Ее на­зы ВЕДЬ

Про­стить невер­но­го му­жа? Да ни­ко­гда! Но... вдруг он ошиб­ся?

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Тайнысвоей души - пей­заж сл ко­ло­ко вы л обычн

Япо­пы­та­лась убе­жать. В первую оче­редь от се­бя са­мой, от­вра­ще­ния и от­ча­я­ния, ко­то­рые за­хлест­ну­ли. Ка­кая пош­лость, как в бо­ро­да­том анек­до­те – при­шла жена не во­вре­мя с ра­бо­ты, а муж до­ма с ба­бой. Ах нет, с длин­но­но­гой кра­сот­кой. Вы­пу­чил гла­за и го­во­рит:

– Это не то, что ты по­ду­ма­ла. Ну да, это не секс с сек­ре­тар­шей, а изу­че­ние древ­не­ин­дий­ских ма­ну­скрип­тов. За­бра­ла Леш­ку и уеха­ла на Риж­ское взмо­рье. Пусть боль вы­ки­пит, а по­том зай­мем­ся бу­маж­ны­ми де­ла­ми: раз­вод, раз­дел иму­ще­ства... Иго­ре­ша сво­бо­ден: хоть сек­ре­тар­шу тра­хай, хоть га­рем се­бе за­ве­ди!

Люб­лю этот ма­лень­кий го­ро­док, он буд­то за­снул в шест­на­дца­том ве­ке, хо­тя мно­го до­мов от­ре­ста­ври­ро­ва­но, и во­об­ще, все та­кое чи­стень­кое, ухо­жен­ное. От­сю­да ро­дом мои пред­ки по ма­те­рин­ской ли­нии. Сей­час ме­ня с сы­ном при­ня­ла на постой Хель­га, даль­няя род­ствен- ни­ца, нераз­го­вор­чи­вая дама лет да­ле­ко за пять­де­сят.

– При­вет, Ан­нуш­ка, – по­ма­ха­ла мне со сво­ей ве­ран­ды со­сед­ка Али­са. – Ко­фе­ек го­тов, иди!

Я с ней с пер­во­го дня по­дру­жи­лась, ко­фе по утрам пи­ли, бол­та­ли. Мой Ле­ша с ее Мак­си­мом иг­рал.

– Хо­чу схо­дить по­смот­реть ка­кие-ни­будь су­ве­ни­ры на па­мять, – ска­за­ла Али­се. – По­жа­луй, по­ра до­мой воз­вра­щать­ся. Шеф зво­нил, на­ме­ка­ет, что от­пуск за­тя­нул­ся. Без ра­бо­ты остать­ся мне сей­час некста­ти. – На­де­юсь, ты не со­би­ра­ешь­ся то­го мер­зав­ца р про­щать? р – на­хму­ри­лась Али­са. Она раз­ве­ден­ка и ак­тив­ная фе­ми­нист­ка. – Нет... Хо­тя Леш­ка по па­пе ску­ча­ет, – я ре­ши­ла уй­ти от труд­ной те­мы. – Ви­де­ла неда­ле­ко от цен­тра ху­до­же­ствен­ный ма­га­зин­чик. «У Ве­ро­ни­ки».

– Не со­ве­тую, – немед­лен­но за­яви­ла Али­са. – Ни­че­го хо­ро­ше­го у ведь­мы не ку­пишь. – А мне по­ка­за­лось, там мно­го ми­лых и недо­ро­гих ве­щи­чек. Пей­за­жи кра­си­вые...

– Ты про­сто чу­жач­ка и ни­че­го не зна­ешь! Его хо­зяй­ка – потом­ствен­ная ведь­ма. Она свои кар­тин­ки са­ма ри­су­ет и ту­ри­стам втю­хи­ва­ет. А на что за­го­ва­ри­ва­ет – ни­ко­му не ве­до­мо! В нечисть вся­кую я не ве­рю. Но спо­рить с Али­сой не ста­ла. Оста­ви­ла Леш­ку у со­сед­ки – по­иг­рать с Мак­сом, а са­ма от­пра­ви­лась в го­род. Не­смот­ря на пре­ду­пре­жде­ние, но­ги са­ми при­ве­ли ме­ня к ма­га­зин­чи­ку так на­зы­ва­е­мой ведь­мы. Вы­став­лен­ные в вит­рине пей­за­жи бы­ли та­ки­ми мир­ны­ми, слав­ны­ми, что я от­кры­ла две­ри. На ме­ло­дич­ный звон ко­ло­коль­чи­ка из зад­ней две­ри вы­шла жен­щи­на при­мер­но мо­их лет, сим­па­тич­ная и вполне обыч­ная.

