­нии Шо­пен­гау­эр утвер­ждал: «Бе­с­ко­неч­ное вре­мя про­тек­ло, преж­де чем я ро­дил­ся, – чем же был я все это вре­мя?» Ме­та­фи­зи­че­ский от­вет на это, по­жа­луй, был бы та­кой: «я все­гда был я: имен­но все те, кто в те­че­ние это­го вре­ме­ни на­зы­вал се­бя “я”, это бы­ли “я”».

Он от­ри­цал воз­мож­ность со­хра­не­ния ин­ди­ви­ду­аль­но­го «Я» со все­ми его вос­по­ми­на­ни­я­ми. Раз­ру­ше­ние моз­га озна­ча­ет пол­ное уни­что­же­ние лич­но­сти, счи­тал он. С дру­гой сто­ро­ны, по его мне­нию, уни­каль­ная во­ля каж­до­го че­ло­ве­ка не под­вер­же­на уни­что­же­нию: она со­хра­ня­ет­ся по­сле рас­па­да те­ла и со вре­ме­нем ока­зы­ва­ет­ся в но­вой ин­тел­лек­ту­аль­ной обо­лоч­ке. Но­вая лич­ность пред­ста­ет со­вер­шен­но от­лич­ной от ста­рой. Шо­пен­гау­эр не го­во­рил о «пе­ре­хо­де це­лой так на­зы­ва­е­мой ду­ши в дру­гое те­ло», по­ла­гая, что в про­цес­се па­лин­ге­не­зии про­ис­хо­дит «раз­ло­же­ние и но­во­об­ра­зо­ва­ние ин­ди­ви­да, при­чем оста­ет­ся лишь его во­ля, ко­то­рая, при­ни­мая об­раз но­во­го су­ще­ства, по­лу­ча­ет но­вый ин­тел­лект». Ло­гич­но, ес­ли бы яр­кая, вы­да­ю­ща­я­ся лич­ность да­ва­ла на­ча­ло дру­гой, та­ко­го же мас­шта­ба и яр­ко­сти. Та­кой вот па­лин­ге­нез Лич­но­сти в Лич­ность! Од­на­ко ана­лиз, ко­то­рый мож­но про­ве­сти на ос­но­ве на­шей эн­цик­ло­пе­дии «Лич­но­сти» (https://persons-info.com) по­ка­зы­ва­ет, что, ско­рее все­го, это не так. Ви­ди­мо, смысл в дру­гом. Да и сам Шо­пен­гау­эр не счи­тал, что па­лин­ге­нез – удел толь­ко вы­да­ю­щих­ся лю­дей: «Я ви­жу, как все су­ще­ства пу­тем рож­де­ния воз­ни­ка­ют из ни­че­го и спу­стя ко­рот­кое вре­мя сно­ва об­ра­ща­ют­ся в ни­что: и мое бы­тие, те­перь на­сто­я­щее, ско­ро то­же бу­дет ле­жать в да­ле­ком про­шлом, и я бу­ду ни­что!» От­вет на его се­то­ва­ния мо­жет быть та­ким: «Раз­ве ты не су­ще­ству­ешь? Раз­ве ты не жи­вешь в нем, этом дра­го­цен­ном на­сто­я­щем, к ко­то­ро­му вы все, де­ти вре­ме­ни, так жад­но стре­ми­тесь, – раз­ве оно не твое, дей­стви­тель­но твое? И раз­ве ты по­ни­ма­ешь, как ты до­стиг его? Раз­ве те­бе из­вест­ны те пу­ти, ко­то­рые при­ве­ли те­бя к нему, что­бы ты мог со­зна­вать, буд­то смерть за­мкнет их для те­бя? Са­мая воз­мож­ность ка­ко­го бы то ни бы­ло су­ще­ство­ва­ния тво­е­го “я” по­сле раз­ру­ше­ния тво­е­го те­ла для те­бя непо­сти­жи­ма. Но раз­ве она мо­жет быть для те­бя бо­лее непо­сти­жи­ма, чем твое ны­неш­нее су­ще­ство­ва­ние и то, как ты его до­стиг? По­че­му же ты со­мне­ва­ешь­ся, что те са­мые пу­ти, ко­то­рые от­кры­лись пред то­бою для это­го на­сто­я­ще­го, не бу­дут от­кры­ты