Ка­жет­ся, Амур со­шел с ума

Мо­жет, я и не Зо­луш­ка, но чу­жие туфли по­те­ря­ла. К сча­стью

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - NEWS - Б

Но­во­год­не­го кор­по- к о рпо­ра­ти­ва я жда­ла с боль­шим нетер­пе­ни­ем. Бы­ла по­чти уве­ре­на, что наш глав­ный мар­ке­то­лог Ев­ге­ний Ар­те­мо­вич на­ко­нец-то ре­шит­ся при­гла­сить ме­ня на та­нец. Для на­ча­ла. По­том, воз­мож­но, еще на один. По­том… Ес­ли у Же­ни фан­та­зия ис­сяк­нет, то я при­гла­шу его на чай. По­сле кор­по­ра­ти­ва. Мы со­вре­мен­ные лю­ди, на дво­ре – тре­тье ты­ся­че­ле­тие, и де­вуш­ка са­ма куз­нец сво­е­го сча­стья. Ей не нуж­но для это­го иметь фею-крест­ную. Хо­тя – непло­хо бы. По­до­гна­ла бы мне ка­ре­ту, ку­че­ра, ла­ке­ев и что там еще бы­ло у Зо­луш­ки? Баль­ное пла­тье и хру­сталь­ные баш­мач­ки. Лад­но, бог с ни­ми, с ка­ре­той и ку­че­ром. Принц име­ет­ся. Пла­тье то­же. А вот хру­сталь­ные вол­шеб­ные баш­мач­ки… Я с тос­кой огля­ну­лась на тум­боч­ку, где сто­я­ли под­го­тов­лен­ные к ба­лу туфли. Ти­пич­ное не то. Им в обед сто лет. Но дру­гих нет. В дверь по­зво­ни­ли. Со­сед­ка, Ма­ша. Ма­ру­ся – про- фес­си­о­наль­ная га­дал­ка и кол­ду­нья. К ней день и ночь тя­нет­ся ве­ре­ни­ца да­мо­чек и дев­чо­нок, же­ла­ю­щих за­гля­нуть в бу­ду­щее и при­во­ро­жить прин­ца.

– Юля­ся, сде­лай ко­фей­ку. У те­бя по­пью. Го­ло­ва тре­щит. Это к ме­те­ли, – Ма­рия удоб­но усе­лась на ди­ване, яв­но со­би­ра­ясь оста­вать­ся на нем дол­го и вы­едать мне мозг, ком­мен­ти­руя мое непра­виль­ное ми­ро­вос­при­я­тие и ми­ро­от­но­ше­ние. – Юль­ка, ты

На эту ве­че­рин­ку у ме­ня был план по со­блаз­не­нию Ев­ге­ния Ар­те­мо­ви­ча

та­кая… при­зем­лен­ная. По­это­му и пар­ня у те­бя нет. Тво­е­го оч­ка­сто­го мар­ке­то­ло­га я ка­ва­ле­ром не счи­таю. Не тя­нет он на прин­ца на бе­лом коне.

– Маш, я спе­шу. Из­ви­ни. У нас кор­по­ра­тив.

– Бал? За­ме­ча­тель­но! Мы все успе­ем! По­ка­жи пла­тье!

– В спальне на пле­чи­ках. Я по­бре­ла в кух­ню ва­рить Маш­ке ко­фе. Да и се­бе за­од­но. У ме­ня

на­чи­нал­ся ка­кой-то манд­раж. Мо­жет, и прав­да, по­го­да ме­ня­ет­ся и это вли­я­ет? Или я вол­ну­юсь пе­ред пред­сто­я­щей встре­чей с Же­ней?

– Это что? – вне­зап­но на­ри­со­ва­лась на по­ро­ге кух­ни Ма­рия. – У вас кор­по­ра­тив на фер­ме? В каж­дой ру­ке дву­мя паль­чи­ка­ми с на­клад­ны­ми ног­тя­ми «вы­рви глаз» со­сед­ка дер­жа­ла по туф­ле. – Это мои туфли. туфли.туфли

– Ло­доч­ки? Без каб­лу­ков? Мо­да по­за­про­шло­го ве­ка? Ты со­бра­лась в них на бал? Да на та­кие ка­ло­ши да­же мар­ке- то­лог не клю­нет!

