Ма­ши­на вре­ме­ни Оле Кри­сти­ан­се­на Маль­ви­на Во­ро­но­ва

Lichnosti - - В НОМЕРЕ - Ди­зайн: Да­ни­ил Суг­ло­бов

Три по­ко­ле­ния се­мьи Кри­сти­ан­сен вла­де­ют все­мир­но из­вест­ной ком­па­ни­ей «LEGO» и, ра­зу­ме­ет­ся, лич­ность ее ос­но­ва­те­ля – Оле Кир­ка Кри­сти­ан­се­на – яв­ля­ет­ся не толь­ко фун­да­мен­том фа­миль­ной ис­то­рии, но и ча­стью успеш­но­го брен­да. Не уди­ви­тель­но, что от­шли­фо­ван­ный кор­по­ра­тив­ной эти­кой и се­мей­ным по­чте­ни­ем об­раз на­ро­чи­то бла­го­об­ра­зен: тру­до­лю­би­вый ре­мес­лен­ник, бес­страш­ный ин­но­ва­тор, гиб­кий ком­мер­сант, бла­го­че­сти­вый хри­сти­а­нин, при­мер­ный се­мья­нин. Че­ло­век без изъ­я­нов и сла­бо­стей – неиз­беж­ное по­рож­де­ние «свет­лой па­мя­ти» и ком­мер­че­ской вы­го­ды. Столь же тро­га­тель­ное и до­ро­гое во всех смыс­лах, сколь без­жиз­нен­ное для био­гра­фа. Од­на­ко с фо­то­гра­фий по­сме­и­ва­ют­ся жи­вые и ум­ные гла­за на­ше­го ге­роя – на­до ду­мать, он, пред­ставь­ся та­кая уни­каль­ная воз­мож­ность, не пре­ми­нул бы иро­нич­но по­шу­тить над ди­ви­ден­да­ми, ко­то­рые при­но­сит его био­гра­фия по­том­кам

ИЗ ДАЛЕКОГО ПРО­ШЛО­ГО...

Оле Кирк Кри­сти­ан­сен ро­дил­ся 7 ап­ре­ля 1891 го­да в ма­лень­кой де­ре­вуш­ке Филь­сков, рас­по­ло­жен­ной в Цен­траль­ной Ют­лан­дии. Бо­лее двух сто­ле­тий дат­чане пы­та­лись здесь об­ра­ба­ты­вать непло­до­род­ную пес­ча­ную поч­ву, и к на­ча­лу де­вят­на­дца­то­го ве­ка ре­ги­он стал ло­каль­ным цен­тром жи­вот­но­вод­ства с об­шир­ны­ми паст­би­ща­ми для ло­ша­дей и круп­но­го ро­га­то­го ско­та. Впро­чем, пес­ча­ные дю­ны, тор­фя­ные бо­ло­та, по­ля, по­кры­тые ве­ре­ском, сво­ей сдер­жан­ной кра­со­той ком­пен­си­ро­ва­ли пло­до­ро­дие, ко­то­рым мог­ли по­хва­стать­ся иные зем­ли Ко­ро­лев­ства Да­нии, и за­кла­ды­ва­ли сдер­жан­ные, су­ро­вые, вы­нос­ли­вые ха­рак­те­ры оби­та­те­лей этой мест­но­сти. Оле был од­ним из де­ся­ти де­тей бед­но­го фер­ме­ра Йен­са Ниль­са Кри­сти­ан­се­на и его же­ны Кир­стин, в де­ви­че­стве – Ан­дер­сен. Его от­цу при­над­ле­жа­ла неболь­шая фер­ма, до­ход ко­то­рой не по­кры­вал нуж­ды боль­шой се­мьи, что вы­нуж­да­ло Йен­са на­ни­мать­ся ра­бо­чим на дру­гие фер­мы. Жи­ли бед­но и труд­но, все млад­шие Кри­сти­ан­се­ны с ран­не­го воз­рас­та при­вле­ка­лись к тру­ду и хо­зяй­ству. Оле, к при­ме­ру, два дня в неде­лю по­се­щал мест­ную шко­лу, где учил­ся гра­мо­те, а в осталь­ное вре­мя пас овец. По при­ме­ру дру­гих сель­ских от­прыс­ков ему пред­на­зна­ча­лось или про­дол­жить де­ло от­ца, или осво­ить ка­ко­е­ли­бо ре­мес­ло, или за­нять­ся тор­гов­лей.

В че­тыр­на­дцать лет он стал уче­ни­ком стар­ше­го бра­та – Кри­сти­а­на Бон­де Кри­сти­ан­се­на, ко­то­рый че­ты­ре го­да обу­чал его сто­ляр­но­му де­лу, и 24 ав­гу­ста 1911-го вы­дал сер­ти­фи­кат под­ма­сте­рья. Ре­мес­ло бы­ло осво­е­но, а ра­бо­ты в род­ной де­ревне не пред­ви­де­лось, и в тот же год Оле от­пра­вил­ся в Гер­ма­нию, где плот­ни­чал и сто­ляр­ни­чал до кон­ца 1912-го. Неко­то­рое вре­мя мо­ло­дой че­ло­век ра­бо­тал в Но­р­ве­гии, а за­тем вер­нул­ся в Да­нию и по­се­лил­ся в го­ро­диш­ке Бил­лунд. В 1916 го­ду, уже об­за­ве­дясь до­ста­точ­ны­ми для со­зда­ния се­мьи сред­ства­ми, он же­нил­ся на ми­ло­вид­ной Кир­стин Се­рен­сен, с ко­то­рой по­зна­ко­мил­ся в Но­р­ве­гии.

Бил­лунд, жиз­не­де­я­тель­ность ко­то­ро­го вра­ща­лась ис­клю­чи­тель­но во­круг же­лез­но­до­рож­ной стан­ции, был го­ро­дом, где, по вы­ра­же­нию мест­ных жи­те­лей, «ни­что не мог­ло про­цве­тать». Они оши­ба­лись. Имен­но здесь ро­дит­ся за­мы­сел, ко­то­рый про­сла­вит и го­род, и его го­ро­жан на весь мир. Но это впе­ре­ди, а по­ка бе­реж­ли­вый Оле ис­поль­зо­вал на­жи­тый ка­пи­тал для по­куп­ки сто­ляр­но­го ма­га­зи­на и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го це­ха – «Бил­лунд Мас­кинсне­ке­ри» и «Тор­ре­фор­ре­тинг». От­ныне он из­го­тов­ля­ет и про­да­ет две­ри, ок­на, ку­хон­ные шка­фы, ко­мо­ды, ку­зо­ва для те­ле­жек и да­же гро­бы. Со­хра­ни­лось фо­то

доб­рот­но­го туа­лет­но­го сто­ли­ка, сде­лан­но­го им в 1918-м, ко­то­рый, как и про­чая про­дук­ция, от­ли­ча­ет­ся не столь­ко изыс­кан­но­стью, сколь­ко чи­сто­той ли­ний и ка­че­ством. Бе­рет­ся он па­рал­лель­но и за круп­ные про­ек­ты: де­ла­ет ка­фед­ру для церк­ви Грен, ре­мон­ти­ру­ет неко­то­рые фер­мер­ские со­ору­же­ния. Рад лю­бо­му за­ка­зу, по­то­му что твер­до на­ме­рен обес­пе­чить се­бе до­стой­ное су­ще­ство­ва­ние, а ве­ра в то, что уси­лия обя­за­тель­но при­но­сят свои пло­ды, – ос­но­ва его жиз­ни.