для те­бя и ко вся­ко­му бу­ду­ще­му?» Что же, на наш взгляд, имел в ви­ду Ар­тур Шо­пен­гау­эр? Мо­жет быть, что от че­ло­ве­ка нечто все же со­хра­нит­ся, и это поможет пре­одо­леть страх смер­ти? Эта фор­му­ли­ров­ка, ко­неч­но, упро­ща­ет про­бле­му, но не го­во­рит о том, что бу­дет воз­рож­дать че­ло­ве­ка. Две­на­дцать лет на­зад, в пер­вом но­ме­ре жур­на­ла са­мая пер­вая ста­тья бы­ла по­свя­ще­на ре­ли­ги­оз­но­му фи­ло­со­фу, со­зда­те­лю уто­пи­че­ско­го про­ек­та «Об­щее де­ло» – Ни­ко­лаю Фе­до­ро­ву. Смысл про­ек­та, ко­то­рый был все­рьез вос­при­нят Ль­вом Тол­стым, – борь­ба с об­щей для всех фи­зи­че­ской смер­тью и вос­кре­ше­ние мерт­вых. Это об­щее де­ло ос­но­вы­ва­лось не на стра­хе смер­ти, а на устра­не­нии небы­тия, на фи­зи­че­ском и ду­хов­ном воз­рож­де­нии че­ло­ве­ка. Ведь для него страх смер­ти ужа­сен тем, что по­сле нее не оста­нет­ся ни­че­го! Для всех лю­дей смерть, как аверс и ре­верс од­ной мо­не­ты, со­еди­ня­ет две сто­ро­ны фи­на­ла че­ло­ве­че­ской судь­бы: неиз­беж­ность и неожи­дан­ность. Зву­чит мрач­но­ва­то, но пра­виль­ный вы­бор про­пор­ции де­ла­ет жизнь вполне при­год­ной для су­ще­ство­ва­ния. Осо­бен­но, ес­ли мыс­лить как Бе­не­дикт Спи­но­за: «Че­ло­век сво­бод­ный ни о чем так ма­ло не ду­ма­ет, как о смер­ти, и его муд­рость со­сто­ит в раз­мыш­ле­нии не

о смер­ти, а о жиз­ни». Но во­прос бы­тия/небы­тия и жиз­ни по­сле смер­ти, ко­неч­но, не сни­ма­ет. От­вет, ко­то­рый мож­но пред­ло­жить, со­дер­жит­ся в дру­гом про­ти­во­по­став­ле­нии: то, что вер­но для част­ной че­ло­ве­че­ской жиз­ни, для че­ло­ве­че­ства в це­лом мо­жет быть ина­че. Смерть мо­жет пре­рвать жизнь лич­ную, но ни­ко­гда еще смерть да­же мил­ли­о­нов лю­дей не пре­ры­ва­ла жизнь все­го че­ло­ве­че­ства. Бо­лее то­го, бес­смер­тие лич­ное во­об­ще ли­ше­но смыс­ла вне об­ще­ства. И бес­смер­тие – од­на из форм опре­де­ле­ния Лич­но­стей, лю­дей, ко­то­рые про­дол­жа­ют жить в един­ствен­но веч­ном убе­жи­ще – об­ще­ствен­ном со­зна­нии. Жизнь Лич­но­сти да­ет ос­но­ва­ние счи­тать, что пре­кра­ще­ние фи­зи­че­ской жиз­ни – это на­ча­ло но­вой, об­ще­че­ло­ве­че­ской жиз­ни. Ес­ли сле­до­вать идее Шо­пен­гау­э­ра, речь идет о про­дол­же­нии во­ли (идеи, де­ла) од­но­го че­ло­ве­ка в дру­гом (дру­гих). Во­ля, ва­ше де­ло, ваши идеи – это и есть ва­ше во­пло­ще­ние, ко­то­рое не умрет. И от тво­ей Лич­но­сти за­ви­сит, ка­кой и на­сколь­ко дол­гой бу­дет но­вая жизнь. Что­бы о тво­ем па­лин­ге­не­зе ска­за­ли сло­ва­ми Лукре­ция: «Че­ло­век гиб­нет, де­ло оста­ет­ся».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.