Я вы­рва­ла у Маш­ки свои един­ствен­ные при­лич­ные туфли. – Дру­гих нет! Ты же зна­ешь, я хо­жу в крос­сов­ках. Или в мо­ка­си­нах. В ма­га­зин ид­ти уже нет вре­ме­ни. И де­нег то­же. По­это­му – вот те­бе т ко­фе, а мне по­ра со­би­рать­ся. би­рать Или ав­то­бус уедет без ме­ня. Бал Б за го­ро­дом.

– Но у те­бя есть я! – Фея-крест­ная? Фе­ея-крестн

– ННе­че­го Нече­го ост­рить! ос – Ма­рия ре­ши­тель­но ре еши­тель­но от­хлеб­ну­ла ко­фе, к по­ста­ви­ла пос чаш­ку и уто­па­ла. у

Че­рез тр три ми­ну­ты вновь за­дре­безж за­дре­без­жал двер­ной зво­нок.

Чер­тых­ну Ч Чер­тых­нув­шись, я от­лож жи­ла туш тушь, про­шла в прих хо­жую.

– Ма­ня, т ты ме­ня до­ста­ла! – рык­нул рык­ну­ла я на при­я­тельн ни­цу нелю нелю­без­но. – Вот! – Ма­ша, про­игно­ри­ро­вав мою нелю­без­ность, тор­же­ствен­но во­дру­зи­ла на ку­хон­ный стол па­ру ту­фель. Не хру­сталь­ных, но ши­кар­ных. – В этом ты по­едешь на бал! Фир­мА! Од­на кли­ент­ка в знак бла­го­дар­но­сти из Па­ри­жа при­вез­ла. Я ей бо­га­то­го ино­стран­ца на­га­да­ла. Ага, но­вье! Да­вай, Зо­луш­ка, при­ме­ряй. Че­го ты за­вис­ла? Я ж не на­со­всем. По­тан­цу­ешь и вер­нешь. Хру­сталь­ные ла­бу­те­ны от феи. Спе­ци­аль­но за­го­во­рен­ные. При­не­сут те­бе сча­стье.

По­ка я «ри­со­ва­ла ли­цо» и на­ря­жа­лась, Ма­рия раз­ло­жи­ла на сто­ле кар­ты. По­том за­дум­чи­во заглянула в пу­стые ко­фей­ные чаш­ки:

– Итак, Юлия, се­го­дня ты на­ко­нец встре­тишь сво­е­го прин­ца. Си­не­гла­зый брю­нет, вы­со­кий, обес­пе­чен­ный. На ши­кар­ной ка­ре­те.

– Ко­то­рая в пол­ночь пре­вра­тит­ся в тык­ву, – про­ком­мен­ти­ро­ва­ла я.

– Зна­ешь, ост­ро­ум­ная ты моя, глав­ное в этой жиз­ни – что­бы принц не пре­вра­тил­ся в кры­су. Или в мар­ке­то­ло­га.

– Да не оби­жай­ся, Ма­ша. Спа­си­бо. Я твоя долж­ни­ца. А чем те­бе

мар­ке­то­ло­ги не уго­ди­ли? – Тем, что они не прин­цы. Ну по­ка, Зо­луш­ка.

– Чао, фея-со­сед­ка. Счаст­ли­вая и окры­лен­ная, я вы­порх­ну­ла на ули­цу. Со­кро­ви­ще от феи – вол­шеб­ные баш­мач­ки – нес­ла в па­ке­те, что­бы пе­ре­обуть­ся уже в ре­сто­ране. На оста­нов­ке марш­ру­ток со­брал­ся весь го­род. Это у нас в ком­па­нии кор­по­ра­тив, а у лю­дей – ко­нец ра­бо­че­го дня. И они стре­мят­ся до­мой. По­сле пя­той без­успеш­ной по­пыт­ки влезть в марш­рут­ку я по­зво­ни­ла в так­си. Ви­ди­мо, не толь­ко я. Де­вуш­ка де­жур­но-лю­без­ным го­ло­сом с ис­те­рич­ны­ми нот­ка­ми тер­пе­ли­во объ­яс­ни­ла, что ма­шин нет, и в бли­жай­шее вре­мя не пред­ви­дит­ся. По­сле звон­ка в пя­тый по сче­ту так­со­парк я по­ня­ла, что Зо­луш­ке в мо­ем ли­це се­го­дня кор­по­ра­ти­ва не ви­дать. До отъ­ез­да за­ка­зан­но­го ав­то­бу­са от на­ше­го офи­са оста­лось пол­ча­са. Да­же ес­ли бу­ду бе­жать очень быст­ро, то все рав­но опоз­даю. А зна­чит, Люсь­ка из бух­гал­те­рии пе­ре­хва­тит ини­ци­а­ти­ву, и мар­ке­то­лог Же­ня поедет чай пить к ней. А мне до­ста­нет­ся тык­ва, ко­то­рая так и не ста­ла ка­ре­той. Ну нет! Я вы­бе­жа­ла на про­ез­жую часть, рас­то­пы­ри­ла ру­ки кре­стом и за­ора­ла:

