Мерт­вые то­же ску­ча­ют

Я уве­ре­на: в тот день Ан­дрю­ша при­шел ко мне по­ви­дать­ся в об­ли­ке ры­же­го ко­та

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Между мирами - ви­ди­те

Уди­ви­тель- дди­ви­тель­но, что я пом­ню, как все на­чи­на- на­чи­на ллось, ведь мне то­гда бы­ло все­го че­ты­ре го­да. Ве­че­ром за ужи­ном ро­ди­те­ли сна­ча­ла шеп­та­лись о чем-то, соб­ствен­но, я не при­слу­ши­ва­лась к те­ме раз­го­во­ра. А по­том ма­ма ска­за­ла:

– Ироч­ка, а ты ко­го хо­чешь: бра­ти­ка или сест­рич­ку?

– Ко­неч­но, бра­ти­ка! – не за­ду­мы­ва­ясь, от­ве­ти­ла ей.

– Стран­но, а все де­воч­ки хо­тят сест­рич­ку.

– Он ме­ня за­щи­щать бу­дет от маль­чи­шек! Вы­рас­тет боль­шой, а по­том как за­даст всем! Вы ко­гда уже его ро­ди­те? Ско­ро? – Так ведь де­тей в ка­пу­сте на­хо­дят, – за­сме­ял­ся па­па.

Как они по­том рас­ска­зы­ва­ли: я по­смот­ре­ла на ро­ди­те­лей ро­ди­те­лей, слов слов­но на ненор­маль­ных, и вы­да­ла: – Де­ти ро­дют­ся! – по­мол­ча­ла и до­ба­ви­ла: – И ко­тя­та то­же ро­дют­ся! Вот! – а по­том, до­воль­ная со­бой, уто­па­ла в ком­на­ту. А че­рез несколь­ко ме­ся­цев в на­шем до­ме по­явил­ся ка­ра­пуз по име­ни Ан­дрей: круг­ло­ли­цее ры­жень­кое чудо! Все род­ствен­ни­ки уми­ля­лись и сю­сю­ка­ли над ним, а он смот­рел се­рьез­но, слов­но не по­ни­мал, от че­го та­кая ра­дость. А ко­гда по­до­шла я, ли­цо ма­лют­ки рас­плы­лось в улыб­ке.

– Мой бра­тик, мой лю­би­мень­кий! Вы ви­ди­те, он по­хож на сол­ныш­ко? – я по­гла­ди­ла его по щеч­ке. – Мы с тобой бу­дем дру­жить! Прав­да?

А че­рез ми­ну­ту но­во­ис­пе­чен­ная стар­шая сест­ра рас­по­ря­ди­лась: – Че­го вы все тут тор­чи­те? Иди­те обе­дать! Ан­дрюш­ка спать хо­чет! – Он сам те­бе это ска­зал?

– Да!

– Так он же раз­го­ва­ри­вать не уме­ет еще!

– А нам и не на­до раз­го­ва­ри­вать! Прав­да, Ан­дрей? Мы друг дру­га без слов по­ни­ма­ем! Сколь­ко раз по­том вспо­ми­на­ла сло­ва: «Мы друг дру­га без слов по­ни­ма­ем!»

Со­всем ма­лы­шом Ан­дрю­ха был

Рож­де­ния бра­та я жда­ла с боль­шим нетер­пе­ни­ем. Зна­ла: он бу­дет мо­им дру­гом!

ог­нен­но-ры­жим. Но не дай Бог ко­му-то во дво­ре при­хо­ди­ла в го­ло­ву мысль драз­нить его. – Ры­жий, ры­жий, ко­но­па­тый… – крик­нул од­на­жды со­сед­ский пар­ниш­ка.

– Что? – за­ора­ла я. – Он не ры­жий! Он – сол­неч­ный! Еще раз

Имен­но

Ан­дрей на­шел мне па­ру на всю жизнь. Ведь он ме­ня хо­ро­шо знал

услы­шу, ухи все по­от­кру­чи­ваю! По­дей­ство­ва­ло, ведь все зна­ли: стар­шая сест­ра все­гда ста­нет на за­щи­ту лю­би­мо­го бра­ти­ка и вы­пол­ни пол­нит свое обе­ща­ние!

Со вр вре­ме­нем у Ан­дрея во­ло­сы по­тем по­тем­не­ли, на­ча­ли от­ли­вать ме­дью:

– Вез Ве­зет те­бе, я вот меч­таю вы­кра­си кра­сить­ся в та­кой цвет, эх… Это о ты сп спе­ци­аль­но се­бе та­кие во­ло- - сы вы вы­брал? Что­бы сест­ра за­ви- - до­ва­ла­до­ва­ла? до­ва­ла? – шут шу­ти­ла я.

Мы ддру­жи­ли дру­жи­ли все­гда! Сна­ча­ла я опе­ка­ла­ла опе­ка­ла его, п по­том он за­щи­щал л и за­бо­тил­ся о обо мне. Но дол­гое е вре­мя я все рав­но чув­ство­ва­ла а се­бя стар­шей. стар­шей Все из­ме­ни­лось ь по­сле то­го, к как Ан­дрю­ша зая- - вил:

– По­сту­пать не бу­ду. Сна­ча­ла а пой­ду в ар­мию!

