Про­вод­ник в по­след­ний путь

Мы ис­ка­ли в ле­су кра­си­вые ело­вые вет­ки и не за­ме­ти­ли, как за­блу­ди­лись

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - NEWS -

Дав­но это слу­чи­лось, а пом­ню, как вче­ра... Был ка­нун Рож­де­ства. За стек­ла­ми кру­жи­лись боль­шие бе­лые хло­пья, ри­суя в па­мя­ти кар­тин­ки из точ­но та­ко­го же, да­ле­ко­го пре­дрож­де­ствен­ско­го ве­че­ра 1947-го. Жил я с ма­мой на са­мом краю се­ла, в двух ша­гах от до­ма на­чи­нал­ся лес. Тем вечером мы с Олеж­кой и Пав­луш­кой иг­ра­ли во дво­ре: сне­го­ви­ка ле­пи­ли, снеж­ка­ми бро­са­лись. Раз­го­ря­чен­ные, да­же верх­нюю одеж­ку сбро­си­ли. В ка­кой-то мо­мент ма­ма по­зва­ла ме­ня в дом.

– Бо­г­дан­чик, – ска­за­ла мать, вы­тас­ки­вая из пе­чи гор­шок с ка­шей. По­ста­ви­ла его на стол, – на­до бы в лес схо­дить, ве­ток ело­вых на­ло­мать. По­ста­вим в горш­ке, укра­сим. Елоч­ка бу­дет. Празд­ник же!.

Я кив­нул и по­тя­нул но­сом воз­дух, уж боль­но вкус­но пах­ло из гор­шоч­ка.

– Ты иди, по­ка со­всем не стем­не­ло, мы без те­бя ужинать не ся­дем. А зав­тра все вме­сте на мо­гил­ку к Анют­ке схо­дим – по­ло­же­но в этот день так, что­бы всей се­мьей.

До ле­су – два ша­га, да­же не одев­шись, я по­мчал­ся вы­пол­нять ма­ми­но за­да­ние. Дру­зья увя­за­лись за мной, ни­ко­му об этом не ска­зав. То и де­ло про­ва­ли­ва­ясь в су­гро­бы, я по­до­шел к огром­ной ели и осто­рож­но по­тро­гал мох­на­тую вет­ку-ла­пу. Свер­ху на го­ло­ву тут же по­сы­пал­ся снег. И как же ее сло­мать?

– Тут они боль­шие, старые, – со зна­ни­ем де­ла со­об­щил Олег, – а вот ес­ли чуть даль­ше в лес зай­ти, там и молодые ел­ки есть. Я рас­те­рян­но по­смот­рел по сто­ро­нам: нет, та­кие вет­ки мне не оси­лить. А ид­ти вглубь ле­са без верх­ней одеж­ки и во­се не хо­те­лось, да и мать не ве­ле­ла, ужинать ждут, ка­ша осты­ва­ет. – Хо­ро­шо, по­шли, толь­ко недол­го.

Что­бы хоть немно­го со­греть­ся, ста­ли иг­рать в снеж­ки. И его мы сду­ру паль­тиш­ки бро­си­ли?

Мы за­иг­ра­лись, разо­гре­лись и да­же паль­тиш­ки сбро­си­ли, глуп­цы

– Паш­ка, Паш­ка, ло­ви! – В сто­ро­ну Пав­ли­ка по­ле­тел круп­ный сне­жок, да так мет­ко, что не успей па­рень увер­нуть­ся, уго­дил бы пря­мо в го­ло­ву.

– Вот я те­бе сей­час! – Пав­лик на­кло­нил­ся и на­чал сгре­бать руками снег под ногами. Иг­рая и бро­сая друг в дру­га снеж­ки, мы ухо­ди­ли все даль­ше в за­рос­ли, да­же не за­ме­тив, как с неба по­сы­пал гу­стой снег, за­ме­тая на­ши сле­ды.

– Так где твои хва­ле­ные молодые ел­ки? – я чув­ство­вал, что на­чи­наю за­мер­зать.

– Мы, на­вер­ное, не в ту сто­ро­ну по­шли, – раз­вел руками Олег. – Оле­жек, идем до­мой, мам­ка за­ру­га­ет, да и есть уже охота, – за­ныл Пав­лик.

В этот раз я го­тов был ныть вме­сте с ним – но­ги в от­цов­ских са­по­гах за­ду­бе­ли, да и зуб на зу не по­па­дал. До­мой, ско­рей до­мой! Но как вый­ти из ле­са об­рат­но в де­рев­ню, ни­кто из нас не знал. – Отец ко­гда-то рас­ска­зы­вал, что нуж­но ид­ти все вре­мя в од­ну сто­ро­ну – ку­да-то обя­за­тель­но о вый­дешь, – вспом­нил Олег.