Се­мья Оле Кри­сти­ан­се­на быст­ро по­пол­ня­лась: че­рез год по­сле сва­дьбы ро­дил­ся стар­ший сын – Йо­хан­нес, за­тем – Карл Георг (1919), Гот­ф­рид (1920), Гер­хард (1926). Вес­ной и ле­том его ма­лень­кое пред­при­я­тие за­ни­ма­лось ре­мон­том до­мов и стро­и­тель­ством, зи­мой – про­из­вод­ством ме­бе­ли. Пер­во­на­чаль­но это бы­ли ра­зо­вые неболь­шие за­ка­зы, но со вре­ме­нем чест­ность и ка­че­ство со­зда­ли ре­пу­та­цию, а она обес­пе­чи­ла от­но­си­тель­но боль­шие про­ек­ты: ре­мон­ти­ро­ва­ли цер­ков­ный зал в Альм­сто­ке и зна­ме­ни­тую древ­нюю цер­ковь Скельд­бор­ге. Од­на­ко, невзи­рая на столь мас­штаб­ные для это­го ре­ги­о­на ра­бо­ты, все два­дца­тые го­ды бы­ли под­чи­не­ны борь­бе за вы­жи­ва­ние, по­то­му как бед­ные фер­ме­ры, хо­тя и име­ли нуж­ду в ка­че­ствен­ных сто­ляр­ных из­де­ли­ях, но не все­гда име­ли воз­мож­ность за них пла­тить. И де­ло Оле ча­стень­ко ока­зы­ва­лось на гра­ни банк­рот­ства. В ПЕРЕМЕНЧИВОЕ НА­СТО­Я­ЩЕЕ...

Од­на­жды в вос­крес­ный пол­день 1924 го­да, ко­гда Оле с же­ной за­дре­ма­ли, их сы­но­вья – пя­ти­лет­ний Карл Георг и че­ты­рех­лет­ний Гот­ф­рид иг­ра­ли в ма­га­зине. Их озор­ные экс­пе­ри­мен­ты ка­са­лись под­жи­га­ния дре­вес­ной струж­ки, эф­фек­тив­ность воз­го­ра­ния ко­то­рой бы­ла до­ка­за­на вполне: сго­ре­ли до­тла и от­цов­ский ма­га­зин, и дом. Но то, что мо­жет по­шат­нуть од­но­го че­ло­ве­ка, дру­го­го лишь укре­пит и по­двиг­нет на но­вые свер­ше­ния. Сняв квар­ти­ру непо­да­ле­ку и взяв­шись за ра­бо­ту еще энер­гич­нее преж­не­го, Оле при­гла­сил ар­хи­тек­то­ра Й. Ес­пер­се­на, ко­то­рый спро­ек­ти­ро­вал и вы­стро­ил но­вое, ку­да бо­лее доб­рот­ное и про­стор­ное зда­ние. Этот дом со скат­ной кры­шей и ман­сард­ны­ми ок­на­ми, а так­же два льва, охра­ня­ю­щих вход­ную дверь, со­хра­ни­лись до на­ших дней. Се­го­дня он – ту­ри­сти­че­ская до­сто­при­ме­ча­тель­ность со­вре­мен­но­го Бил­лун­да.

Ра­зу­ме­ет­ся, пи­сать о жиз­нен­ных труд­но­стях дру­го­го че­ло­ве­ка ку­да лег­че, неже­ли са­мо­му про­жи­вать их. Не так про­сто сно­ва, с ну­ля на­чать де­ло, над ко­то­рым тру­дил­ся дол­гие го­ды. Для Оле жиз­нен­ной опо­рой бы­ла его ис­крен­няя и твер­дая ве­ра. О Бо­ге он ма­ло го­во­рил, но лю­бовь к Нему утвер­ждал са­мим от­но­ше­ни­ем к тру­ду, жиз­нен­ным кол­ли­зи­ям и лю­дям. Се­мья Кри­сти­ан­се­нов

при­над­ле­жа­ла к так на­зы­ва­е­мой «внут­рен­ней мис­сии» (Indre Mission) – ор­то­док­саль­но­му дви­же­нию Дат­ской на­ци­о­наль­ной лю­те­ран­ской церк­ви. За­бав­но! То, с чем так спо­рил ре­ли­ги­оз­ный фи­ло­соф С. Кьер­ке­гор, а имен­но с тра­ди­ци­о­на­лиз­мом дат­ской церк­ви и ее стрем­ле­ни­ем огра­ни­чить сво­бо­ду лич­но­сти, бы­ло ду­хов­ным фун­да­мен­том для Оле Кри­сти­ан­се­на. Во­и­сти­ну не сто­ит оспа­ри­вать ни один из пу­тей, ко­то­рым че­ло­век идет к Бо­гу. И не нуж­но за­бы­вать, что каж­дый, при­шед­ший к Нему, под­ни­ма­ет за со­бой лест­ни­цу, и каж­до­му, иду­ще­му по­за­ди, при­дет­ся ис­кать свой соб­ствен­ный путь.

«Внут­рен­няя мис­сия», ос­но­ван­ная в 1861 го­ду в Зе­лан­дии, очень ско­ро при­об­ре­ла вли­я­тель­ность в аг­рар­ной Да­нии. Оле, его се­мья, ра­бот­ни­ки его це­ха, бы­ли го­ря­чи­ми по­сле­до­ва­те­ля­ми это­го ре­ли­ги­оз­но­го дви­же­ния, ве­ра ко­то­ро­го бы­ла столь ор­га­нич­ной, что ее не раз­мы­ва­ло вре­мя, про­хлад­ное, а по­рой и сар­ка­стич­ное по от­но­ше­нию к хри­сти­ан­ству. Речь идет о сре­дине два­дца­то­го ве­ка, углуб­лен­но­го в кос­ми­че­ские раз­ра­бот­ки, ушед­ше­го в на­уч­ную ра­ци­о­на­ли­за­цию окру­жа­ю­ще­го ми­ра, увле­чен­но­го сек­су­аль­но­стью и по­зна­ни­ем соб­ствен­но­го те­ла.

Да­же в 1950-е, го­во­рят, ра­бо­чее утро на за­во­де Кри­сти­ан­се­на на­чи­на­лось с мо­лит­вы, что по мер­кам эпо­хи бы­ло слиш­ком кон­сер­ва­тив­но. Но! По­мо­лив­шись, имен­но его ра­бот­ни­ки тру­ди­лись над из­де­ли­я­ми, ко­то­рые впо­след­ствии опре­де­лят раз­ви­тие не толь­ко дет­ских игр, но и мно­гих раз­лич­ных от­рас­лей

да­ле­ких 2000-х го­дов с их ком­му­ни­ка­тив­но-ин­фор­ма­ци­он­ны­ми воз­мож­но­стя­ми и по­треб­но­стя­ми.