– Сто-о-ой!

Во­ди­лы лов­ко объ­ез­жа­ли при­па­доч­ную, воз­му­щен­но сиг­на­ля. И толь­ко од­на кру­тая тач­ка ак­ку­рат­нень­ко так оста­но­ви­лась, ткнув ме­ня ме­тал­ли­че­ской мор­дой в жи­вот. Ли­цо Во­ди­тель бы­ло блед­ным, от­крыл пе­ред­нюю пас­са­жир­скую на ко­же дверь: вид­ны кро­ва­вые сле­ды – Са­дись.

Я влез­ла в ав­то.

– Иди­от­ка или об­ку­рен­ная? – по­ин­те­ре­со­вал­ся па­рень ме­лан­хо­лич­но.

– Я на бал, то есть на кор­по­ра­тив, опаз­ды­ваю. Марш­рут­ки бит­ком, так­си нет. А ме­ня там Же­ня ждет. Мар­ке­то­лог.

– Ну, ес­ли мар­ке­то­лог, то­гда ко­неч­но. Мож­но и под ко­ле­са. Толь­ко по­ни­ма­ешь, Зо­луш­ка, мне в тюрь­му из-за те­бя неохо­та, – про­ши­пел во­ди­тель. – Из­ви­ни­те, я не на­роч­но. Под ко­ле­са. Спа­си­бо, что оста­но­ви­лись.

– А у ме­ня был вы­бор? – за­хо­хо­тал му­жик. – Хо­тя во­об­ще-то был. Раз­да­вить те­бя и сесть в тюрь­му или под­бро­сить на бал. Я

Ко­вар­ная Люсь­ка ска­за­ла, что я не при­ду, и кол­ле­ги уеха­ли без ме­ня

вы­брал вто­рое. Так ку­да едем? Я на­зва­ла ад­рес. Спро­си­ла:

– А вам по до­ро­ге?

– Те­перь – да. Не за­мерз­ла? Я по­ка­ча­ла го­ло­вой: нет. Хо­тя на са­мом де­ле око­че­не­ла, по­ка ло­ви­ла марш­рут­ку. Му­жик тк­нул паль­цем в при­бор­ную дос­ку. За­иг­ра­ла му­зы­ка. Со­ло на ги­та­ре. В тепле и под при­ят­ную ме­ло­дию я со­всем разо­мле­ла, ка­жет­ся, да­же вздрем­ну­ла. Оч­ну­лась от то­го, что ав­то сто­я­ло.

– Сколь­ко я вам долж­на?

– Всю жизнь, – хмык­нул он. – Нис­коль­ко, Зо­луш­ка. До­го­няй сво­е­го прин­ца… то есть мар­ке­то­ло­га.

– Спа­си­бо, – от­кры­ла двер­цу, со­би­ра­ясь вы­хо­дить, и по­хо­ло­де­ла: пе­ред офи­сом ав­то­бу­са не бы­ло. Я плюх­ну­лась об­рат­но на си­де­нье, на­бра­ла сек­ре­тар­шу Ка­тю: – Ка­тюнь, вы что, уеха­ли? Ме­ня не жда­ли?

– Нет… – рас­те­рян­но от­ве­ти­ла Ка­тя. – Люд­ми­ла ска­за­ла, ты не при­е­дешь.

– Какая Люд­ми­ла? – страш­ное по­до­зре­ние за­кра­лось в ду­шу. – Ну, Лю­ся из бух­гал­те­рии. Я да­ла от­бой. Муж­чи­на осто­рож­но каш­ля­нул.

