Со­ба­ка бы­ва­ет ку­са­чей...

Ес­ли бы не мой вер­ный пес Не­рон, я бы дав­но уже спил­ся и по­мер где-то под за­бо­ром

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - NEWS - д л - к е - , - ь я ? - е о , , - чал во­же ть

Тот день на­чал­ся, как и мно­гие дру­гие. Го­ло­ва гу­де­ла, в гор­ле об­ра­зо­ва­лась пу­сты­ня Са­ха­ра. Ну и на­драл­ся же я вче­ра...

– Черт, что я же та­кое вы­пил? – про­бор­мо­тал под нос. По­смот­рел на бу­тыл­ки, ко­то­рые сто­я­ли на сто­ле. Боль­шин­ство яр­лы­ков бы­ли нечи­та­е­мы, а те, ко­то­рые мож­но бы­ло про­честь, го­во­ри­ли о ка­че­стве: вод­ка па- ле­ная и силь­но па­ле­ная. Бур­да, од­ним сло­вом.

– Ко­гда вме­сто ста­рой хо­ро­шей вод­ки по­ку­па­ешь де­ше­вую под­дел­ку, утром при­хо­дит­ся бе­се­до­вать с уни­та­зом, – я сто­нал, сто­ял над ра­ко­ви­ной, и пил из кра­на.

Го­ло­ва про­дол­жа­ла тре­щать, но по край­ней ме­ре я уто­лил свою жаж­ду.

Че­рез мгно­ве­ние Не­рон, мой пес, на­чал ла­ять. По­нял, сво­лочь, что я уже не сплю. Гулять ему, ви­ди­те ли, по­ра!

– За­ткнись ты там! – про­ры­чал я, но со­ба­ка не уни­ма­лась. Ох и вре­жу ему сей­час! – За­г­лох­ни, ска­зал!

Я бро­сил в него бо­тин­ком. По­пал. Пес взвизг­нул, от­бе­жал в сто­ро­ну, но все еще вор­чал.

– Я на­учу те­бя ува­жать хо­зя­и­на, мер­за­вец! – про­ши­пел я и рас-

стег­нул ре­мень. – Сей­час Се ты у ме­ня по­вор­чишь!

Не­рон за­молк. По­сто По­сто­ял немно­го, за­тем на­пра­вил­ся пря­мо к ко­в­ру. ко­в­ру.ко­в­ру

Я вспом­нил, что вче­ра вче со­ба­ку так и не вы­вел. Не Нее до него бы­ло. Пес с ви­но­ва­той мор­дой мордм сде­лал лу­жу. лу­жу­лу­жу.

Ру­га­ясь са­мым гр гряз­ным об­ра­зом, я по­тя­нул­ся к тряп­ке. Вы­тер пол и от­крыл хо­ло­диль­ник в по­ис­ках еды. Н На­шел ко­роб­ку из-под мо­ло­ка и пу­стые пол­ки. Вот за­ра­за. В жи­во­те жи за­иг­ра­ли марш. Жрать за­хо за­хо­те­лось невы­но­си­мо. На­пра­вил­ся к вых вы­хо­ду, и со­ба­ка сра­зу вско­чи­ла.

– О нет, я пой­ду один! – от­мах­нул­ся от нее.

Но пес от­ча­ян­но за­ску­лил. Вид­но, лу­жа – это еще не все, что ему тре­бо­ва­лось. Взять с со­бой пси­ну, что ли? Уби­рать еще и ку­чу мне со­всем не улы­ба­лось. – Лад­но. По­шли. То­пай впе­ред, – на ули­це я от­пу­стил пса и для по­ощ­ре­ния дал пин­ка. Не­рон усел­ся сра­зу у вы­хо­да, пря­мо на га­зоне пе­ред вхо­дом в дом. На­ва­лил та­кую ку­чу, буд­то он слон. Я про­шел ми­мо.

– А убрать? Кто за ва­ми эту ку­чу вы­но­сить дол­жен? – сер­ди­то ска­за­ла какая-то ста­руш­ка.

– Ну так убе­ри, ес­ли не нра­вит­ся. Мне по­фиг, раз­ре­шаю, – я по­жал пле­ча­ми.

У ба­бу­ли не бы­ло чув­ства юмо­ра. Она воз­му­ти­лась, про­дол­жа­ла что-то во­пить мне вслед, а по­том за­ткну­лась.