Хри­сти­ан­ство Оле со­че­та­ло ве­ру с на­пря­жен­ной ра­бо­той, ре­ши­тель­но­стью, му­же­ством, чув­ством юмо­ра и оп­ти­миз­мом. Он все­гда це­нил то, что ему бы­ло да­но, и объ­ек­тив­но ви­дел то, что бы­ло ему под си­лу. По­ми­мо чи­сто прак­ти­че­ских за­дач, ко­то­рые он ста­вил пе­ред со­бой в ре­мес­ле и биз­не­се, он был пе­да­го­гом (в 1917-м пре­по­да­вал в шко­ле ре­ме­сел), цер­ков­ным де­я­те­лем (ак­тив­но участ­во­вал в жиз­ни вос­крес­ной шко­лы и цер­ков­но­го ска­ут­ско­го дви­же­ния, по­се­щал Мис­си­о­нер­ский зал) и со­зер­ца­те­лем (лю­бил свой сад, за­ни­мал­ся пче­ло­вод­ством).

Оле ча­стень­ко по­вто­рял, что «жизнь – это по­да­рок, но это бы­ло бы слиш­ком про­сто, ибо жизнь – это еще и вы­зов». Это бы­ли не пу­стые сло­ва. Об­вал

фон­до­во­го рын­ка в США в ок­тяб­ре 1929го, став­ший про­ло­гом к Ве­ли­кой де­прес­сии, обу­сло­вил эко­но­ми­че­ский спад всех фи­нан­со­во-про­мыш­лен­ных цен­тров ми­ра, кос­нув­шись Аме­ри­ки, Ев­ро­пы и Азии. В 1930-м де­прес­сия охва­ти­ла Да­нию. Пер­вым по­стра­да­ло сель­ское хо­зяй­ство, и, сле­до­ва­тель­но, за­каз­чи­ки Оле. Он ста­рал­ся со­хра­нить пред­при­я­тие, од­на­ко в де­каб­ре 1931-го ему при­шлось уво­лить сво­е­го по­след­не­го под­ма­сте­рья. Ока­зав­шись без стро­и­тель­ных за­ка­зов, Кри­сти­ан­сен, тем не ме­нее, вер­но опре­де­лил те ве­щи, без ко­то­рых невоз­мож­на жизнь фер­ме­ра и за ко­то­ры­ми по­след­ний все рав­но при­дет к нему. И сде­лал упор на пред­ме­ты до­маш­не­го оби­хо­да: лест­ни­цы, гла­диль­ные дос­ки, та­бу­ре­ты, под­став­ки для рож­де­ствен­ских елок и... ма­лень­кие иг­руш­ки. Прак­ти­цизм, жи­вое во­об­ра­же­ние, по­ни­ма­ние че­ло­ве­ка и его нужд,

гиб­кое при­я­тие ис­то­ри­че­ских и со­ци­аль­но­ры­ноч­ных об­сто­я­тельств – уни­каль­ный на­бор лич­ност­ных черт Оле Кри­сти­ан­се­на. Сна­ча­ла он де­лал ми­ни­а­тюр­ные иг­руш­ки из от­хо­дов дре­ве­си­ны, а за­тем и из са­мо­го де­ре­ва, – прейс­ку­рант 1932 го­да со­дер­жит бо­лее два­дца­ти вось­ми раз­ных на­име­но­ва­ний. Впо­след­ствии его сын вспо­ми­нал, что иг­руш­ки ро­ди­лись из люб­ви от­ца к де­тям, а так­же – к де­та­лям. По­след­нее вер­но: ему нра­ви­лось пре­вра­щать фраг­мент де­ре­ва в ми­ни­а­тюр­ную ко­пию ка­ко­го-ни­будь пред­ме­та, тща­тель­но шли­фо­вать его уг­лы до мак­си­маль­ной глад­ко­сти, по­кры­вать несколь­ки­ми сло­я­ми ла­ка для кра­со­ты и проч­но­сти. На фо­то­гра­фии – ма­лень­кая ко­пия взрос­ло­го ме­бель­но­го гар­ни­ту­ра: стол, стул и та­бу­ре­ты. Проч­ные, на­деж­ные, уют­ные. Ка­жет­ся, на та­кие долж­ны бы­ли ло­жить­ся от­блес­ки оча­гов в до­мах ска­зоч­ных Кая и Гер­ды.

Ка­кой-то тор­го­вец из го­ро­да Фре­де­ри­сия, впе­чат­лен­ный ка­че­ством иг­ру­шек, за­ка­зал круп­ную пар­тию, но обанк­ро­тил­ся. При­шлось сбы­вать то­вар са­мо­сто­я­тель­но. Се­мья Кри­сти­ан­сен ез­ди­ла из ма­га­зи­на в ма­га­зин, про­да­вая, а по­рой и ме­няя иг­руш­ки, на­при­мер, на ме­шок мин­да­ля. На­ча­ло трид­ца­тых го­дов во всех смыс­лах бы­ло слож­ным пе­ри­о­дом. В 1931-м в ма­га­зин по­па­ла мол­ния, и он сго­рел, в сле­ду­ю­щем го­ду умер­ла Кир­стин, оста­вив на ов­до­вев­ше­го му­жа че­ты­рех сы­но­вей. Оле при­шлось при­бег­нуть к прак­ти­ке сво­е­го дет­ства и от­пра­вить Йо­хан­не­са и Кар­ла Геор­га по­ра­бо­тать на мест­ных фер­мах за кров и еду.

Ко­гда в 1933 го­ду па­де­ние цен на зер­но при­ве­ло к пол­но­му упад­ку дат­ской эко­но­ми­ки и сто­и­мость услуг стро­галь­щи­ков бас­но­слов­но воз­рос­ла, де­ло Кри­сти­ан­се­на вновь ока­за­лось на гра­ни банк­рот­ства. За­ру­чив­шись под­держ­кой юри­ста, он обо­шел всех сво­их бра­тьев и се­стер, про­ся их по­мо­щи в по­лу­че­нии бан­ков­ско­го кре­ди­та. Род­ствен­ни­ки по­мог­ли день­га­ми (за­ем был по­га­шен в 1939-м), но за­яви­ли, что Оле сто­ит за­нять­ся чем-то бо­лее прак­тич­ным. Они его убе­ди­ли... но со­вер­шен­но в об­рат­ном. Имен­но в этот мо­мент он осо­знал, что от­ка­зать­ся от из­го­тов­ле­ния иг­ру­шек зна­чит от­ка­зать­ся от ре­мес­ла как та­ко­во­го. Ре­ше­ние бы­ло при­ня­то, и Кри­сти­ан­сен впо­след­ствии со­зна­вал­ся, что то­гда в его жизнь «во­шел ка­кой-то смысл». СКВОЗЬ ПРЕГРАДЫ И ТРУД­НО­СТИ