– Что-то слу­чи­лось?

– Про­сти­те, – я сно­ва от­кры­ла двер­цу. – Они уеха­ли. Это все Люсь­ка. Она дав­но у ме­ня Же­ню от­бить хо­чет. Ска­за­ла, что я не при­ду. И они уеха­ли. Бу­ду тач­ку

ло­вить. Мо­жет, по­ве­зет... Му­жик тя­же­ло вздох­нул:

– Эх… За­крой дверь. Где на­хо­дит­ся ре­сто­ран?

– По­слу­шай­те, мне неудоб­но зло­упо­треб­лять ва­шим вре­ме­нем, – про­бор­мо­та­ла я.

– Ну так и не зло­упо­треб­ляй­те. На­зы­вай­те ад­рес.

– Это за го­ро­дом. Прав­да, не­да­ле­ко.

– Уте­ша­ет, что не­да­ле­ко. Не уте­ша­ет, что ме­тель под­ня­лась.

– Но вас же се­мья ждет, – ска­за­ла неуве­рен­но.

– Нет у ме­ня се­мьи, – неожи­дан­но зло рявк­нул му­жик. – И де­тей нет, и лю­бов­ни­цы, и те­туш­ки­мил­ли­о­нер­ши, и со­ба­ки, и хо­мя­ка. Же­на ме­ня бро­си­ла, вот толь­ко раз­вод по­лу­чил, и квар­таль­ную пре­мию глав­ный за­жал, – он пе­ре­вел ды­ха­ние. – Из­ви­ни­те, де­вуш­ка. День был ис­клю­чи­тель­но га­дост­ный. Буд­то не Но­вый год на но­су, а…

Мы еха­ли мол­ча. Не­гром­ко иг­ра­ла ги­та­ра. В све­те встреч­ных ав­то я пыталась рас­смот­реть во­ди­те­ля. По­лу­ча­лось пло­хо. Вро­де до­воль­но мо­ло­дой. Но не маль­чиш­ка. Про­филь чет­кий. От­ве­ла взгляд – все же некра­си­во так пя­лить­ся.

По до­ро­ге мы два ра­за сби­лись с пути, по­том бук­со­ва­ли в сне­гу. В ре­сто­ран до­бра­лись с боль­шим опоз­да­ни­ем.

Я по­бла­го­да­ри­ла муж­чи­ну и по­спе­ши­ла в зал, где гре­ме­ла му­зы­ка и слы­шал­ся го­лос ве­ду­ще­го. Кол­ле­ги ве­се­ли­лись во­всю. В на­шем от­де­ле все ме­ста бы­ли уже за­ня­ты, мне при­ста­ви­ли стул к сто­ли­ку груз­чи­ков и ра­бо­чих скла­да. Ни­че­го про­тив них не имею, хо­ро­шие пар­ни. Толь­ко я их со­всем не знаю. Го­во­рить мне с ни­ми не о чем. Оста­лось на­пить­ся, то­гда, мо­жет, рас­слаб­люсь и бу­дет все рав­но, что Люсь­ка при­кле­и­лась к Жене, а тот улы­ба­ет­ся ей на все свои трид­цать два зу­ба и что-то что­все вре­мя шеп­чет на ухо. Хо­тя…