Я плю­нул и по­смот­рел на небо. С тех пор как по­те­рял ра­бо­ту, мои дни бы­ли по­хо­жи. Я пил, спал, пил сно­ва, и неболь­шие сбе­ре­же­ния мед­лен­но ис­ся­ка­ли. . Я знал, что не мо­гу так жить и ра­но или позд­но у ме­ня воз­ник­нут се­рьез­ные про­бле­мы. Но до тех пор по­ка мог поз­во­лить се­бе рюм­ку, не бес­по­ко­ил­ся об этом. Я во­шел в ма­га­зин. Под­счи­тал день­ги в кар­мане. На хлеб се­бе и со­ба­ке хва­тит. Од­на­ко по­раз­мыс­лив, взял с пол­ки две бу­тыл­ки пи­ва, по­то­му что ор­га­низм тре­бо­вал опо­хме­ла.

Я бро­сил мо­не­ты на при­ла­вок и по­та­щил­ся до­мой. Не­рон сле­до­вал за мной. Уже в квар­ти­ре я опо­рож­нил обе бу­тыл­ки и лег на кро­вать. По­чти сра­зу за­снул... Ме­ня раз­бу­дил вол­чий го­лод. Еле раз­ле­пил ве­ки. Я ле­жал на по­лу. Сва­лил­ся во сне, что ли? По­пы­тав­шись встать, я вдруг по­нял: что-то очень не так. По­сле по­хме­лья не бы­ло ни­ка­ких сле­дов, но мое бед­ро пуль­си­ро­ва­ло от бо­ли, и все во­круг бы­ло стран­но боль­шим.

«По­ра за­вя­зы­вать с па­ле­ной вод­кой», – по­ду­мал, со­брав си­лы. В го­ло­ве вя­ло во­ро­ча­лись мыс­ли. Морг­нул, «на­вел рез­кость». И то­гда я уви­дел... свое те­ло. Оно ле­жа­ло в несколь­ких мет­рах от ме­ня. На кро­ва­ти. «Я умер, – по­ду­мал, и мое бед­ро сно­ва за­пуль­си­ро­ва­ло от бо­ли. – Нет, не мо­жет быть. Мерт­вые не чув­ству­ют бо­ли! И по­че­му я се­бя ви­жу?»

Вы­тя­нул впе­ред ру­ку. То, что уви­дел, при­ве­ло ме­ня в ужас. Сно­ва за­крыл гла­за. Опять по­пы­тал­ся взгля­нуть на свое те­ло – не то, ко­то­рое ле­жа­ло на ди­ване, а то, ко­то­рое бо­ле­ло. «Мех? Ког­ти? Что за х...ня? Что за шу­ба на мне?»

Встал с по­ла осто­рож­но, по­то­му что пра­вый бок бо­лел силь­но, вы­шел в го­сти­ную. Там у ме­ня сто­ял раз­движ­ной шкаф-ку­пе с боль­шим зер­ка­лом вме­сто две­ри. От­го­ло­сок иной, бла­го­по­луч­ной, жиз­ни. Гля­нул на свое от­ра­же­ние и за­стыл. На ме­ня смот­ре­ли боль­шие пе­чаль­ные гла­за Не­ро­на. Мо­ей со­ба­ки. Не мои.

– Это кош­мар! Про­сто сон. Я сплю! – хо­тел ска­зать это вслух, но вме­сто это­го услы­шал недву­смыс­лен­ное: – Гав-гав!! Я встал бо­ком и по­смот­рел на бед­ро со­ба­ки. Да, имен­но сю­да

Па­ле­ная вод­ка раз­ры­ва­ла мою бед­ную го­ло­ву на ча­сти. Вот за­ра­за! Вме­сто сво­их рук я вдруг уви­дел мох­на­тые ког­ти­стые ла­пы. Что это?

я дви­нул Не­ро­на. Впер­вые за дол­гое вре­мя мне ста­ло жаль мою со­ба­ку. По­ня­тия не имел, что так силь­но ее уда­рил. Же­лу­док на­чал ур­чать от го­ло­да. Я по­шел к со­ба­чьим мис­кам. Кор­ма не бы­ло в них дол­гое вре­мя. Я на­шел толь­ко немно­го во­ды, но она оказалась гряз­ной, во­ню­чей, непри­год­ной для пи­тья.