Пер­вые де­ре­вян­ные иг­руш­ки бы­ли неслож­ны­ми в из­го­тов­ле­нии и до­воль­но мас­сив­ны­ми: по­ез­да, са­мо­ле­ты, ав­то­бу­сы. Их ди­зайн – прост и, ве­ро­ят­но, на со­вре­мен­ный взгляд слиш­ком безыс­ку­сен, но за­то их ка­че­ство и се­го­дня при­зна­ли бы без­упреч­ным. Ча­ще все­го ис­поль­зо­ва­лась бе­ре­зо­вая дре­ве­си­на, ко­то­рую в те­че­ние двух лет су­ши­ли на воз­ду­хе, а за­тем еще око­ло трех недель – в теп­ле. Иг­руш­ки бы­ли тща­тель­но от­шли­фо­ва­ны, за­грун­то­ва­ны, об­ра­бо­та­ны несколь­ки­ми сло­я­ми крас­ки и про­ду­ма­но упа­ко­ва­ны. Это был то­вар, ко­то­рый вы­зы­вал ува­же­ние

тща­тель­ным ис­пол­не­ни­ем и вни­ма­ни­ем к по­тре­би­те­лю.

Спу­стя два го­да по­сле смер­ти же­ны Оле же­нил­ся вто­рич­но – на сво­ей эко­ном­ке Со­фии Йор­ген­сен, ко­то­рая в 1935-м ро­ди­ла ему един­ствен­ную дочь, Ул­лу. Юные Кри­сти­ан­се­ны бы­ли ра­ды и «но­вой ма­ме», ко­то­рая, по сло­вам Гот­ф­ри­да, ста­ла «уте­ши­тель­ной си­лой для се­мьи» и «сде­ла­ла их дом – до­мом», и сест­ре. Оче­вид­но, теп­ло, ко­то­рое внес­ла в муж­ской мир се­мьи жен­щи­на, по­вли­ял на вдох­но­ве­ние Оле, ко­то­рый вне­зап­но пе­ре­шел от ав­то­мо­биль­но-ур­ба­ни­сти­че­ской те­мы к бо­лее уют­ной, до­маш­ней.

В 1935-м он за­пу­стил се­рию иг­ру­ше­к­жи­вот­ных: бы­ли сде­ла­ны ле­ген­дар­ные пе­тух и ут­ка, зна­ко­мые де­тям все­го ми­ра. Мо­де­ли Оле раз­ра­бо­тал сам, и со вре­ме­нем его де­ре­вян­ная иг­руш­ка услож­ня­лась в со­от­вет­ствии с воз­рас­та­ю­щим ма­стер­ством, ас­сор­ти­мент же неуклон­но рас­ши­рял­ся, так что да­же воз­ник­ла необ­хо­ди­мость в из­да­нии ка­та­ло­га. По­ми­мо ав­то­мо­биль­но-гру­зо­вой и жи­вот­ной тем, по­яви­лись и па­рус­ные лод­ки, иг­ру­шеч­ные швей­ные ма­шин­ки, кук­ла Баг­ги и так да­лее... Прав­да, ни од­ну из этих иг­ру­шек не про­да­ва­ли за пре­де­ла­ми Да­нии.

Ком­па­ния на­зы­ва­лась в ту по­ру «Kirk Christiansen, Tr vare & Legetоjsfabrik»; ко­гда же ос­но­вой биз­не­са ста­ла иг­руш­ка, Оле за­ду­мал­ся о но­вом име­ни. В 1934-м он оза­да­чил этим сво­их со­труд­ни­ков, про­ве­дя сре­ди них кон­курс на луч­шее на­зва­ние фир­мы и по­обе­щав по­бе­ди­те­лю бу­тыл­ку ви­на соб­ствен­но­го про­из­вод­ства. Од­на­ко зна­ме­ни­тый те­перь на весь мир бренд «LEGO» при­ду­мал он сам, со­кра­тив дат­скую фра­зу «Leg Godt» – «хо­ро­шо иг­рать». Те­перь в этом на­зва­нии ви­дят сим­во­ли­че­скую от­сыл­ку к ла­тин­ско­му «я со­би­раю», а са­мо сло­во «lego» проч­но во­шло в ан­гло­языч­ный мир, при­об­ре­тя мно­же­ство смыс­ло­вых от­тен­ков.

Ко­гда в США бла­го­да­ря успеш­ной ре­клам­ной кам­па­нии на­чал­ся бум иг­руш­ки йо-йо, в «LEGO» под­хва­ти­ли идею и, ра­бо­тая бук­валь­но круг­ло­су­точ­но, вы­пу­сти­ли огром­ное ко­ли­че­ство этой по­пу­ляр­ной за­ба­вы. Од­на­ко ры­нок быст­ро на­сы­тил­ся, и зна­чи­тель­ная часть про­дук­ции ока­за­лась невос­тре­бо­ван­ной, что не огор­чи­ло Оле, а вдох­но­ви­ло: раз­де­лив йо-йо по­по­лам, он ис­поль­зо­вал их в ка­че­стве ко­лес для ав­то­мо­би­ля, что бы­ло и за­нят­но, и эко­но­мич­но. На бу­ду­щее, прав­да, он ре­шил не под­дер­жи­вать сию­ми­нут­ный ажи­о­таж, а раз­ра­ба­ты­вать и внед­рять свои иг­руш­ки, де­лая упор ис­клю­чи­тель­но на ка­че­ство.

Ста­ла хре­сто­ма­тий­ной ис­то­рия, рас­ска­зан­ная его сы­ном Гот­ф­ри­дом, ко­то­рый, по­мо­гая се­мье, от­вез как-то на про­да­жу пар­тию иг­ру­шеч­ных уток и, вер­нув­шись на фаб­ри­ку, по­хва­стал­ся от­цу, что очень ум­но сэко­но­мил, по­крыв иг­руш­ки не тре­мя сло­я­ми ла­ка, как обыч­но, а дву­мя. Оле при­ка­зал немед­лен­но ото­звать уток, по­крыть их по­след­ним сло­ем, упа­ко­вать и вер­нуть. И ра­бо­тать всю ночь, ес­ли по­на­до­бит­ся!.. Де­виз ком­па­нии был вы­гра­ви­ро­ван на де­ре­вян­ной таб­лич­ке: «толь­ко луч­шее – до­ста­точ­но хо­ро­шо». Вы­со­кое ка­че­ство он ста­вил пер­вым усло­ви­ем ра­бо­ты, оно-то и со­зда­ло ре­пу­та­цию брен­да «LEGO».