Сей­час Сей­ча я его по­ра­жу… по­ра­зю… по­тря­су… по­тряс кра­со­той сво­их ног на вы­со­чен­ных вы­соч ла­бу­те­нах и с ко­рот­ким рот­ки пла­тьем. Я огля­ну­лась в по­ис­ках по­ис па­ке­та с обув­кой, и в это жут­кое ж мгно­ве­ние по­ня­ла, что па­кет па остал­ся в ма­шине слу­чай­но­го чай­но му­жи­ка, ко­то­ро­го я тор­моз­ну­ла моз­ну на до­ро­ге. Бли-и-ин… Во-пер­вых, Во-пе мой три­ум­фаль­ный вы­ход от­ме­ня­ет­ся. Во-вто­рых, что я ска­жу Ма­ше? Эти туфли сто­ят та­ких бе­ше­ных де­нег, что мне их ни в жисть не от­ра­бо­тать. Ве­ду­щий Ве­дущ за­кон­чил оче­ред­ную пор­цию пор­ци при­вет­ствен­но­го ба­за­ра и объ­явил объя бе­лый та­нец. Ев­ге­ний Ар­те­мо­вич Ар­тем че­рез три сто­ли­ка по­сы­лал мне го­ря­чие взгля­ды. Я сде­ла­ла сде­лал вид, что увле­чен­но по­едаю ка­пуст­ный са­лат. Не пой­ду же в уг­гах с пом­пон­чи­ка­ми из за­ячьих зая хво­стов при­гла­шать са­мо­го кра­си­во­го и пер­спек­тив­но­го пар­ня п в ком­па­нии на та­нец? С тос­кой я на­блю­да­ла, как Же­ня валь­си­ру­ет с Люсь­кой, а та ехид­но ехидн ска­лит­ся всем из-за его спи­ны. спи­ны Что-то шеп­чет, при­ли­пая по­лу­об­на­жен­ной по­лу­об гру­дью к его ши­ро­кой ши­рок гру­ди, и муж­чи­на мо­ей меч­ты, меч­ты улы­ба­ясь снис­хо­ди­тель­но, от­ве­ча­ет от на ее шу­точ­ки. Это был б пол­ный раз­гром, фиа­ско, ка­та­стро­фа к и кол­лапс. Груз­чик дя­дя д Ко­ля на­кло­нил­ся ко мне и спро­сил участ­ли­во: – Юля­ша, у вас все в по­ряд­ке? – Все от­лич­но! – бод­ро от­ве­ти­ла я. – А что?

– Вы съе­ли уже три пор­ции са­ла­та оли­вье. И две пор­ции се­лед­ки. Вам не ста­нет пло­хо? Мо­жет, во­доч­ки? Хо­ро­шо оса­жда­ет.

– Да! – я про­тя­ну­ла ему бо­кал. Дя­дя Ко­ля за­мер:

– В бо­кал?

– Да! Так те­перь в Европе мод­но. Мы же в Ев­ро­пу идем или ку­да? Опять же – се­лед­ка про­сит пить.

По тре­бо­ва­нию дя­дя Ко­ля на­лил мне вод­ки с со­ком в бо­кал

А пьет она ис­клю­чи­тель­но вод­ку. В боль­ших ко­ли­че­ствах. Дя­дя Ко­ля нере­ши­тель­но на­лил по­ло­ви­ну бо­ка­ла. Се­кун­ду по­ду­мал и до­лил до­вер­ху апель­си­но­во­го со­ка.

– Это лиш­нее! – воз­му­ти­лась я. – Ну, с но­вым сча­стьем! С тор­же­ству­ю­щим «буль-буль» на­пи­ток за­пол­нил ме­сто, ко­то­рое еще оста­лось в мо­ем же­луд­ке. Я по­ста­ви­ла пе­ред дя­дей Ко­лей пу­стой бо­кал:

– Еще! За лю­бовь! Груз­чик ре­ши­тель­но за­ме­нил бо­кал на рюм­ку:

– Эта та­ра в са­мый раз! Я пре­зри­тель­но рас­хо­хо­та­лась:

– То­гда па­рой! По две! За лю­бовь, сча­стье и пртв… прцт… про­цве­та­ние! И это… бе­лый та­нец! Ко­ля, за мной! По­то­мП По­том мне рас­ска­зы­ва­ли, что мы с дя­дей Ко­лей вы­де­лы­ва­ли ка­кие-то безум­ные ко­лен­ца и вы­кри­ки­ва­ли то­сты, при этом я все вре­мя пу­та­лась в сво­их уг­гах, а доб­рый груз­чик, ко­то­рый го­дил­ся мне в от­цы, за­бот­ли­во ло­вил ме­ня в несколь­ких сан­ти­мет­рах от по­ла. Кол­ле­ги, стоя круж­ком ве­се­ло ап­ло­ди­ро­ва­ли. Это­го я не пом­ню. Как и Же­ню. Он ушел с Лю­сей по­ды­шать воз­ду­хом… Го­во­рят, вер­ну­лись ча­са че­рез два. Гал­стук глав­но­го мар­ке­то­ло­га по­че­му-то сви­сал из кар­ма­на брюк. Но я это­го то­же не ви­де­ла.