В от­ча­я­нии я влез на по­стель и по­смот­рел на свое пья­ное че­ло­ве­че­ское те­ло. По­ня­тия не имел, что вы­гля­жу так пло­хо. Тк­нул мор­дой мою ру­ку, но она бол­та­лась, как нежи­вая. И те­ло на по­сте­ли никак не от­ре­а­ги­ро­ва­ло! Не­уже­ли я все-та­ки умер? «И ес­ли я умер, а моя ду­ша, вме­сто то­го что­бы от­пра­вить­ся в иной мир, ка­ким-то об­ра­зом пе­ре­се­ли­лась в те­ло Не­ро­на?» – по­ду­мал я и по­чув­ство­вал, что схо­жу с ума.

Злые мыс­ли не да­ва­ли мне по­коя, и го­лод бук­валь­но раз­ры­вал внут­рен­но­сти. Боль­ше не мо­гу оста­вать­ся здесь. Я по­бе­жал к вход­ной две­ри, при­жал руч­ку ла­пой, а за­тем на­ва­лил­ся всем те­лом на дверь. Это сра­бо­та­ло, и че­рез неко­то­рое вре­мя я-в-те­ле­со­ба­ки был сна­ру­жи.

В па­ни­ке я смот­рел на мир с со­вер­шен­но ино­го ра­кур­са. И он при­во­дил ме­ня в ужас. Вне­зап­но

в кон­це ули­цы по­яви­лось зна­ко­мое ли­цо. Длин­ные во­ло­сы, вы­цвет­шие джин­сы и ма­лень­кие на­ли­тые кро­вью гла­за. Мак­сю­ха! Я по­бе­жал к дру­гу. Дав­но мы не ви­де­лись. Но те­перь я был безум­но рад зна­ко­мо­му ли­цу. – Привет, ста­рик! Ты не по­ве­ришь, что со мной про­изо­шло... Я так на­брал­ся вче­ра па­лен­ки... Друж­бан оста­но­вил­ся и на­хму­рил­ся. У ме­ня со­зда­лось впе­чат­ле­ние, что он ме­ня слу­ша­ет. – Макс, есть де­ло... – на­чал я, со­вер­шен­но за­быв, что про­сто лаю.

– Пшел от­сю­да, ко­бысдох бло­ха­стый! – про­ши­пел при­я­тель. – Но Мак­сим, это я! Ро­ман! – я пла­кал, кри­чал.

– Уби­рай­ся! – за­орал Макс. Чу­дом я из­бе­жал уда­ра.

Я бе­жал бо­ком, до­ро­гу ви­дел пло­хо и на­ткнул­ся на ка­ко­го-то ре­бен­ка. Ма­лыш ис­пу­гал­ся, за­во­пил, и его мать за­мах­ну­лась на ме­ня сум­кой.

В ужа­се я спря­тал­ся под ска­мей­кой в пар­ке и дро­жал, как оси­но­вый лист.

– Что с то­бой слу­чи­лось пе­сик? – услы­шал я лас­ко­вый жен­ский го­лос.

Под­нял го­ло­ву и по­смот­рел в гла­за ста­руш­ке, столь­ко раз ру­гав­шей ме­ня за те ку­чи, ко­то­рые я де­лал, и угро­жав­шей вы­звать вет­служ­бу, что­бы ме­ня от­пра­ви­ли на усып­ле­ние.

– Про­сти, – сто­нал я. – Очень со­жа­лею обо всем. Ку­чу де­лал, по­то­му что тер­петь не мог. И ры­чал не со зла...

– Бед­ня­га, – она по­хло­па­ла ме­ня по хол­ке. – Ви­жу, что со­жа­ле­ешь. Ты хо­ро­ший пе­сик. Я удив­лен­но уста­вил­ся на нее. – Вы по­ни­ма­е­те ме­ня? Ба­бу­ля ни­че­го не от­ве­ти­ла, толь­ко че­са­ла ме­ня за ухом. Это бы­ло так при­ят­но. Ни­ко­гда мне не бы­ло так хо­ро­шо от лас­ки. – Еще утром я был че­ло­ве­ком. Ес­ли то­го уро­да мож­но так на­звать, – на­чал объ­яс­нять. – Помни­те, я вы­хо­дил с со­ба­кой? Вот с этой, ко­то­рая сей­час я. А вы ме­ня, то есть то­го... об­ру­га­ли. Тот... он не хо­тел убрать за псом. И уда­руда­рил уда­рил пса. То есть... ме­ня. Со­всем м за­пу­тал­ся. Я ку­пил пи­ва для опо опо­хме­ла. охме­ла. А по­том... По­том я прос проснул­ся снул­ся как со­ба­ка. Есть до­ма нне­че­го. нече­го. Пить то­же. Че­ло­век, ка­а­жет­ся, ка­жет­ся, умер. Ду­маю, мне нуж­на по­мощь.