В 1934-м на фаб­ри­ке ра­бо­та­ли шесть со­труд­ни­ков, в 1939-м их ста­ло де­сять, к кон­цу де­ся­ти­ле­тия фир­ма вы­пус­ка­ла сто мо­де­лей иг­ру­шек за год. Оле – ин­но­ва­тор по при­ро­де – все­гда ин­те­ре­со­вал­ся тех­но­ло­ги­че­ски­ми и тех­ни­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми улуч­ше­ния про­из­вод­ства: но­вые ма­ши­ны, но­вые ин­стру­мен­ты, но­вые ме­то­ды об­ра­бот­ки тща­тель­но им изу­ча­лись и неред­ко тол­ка­ли на биз­нес-рис­ки. Осто­рож­ность пред­при­ни­ма­те­ля по­рой от­сту­па­ла пе­ред азар­том изоб­ре­та­те­ля. Так, в се­ре­дине 1930-х го­дов он ку­пил до­ро­го­сто­я­щий немец­кий фре­зер­ный ста­нок, ко­то­рый, невзи­рая на скеп­ти­цизм се­мьи, по­мог в мо­дер­ни­за­ции про­из­вод­ства. Но ис­то­рия ком­па­нии «LEGO» – это не столь­ко хро­ни­ка успе­ха, сколь­ко ил­лю­стра­ция се­мей­ных от­но­ше­ний, от­цов­ской тре­бо­ва­тель­но­сти, сы­но­вьей пре­дан­но­сти и вза­им­ной ве­ры друг в дру­га. Все сы­но­вья долж­ны бы­ли прой­ти этап уче­ни­че­ства и овла­деть ка­ким-то ре­меслом. Карл Георг учил­ся на плот­ни­ка, Гер­хард обу­чал­ся про­из­вод­ству мо­лоч­ной про­дук­ции, Гот­ф­рид пер­во­на­чаль­но стал ме­ха­ни­ком, за­тем – ин­же­не­ром, но был по на­ту­ре та­лант­ли­вым ди­зай­не­ром. В сем­на­дцать лет он со­здал пер­вые мо­де­ли иг­ру­шек, ко­то­рые так по­нра­ви­лись от­цу, что тот ре­шил от­пра­вить его учить­ся ри­со­вать в Хас­ле­ве. И не ошиб­ся. Сын вер­нул­ся до­мой с ря­дом эс­ки­зов, в том чис­ле – ку­коль­но­го до­ми­ка.

9 ап­ре­ля 1940-го Да­ния бы­ла за­хва­че­на Гер­ма­ни­ей, ко­роль Кри­сти­ан Х, по­ни­мая, что его вой­ска не смо­гут от­ра­зить на­па­де­ние,

Свер­ху вниз: иг­руш­ка йо-йо; еще од­на иг­руш­ка – ло­шад­ка, за­пря­жен­ная в те­леж­ку­од­но­кол­ку. На стра­ни­це сле­ва – Оле со вто­рой же­ной, че­тырь­мя сы­но­вья­ми от пер­во­го бра­ка и до­че­рью Ул­лой

сдал­ся в тот же день в об­мен на внут­рен­нюю по­ли­ти­че­скую неза­ви­си­мость. От­но­си­тель­ная ав­то­но­мия за­кон­чи­лась 29 ав­гу­ста 1943 го­да, ко­гда Гер­ма­ния окон­ча­тель­но рас­пу­сти­ла дат­ское пра­ви­тель­ство и объ­яви­ла во­ен­ное по­ло­же­ние. Но из всех ев­ро­пей­ских стран Да­ния ме­нее все­го по­стра­да­ла во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны (хо­тя и столк­ну­лась с про­до­воль­ствен­ным кри­зи­сом), а иные от­рас­ли да­же вы­иг­ра­ли от во­ен­но­го по­ло­же­ния. Так, Гер­ма­ния бы­ла круп­ней­шим экс­пор­те­ром иг­ру­шек в кон­це 1930-х, но во вре­мя вой­ны ее ком­па­нии пе­ре­клю­чи­лись на во­ен­ное про­из­вод­ство, что осво­бо­ди­ло ры­нок, в том чис­ле и для Оле Кри­сти­ан­се­на, фаб­ри­ка ко­то­ро­го с 1940-го по 1942-й го­ды удво­и­ла про­да­жи.

Од­на­ко тре­тий по сче­ту по­жар, слу­чив­ший­ся на за­во­де и скла­де 22 мар­та 1942-го, уни­что­жил не толь­ко все за­па­сы ма­те­ри­а­лов, ме­ха­низ­мы и мо­де­ли, но и чер­те­жи. Стра­хов­ка ком­пен­си­ро­ва­ла лишь часть убыт­ка, и пя­ти­де­ся­ти­лет­ний Оле по­чув­ство­вал, что не в си­лах вновь на­чать все с ну­ля. Он го­тов был сдать­ся. И впо­след­ствии вспо­ми­нал, что весть о по­жа­ре так его по­ра­зи­ла, что в первую ми­ну­ту он, не в си­лах что-ли­бо пред­при­нять, про­сто пре­кло­нил ко­ле­ни и по­гру­зил­ся в мо­лит­ву. По­бла­го­да­рив Твор­ца за все, что ему бы­ло да­но, он по­кор­но при­нял и то, что бы­ло от­ня­то.

Чув­ство дол­га пе­ред со­труд­ни­ка­ми, а еще боль­ше – пе­ред детьми, по­бу­ди­ло Кри­сти­ан­се­на вос­пря­нуть и дей­ство­вать энер­гич­но. Итак, в оче­ред­ной раз он взял несколь­ко зай­мов и по­стро­ил но­вую про­стор­ную спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную фаб­ри­ку иг­ру­шек в Бил­лун­де, ко­то­рая два го­да спу­стя уже на­счи­ты­ва­ла со­рок со­труд­ни­ков.

В ап­ре­ле то­го же го­да «LEGO» ста­ло част­ной ак­ци­о­нер­ной ком­па­ни­ей с огра­ни­чен­ной от­вет­ствен­но­стью, глав­ны­ми ак­ци­о­не­ра­ми ко­то­рой бы­ли Оле и Гот­ф­рид, а осталь­ные ак­ции бы­ли по­ров­ну рас­пре­де­ле­ны меж­ду тре­мя дру­ги­ми

бра­тья­ми и Ул­лой. Пред­се­да­те­лем прав­ле­ния был Оле, а в со­став его вхо­ди­ли же­на Со­фия и все сы­но­вья. Су­пру­га, а в даль­ней­шем все некров­ные род­ствен­ни­ки се­мьи Кри­сти­ан­сен бу­дут пред­ста­ви­те­ля­ми се­мьи в прав­ле­нии – но не участ­ни­ка­ми биз­не­са.

В 1947 го­ду про­изо­шло важ­ное для ком­па­нии со­бы­тие: она по­лу­чи­ла пра­во на раз­ра­бот­ку ан­глий­ско­го пси­хо­ло­га м-ра Хи­ла­ри Фи­ше­ра Пей­джа – неболь­шой пла­сти­ко­вый ку­бик, ко­то­рый мог со­еди­нять­ся с дру­ги­ми де­та­ля­ми, бу­ду­щий «кир­пич ле­го».