А по­ка что мы с дя­дей Ко­лей от­пля­сы­ва­ли за лю­бовь и сча­стье в лич­ной жиз­ни. Вдруг в за­ле на­сту­пи­ла ти­ши­на.

– Вот она, – ска­зал ка­кой-то муж­чи­на. – Эй, Зо­луш­ка! Баш­мач­ки по­те­ря­ла! Оба!

Я с трудом сфо­ку­си­ро­ва­ла взгляд на его ру­ках.

– Ой! Мои вол­шеб­ные ту­фель­ки! От феи-крест­ной! Обу­вай! – я стрях­ну­ла с пра­вой но­ги са­пог и ба­лан­си­руя на ле­вой но­ге, вы­тя­ну­ла пра­вую впе­ред. Незна­ко­мец Незнак рас­те­рян­но огля­нул­ся, о опу­стил­ся на од­но ко­ле­но и осто­рож­но остор про­су­нул мою но­гу в безум безум­ную обув­ку с крас­ной плат­фор­мой плат­фо и вы­со­чен­ным каб­лу­ком. блу­ком

Ему пр при­шлось по­дать мне ру­ку, ина­че я рух­ну­ла бы на пол. Но вы­пи­тая вы­пи­та во­доч­ка (а я во­об­ще-то креп­ко­го креп­ко не пью) бур­ли­ла в мо­ей бед­ной го­ло­вуш­ке, и я, ба­лан­си­руя, сбро­си­ла сбр вто­рой са­пог: – Да­вай! Да­ва – посколь­ку при­сесть незна­ко­мец незна­ко не мог, пра­вую но­гу я по­ста­ви­ла по­ста ему на бед­ро, и он во­дру­зил во­дру­зи на нее вто­рой ту­фель. Удер­жать­ся У на этих хо­ду­лях бы­ло бы труд­но и в трез­вом со­сто­я­нии, а уж в ту ми­ну­ту… Я по­вис­ла у муж­чи­ны на шее и спро­си­ла: – Ты – принц?

– Воз­мож­но. В неко­то­рых осо­бых слу­ча­ях.

– То­гда я вы­хо­жу за те­бя за­муж. Ту­фель­ка по­до­шла? По­до­шла! Зна­чит, ты принц с ка­ре­той. Ко­ля, – ско­ман­до­ва­ла по­че­му­то груз­чи­ку, – вальс!

– Ну, ка­ре­та у ме­ня ино­гда име­ет­ся, – за­сме­ял­ся незна­ко­мец. – «Ско­рой по­мо­щи». Гос­по­да, – об­ра­тил­ся он к мо­им кол­ле­гам, – по­жа­луй, мы с неве­стой вас по­ки­нем. Ей по­ра от­дох­нуть. Он под­нял ме­ня на ру­ки и вы­нес из за­ла. Сле­дом дя­дя Ко­ля нес мои ве­щи.

Ко­гда Же­ня вер­нул­ся с про­гул­ки по све­же­му воз­ду­ху, ему ра­дост­но со­об­щи­ли, что Юля уеха­ла вы­хо­дить за­муж за прин­ца.

…В го­ло­ве се­ме­ро гно­мов ма­лень­ки­ми мо­ло­точ­ка­ми за­би­ва­ли ост­рень­кие гвоз­ди­ки. Гла­за не хо­те­ли от­кры­вать­ся. Съ­еден­ная се­ле­доч­ка воз­му­щен­но про­си­лась на­ру­жу. С боль­шим трудом я все же от­кры­ла гла­за и се­ла. На­хо­ди­лась в незна­ко­мой ком­на­те и ле­жа­ла, точ­нее, уже си­де­ла, на ши­ро­чен­ной кро­ва­ти. На мне бы­ла на­де­та огром­ная муж­ская фут­бол­ка. Под ней не бы­ло ни­че­го. С боль­шой боль бук­вы. На при­кро­ват­ной тум­боч­ке сто­я­ли Маш­ки­ны ла­бу­те­ны. ла­бу И где же это я?

