Злоб­ная ста­рой в

Ко­гда ведь­ма уми­ра­ет, она долж­на свою си­лу пе­ре­дать то­му, кто ря­дом с ней

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Темные силы - Пе МИ­ЛА

Несколь­ко лет ллет на­зад мы с су­пру­гом под- под-под пи­са­ли до­го­вор с его дво­ю­род- дво­ю­род-д ной баб­кой о том, что по­се­лим­ся в пу­с­ту­щей по­ло­вине ее до­ма, са­му ба­буль­ку возь­мем на со­дер­жа­ние, а за это она от­пи­шет нам весь до­мик в на­след­ство. Од­на­ж­ды ме­ня на ули­це оста­но­ви­ла од­на из со­се­док – те­тя Ка­тя:

– Не бо­ишь­ся жить в од­ном до­ме с ведь­мой? Го­во­рят, что Ан­на в мо­ло­до­сти влю­би­лась в му­жа сво­ей по­дру­ги. При­во­ро- жи­ла его, да толь­ко, ви­дать, пе­ре­усерд­ство­ва­ла: бед­ня­га вско­ре умер. Уез­жа­ли бы вы от­ту­да. За­чем се­бе жизнь услож­нять? В де­ревне Ан­ну Фи­лип­пов­ну ни­кто не лю­бил, а де­ти так во­об­ще смер­тель­но бо­я­лись этой злоб­ной и кост­ля­вой ба­бы Яги. Ро­ди­те­ли пу­га­ли сво­их чад ба­бой Аней, ко­гда те не слу­ша­лись, за гла­за на­зы­вая ее ведь­мой. Мест­ные жи­те­ли сто­ро­ни­лись ста­ру­хи и лиш­ний раз не всту­па­ли в раз­го­во­ры: опа­са­лись, что сгла­зит или пор­чу на­ве­дет.

Баб­ка сле­ди­ла за каж­дым мо­им ша­гом, я по­сто­ян­но чув­ство­ва­ла на се­бе ее взгляд. Ино­гда по­яв­ля­лась мысль бро­сить все и снять квар­ти­ру в городе. Но… пра­виль­но: я упря­ма и не при­вык­ла от­сту­пать. Да и по­ни­ма­ла, что жить Фи­лип­повне оста­лось недол­го. Муж мой ба­бу­лю тер­петь не мог, впро­чем, она его то­же.

– Ты смот­ри, ко­гда ста­ру­ха на­ду­ма­ет кон­цы от­да­вать, не под­хо­ди к ней. При­кос­нуть­ся к те­бе за­хо­чет, пе­ре­дать свою ведь­мац­кую до­лю! – по­со­ве­то­ва­ла од­на­ж­ды Ка­те­ри­на Пет­ров­на. – А до­ля ее ой ка­кая несчаст­ли­вая! Будь осто­рож­на…

Мне при­хо­ди­лось ча­сто си­деть у по­сте­ли баб­ки, по­то­му что ко­гда та оста­ва­лась од­на, на­чи­на­ла про­кли­нать всех и вся, выть и орать, а Ти­му­ру нуж­но хоть ино­гда вы­сы­пать­ся пе­ред ра­бо­той. Ес­ли чест­но, я ста­рую бо­я­лась. – Не уй­дет она са­ма по се­бе, –

ска­за­ла све­кровь, ко­гда мы бы­ли у нее в го­стях.

– Вы пред­ла­га­е­те по­душ­кой при­ду­шить? – неве­се­ло хмык­ну­ла я в от­вет.

– Нет, ко­неч­но, нуж­но в по­тол­ке над ста­ру­хи­ной кро­ва­тью дыр­ку про­ру­бить. Го­во­рят, то­гда ведь­ме лег­че по­ки­нуть этот мир. – Нече­го нам боль­ше де­лать! Днем при­хо­ди­лось пе­ре­са­жи­вать баб­ку в лю­би­мое крес­ло. Там она мог­ла си­деть ча­са­ми, без­звуч­но ше­ве­ля гу­ба­ми, ино­гда шеп­ча ка­кие-то непо­нят­ные сло­ва. – Вы­не­си крес­ло во двор, хо­чу на солн­це по­греть­ся в последний раз. А Ти­мур-без­дель­ник пу­щай по­ка кры­шу про­бьет. Не уй­ти мне без это­го! А ты чтоб си­де­ла око­ло ме­ня всю ночь! – при­каз­ным то­ном за­яви­ла Фи­лип­пов­на. Ве­че­ром она за­дре­ма­ла, а я ти­хонь­ко вы­шла в дру­гую ком­на­ту. В этот мо­мент ба­ба Аня за­вы­ла, так страш­но, что у ме­ня му­раш­ки по ко­же по­бе­жа­ли:

– Мил­ка, ско­рей ко мне! Ру­ку дай! По­ми­рать буду!