В кон­це со­ро­ко­вых Оле, невзи­рая на опас­ли­вые про­те­сты окру­же­ния, ку­пил до­ро­го­сто­я­щую ма­ши­ну для ли­тья пла­сти­ка, сто­и­мость ко­то­рой в два ра­за пре­вы­си­ла го­до­вую при­быль ком­па­нии, и в оче­ред­ной раз толк­нул свой биз­нес в ин­но­ва­ци­он­ный про­рыв. Имен­но эта ма­ши­на поз­во­ли­ла в даль­ней­шем со­здать пер­вый иг­ру­шеч­ный «кир­пич ле­го», об­ра­зец ко­то­ро­го был су­ще­ствен­но до- ра­бо­тан эс­те­ти­че­ски, а впо­след­ствии и кон­струк­тив­но. В 1949-м ком­па­ния «LEGO» вы­пу­сти­ла бо­лее двух­сот раз­лич­ных пла­сти­ко­вых и де­ре­вян­ных иг­ру­шек, но по­пу­ляр­ные бло­ки «LEGO» все еще бы­ли сде­ла­ны из де­ре­ва и до­ступ­ны толь­ко в Да­нии.

В 1951-м ше­сти­де­ся­ти­лет­ний Оле Кри­сти­ан­сен пе­ре­нес ин­сульт, но смог вос­ста­но­вить­ся и вновь оку­нул­ся в ра­бо­ту. С 1953 го­да про­из­вод­ство вра­ща­лось во­круг фор­мо­воч­ной ма­ши­ны, пла­сти­ко­вые бло­ки «Lego» на­ча­ли про­да­вать за

пре­де­ла­ми Да­нии, в сле­ду­ю­щем го­ду был по­лу­чен то­вар­ный знак для них – «Lego Bricks» («Lego Mursten»). В 1955-м ком­па­ния за­пу­сти­ла «The Lego System of Play», со­сто­я­щую из «кир­пи­чей ле­го», ко­то­рые мог­ли раз­но­об­раз­но со­че­тать­ся друг с дру­гом, со­зда­вая непо­вто­ри­мые мо­де­ли. Ос­нов­ной се­ри­ей был «Го­род­ской план»: до­ма, де­ре­вья и ав­то­мо­би­ли.

К это­му вре­ме­ни все сы­но­вья Оле ра­бо­та­ли на фаб­ри­ке, про­дол­жая на­ча­тое им де­ло, и вско­ре рас­пре­де­ли­ли меж­ду со­бой пол­но­мо­чия в биз­не­се: Гот­ф­рид стал управ­ля­ю­щим ди­рек­то­ром (и оста­вал­ся им дол­гое вре­мя, впо­след­ствии пе­ре­дав управ­ле­ние ком­па­ни­ей сы­ну), Карл Георг – ди­рек­то­ром по про­из­вод­ству пласт­масс, Гер­хард – ди­рек­то­ром по про­из­вод­ству де­ре­вян­ных из­де­лий. 11 мар­та 1958-го ос­но­ва­тель ком­па­нии скон­чал­ся от сер­деч­но­го при­сту­па. Но де­ло его уже шаг­ну­ло в бу­ду­щее, по­то­му что идея, за­ло­жен­ная им, жи­ла и опе­ре­жа­ла вре­мя. Па­ра­док­саль­но, но при де­таль­ном изу­че­нии фак­тов ока­зы­ва­ет­ся, что Оле Кирк Кри­сти­ан­сен был имен­но та­ким, ка­ким его ри­су­ет миф. Он был доб­ро­по­ря­доч­ным че­ло­ве­ком, по­то­му что быть иным у него про­сто не бы­ло вре­ме­ни. Най­дя в про­из­вод­стве игр и иг­ру­шек свое при­зва­ние и смысл жиз­ни, он не сво­ра­чи­вал с это­го пу­ти, невзи­рая на ис­то­ри­че­ские, ком­мер­че­ские и лич­ные об­сто­я­тель­ства, и не жа­лел сил в стрем­ле­нии сде­лать как мож­но луч­ше то, что мож­но бы­ло сде­лать про­сто хо­ро­шо. Ра­зу­ме­ет­ся, свет­лая сто­ро­на его лич­но­сти име­ла свою из­нан­ку – он был скру­пу­лез­но и пе­дан­тич­но со­сре­до­то­чен на ра­бо­те, а там, где мно­го ста­ра­ния, ма­ло сво­бо­ды и чувств. Не сто­ит ему при­пи­сы­вать уми­лен­ную лю­бовь к де­тям или сен­ти­мен­таль­ное лю­бо­ва­ние дет­ством: Оле Кирк не был ни ро­ман­ти­ком, ни эс­те­том, ни ху­дож­ни­ком – он был ос­но­ва­тель­ным праг­ма­ти­ком. Но праг­ма­тизм его был вдох­но­вен­ным.

ЦЕ­ЛЕ­НА­ПРАВ­ЛЕН­НО В ФАН­ТА­СТИ­ЧЕ­СКОЕ БУ­ДУ­ЩЕЕ

Скром­ный де­ре­вен­ский плот­ник не про­сто со­здал эф­фек­тив­ный биз­нес, но стал за­ко­но­да­те­лем про­из­вод­ства игр-кон­струк­то­ров, ка­че­ство ко­то­рых вот уже мно­го де­ся­ти­ле­тий уста­нав­ли­ва­ет стан­дарт в этой от­рас­ли, а при­ду­ман­ный им «прин­цип ле­го» вы­шел да­ле­ко за пре­де­лы ин­ду­стрии, шаг­нув в ком­пью­тер­ные иг­ры, филь­мы, ди­зайн сай­тов и т.д. Оле опе­ре­дил свой век, опре­де­лил эпо­ху бу­ду­ще­го и кто зна­ет, как его мысль пре­ло­мит­ся в по­сле­ду­ю­щих эрах.

Де­ре­вян­ные иг­руш­ки Кри­сти­ан­се­на, уют­ные и на­деж­ные дру­зья дет­ства ма­лень­ких дат­чан, не бы­ли уни­каль­ны­ми с точ­ки зре­ния их об­ще­го за­мыс­ла и ди­зай­на. Дол­гое вре­мя их со­зда­тель

Свер­ху вниз: пред­ста­ви­те­ли трех по­ко­ле­ний се­мьи – Оле Кри­сти­ан­сен, его сын Гот­ф­рид и внук Кьелль. 1951; на­бор кир­пи­чи­ков «LEGO». 1949. На стра­ни­це спра­ва – «кир­пи­чи­ки» мо­гут быть раз­ных раз­ме­ров...