Сполз­ла с это­го ло­жа, до­то­па­ла, по­ка­чи­ва­ясь, до две­ри. По­тя­ну­ла руч­ку. Упс. Ван­ная. В Вот и от­лич­но. Бу­дем ре­шать р про­бле­мы по­сте­пен­но. Сн Сна­ча­ла по­про­ща­ем­ся со вче­раш­ней вче­раш едой. Сра­зу по­лег­ча­ло. Те­перь Те­пе кон­траст­ный душ. Во­прос, ч чья это фут­бол­ка, где ее хо­зя­ин и моя м одеж­да, за­да­вать се­бе не бу­дем. буд По­сле ду­ша я бы­ла уже по­чти све­жа, как май­ская ро­за. Или но­во­год­няя н елоч­ка. В ван­ной об­на­ру­жил­ся об ха­лат. Я ре­ши­ла, что мож­но обой­тись без этой по­до­зри­тель­ной по­доз неиз­вест­но чьей ф фут­бол­ки. Ха­ла­та до­ста­точ­но.

Вы­шла в ком­на­ту. ком­на О, вот и еще две­ри. И что там? там

Там Т на­хо­ди­лась боль­шая ком­на­та, ви­ди­мо, го­сти­ная. Или сто­ло­вая. По край­ней ме­ре стол имел­ся. На сто­ле – ко­фей­ник, две чаш­ки и что-то, на­кры­тое по­ло­тен­цем. Еще апель­си­но­вый сок. Вы­пи­ла зал­пом. Оба ста­ка­на. Ста­ло со­всем хо­ро­шо. И тут за мо­ей спи­ной кто-то каш­ля­нул. От неожи­дан­но­сти я взвизг­ну­ла и спря­та­лась за стол. – Вы­ле­зай, – ска­зал муж­чи­на. Я вы­гля­ну­ла из-за сто­ла. Кто этот му­жик? Пер­вый раз ви­жу… Или не пер­вый?

– Вы кто? – спро­си­ла с опас­кой.

Мы с дя­дей Ко­лей пля­са­ли так, что я все вре­мя но­ро­ви­ла упасть Муж­чи­на уве­рял, буд­то бы я за­яви­ла кол­ле­гам, что вы­хо­жу за него

– На­до по­ла­гать, твой бу­ду­щий су­пруг, – он ух­мы­лял­ся. – Че­го-о-о? – я вы­пря­ми­лась. – Ка­кой еще су­пруг? Что за хрень? – Ну, ты вче­ра за­яви­ла в при­сут­ствии всей сво­ей фир­мы, что по­еха­ла вы­хо­дить за ме­ня за­муж. Кол­ле­ги воз­ра­до­ва­лись и по­же-

ла­ли нам се­мей­но­го сча­стья и мно­го де­ток.

– Че­го-о-о? Да ты во­об­ще кто та­кой, и где я на­хо­жусь?

– По тво­е­му глу­бо­чай­ше­му убеж­де­нию, я принц. Ну, из сказ­ки. Ко­то­рый на­шел свою неве­сту по ту­фель­ке. У ме­ня бы­ло це­лых две туфли. Так что вы­бо­ра у нас нет. Днем едем в загс.

– Ты псих? – спро­си­ла я с на­деж­дой. Ибо в про­тив­ном слу­чае псих – я.

Он спо­кой­но по­до­шел к сто­лу, на­лил нам ко­фе, взял од­ну чаш­ку, сел в крес­ло, за­ки­нув но­гу на но­гу. Рас­смат­ри­вал ме­ня с лю­бо­пыт­ством. Мне же хо­те­лось вле­пить ему по­ще­чи­ну за эти наг­лые за­явоч­ки и гла­зи­щи.

– Нет, Юля, я не псих, – ска­зал муж­чи­на се­рьез­но. – Ты что, и прав­да, ни­че­го не пом­нишь? Это ж на­до так на­клю­кать­ся.

Я взя­ла ко­фе, се­ла на­про­ти­во­тив нене­зна­ком­ца.