«Ага. Счас! Не хо­чу тво­ей ведь­мац­кой судь­бы!»

– Сю­да иди! А то про­кля­ну!

Я же, при­та­ив­шись за што­рой, чи­та­ла мо­лит­ву.

За­тем мы с му­жем услы­ша­ли силь­ный гро­хот, буд­то кто-то ки­дал ве­щи по все­му до­му, ме­ня тряс­ло от страха. Да­лее был оглу­ши­тель­ный звук би­то­го стек­ла. Ти­мур и я не зна­ли, что де­лать. Че­рез вре­мя все пре­кра­ти­лось. За­гля­ну­ли в ком­на­ту к баб­ке: все ве­щи раз­бро­са­ны, стек­ла вы­би­ты, а са­ма хо­зяй­ка мерт­вая ле­жа­ла на сво­ем топ­чане. По­сле по­хо­рон мы два дня за­ни­ма­лись убор­кой на ее по­ло­вине. Жить там по­че­му-то со­вер­шен­но не хо­те­лось. Лю­би­мый вы­звал масте­ра, тот за­стек­лил ок­на. На тре­тий день я вдруг уви­де­ла в ком­на­те чер­но­го ко­тен­ка.

– Ой! А ты от­ку­да здесь взял­ся? – уди­ви­лась го­стю и толь­ко про­тя­ну­ла ру­ку, что­бы его по­гла­дить, как мерз­кая тварь вце­пи­лась в нее зу­ба­ми. Я вскрик­ну­ла! За­бе­жал Ти­мур, хо­тел вы­швыр­нуть незва­но­го го­стя из по­ме­ще­ния, да не тут-то бы­ло: кот с ши­пе­ни­ем спря­тал­ся под баб­кин топ­чан, ко­то­рый мы еще не вы­ки­ну­ли. – Ми­ла, а ты о ре­ин­кар­на­ции слы­ша­ла? – ти­хо спро­сил ве­че­ром су­пруг. – Ду­маю, это баб­ки­на ду­ша пе­ре­се­ли­лась в ко­тен­ка. – Не го­во­ри ерун­ды! Про­сто при­блу­дил­ся от­ку­да-то.

– Да? А как он в ком­на­ту по­пал? Ок­на за­кры­ты бы­ли, дверь то­же! – Ни­ко­гда бы не по­ду­ма­ла, что ты та­кой суе­вер­ный, – улыб­ну­лась я лю­би­мо­му, и тут вздрог­ну­ла: кот сно­ва си­дел в баб­ки­ном крес­ле и неми­га­ю­щим взгля­дом смот­рел на нас. Ну точь-в-точь как де­ла­ла при жиз­ни ста­ру­ха. Ти­мур хо­тел ре­шить во­прос с непро­ше­ным го­стем по-сво­е­му. Ухит­рил­ся пой­мать, за­су­нул в ме­шок и по­вез ку­да­то. Вер­нул­ся че­рез два ча­са, без ма­ши­ны, сле­дом бе­жал кот.

– Я въе­хал в де­ре­во. Ав­то­мо­биль в ре­мон­те, га­де­ныш на ме­сте. Мо­жет, отра­вить зве­рю­гу?

В этот мо­мент зве­рек вы­гнул спи­ну и злоб­но за­ши­пел, на­сту­пая на нас с на­ме­ре­ни­ем вце­пить­ся. Я ста­ла его бо­ять­ся: жел­тые гла­за пре­сле­до­ва­ли по­всю­ду. Од­но неосто­рож­ное дви­же­ние или кри­вое сло­во, ска­зан­ное в его сто­ро­ну, и сра­зу сле­до­ва­ла рас­пра­ва! Мож­но по­счи­тать ме­ня чок­ну­той, но в неми­га­ю­щем взгля­де я ви­де­ла баб­ку, ино­гда ка­за­лось, что вот-вот услы­шу гну­са­вое бор­мо­та­ние ста­ру­хи. Вско­ре мы с Ти­му­ром из до­ма пе-

Ба­бу

Аню ни­кто в се­ле не лю­бил и все бо­я­лись, счи­та­ли ста­ру­ху ведь­мой Гла­за ко­тен­ка на­по­ми­на­ли мне при­сталь­ный взгляд ста­рой кол­ду­ньи

ре­еха­ли, а про­ще го­во­ря, сбе­жа­ли от ужас­но­го под­се­лен­ца. Ха­ту про­да­ли. Де­ше­во. Обе по­ло­ви­ны. При од­ном усло­вии: вме­сте с ко­том. Воз­мож­но, это и нехо­ро­шо по от­но­ше­нию к но­вым хо­зя­е­вам, нуж­но бы­ло пре­ду­пре­дить о ду­ше ста­ру­хи, пе­ре­се­лив­шей­ся в жи­вот­ное, но кто по­счи­та­ет ме­ня нор­маль­ной?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.