не мог вый­ти за пре­де­лы ка­че­ствен­но­го, но пред­ска­зу­е­мо­го ре­мес­ла и пред­ло­жить ми­ру нечто свое. Толь­ко изу­чая ис­то­рию иг­ру­шек и игр, на­хо­дишь то, что со­ста­ви­ло впо­след­ствии непо­вто­ри­мость «LEGO». На­при­мер, в 1916 го­ду Джон Райт со­здал на­бор иг­ру­шеч­но­го го­род­ка («Lincoln Logs»), в 1930-м по­яви­лась иг­ра в коль­ца (пять раз­но­цвет­ных ко­лец на­бра­сы­ва­ют­ся на стерж­ни), в 1935-м мир по­ко­ри­ла аме­ри­кан­ская иг­ра «Мо­но­по­лия», в на­ча­ле со­ро­ко­вых по­пу­ляр­ны­ми ста­но­вят­ся пласт­мас­со­вые авиа­мо­де­ли, а в кон­це пя­ти­де­ся­тых – ле­та­ю­щие та­рел­ки (та­рел­ки­дис­ки) и зна­ме­ни­тая кук­ла Бар­би. Пе­ре­чис­лен­ные и мно­гие дру­гие иг­ро­вые брен­ды бы­ли и про­дол­жа­ют быть по­пу­ляр­ны­ми, но все они име­ют один су­ще­ствен­ный недо­ста­ток: они не мо­гут раз­ви­вать­ся даль­ше. А вот кон­струк­то­ры «LEGO» охва­ты­ва­ют не толь­ко мно­же­ство те­ма­ти­че­ских се­рий, но и пред­ла­га­ют бес­чис­лен­ные воз­мож­но­сти ком­би­на­ций.

Обыч­ная иг­руш­ка вла­де­ет во­об­ра­же­ни­ем ре­бен­ка неко­то­рое вре­мя, по­то­му что дет­ское со­зна­ние быст­ро уста­ет от од­но­об­ра­зия, а «кир­пи­чи­ки LEGO» все­гда да­ют ему ощу­ще­ние но­виз­ны, а так­же управ­ле­ния про­цес­сом, кон­тро­ля и со­зи­да­ния. Не иг­руш­ка вла­де­ет фан­та­зи­ей ре­бен­ка, а он по­сред­ством во­об­ра­же­ния са­мо­сто­я­тель­но со­зда­ет каж­дый раз иную ска­зоч­ную ре­аль­ность.

В кон­це 40-х го­дов ком­па­ния вы­пус­ка­ла око­ло 200 раз­лич­ных мо­де­лей пла­сти­ко­вых и де­ре­вян­ных иг­ру­шек, но ку­би­ки еще не мог­ли скла­ды­вать­ся в це­лые кон­струк­ции. В 1955-м по­яви­лись те­ма­ти­че­ские на­бо­ры иг­ру­шек «LEGO» – ра­бот­ни­ки го­род­ских служб, ры­ца­ри, ков­бои и кос­мо­нав­ты по­се­ли­лись в дет­ских. А в 1958-м бы­ла за­па­тен­то­ва­на си­сте­ма стро­и­тель­ных эле­мен­тов, ко­то­рые мог­ли уже проч­но со­еди­нять­ся меж­ду со­бой, и те­перь это был пол­но­цен­ный кон­струк­тор. В 1960-м про­из­вод­ство де­ре­вян­ных иг­ру­шек бы­ло

пре­кра­ще­но по­сле оче­ред­но­го по­жа­ра, и ком­па­ния пол­но­стью пе­ре­шла на пла­сти­ко­вые об­раз­цы, ко­то­рые че­рез два го­да за­во­е­ва­ли аме­ри­кан­ский ры­нок (что бы­ло дав­ней и за­вет­ной меч­той дат­чан). Еще спу­стя па­ру лет на­бо­ры до­пол­ни­ла де­таль­ная ин­струк­ция по сбор­ке.

В это вре­мя но­вые про­ек­ты ста­ли раз­ра­ба­ты­вать по­сле опро­са кли­ен­тов или с уче­том их по­треб­но­стей и по­же­ла­ний. Имен­но так ро­дил­ся за­мы­сел успеш­ной же­лез­ной до­ро­ги из кон­струк­то­ра «LEGO»; ку­бик «Дуп­ло», за­пу­щен­ный в про­из­вод­ство в 1967-м, то­же от­ве­чал за­про­су по­ку­па­те­лей. Круп­ные эле­мен­ты этой ли­нии, пред­на­зна­чен­ные для де­тей млад­ше­го воз­рас­та, обес­пе­чи­ва­ли без­опас­ность ма­лы­шей (ко­то­рые не мог­ли их слу­чай­но про­гло­тить) и по­кой ро­ди­те­лей, ко­то­рые и се­го­дня пи­шут вос­тор­жен­ные ком­мен­та­рии к этой се­рии. Ну и, ко­неч­но, парк «Ле­го­ленд», от­кры­тый в Бил­лун­де в 1968-м, об­рел по­пу­ляр­ность, став ту­ри­сти­че­ским цен­тром. Со­вре­мен­ни­ки Оле и пред­ста­вить се­бе не мог­ли, как их скром­ный со­оте­че­ствен­ник обо­зна­чит род­ной го­род на ми­ро­вой кар­те. Се­го­дня, кста­ти, пар­ки из ги­гант­ских ку­би­ков «LEGO» по­пу­ляр­ны по все­му ми­ру – от­кры­ты ана­ло­ги в Гер­ма­нии, Ан­глии, США.

В се­ми­де­ся­тых го­дах ком­па­ния «LEGO» охва­ти­ла дев­ча­чью ауди­то­рию, вы­пу­стив ку­коль­ные до­ми­ки с ме­бе­лью, со­зда­ла ло­го­тип, ко­то­рый те­перь из­ве­стен все­му ми­ру, рас­ши­ри­ла про­из­вод­ство, от­крыв фаб­ри­ку в Швей­ца­рии, вы­пу­сти­ла на­бо­ры с фи­гур­ка­ми, и в 1979-м из­го­то­ви­ла пер­вый успеш­ный те­ма­ти­че­ский на­бор «Ле­го Кос­мос», по­ло­жив­ший на­ча­ло иным се­ри­ям. В вось­ми­де­ся­тых го­дах на­бо­ры ро­бо­тов и ры­ца­рей («За­мок») об­ре­ли мно­же­ство ис­крен­них по­клон­ни­ков, и в кон­це

1986-го ком­па­ния ста­ла по­став­щи­ком иг­ру­шек для ко­ро­лев­ско­го дво­ра. В де­вя­но­стых и в на­ча­ле двух­ты­сяч­ных го­дов биз­нес охва­тил кри­зис про­даж, что бы­ло вы­зва­но ши­ро­ким рас­про­стра­не­ни­ем ком­пью­тер­ных игр, а так­же неудач­ным мар­ке­тин­гом. Пол­но­стью про­валь­ным стал вы­пуск одеж­ды, пар­фю­ме­рии. Впро­чем, недав­но вновь на­ме­тил­ся оче­ред­ной ви­ток раз­ви­тия. Об­зор ком­мен­та­ри­ев к про­дук­ции «LEGO» убеж­да­ет в том, что она по-преж­не­му при­вле­ка­ет сво­им непо­вто­ри­мым ка­че­ством (в от­ли­чие от мно­го­чис­лен­ных под­де­лок), по­зна­ва­тель­но­стью и со­вре­мен­но­стью. Спро­сом поль­зу­ют­ся все раз­но­пла­но­вые се­рии: это и «Звезд­ные вой­ны» с фи­гур­ка­ми ле­ген­дар­ных ки­но­ге­ро­ев, бла­сте­ра­ми и све­то­вы­ми ме­ча­ми, и «Ле­го Тех­ник», увле­ка­ю­щий маль­чи­шек сбор­ны­ми мо­де­ля­ми го­ноч­ных ка­ров, джи­пов, ги­рос­ку­те­ров и спа­са­тель­ных вер­то­ле­тов. С по­мо­щью «Ле­го Си­ти» мож­но со­зда­вать свои ме­га­по­ли­сы, стро­ить в них вок­за­лы и аэро­пор­ты, го­ноч­ные тре­ки, по­жар­ные ча­сти и тюрь­мы, а за­тем за­се­лять го­ро­да жи­те­ля­ми.