– Laba pеcpusdienа! – по­здо­ро­ва­лась я.

Хо­зяй­ка при­вет­ли­во улыб­ну­лась, от­ве­ти­ла:

– Вітаю! Я – Ве­ро­ни­ка.

– А как вы узна­ли, что я из Укра­и­ны? – уди­ви­лась.

Она на это ни­че­го не от­ве­ти­ла, но спро­си­ла:

Со­сед­ка са­ма бы­ла раз­ве­ден­кой и ме­ня тол­ка­ла сде­лать этот шаг

– Ище­те что-то на па­мять о ро­дине пред­ков? – по-рус­ски вла­де­ли­ца ма­га­зи­на го­во­ри­ла с силь­ным ак­цен­том. – Не удив­ляй­тесь, я ви­жу и знаю боль­ше, чем дру­гие. За это ме­ня и не лю­бят обы­ва­те­ли. На­зы­ва­ют кол­ду­ньей, слы­ха­ли, на­вер­ное? Я толь­ко кив­ну­ла, не зная, что от­ве­тить на ее от­кро­вен­ность. А Ве­ро­ни­ка про­дол­жа­ла:

– Я не всем от­кры­ва­юсь, празд­но­му ту­ри­сту неза­чем лиш­нее знать. Но вам нуж­на по­мощь. Ду­ша бо­лит, серд­це пла­чет. Вы свой дом воз­не­на­ви­де­ли и са­мо- го близ­ко­го че­ло­ве­ка, че­лов ко­то­рый й вам судь­бой на­зна­чен. назна

– Он мер­за­вец, из­ме­нил мне. . Растоп­тал мою лю­бовь лю и на­шу у се­мью.

– Он ошиб­ся, осту­пил­ся. ос Ров- - ных до­рог не быв бы­ва­ет, и не каж- - дую коч­ку мож­но уви­деть.

– Это де­ма­го­гия, – воз­ра­зи­ла я до­воль­но рез­ко. – А ре­аль­ность ь – го­лая ба­ба в на­шей по­сте­ли. . Ни­ко­гда не про­щу. Не поз­во­лю ю эти­ми ла­па­ми при­ка­сать­ся к мо­е­му сы­ну и ко мне.

– Ска­жи, чаю хо­чешь? – неожи- - дан­но спро­си­ла хо­зяй­ка. – Тра- - вя­ной, све­жий. На ули­це се­год- - ня про­хлад­но по­сле вче­раш­не­го о штор­ма.

Мы се­ли за кра­си­вый ста­рин- - ный сто­лик у ок­на, Ве­ро­ни­ка а про­тя­ну­ла мне изящ­ную чаш­ку у с ду­ши­стым на­пит­ком.

– Те­бе хо­ро­шо сей­час? Без не- - вер­но­го му­жа? Чест­но?

– Нет... – про­бор­мо­та­ла я.

– Ты хо­чешь пре­вра­тить ва­шу у лю­бовь в тем­ни­цу. От­нять мир у него и у се­бя. Но лю­бовь са­ма и есть мир. Ве­тер, солн­це, мо­ре... И да, дру­гие лю­ди... Про­хо­жие на до­ро­гах. Встре­чи и рас­ста­ва­ния. Но толь­ко с од­ним ты бу­дешь ид­ти по тво­ей до­ро­ге до кон­ца пу­ти.

Она вста­ла, сня­ла со сте­ны ма­лень­кий пей­заж: жен­щи­на и муж­чи­на на бе­ре­гу мо­ря: – Возь­ми. Пусть твоя лю­бовь не бу­дет тем­ни­цей. По­ду­май. И мень­ше слу­шай лю­дей с чер­ным серд­цем, как у Али­сы. Я под­хо­ди­ла к до­му Хель­ги, ко­гда до ме­ня до­нес­ся ве­се­лый го­ло­сок Леш­ки, взры­вы его сме­ха. Бо­же мой, сы­ниш­ка не сме­ял­ся с то­го са­мо­го дня, как я со­бра­ла че­мо­дан и уеха­ла на край зем­ли! – Ма! Па­па при­е­хал! – за­орал Ле­ша, за­ви­дев ме­ня. – На­ко­нец! Я так его ждал...

Что ж, по­про­бую при­слу­шать­ся к со­ве­ту Ве­ро­ни­ки и про­стить...

АН­НА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.