– За­чем? С зо­ло­той ме­да­лью? ? Ты же меч­тал об уни­вер­си­те­те! – уди­ви­лась я.

– Каждый нор­маль­ный му­жик к дол­жен от­слу­жить!

А ко­гда брат вер­нул­ся, то стал л «стар­шим»: мо­им со­вет­ни­ком, , луч­шим дру­гом, ведь был са­мым м род­ным че­ло­ве­ком!

Он и за­муж ме­ня вы­дал. Свел со о сво­им зна­ко­мым:

– Ириш­ка, это имен­но тот че- - ло­век, ко­то­рый вы­дер­жит твой й неуго­мон­ный и буй­ный ха­рак- - тер, сде­ла­ет те­бя по-на­сто­я­ще­му у счаст­ли­вой! По­верь мне! – Ан­дрю­ха! Твой при­я­тель не в мо­ем вку­се! И не на­ста­и­вай!

– А ты при­смот­рись к нему… Вот уви­дишь – это твоя судьба! И брат ока­зал­ся прав: я за­му­жем уже мно­го лет и ни ра­зу не по­жа­ле­ла о сво­ем вы­бо­ре. Мы чув­ство­ва­ли друг дру­га! Ан­дрей пер­вой мне со­об­щил: – Все, Ир­ка, же­нюсь! Она необык­но­вен­ная! Де­вуш­ка-меч­та! – Ра­да за те­бя, ры­жее сол­ныш­ко, – об­ня­ла его. – Но, при­кинь, сей­час при­шло в го­ло­ву, что рев­но­вать бу­ду жут­ко!

– Вы с ней по­дру­жи­тесь, Али­на очень по­хо­жа на те­бя, сест­рен­ка! И он сно­ва не ошиб­ся: мы с его неве­стой ста­ли луч­ши­ми по­дру­га­ми.

За неде­лю до сва­дьбы Ан­дрей за­ехал к нам:

– Пой­дем на на­ше ме­сто? Все необ­хо­ди­мое уже взял с со­бой! – Зи­ма! Хо­ло­дры­га! За­мерз­нем! – А мы нена­дол­го! По­си­дим на ла­воч­ке, хлоп­нем па­ру рю­ма­шек, по­бол­та­ем – и до­мой! Мы ча­сто хо­ди­ли с ним в парк, в дет­стве про­сто лю­бо­ва­лись озе­ром и при­ро­дой, де­ли­лись сек­ре­та­ми, а ко­гда Ан­дрей при­шел из ар­мии, это ста­ло на­зы­вать­ся: пик­ник для дво­их. По­взрос­лев, все­гда бра­ли с со­бой бу­ты­лоч­ку ко­нья­ка, бу­тер­бро­ды с его лю­би­мой «пласт­мас­со­вой» овой» кол­ба­сой, так он на­зы­вал сы­ро­коп­че­ную. ыро­коп­че­ную. В тот день за­ме­ти­ла, ти­ла, что бра­тиш­ка ка­кой-то мрач­ный. – Что-то слу­чи­лось? лось? С Алин­кой по­ссо­ри- со­ри­лись? Или за­бо­лел? лел? – обес­по­ко­ен­но но спро­си­ла я его.

– Да сам по­нять не мо­гу! Вро­де бы все кру­гом в по­ряд­ке, а серд­це но­ет…

– Так к вра­чу нуж­но! А не спирт­ное хле­бать! И не спорь! – Нет, оно не бо­лит… Пред­чув­ствие стран­ное… А ко­ньяк? Для мо­их ста ки­ло­грам­мов жи­во­го ве­са три рюм­ки – это так… во рту по­по­лос­кать, – улыб­нул­ся он. В тот день на про­ща­нье об­нял и ска­зал:

– Ир­ка, ры­жий кот очень лю­бит те­бя! Пом­нишь мое тво­ре­ние? В дет­стве бра­тик на­ри­со­вал от­крыт­ку: сол­ныш­ко, до­мик, де­ре­во и здо­ро­вен­ный ры­жий ко­тя­ра. С тех пор ино­гда я его так драз­ни­ла.

А че­рез два дня ме­ня сби­ла ма­ши­на: удар, боль, тем­но­та, ко­ма. Вра­чи бо­ро­лись за мою жизнь, но про­гно­зы бы­ли неуте­ши­тель­ные. Прав­да, об этом я узна­ла

Брат спас ме­ня от ко­мы, от­дав свое серд­це и свою жизнь лю­би­мой сест­рен­ке

поз­же. Един­ствен­ное, что пом­ни­ла, – груст­ное ли­цо Ан­дрея и его сло­ва: «Ириш­ка, все бу­дет хо­ро­шо!»

Страшное из­ве­стие мне со­об­щи­ли че­рез несколь­ко дней по­сле то­го, как при­шла в се­бя: Ан­дрей умер. Ми­ну­та в ми­ну­ту, в тот мо­мент, ко­гда я вы­шла из ко­мы.