О се­рии «Би­о­никл» увле­ка­тель­но пи­сать, не го­во­ря уже о том, как за­ман­чи­во со­зда­вать био­ро­бо­тов и фан­та­сти­че­ских су­ществ, на­пол­няя ими но­вые все­лен­ные. Ча­сти те­ла экшн-фи­гу­рок лег­ко дви­га­ют­ся и сги­ба­ют­ся, каж­дый из них име­ет свое ору­жие

и ле­ген­ду. Мож­но из несколь­ких ком­плек­тов со­здать непо­вто­ри­мо­го пер­со­на­жа и при­ду­мать ему миф. Ге­рои «Би­о­никл» раз­жи­га­ют во­об­ра­же­ние, при­вле­кая ки­но­ре­жис­се­ров, сце­на­ри­стов и ком­пью­тер­щи­ков. О них уже сня­ты филь­мы, со­зда­ны мульт­се­ри­а­лы, ко­мик­сы и ком­пью­тер­ные иг­ры, на­пи­са­ны кни­ги.

Не ме­нее кра­соч­на ли­ния «Нин­дзя­го» («Ninja go»), по­свя­щен­ная бо­е­вым ис­кус­ствам: зам­ки, хра­мы, джунгли, го­ры и, ко­неч­но, ге­рои, ко­то­рые от­та­чи­ва­ют свое бо­е­вое ма­стер­ство в бит­вах с ко­вар­ны­ми дра­ко­на­ми. А ро­ман­ти­че­ская се­рия «По­друж­ки» пред­ла­га­ет со­брать пя­те­рых де­во­чек-под­рост­ков, ко­то­рые мо­гут ка­тать­ся на ло­ша­дях, пла­вать в мо­ре, вы­сту­пать на сцене, управ­лять рос­кош­ны­ми ав­то и ле­тать на воз­душ­ном ша­ре. И сю­же­тов в их друж­бе мо­жет быть столь­ко, сколь­ко при­ду­ма­ешь сам. Мяг­кий пла­стик для ми­ло­вид­ных дев­ча­чьих лиц, укра­ше­ния, за­кол­ки и бан­ти­ки как до­пол­ни­тель­ные ак­сес­су­а­ры увле­кут са­мую взыс­ка­тель­ную об­ла­да­тель­ни­цу та­ко­го на­бо­ра.

Так на­зы­ва­е­мый «прин­цип ле­го» стал ос­но­вой для мно­гих дру­гих, уже не иг­ру­шеч­ных, а вполне ре­аль­ных и жиз­нен­но важ­ных от­рас­лей – он при­ме­ня­ет­ся в про­из­вод­стве ав­то, ком­па­ния «Фолькс­ва­ген» од­ной из пер­вых на­ча­ла при­бе­гать к кон­стру­и­ро­ва­нию ав­то­мо­би­лей ме­то­дом бло­ков, что поз­во­ли­ло на од­ном кон­вей­е­ре со­зда­вать раз­ные мо­де­ли. А так­же в до­мо­стро­и­тель­стве: один из пер­вых до­мов, со­сто­я­щих из го­то­вых бло­ков (це­лые квар­ти­ры или ком­на­ты про­из­во­дят на спе­ци­аль­ном за­во­де, за­тем уста­нав­ли­ва­ют на го­то­вый фун­да­мент), по­явил­ся на Ман­х­эт­тене в 2013 го­ду. В со­вре­мен­ном стро­и­тель­стве огром­ную по­пу­ляр­ность при­об­рел са­мый на­сто­я­щий кир­пич «LEGO».

С ис­поль­зо­ва­ни­ем «прин­ци­па ле­го» со­зда­ние со­вре­мен­но­го веб-сай­та, как утвер­жда­ют спе­ци­а­ли­сты, за­ни­ма­ет не бо­лее несколь­ких ми­нут, ес­ли го­то­вы бок­сы функ­ци­о­наль­ных па­не­лей и их ад­ми­ни­стра­тив­ное управ­ле­ние. В 2012 го­ду две круп­ные ком­па­нии, «LEGO» и «Google», за­пу­сти­ли он­лайн­кон­струк­тор «Build With Chrome». До­ста­точ­но зай­ти на сайт, вы­брать лю­бую точ­ку ми­ра и на­чать стро­и­тель­ство из вир­ту­аль­ных объ­ек­тов-кир­пи­чи­ков в бра­у­зе­ре Chrome. Ска­жи об этом кто-ни­будь пол­ве­ка на­зад Оле Кир­ку Кри­сти­ан­се­ну, он бы про­сто не по­нял, о чем речь, но бла­го­да­ря в том чис­ле и ему мир та­ков, ка­ков он есть, по­то­му что ис­то­рия то­же со­сто­ит из «кир­пи­чи­ков ле­го». По­сле­ду­ю­щие по­ко­ле­ния мо­гут со­здать нечто но­вое толь­ко бла­го­да­ря по­ко­ле­ни­ям преды­ду­щим. Ги­гант­ский ко­рабль че­ло­ве­че­ства со­здан из плот­но при­ле­га­ю­щих бло­ков – мыс­лей, идей, уси­лий. И толь­ко так он мо­жет сам се­бя от­пра­вить в да­ле­кое бу­ду­щее.

Где нас – о па­ра­докс! – дав­но уже нет.

Свер­ху вниз: Оле и Кир­стин в день сва­дьбы; стро­и­тель­ство церк­ви в Скельд­бор­ге.

На стра­ни­це сле­ва – Оле Кри­сти­ан­сен в 1911 го­ду

Свер­ху вниз: се­мья Кри­сти­ан­сен. 1920; зда­ние ма­стер­ских в Бил­лун­де. 1920. На стра­ни­це спра­ва – дом Оле Кри­сти­ан­се­на, вы­стро­ен­ный по про­ек­ту ар­хи­тек­то­ра Й. Ес­пер­се­на. 1924

Свер­ху вниз: от­стро­ен­ное зда­ние фа­б­ри­ки в 1943 го­ду; со­труд­ни­ки на пе­пе­ли­ще фа­б­ри­ки. 1942

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.