И мы по­шли. В ту сто­ро­ну, где, как нам ка­за­лось, на­хо­ди­лась на­ша де­ре­вень­ка.

Вре­мя бе­жа­ло, а лес все не кон­чал­ся. Нас окру­жа­ли оди­на­ко­во мрач­ные огром­ные ели, по­хо­жие глу­бо­кие су­гро­бы – ка­за­лось, мы хо­дим по кругу.

– Оле­жек, у ме­ня ру­ки со­всем за­мерз­ли, – Пав­лик как мог пы­тал­ся рас­ти­рать по­си­нев­шие паль­цы. – Ко­гда мы уже при­дем до­мой?

Не успел Олег от­ве­тить, как пря­мо у него за спи­ной по­слы­шал­ся хруст сне­га.

– За­блу­ди­лись? – на опуш­ку вы­шел незна­ко­мец в длин­ном чер­ном паль­то. В де­ревне та­ких паль­то от­ро­дясь не но­си­ли. – Н-н-немно­го, – за­ин­де­вев­шие гу­бы не хо­те­ли слу­шать­ся.

– А что так да­ле­ко от де­рев­ни де­ла­е­те?

– Мы это, по ело­вые вет­ки пришли – я по­пя­тил­ся.

– Од­ни? – незна­ко­мец при­сталь­но нас раз­гля­ды­вал.

– Угу, сна­ча­ла вет­ки ис­ка­ли, по­том Оле­жек ска­зал, что даль­ше на­до ид­ти, мы по­шли, а те­перь не зна­ем, как до­ро­гу об­рат­но отыс­кать, – за­та­ра­то­рил Пав­лик. – Зна­чит, вам по­вез­ло, я как раз в де­рев­ню на­прав на­прав­ля­юсь, за­од­но и вас про­во­жу.

– Спа­си­бо, а то м мы уже так за­мерз­ли, – по­бла­го по­бла­го­да­рил Олег, – да и от мам­ки влет вле­тит.

– Он мне не нра­ви нра­вит­ся, – шеп­нул я Оле­гу на ухо, уху­хо, ед­ва незна­ко­мец от­вер­нулсся. отвер­нул­ся. – От­ку­да он тут взял­ся?

– Какая раз­ни­раз­ни­ца раз­ни­ца, – про­бор­мо­тал друг, – абы до де­рев­ни до­вел. Но мне не хо­те­лось хот ни­ку­да ид­ти с этим че­ло­ве­ком, че­ло­ве от него так и нес­ло мо­гиль­ным хо­ло­дом. Я по­пы­тал­ся ска­зать об этом Олеж­ке, но тот от­мах­нул­ся. Дви­ну­лись в путь, я неза­мет­но свер­нул и по­бе­жал в дру­гую сто­ро­ну. Ка­за­лось, незна­ко­мец го­нит­ся за мной, зо­вет по име- ни, кри­чит, что я оста­нусь в ле­су на­все­гда. Но я вы­шел. Не знаю, как и спу­стя сколь­ко вре­ме­ни, но ко­гда но­ги со­всем пе­ре­ста­ли слу­шать­ся, а гу­бы ед­ва ше­ве­ли­лись, впе­ре­ди по­ка­за­лись огонь­ки де­рев­ни.

До­ма мне, ко­неч­но, вле­те­ло знат­но. Мать да­же по­обе­ща­ла не вы­пус­кать на ули­цу до са­мой вес­ны. Но мне бы­ло все рав­но, я мог ду­мать толь­ко о том, что же про­изо­шло с Оле­гом и Пав­ли­ком. Бра­тья так и не вер­ну­лись до­мой, ни в тот ве­чер, ни на сле­ду­ю­щий.

Спу­стя несколь­ко дней от­пра­вив­ши­е­ся на по­ис­ки ре­бят му­жи­ки на­шли в глу­би ле­са их за­мерз­шие те­ла. Они си­де­ли у де­ре­ва, об­няв­шись, как буд­то пы­та­лись хоть немно­го со­греть­ся. Стран­но­го незна­ком­ца по­сле то­го ни­кто ни­ко­гда не встре­чал. По­го­ва­ри­ва­ли, это са­ма смерть при­хо­ди­ла за но­вы­ми жерт­ва­ми.

БОГДАН

Бра­тьев на­шли в ле­су че­рез несколь­ко дней. Они за­мерз­ли на­смерть

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.