Не бу­ду опи­сы­вать все­го то­го ужа­са, ко­то­рый пе­ре­жи­ла. Смерть его до сих пор для всех за­гад­ка: мо­ло­дой здо­ро­вый му­жик не прос­нул­ся утром. Вскры­тие по­ка­за­ло, что у него оста­но­ви­лось серд­це. На во­прос «по­че­му?» ни­кто не смог от­ве­тить. Мой брат не до­жил один день до сва­дьбы…

А я зна­ла: он от­дал мне свою жизнь. Ни­ко­му об этом не го­во­ри­ла. Больно бы­ло от то­го, что не бы­ла на по­хо­ро­нах, не по­про­ща­лась с лю­би­мым бра­ти­ком, не по­це­ло­ва­ла его...

Как-то утром, неза- дол­го до го­дов­щи­ны со дня смер­ти Ан­дрея, я просну­лась, а в го­ло­ве кру­ти­лась фра­за из про­шло­го: «Пик­ник для дво­их». Нуж­но схо­дить на клад­би­ще. Вот нуж­но – и все! У ме­ня вы­ход­ной, муж в ко­ман­ди­ров­ке, де­ти у ба­буш­ки, и я по­то­па­ла. За­шла в магазин, ку­пи­ла ма­лень­кую бу­ты­лоч­ку ко­нья­ка, лю­би­мой Ан­дрюш­ки­ной «пласт­мас­со­вой» кол­ба­сы, бу­лоч­ку: пусть все бу­дет так, как то­гда!

Ни од­ной про­топ­тан­ной тро­пин­ки – все за­сы­па­но. Еле про­би­ра­лась по су­гро­бам. До­шла до мо­гил­ки. Отрях­ну­ла снег с ла­воч­ки, раз­ло­жи­ла то, что при­нес­ла с со­бой, по­том на­ли­ла в ста­кан­чик ста­кан нчик ко­нья­ка, по­ло­жи­ла свер­ху у хлеб с кол­ба­сой и по­ста­ви­ла на нна мо­ги­лу: «Это те­бе, брат! Пик­ник-то Пик­ни ик-то для дво­их!» И толь­ко успе­ла сде­лать гло­ток, как услы­ша­ла тре­бо­ва­тель­ное:т

– Мяу-Мя­уу-у!

Пе­ре­доПе­ре мной сто­ял ры­жий пу­ши­стый­шис кот.

– От­ку­да ты здесь взял­ся, кра­сав­чик?кра – об­ра­ти­лась к нему.не

– Мяу-у-у!

– Увы, не по­ни­маю ко­ша­чье­го язы­ка! – сде­ла­ла еще гло­ток. – Ты есть-то хо­чешь? При­ш­лось скор­мить ры­же­му всю кол­ба­су, ко­то­рую при­нес­ла с со­бой. Са­мое ин­те­рес­ное – бу­тер­брод, ле­жа­щий на мо­ги­ле, кот не тро­нул! тр Как буд­то оста­вил его Ан­дрею... Андр По­том он за­прыг­нул за­пр на ко­ле­ни: мяг­кий, пу­ши­стый, пуш теп­лый. При­жа­ла его к се­бе с и рас­пла­ка­лась, по­вто­ряя про се­бя: «Ан­дрюш­ка, как же мне те­бя не хва­та­ет! Я так ску­чаю!» ску­ча

Зи­мой смер­ка­ет­ся смер­ка­ет ра­но, на­ча­ла со­би­рать­ся до­мой. до­мо По сво­им же сле­дам по­шла к вы­хо­ду, ко­ти­ще

На сне­гу бы­ли толь­ко мои сле­ды. А кот? Он же шел ря­дом?

про­во­жал ме­ня до самых во­рот. – Ма­лыш, я не мо­гу те­бя за­брать: у сы­на ал­лер­гия на шерсть! – по­ни­мая, что это ненор­маль­но, объ­яс­ня­ла ему.

Вот и ка­лит­ка. С уси­ли­ем при­от­кры­ла ее, в спи­ну раз­да­лось: – Мяу-у-у! Ог­ля­ну­лась, но жи­вот­но­го, ко­то­рое бук­валь­но па­ру се­кунд сто­я­ло ря­дом, ни­где не бы­ло. При­смот­ре­лась. Ста­ло немно­го не по се­бе. На сне­гу оста­лись толь­ко мои сле­ды! И ни­ка­ких ко­ша­чьих!

Я вгля­ды­ва­лась в су­мер­ки – ни­где не вид­но ко­та! И тут ме­ня осе­ни­ло: это лю­би­мый ры­жик, от­дав­ший сест­ре свою жизнь, при­хо­дил по­про­щать­ся со мной, ведь мы не сде­ла­ли это­го в день по­хо­рон… Ду­ши лю­би­мых на небе­сах то­же ску­ча­ют…

Мы с бра­том Ан­дрюш­кой все­гда бы­ли не раз­лей во­да

Фи­зио­но­мия ко­та на­по­ми­на­ла мне ко­го-то очень близ­ко­го. Бра­та?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.