Жен­щи Жен­щи­на при­вет­ли­во улыб­ну­лась и по­тя­ну­лась к сво­ей ста­рой сум сум­ке.

– У ме­ня есть кое-что для те­бя, хо­ро­ший пе­сик.

Она про­тя­ну­ла мне бу­тер­брод. – Ку­шай, со­бач­ка, на здо­ро­вье. Твой хо­зя­ин со­всем не за­бо­тит­ся о те­бе. А я же ви­жу, ты доб­рая, толь­ко несчаст­ная.

Я чуть не за­пла­кал. На­ив­ный! По­ве­рил, что ста­руш­ка ме­ня по­ни­ма­ет! Но съел сэнд­вич. И это бы­ло луч­шее, что слу­чи­лось со мной с тех пор, как я проснул­ся в этом стран­ном те­ле. По­ве­се­лев, ре­шил по­ис­кать что­то еще, что на­пол­ни­ло бы мой же­лу­док. Тут на уг­лу есть ре­сто­ран, там точ­но мож­но по­жи­вить­ся. Мат­ве­ев­на, убор­щи­ца, всех ко­тов под­карм­ли­ва­ет. По­бе­жал че­рез до­ро­гу. Сле­ду­ю­щее, что я услы­шал, – это рев клак­со­на и писк шин. Я вле­тел пря­мо в машину. По­чув­ство­вал страш­ный удар. Че­рез неко­то­рое вре­мя тьма оку­та­ла ме­ня... Оч­нул­ся от ди­кой бо­ли в че­ре­пе. Все те­ло ло­ми­ло. Сел на кро­ва­ти, по­тер гла­за и уви­дел чу­дес­ные че­ло­ве­че­ские ру­ки.

– О Бо­же... – про­шеп­тал я – это все-та­ки был сон.

Я чуть не за­пла­кал, как ре­бе­нок, от сча­стья.

Тут услы­шал звук, по­хо­жий на вздох. Вер­ный, до­ро­гой Не­рон, он все еще был со мной. Ле­жал на по­лу у кро­ва­ти и смот­рел с гру­стью. Пес про­щал мне весь сво­ло­чизм, го­лод и жаж­ду. Я по­гла­дил Не­ро­на по го­ло­ве, осто­рож­но по­хло­пал его по бо­кам, про­вел ла­до­нью по то­му ме­сту, ку­да уда­рил сво­е­го дру­га. Со­ба­ка лиз­ну­ла ме­ня в ла­донь. И то­гда я сло­мал­ся. Си­дел и ре­вел, как ма­лень­кий от жа­ло­сти к Не­ро­ну. Сел ря­дом на пол, об­нял пси­ну за шею.

– Про­сти, – ска­зал, вс­по­ми­ная ужас­ную боль в бед­ре. – Ну за что ты ме­ня лю­бишь?

Пес лиз­нул ме­ня в нос, и ка­жет­ся, от­ве­тил:

– Про­сто так...

Я на­лил ему чи­стой во­ды и по­шел в бан­ко­мат, что­бы за­брать

Макс та­ра­щил­ся на ме­ня и ни­че­го не по­ни­мал. Ну да, я же со­ба­ка! Ка­рие гла­за мо­е­го Не­ро­на смот­ре­ли с та­кой ве­рой и лю­бо­вью!

по­след­ние день­ги со сче­та. За то, что у ме­ня оста­лось, ку­пил со­ба­чье­го кор­ма, га­зе­ту, бул­ку и бу­тыл­ку ке­фи­ра.

До­ма на­кор­мил Не­ро­на, со­брал пу­стые бу­тыл­ки в му­сор, при­брал в квар­ти­ре. Пил ке­фир с бул­кой и про­смат­ри­вал га­зе­ту в по­ис­ках ра­бо­ты. Хва­тит кис­нуть! Я так лег­ко не сдам­ся. Мне стыд­но пе­ред един­ствен­ным су­ще­ством, ко­то­рое ве­рит мне и лю­бит про­сто так. Пе­ред мо­им псом. Это ве­ру я дол­жен оправ­дать и эту вер­ную лю­бовь не мо­гу пре­дать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.