– Все по­то­му, что я не пьюью вод­ку. У ме­ня от нее кры­ша едет.ет. Да­же не хмель, а про­сто я вы­па­даю па­даю из ре­аль­но­сти. А вче­ра… ра… как уви­де­ла, что Люсь­ка на мо­е­го Же­ню по­ве­си­лась… … И туфли эти я по­те­ря­ла, а, а они же бе­ше­ных де­нег ег сто­ят, и не мои, мне их х Ма­ша одол­жи­ла. Пони- маешь, она фея. Нет, я не е бре­жу. Я ино­гда ду­маю, что Маш­ка и прав­да немно­го вол­шеб­ни­ца. Фак­тов – ку­ча, вот, на­при­мер, ко­гда по­те­ря­лась Кле­па, бо­лон­ка Ве­ры Ефи­мов­ны. Ма­ша а толь­ко взя­ла ее фот­ку и сра­зу ска­за­ла, где на­до о ис­кать. Или ко­гда Оль­ге е Сте­па­новне из пя­то­го па- рад­но­го не могли диагноз оз по­ста­вить… Или ко­гда у… Ой… Из­ви­ни­те, я та­ра­то­рю.орю. Это от то­го, что вся си­ту­а­цияя бре­до­вая. Пред­став­ля­е­те, мы с дя­дей Ко­лей тан­цу­ем, и тут по­яв­ля­ет­ся принц. У него ко­ро­на на го­ло­ве зо­ло­тая. И он мне да­ет при­ме­рить ту­фель­ку. Ну, Маш­кин ла­бу­тен. А я уже с ним по­про­ща­лась… с ла­бу­те­ном, не с прин­цем. Принц опус­ка­ет­ся на ко­ле­но и го­во­рит:

Сказ­ке ко­нец. Нет ни прин­ца, ни вол­шеб­ных ту­фе­лек от феи-крест­ной

бу­дешь мо­ей же­ной? Все. По­том мрак. От­кры­ваю гла­за на чу­жой кро­ва­ти. В чу­жой фут­бол­ке. И ла­бу­те­ны на тум­боч­ке. Че­го вы сме­е­тесь? Вот чья фут­бол­ка? – Моя. Я пе­ре­одел те­бя то­же я. – Да как вы по­сме­ли!

– Из­ви­ни, но твоя одеж­да при­шла в негод­ность. А мне мож­но. Я не толь­ко принц, а еще и врач. Ней­ро­хи­рург. Хо­чешь еще ко­фе? – Спа­си­бо. Да. Я вспом­ни­ла. Это вы ме­ня под­вез­ли. Груст­но. Сказ­ке ко­нец. Нет ни феи, ни прин­ца в ка­ре­те и с ко­ро­ной. Есть гра­чу­ю­щий му­жик, в тач­ке ко­то­ро­го я за­бы­ла чу­жие туфли… И Жень­ка не со мной, а с Люсь­кой из бух­гал­те­рии. Для пол­но­ты кар­ти­ны на­до, что­бы на­гря­ну­ла ваша же­на.

– Я же ска­зал: у ме­ня нет же­ны. Вче­ра раз­ве­лась со мной. Я со­би­рал­ся от­вез­ти те­бе туфли и на­пить­ся. Но на­пи­лась ты. При­шлось вне­сти в свои пла­ны кор­рек­ти­вы. Кстати, твои кол­ле­ги в пол­ном вос­тор­ге и го­то­вят сва­деб­ные по­дар­ки. Зво­ни­ла некая Ка­тя. Она бы­ла на­стой­чи­ва, при­шлось взять твой мо­биль­ник и от­ве­тить. Что­бы их не огор­чать, на­де­юсь, ты ска­жешь «да». На трез­вую го­ло­ву.

– Зна­чит, ты все-та­ки псих. За­чем я те­бе?

– Ко­неч­но, псих. Имен­но та­кой те­бе ну­жен. А ты нуж­на мне. Ина­че за­чем судь­ба мне под­су­ну­ла эти баш­мач­ки? Ино­гда, что­бы разо­рвать по­роч­ный круг неве­зе­ния, на­до сде­лать нечто безум­ное. Ты со­глас­на? Загс ско­ро от­кро­ет­ся.

У него та­кие си­ние-си­ние гла­за… Как моя фея на­кол­до­ва­ла… Я про­шеп­та­ла: «Да»… Тут же спо­хва­ти­лась: – А как те­бя зо

вут?

Вот это да... Фир­ма... До­ро­гу­щие...

Ма­ша за­дум­чи­во раз­гля­ды­ва­ла ко­фей­ную гу­щу

Од­на из ма­шин оста­но­ви­лась, ткнув ме­ня

На­род ве­се­лил­ся во­всю. Я не от­ста­ва­ла от со­труд­ни­ков

Ино­гда нуж­но сде­лать нечто безум­ное

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.